Дарья Герасименко: «В России есть все условия для развития экономики замкнутого цикла»

Профессор Самарского национально-исследовательского университета имени Академика Королева Дарья Герасименко посетила Казанский энергоуниверситет и рассказала журналисту пресс-службы вуза, что ее связывает с Казанью и при каких условиях в России возможна трансформация экономики.

Исследователь также сотрудничает со швейцарскими Университетом Санкт-Галлена и Техническим университетом Лозанны в области экономики замкнутого цикла и социальных инноваций.

– На базе КГЭУ будет действовать Центр циркулярной экономики – в партнерстве с Финским инновационным фондом «СИТРА» и ОАО «Татнефтехиминвест-холдинг» при участии заинтересованных предприятий Финляндии и Татарстана. Главный советник фонда Тимо Макела посещал университет несколько раз. Сейчас по поручению Президента Татарстана Рустама Минниханова вуз разрабатывает дорожную карту проекта. Центр будет работать над согласованными с руководством республики задачами и отражать приоритетные направления развития ее экономики. Ваш визит в КГЭУ как-то связан с созданием Центра циркулярной экономики?

– Казань мне знакома, поскольку я родилась и выросла здесь. Я уже 15 лет работаю за рубежом, но последние шесть лет работаю с Россией – в Самарской области. Так получилось, что общие знакомые состыковали меня с КГЭУ по теме «экономика замкнутого цикла», и я узнала, что здесь будет Центр циркулярной экономики. А сейчас у меня появилась возможность приехать и посмотреть, есть ли у нас с вами какие-то общие интересы и возможности для сотрудничества. Я очень давно занимаюсь этой темой в Швейцарии, в Самаре. Я знаю, что в Татарстане есть интерес к развитию такой экономики. В Казанском энергоуниверситете очень интересные разработки. Это и не удивительно. Россия славится своими умами, особенно инженерами, математиками, программистами. Главная задача сейчас – чтобы экономика замкнутого цикла вышла из [области] промышленной экологии именно на уровень работы с экономикой. Нам надо будет работать с экосистемным подходом к развитию такой комплексной экономики. Если мы найдем точки соприкосновения, то будем сотрудничать с вашим университетом. 

– Если сравнивать со Швейцарией, то как вы оцениваете шансы России перейти на циркулярную экономику и сколько лет понадобится для этого нашей стране? 

– В Швейцарии изначально другие условия для развития. Это государство без выхода к морю, горная страна посреди Европы. Там просто не может быть другой экономики, кроме высокотехнологичной, если говорить о высоком уровне жизни. Ну и плюс финансовый сектор. Если мы говорим об экономике замкнутого цикла как об экосистеме, сложной, комплексной, то в последние два года все страны находятся в достаточно равных условиях. То есть всем тяжело такую экономику строить. Никто не знает, как это делать. И вот тут-то Россия, с ее умами и талантами, как раз может вполне вписаться в эти новые тренды, исходя просто из того, что поменялись условия на международном рынке и внутри страны. Я думаю, что если бы вы задали мне этот вопрос пять лет назад, я была бы более пессимистично настроена, чем сейчас. В России сейчас есть все условия для развития экономики замкнутого цикла, которых еще пять лет назад не было. Мы все припеваючи жили на нашей ресурсной экономике. Но новые условия, новый уровень развития сознания меняют многое. Вполне возможно, что мы даже и не будем отставать в такой комплексной трансформации, если будут правильно расставлены приоритеты. 

– Ваши впечатления от визита в КГЭУ и в Центр компетенций и технологий в области энергосбережения? 

– Мне понравилось, что в университете есть интерес к разработке новых технологий. Люди предлагают очень интересные идеи. Почему эти идеи не выходят на уровень даже коммерциализации в России, не говоря уже про экспорт этих технологий на Запад? Мне интересно поработать над этой проблемой с точки зрения социальной науки, с точки зрения моей работы с инновациями всех спектров (не только бизнеса), со специальными пространствами, в которых они рождаются. В развитии российских инноваций до сих пор весь упор делался только на технологии. То есть мы катаемся по одним и тем же паттернам и пытаемся получить другой результат. А если мы наконец-то поймем, что результат, который мы имеем, – не то, что мы хотим получить, и расширим понимание самой концепции инноваций из технического спектра в социальный, то у нас все получится. Инновации должны быть во всех секторах – в бизнесе, в госорганах, в академическом мире, в образовании.