Талгат Абдуллин о «Салават Купере»: Мы рассчитываем, что это будет одно из самых красивых мест в Казани

Исполнительный директор государственного жилищного фонда при Президенте Республики Татарстан Талгат Абдуллин рассказал «Татар-информ», какие есть вопросы к подрядчикам и как будет развиваться инфраструктура в новых жилых комплексах.
Как госжилфонд выстраивает такую слаженную работу по строительству объектов? Какие, кстати, планы на этот год, что уже реализовано?

— Если говорить о самой инвестиционной программе жилищного фонда, то мы продолжаем оставаться одним из крупных инвесторов в развитии жилищного строительства не только по Республике Татарстан. Это и Поволжье, и в принципе аналогов такой инвестиционной программы, как у нас, Российская Федерация больше не имеет.

То, что мы накопили, — это сокровищница того, что России удалось за это время сделать. Безусловно, большая работа, в 2017 году мы обеспечим инвестирование до ввода объекта в эксплуатацию 14 428 квартир.

Если учесть, что площадь одной квартиры составляет порядка 55 квадратных метров, то это чуть меньше одного млн квадратных метров, которые мы сегодня потенциально способны построить и сдать. Но должен сказать, что возвести жилые дома — это очень важная часть строительного комплекса, который включает наличие мощности строительных организаций, профессионализм и мастерство, проектирование и подготовку территорий, развитие инфраструктуры, инженерных коммуникаций.

Татарстан сдает в год два млн 300 тысяч квадратных метров — это серьезный потенциал. Наши возможности определяет еще инвестиционная способность населения выкупить эту квартиру, второе — это способность экономики развиваться и улучшать жилищные условия. Конечно, во многом это слаженная работа всех структур, в том числе и органов государственной власти Республики Татарстан, Президента, Правительства, Государственного совета, федеральных министерств и ведомств, которые принимают участие.

Это огромная работа, которая требует объединения усилий. Пока мы говорим на одном языке, значит, стройка продолжается.

Я должен сказать, что когда говорим один млн квадратных метров, 14 тысяч семей — это практически население города численностью 40 тысяч человек. Это годовая программа жилищного фонда.

Какие объекты будут сданы в ближайшее время?

— Во-первых, сейчас жители видят, что мы сдаем объекты, буквально недавно мы были в Нижнекамске, заселяли жилой дом: врачей, детей-сирот, вот на днях многодетных семей в одном из районов заселили. А так мы будем сдавать «Салават Купере» в Казани: дома 10-2, 11-4, 10-7, 12-5 — это крупные дома, там в одном 102 квартиры, в другом 340, в 10-7 и 12-5 по 255 квартир. Четыре дома в ближайшее время будут сдаваться. Кроме того, наши намерения — где-то в сентябре месяце завершить работу по аварийной программе. То есть все аварийщики получат реальное жилье, даже сомнений нет, что программу выполним.

Раз затронули «Салават Купере», то хочу узнать, помогло ли введение новых подрядчиков? И как в целом идет реализация всех программ?

— «Салават Купере» — это только одна маленькая часть. Когда я говорю, что мы много строим во всех городах и районах, это значит, что мы работаем по разным программам.

В этом году сдаем почти 305 квартир для детей-сирот.

Мы это, вроде, не видим, как проблему, хотя знаем, что выполняем серьезную долю в российской программе, намного больше, чем все остальные регионы. У нас реализуется жилье для многодетных семей, мы давно решили проблему по ветеранам. Опять-таки программа социальной ипотеки. Мы сейчас ведем огромную работу по строительству жилья для предприятий, которые осуществляют инвестиционное развитие. То есть мы считаем, что если они начали строить производственные корпуса, создают рабочие места, то мы берем на себя сложности по строительству жилья для будущих специалистов. Безусловно, это помогает бизнесу развиваться, а мы, с другой стороны, понимаем, что у нас появляются люди, которые будут устроены и будут работать. А любое развитие — это бюджет, улучшение социальной среды, возможность реализации всех программ, которые сегодня в республике существуют.

Как идет развитие инфраструктуры в новых жилых комплексах, например, «Салават Купере», микрорайон «М-14»?

— Мы как-то договаривались всегда, что мы будем строить жилье, времена были в самом начале появления фонда сложные, все это было тяжело, конечно. И мы говорили, да, мы строим жилье, а вот всю инфраструктуру, имеется в виду дворовые территории, благоустройство — это, вроде, не наше было.

Я помню, когда мы развивали Казань, начинали строить Азино, на его нынешнем месте было поле. Там бегали зайцы, ничего не было. И проспекта Победы не было, и улицы Чистопольской не было — там были болота.

