Как онлайн-кассы убьют торговые автоматы, сколько нужно помещений для хранения ламп и кто настроит систему Роскомнадзора: три вопроса от бизнеса Борису Титову

Бизнес-омбудсмен РФ Борис Титов обсудил с лидерами рабочих групп Совета по предпринимательству при Президенте РТ проблемы, требующие изменений федерального законодательства.

«Собираемся мы сегодня — зачем? Проблем-то нет, наверное, в бизнесе»

После целой череды официальных встреч и заседаний в столице Татарстана, бизнес-омбудсмену России удалось обсудить актуальные проблемы предпринимателей республики в относительно неформальной обстановке — в резиденции креативных индустрий «Штаб». Даже в начале, когда у Титова не включался микрофон, Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Республике Татарстан Тимур Нагуманов отметил: «Это просто хипстерский микрофон», намекая на то, что «Штаб» — излюбленное место проведения модных современных событий казанской молодежи.

Совладав с техникой, Титов полушутя отметил, что не видит смысла этой встречи — мол, в республике и так все хорошо по всем показателям, а он привык работать с проблемами.

«Собираемся мы сегодня — зачем? Проблем-то нет, наверное, в бизнесе, — с улыбкой отметил Титов и тут же продолжил, — ну, я думаю, что есть, конечно. Даже в самых лучших и передовых регионах проблема взаимодействия государства и бизнеса стоит остро».

С Титовым согласился Нагуманов, 1,5 года возглавляющий Совет по предпринимательству РТ. За это время совместными усилиями с рядовыми предпринимателями и местными чиновниками совету удалось добиться немалых успехов, однако, по словам Нагуманова, некоторые решения находятся вне зоны их компетенций. Именно поэтому у Титова в этот день спрашивали совета лидеры рабочих групп, которые занимаются проблемами, требующими изменений в федеральном законодательстве.


Вендинговая дилемма

Для наглядной демонстрации своей проблемы Руслан Аюпов, директор группы компаний «Носорог», вынес на сцену перед омбудсменами реквизит — всем знакомый автомат по продаже штучных товаров. Такие автоматы, набитые разноцветной жевательной резинкой или игрушками, можно увидеть в универсамах и продуктовых магазинах рядом с кассами. Пустая машина на деловой встрече смотрелась весьма диковинно и изрядно повеселила собравшихся — бизнес-омбудсмен РФ даже запечатлел момент на своем смартфоне.

Оказалось, что по 54 федеральному закону с июля 2018 года все вендинговые машины должны перейти на онлайн-кассы с передачей данных в налоговый орган. Закон распространяется и на подобные нехитрые устройства, один из которых представил Аюпов. «Данный автомат механический, в нем нет никаких электронных плат, нет места, чтобы что-то туда вмонтировать. Тем не менее, закон обязывает», — посетовал бизнесмен.

Аюпов занимается торговыми автоматами с 2001 года и по его словам эта сфера — самый легкий стартап для молодых людей в силу своей дешевизны и доступности.

По оценке Национальной ассоциации автоматизированной торговли, внедрение закона в существующей редакции обойдется операторам в 50 млрд рублей и приведет к закрытию тысяч малых предприятий. Так же и татарстанские владельцы вендингового бизнеса, обратившиеся в совет, раздумывают о прекращении деятельности. Они убеждены, что затраты на переход превысят выручку с одного аппарата — ведь придется выложить 57 тыс. рублей на кассу, 17 тыс. — на фискальный накопитель (требующий замены через 13 месяцев), и еще потратиться на договор с оператором, электронную подпись и т.д.


В ответ на жалобу Титов ответил, что они уже ведут переговоры на эту тему с Федеральной налоговой службой. «Мы недавно им предложили, чтобы часть видов деятельности, которая должна обеспечиваться контрольно-кассовой техникой, или переносится на более поздние сроки, или вообще выводится из-под действия этих требований», — рассказал омбудсмен.

Уполномоченный разбавил свой позитивный настрой долей скепсиса — может так получиться, что послабления выльются в процветание серого бизнеса и нечестной конкуренции.

«Так по всей стране будут одни вендинговые аппараты», — выразил сомнение Титов. Он подчеркнул, что превращение теневого сектора в легальный выгодно и бизнесу и власти — в результате первого этапа внедрения ККТ в бюджет поступило больше триллиона дополнительных доходов.

«Мы все понимаем, что получение прибыли — это важное и нужное дело. Еще раз: мы за вас и за то, чтобы эту историю по вендингу как минимум отложить, максимум — убрать из требований», — заверил предпринимателя Титов.


Мистический «Ревизор»

Шутки про Роскомнадзор, собирающийся блокировать весь Интернет, наверняка слышал каждый. Но не все знают о борьбе госоргана с мелкими операторами связи, выливающуюся для последних в бесчисленные штрафы.

Кейс презентовал директор компании «Инком» Рустам Хидиятуллин, занимающийся операторским бизнесом более 20 лет. По закону они должны блокировать доступ к запрещенным интернет-сайтам — за последние пять лет надзорный орган заблокировал около 275 тыс. ресурсов, и список только пополняется. Для проверки исполнения обязательств служба заставляет всех операторов связи устанавливать автоматизированную систему контроля «Ревизор». При этом операторы не знают, как именно она работает, как должна правильно подключаться и настраиваться, в свободном доступе нет регламентов ее работы. Тем не менее, за выявленные нарушения — штраф до 100 тыс. рублей.