И вот тогда нам пришлось строить и дорогу, и проспекты, и трамваи прокладывать, и магистральные сети тепла, и электричество, и чего только не было. Мы построили магистральный газопровод, засыпали все болота на Савинках. Сейчас там прекрасный город — это было начало. Сегодня мы продолжаем практически также. «Салават Купере» — это комплексная застройка. Во-первых, единое проектное решение. Мы в прошлом году начали строить дороги, проезды. В этом году, правда, спасибо, бюджет подсоединился, выделил 600 млн рублей на продолжение работ. Мы заложили на первых этажах объекты, которые будут служить гражданам, то есть это начальная школа, детские сады, магазины. Хорошо отозвался бизнес. Они в принципе построили уже в «Радужном» торговый центр.

Сейчас прорабатывается вопрос о строительстве либо электрички, либо другого такого мобильного транспорта от «Салавата Купере» до Северного вокзала. Это поможет, конечно, практически будет 5-7 минут езды до Северного вокзала, что приблизит жилой комплекс к центру. Мы рассчитываем, что это будет одно из самых красивых мест в Казани.

То есть людям волноваться не нужно, все будет.

— Людям волноваться не нужно. Надо волноваться, что все это создается без их участия, вот это плохо. Надо найти себя и принять в этом деле участие, и тогда будет все хорошо. Я так пожелал бы.



Будете возвращаться к идее товарной биржи?

— Вопрос такой, знаете, глобальный, большой. Ему препятствует очень много общественных явлений, которые трудно преодолеть.

С точки зрения рационализации сама по себе товарная биржа не есть самое главное. Самое главное заключается в том, что на строительстве до сих пор не определена система оценки точной стоимости зданий и сооружений и вообще стоимость работ.

Потому что одну и ту же работу можно по-разному оценить. Ну, например, мы купили готовый бетон и привезли на стройку. А можно в принципе вручную поднять песок наверх, отдельно цемент, отдельно воду, все размешать. Цена будет разная. Всегда стройка являлась элементом поглощения, она была амортизатором.

При наличии большой безработицы на стройке, как правило, организовывались работы вручную. Поэтому в 90-ые годы мы уходили от панельного домостроения и делали кирпичные дома.

У нас сейчас совершенно другие стандарты проживания, квартиры, которые мы сейчас строим, они отличаются от того, что было в те годы. Это совершенно разные вещи. Мы тогда и не мечтали о таком. Встал вопрос, каким образом сделать систему учета. Мы решили, что надо сделать раздельный учет, определить, сколько стоят материалы с доставкой на объект. Это труд, который не совсем относится к подрядчику, это труд производителя материалов.

Строитель в данном случае потребитель, но когда он начинает преображать, искажать и доносить уже до конечного потребителя на рынке стоимость и качество продукции — условно купил за 100 рублей, продаю за 1000 — это неправильно.

Здесь мы говорим о том, что мы считали биржу механизмом, который в какой-то степени заставит организовать документооборот и все процессы таким образом, что все станет открыто, ясно и публично. Должен сказать, что сегодня у нас программа, по которой мы работаем, достаточно открытая и ясная. Допустим, заказчики, подрядчики, безусловно, мы сами, проектные институты, все работаем в структурной базе, видим, кто что делает. Возвращаясь к бирже, мы в данном случае рассматриваем этот инструмент, как способ покупки- продажи. Там много своих технологических вопросов — как покупать дверь — вместе с замком, с петлями, с коробкой или со всем сразу. Это требует разработки специальных стандартов. Но, на мой взгляд, в принципе надо формировать уже какой-то исследовательский центр или институт, который будет заниматься организацией строительства и обеспечения, писать регламенты, нормы, классифицировать материалы, заказывать стандарты.

Вопрос опять-таки про подрядчиков. В связи с последней заменой на «Салават Купере», как много в целом замечаний к исполнителям? Часто приходится сталкиваться с жалобами?

— У вас никогда не бывает замечаний к собственному ужину, который Вы приготовили?

Конечно, бывают.

— Вот здесь тоже самое. Надо отдать должное государству, есть определенная система, которая сегодня позволяет, допустим, значительно повысить роль технического надзора, и буквально на днях Министерство строительства Российской Федерации принимает решение о назначении нового института, который будет пофамильно называть инспекторов с правом приема работ. У них есть специальные квалификационные требования, не менее раза в пять лет нужно проходить курс повышения квалификации. Своим подрядчикам мы говорим, что вы у нас зарабатываете, поэтому мы имеем право полностью проверить так или не так сделано.

И если что, то раньше можно было последний кирпич положить и сказать, что дом сдан. Теперь после того, как последняя работа выполнена, нужно провести экспертизу готовности объекта, сдать всю техническую документацию. Но подрядчики справляются и не только в городах. Сегодня села меняются. Мы, жилищный фонд, ежегодно строим на селе более 3,5 тысяч домов. Это отдельные коттеджи, в которых живут специалисты, работники бюджетной сферы, учителя. Понятно, что за этим присутствует большая помощь Министерства сельского хозяйства.

Что можете сказать об арендном жилье, стало ли оно более востребованным?

— Для строителей это, вроде, такое же жилье, вопрос, какова цель арендного жилья? Арендное жилье — это прежде всего для тех людей, которые хотят приехать к нам, а мы испытываем потребность в каких-то специалистах на период реализации определенного проекта. Пожалуйста, пусть приезжает, у него будет жилье, не надо где-то ютиться. Арендует, пять лет живет, за это время он должен продемонстрировать, что он лоялен, его ментальность позволяет с нами дружить, что он готов трудиться и трудится, чтобы через пять лет мог купить свою квартиру в другом месте. В Елабуге это связано с развитием свободной зоны. Экономическая зона, которая сейчас в Кукморе, в Тюлячах, в Мамадыше, Нижнекамске, Менделеевске, целый город Иннополис.

Получается, что спрос растет?

— Спрос растет, да, но мы хотим получить еще отдачу. Мы посчитали, что 75% квартир нужны для тех, кто работает в промышленном секторе или, как мы говорим, секторе созидания. Пусть это будет IT и так далее. А 25% — это для обслуживающего персонала: бюджетников, учителей, врачей. Мы считаем, такая структура должна быть в пропорции.

Сейчас так?

— Пока не так. Преодолеваем местный менталитет.



Какой в этом году бюджет фонда, сколько составляют поступления от предприятий?

— Платежи предприятий составляют более 7 млрд рублей. А инвестиционный объем — 17 млрд 600 млн рублей. Вот 7 млрд нам дают предприятия, а остальное мы самостоятельно вытаскиваем из оборота: это средства людей, которые раньше выбрали квартиры, выплачивают деньги, плюс наши доходы. Должен сказать, что сам Фонд в 7 млрд присутствует с 2 млрд рублей, мы тоже являемся крупнейшими плательщиками по программе жилищного строительства. Поэтому это очень жесткий экономический режим, нам надо из того, что мы вложили, практически 10 млрд обратно вложить и вновь запустить в строительство. И не только запустить, но и построить, освоить.

Как развивается строительство в сельской местности?

— Мы попытались сделать таким образом, что выбрали направление бесконтактной технологии. Мы объявили всем сельскохозяйственным предприятиям о том, что если у них есть проблема по формированию кадров и улучшению жилищных условий специалистов, они могут в интернете зайти на наш сайт и записаться, мол, да, нам хочется вот таких-то специалистов. Если мы получаем такие заявки, то и мы, и они обращаемся в муниципальное образование и говорим: «Дайте нам земельный участок». При этом руководители хозяйств тоже говорят, что в такой-то деревне есть место, например. Есть наводка, что можно дать.

Муниципалитет это дело должен оформить, принять решение, передать земельный участок, при этом он передается бесплатно, безвозмездно. Мы по этой земле заключаем договор с хозяйством, ладно, мы построим там, но ваша задача специалистов заселить. Если туда сотрудники не заселятся, то вы сами за это будете платить. Находим компромисс, подписываем договор, люди живут. В этом году у нас 350 специалистов по республике получают объекты индивидуального жилого строительства.

С предприятиями не возникает проблем?

— Как сказать — не возникает. Они возникают, но в рамках собственного нежелания. Дорога открыта, если он не идет, конечно, его толкнут. Там есть, кому толкать. Марат Готович спрашивает, почему плохо развивается, почему ветеринаров, агрономов нет, он их критикует, говорит, отберу лицензию, землю. Хозяйства потихонечку развиваются, муниципальные власти тоже заинтересованы, чтобы село крепло, потому что понимают, любое строительство в сельской местности или в районе приносит доход в местный бюджет. Только от заработной платы работников, которые трудятся на стройке, 13% уходят в местный бюджет в виде налога на добавленную стоимость. И ему выгодно, чтобы объемы строительства были. Если еще, конечно, было бы принято решение о том, что часть средств от таких налогов, которые идут, отдать в распоряжение действительно местного бюджета сельского поселения, наверное, эффект был бы еще лучше. Потому что эти деньги они могли бы направить на обустройство. Хотя бы просто отремонтировать колонку, воду провести, освещение.

Какие у фонда планы по развитию коммерческой недвижимости?

— Во-первых, у нас есть обязанности. В уставе записано, что жилищный фонд при Президенте Республики Татарстан должен оказывать всяческое содействие в развитии жилищного строительства, это не только социальная ипотека. Социальная ипотека — один из инструментов развития жилья.