«У нас стоит небольшое устройство, которое якобы залезает через нашу сеть в Интернет и „стучится“ на запрещенные сайты. Данные передаются в Нижний Новгород, куда мы привязаны. На основании этого делается вывод, есть доступ или нет к запрещенным сайтам. Система работает некорректно, о чем мы говорим Роскомнадзору, и мы слышим только одно, система работает нормально», — поделился своими переживаниями Хидиятуллин.

На вопрос Титова, обращались ли они в суд, директор начал новую историю. «Мы прошли мировые суды, Арбитражные суды — все рассмотрели наши дела в упрощенном порядке. Причем на последнем суде пришло письмо от Роскомнадзора, о том, чтобы наше дело было рассмотрено в упрощенном порядке, и что мы якобы влечем затягивание исполнения законодательства», — негодовал бизнесмен.


Возмущение Аюпова разделил Нагумнов: «У нас сейчас идет либерализация контрольно-надзорной деятельности, мы отказались от проверок, а это просто некий мониторинг, который щелкает штрафы, — заявил он. — Мы обращались по этому вопросу к Николаю Анатольевичу (Николай Никифоров — министр связи и массовых коммуникаций РФ — прим. Т-и) и главе Роскомнадзора от имени Рустама Минниханова».

Однако переговоры к конкретным результатам не привели. Аюпов позволил себе высказать общее мнение операторов — если ситуация не изменится, они будут вынуждены отказаться от лицензии и перейти на аренду имущества и отключатся от мониторинга. «Государство само провоцирует на то, чтобы никакого контроля не было. Люди приняли законодательство, не рассчитав, какие могут быть последствия. Просто бред», — в сердцах высказался предприниматель.

Бизнес-омбудсмен Титов обнадежить Аюпова не смог. По его словам, они предлагали в рамках Стратегии роста лишить проверки возможности ведения надзора. То есть, чтобы органы могли осуществлять контроль, выявлять нарушения и даже выписывать штрафы, но без возможности наказывать. В этом случае, если будут выявлены нарушения, то им придется идти в прокуратуру и получить разрешение на внеплановую проверку.

«Не уверен, что наше предложение будет поддержано. По крайней мере, несколько дней назад на Восточном экономическом форуме я говорил с Поповой (глава Роспотребнадзора — прим. Т-и). Сейчас они показывают открытость, но вот этот вопрос у нее сразу вызвал отрицание. Но будем работать. Давайте материалы, будем эту проблему решать. По крайней мере, заявим о ней во всеуслышание», — подытожил Уполномоченный по правам предпринимателей РФ.


Многообразная тема отходов

Не обошлось без обсуждения темы экологии. В данном случае, рассматривалась проблема, актуальная практически для всех бизнесменов — отходы, а точнее, отсутствие единой системы их классификации.

В деталях положение дел описала гендиректор ООО «Центр экологического сопровождения» Эльвира Курбанова. Как она объяснила, каждый предприниматель должен дважды классифицировать собственные отходы производства и потребления — по природоохранному законодательству (где известно 5 классов опасности) и по нормам санитарно-эпидемиологического благополучия населения (там определены 4 класса). К примеру, отработанные люминесцентные лампы в первом случае относятся к 1 классу, во втором — ко 2-му. В зависимости от типа будут выбраны и разные места хранения — отдельное помещение с вентиляционной вытяжкой или помещение с другими отходами.

«Предпринимателю приходится либо оборудовать два места накопления, либо готовиться, смотря по госоргану — какой придет на проверку, такое место и готовить», — поделилась Курбанова.

Дополнительным административным барьером девушка назвала требование прохождения спецобучения водителей для перевозки опасных грузов — в Минтрансе их 9 видов. «У нас классификация на классификации. Предприниматели, которые непосредственно транспортируют отходы, чтобы получить лицензию, должны дважды обучить водителей: сначала по обращению с отходами 1-4 класса, теперь еще по перевозке опасных грузов. По оснащению машин тоже свои требования — таблички спереди и сзади», — продолжила Курбанова.


Таким образом, перед предпринимателями стоят непростые задачи: двойное согласование отходов, двойная подготовка мест накопление, двойное обучение водителей и двойное оснащение машин. Предприниматель обратилась к Титову: «Принято ли решение о разработке единой системы классификации отходов, если да, то на какой стадии, и что пока делать бизнесу?»

«Я не знаю», — коротко ответил Титов, еще до того, как девушка завершила свой вопрос и в воздухе на некоторое время повисло молчание. Как объяснил Титов, ранее он не сталкивался с этой проблемой, тем не менее, он пообещал передать вопрос бизнес-омбудсмену по экологии Ильдару Неверову, который сможет дать свое экспертное заключение. «Я так понимаю, что это все повисло между тремя ведомствами: Росприроднадзор, Роспотребнадзор и Минтранс и каждый думает о своем», — заключил Титов.