Республика строила где-то в начале 2000-ых в год около млн квадратных метров жилья, сегодня 2 млн 300. Для того чтобы появился вкус строить жилье, надо создать индустрию, найти людей и научиться, чтобы люди собрались и решали, как строить дорогу, как проложить трубу. Вот эта проблема была возложена на нас, мы должны были в начале взять в руки и сказать: «Делаем вот так». Пришлось даже какое-то время спорить о порядке разработки планов, системе их реализации, как возводить и прокладывать головные сооружения, магистральные сети, коммуникации и так дальше.

Могу сказать, что на улице Баумана, все, что там есть, это все работа жилищного фонда. Все коммуникации проложены там. Все, что на улице Спартаковская, это тоже жилищный фонд. Мы там проложили коммуникации. Это было с большими усилиями, с хорошей мозговой атакой, но, тем не менее, что получилось, то получилось. Мы нашли такую экономическую нишу, мы понимали, что население сейчас неспособно платить большие деньги. Наша задача была в частности развивать жилищное строительство. Когда первые квартиры брали, у людей были вопросы, ну как мы сможем по такому графику платить.

Прошло больше 10 лет, люди смотрят на цены, по которым брали, это 5-6 тысяч рублей квадратный метр. Сейчас, почти через 15 лет, наступает срок, они выкупают по этим деньгам квадратный метр. А в тот момент это были серьезные суммы, мы считаем, что, когда появилась большая очередь, все пошло. Был такой случай — в Нижнекамске заселяли дом, Минтимер Шарипович спрашивал, сколько заплатили за квартиру. Я говорю, тысячу рублей, это первоначальный взнос. Он мне отвечает, что мы раздаем бесплатно.

Сейчас нет отбоя от желающих?

— Отбой есть (смеется). Мы выстроили границы, как это так, не может быть, чтобы нас задавили. Но в принципе желающих больше. Есть предварительные списки людей, которых мы не можем поставить на учет, мы знаем, что они нуждаются, но не можем помочь в силу разных проблем. До этого была проблема с муниципальными властями, когда земля стала продаваться, они удивлялись, как будем отдавать в жилищный фонд бесплатно. Когда почувствовали, что появляется социальный накат, у них очень тяжело, мы поставили вопрос — землю дал, на учет ставишь. Я считаю, что сейчас все города поняли, землю дают.

Теперь остается следующая проблема — объем заявленного строительства намного превышает финансовый поток, который сегодня создан. То есть это те средства, которые мы сегодня получаем, и те средства, которые идут от предприятий и становятся не самодостаточными. Если мы пойдем на привлечение кредитов, то цена строительства резко изменится. Биржа или система оценки — это очень важный вопрос. Он сегодня слабоуправляемый со всех сторон, мы считаем, что это один из ключевых моментов оценки инвестиционного климата. Если мы там не наведем должный порядок, мы — это не только ГЖФ, это республиканские, федеральные структуры, ожидать какого-то серьезного поворота в этом деле не стоит. Со стороны российского правительства есть попытки создать систему, немножко похожую на нас, но не получается. Есть вещи, которые нельзя сделать похожими. В этом здании были многие губернаторы, все уезжали со словами «Сделаем». Была попытка сделать такую систему на уровне федерации — фонд содействию жилищному строительству, но они взяли и разделили его на два. Сделали АИЖК и фонд содействия. Эти два фонда между собой не договорились, смычка не произошла. Подходы к проблемам у нас другие — это и еженедельные совещания у нашего Президента. Ни один губернатор этого не делает. Чтобы каждую неделю штаб по строительству, не просто видеоконференция. 

Есть ли сейчас в работе еще необычные объекты, как Арбитражный суд Поволжского округа?

— Арбитражный суд разве необычное здание? Мы строим не только жилье, инфраструктуру, развиваем другие объекты. Такого крупного объекта в принципе нет, но кто его знает, что будет. Мы сейчас являемся владельцами компании «Ак Барс Девелопмент», наша задача — содействовать развитию коммерческого жилья. Хотим посмотреть вместе с ними, какие инструменты мешают. Потому что к нам, как к инвестиционному институту, многие структуры управления привыкли и адаптировались. Когда начинается коммерция, там, мне кажется, возникают несколько иные отношения. Сейчас стоит вопрос, что там нужно сделать. В этой части считаем, что будет развиваться строительство торговых центров, сегодня в «Салават Купере» в 13-м микрорайоне оставлена площадка для торгового центра. Это не значит, что мы будем платить деньги, это значит, что мы найдем инвестора, привлечем денежные средства, под нашим контролем заставим сделать то, что нужно для жителей. Наша задача — поднять цену строительства не за счет поднятия цены, а за счет улучшения привлекательности.

Что можете пожелать строителям в связи с прошедшим профессиональным праздником?

— Для меня эти люди самые откровенные, самые честные, немножко грубоватые, но зато очень тонкие в душе. Всем желаю здоровья, профессиональных успехов, гордости за свою профессию. Надо готовиться к большим объемам работ, эта профессия всегда будет востребована. Строители — те, кто строит жизнь.