«Пять неудобных вопросов»: зачем Татнефть купила завод в Калининграде

Татнефть купила крупнейшего в России производителя гранул для выделки пластиковой тары

Татнефть продолжает наращивать внутрироссийскую экспансию за пределами Татарстана. На этот раз, помимо покупок завода пресс-форм в Ярославле (АО «Ярполимермаш-Татнефть»), завода «Тольяттикаучук» для развития шинного комплекса и завода шин в Казахстане, куплен завод по производству гранул полиэтилентерефталата (ПЭТФ) в далекой Калининградской области. Зачем покупать это производство, что дает это для самой Татнефти и вопросы о целесообразности покупки - все эти аспекты разбирает экономический обозреватель Sntat.ru, Альберт Бикбов

Сюжет сделки

8 июня 2021 года «Татнефть» сообщила о приобретении крупнейшего в России производителя пластиковой тары — компании «Экопэт». Стоимость сделки составила 6,45 млрд рублей. АО «Экопэт» это завод-резидент особой экономической зоны в Калининградской области. Он выпускает высоковязкий гранулированный полиэтилентерефталат (ПЭТФ) под торговой маркой Eköpet. Продукт используется для производства ПЭТ-бутылок для газированных и негазированных напитков, молочных продуктов, растительного масла и различных изделий технического, медицинского и бытового назначений. Номинальная мощность производства — 220 тыс. т в год. Помимо, собственно завода, в стоимость покупки для Татнефти вошли: ООО "ТД „Экополимеры" (дистрибьютор, который поставляет ПЭТФ как на российский рынок, так и на рынки Европейского союза и стран СНГ) и ООО «БалтТехПром» ( индустриальный парк площадью 132 га с участком перспективного развития еще на 103 гектара). Строительство завода начато в 2007 году, а в 2011 году была получена первая партия продукции - ПЭТФ марки ЕkÖРet. Поставщик технологии и оборудования – Uhde Inventa Fischer GmbH (Германия). Использование данной технологии производства ПЭТФ 2R MTR позволяет получать полимер со сниженной температурой плавления, значительно меньшей, по сравнению с традиционными видами ПЭТФ, степенью кристалличности и практическим отсутствием пыли в составе отгружаемого продукта. По данным банка «Траст», выручка «Экопэта» в 2019 году составила 15,4 млрд руб. Сама компания не раскрывает финансовые показатели, но судя по тому, что завод выставили на торги за долги - прибылью там не пахнет.

Почему произошла покупка калининградского завода?

Как отметил Азат Бикмурзин, директор нефтегазохимического комплекса «Татнефти»: «Данный актив позволит компании «Татнефть» восполнить недостающее звено в цепочке от производителя сырья до конечного потребителя, а также использовать данную площадку для дальнейшего развития нефтехимических производств».

К сожалению, провалился татарстанский проект ООО «СафПэт», который должен был разместиться на 20 га земли нижнекамской промзоны ТАНЕКО. Детище татарстанского холдинга «Ак Барс» должно было начать строиться в 2017 года, а к 2020 году завод по плану должен был ежегодно производить 210 тыс. т терефталевой кислоты и 250 тыс. т ПЭТФ-гранулята. В создание производства вложили 2 млрд рублей, из которых 700 млн — это целевой заем, полученный из федерального фонда развития промышленности. Но проект реализовать так и не удалось - вместо стройки чистое поле, а сам проект утонул в судах с проектантами.

Тем временем, Татнефть собирается в 2021–2022 годах запустить на ТАНЕКО комплекс ароматики на 714 тыс. тонн в год, где планируется выделять собственный параксилол (сырье для терефталевой кислоты и, соответственно, ПЭТФ). Поэтому назревший вопрос о дальнейшей переработке параксилола в терефталевую кислоту, а позднее и в ПЭТФ, необходимо было как-то решать. Вот и получился мотив для покупки калининградского завода.

Пять неудобных вопросов по сделке

1. Зачем покупать заведомо неприбыльное предприятие?

Ахиллесова пята калининградского завода ПЭТФ - схема закупок и реализации. По сути, калининградский завод представляет собой лишь «сборочное производство», где из этиленгликоля и терефталевой кислоты в результате одного химпроцесса образуется полиэтилентерефталат (ПЭТФ). И этиленгликоль, и терефталевую кислоту приходится покупать у зарубежных партнеров. А продукция почти полностью (80% объема) идет на российский рынок. Итог деятельности даже самого современного производства, покупающего сырье за валюту, а продающего за рубли предсказуем - при скачке валюты получите банкротство. Вот и калининградский завод продают не от хорошей жизни!

2. Зачем покупать калининградский завод в отсутствие собственного сырья?

Если Татнефть собиралась заменить дорогие импортные поставки сырья на поставки своих продуктов, то здесь татарстанской компании похвастаться пока нечем. Этиленгликоль Татнефть не производит и в ближайшие годы ей это не грозит. Так что придется покупать на стороне (если точнее, импортировать). Терефталевую кислоту тем более, ведь пока терефталевую кислоту производит в промышленных масштабах всего один на всю Россию производитель - сибуровский АО "ПОЛИЭФ" из башкорстостанского Благовещенска. Татнефть лишь может декларировать планы по производству параксилола (его у нее пока нет), который, в свою очередь, лишь является сырьем для производства терефталевой кислоты. Получается, что как была зависимость от закупок сырья у зарубежных производителей у свежеприобретенного завода, так и осталась. Татнефти придется не только налаживать производство параксилола, но и строить с нуля производство терефталевой кислоты.

3. Зачем куплено такое далекое производство?

Даже если Татнефть запустит собственное производство терефталевой кислоты (а на это уйдет не менее 5-6 лет), то зачем ее везти через всю страну, а после и через территорию двух других стран (Белоруссия и Литва)? Чтобы потом везти обратно готовую продукцию в Россию? Зачем покупать за тридевять земель это «сборочное» производство? Не будем говорить о дорогой логистике и таможне, а просто поговорим о рисках связанных с пересечениями двух границ государств, с которыми большие политические риски у России в последнее время.

4. Почему не строят подобное производство внутри республики?

Технологически, такое производство Татнефти в Нижнекамске было бы вполне оправдано и рентабельно. Действительно, в 2021-2022 году на ТАНЕКО стартовало бы производство параксилола, а этиленгликоль можно было бы покупать у Сибура/ТАИФ (который производит Казаньоргсинтез и ТАИФ-НК). Можно было бы на ТАНЕКО построить производство терефталевой кислоты из собственного параксилола. А там уж, сам Бог велел, построить завод по производству ПЭТФ аналогичный калининградскому. Неудача с татарстанским проектом «СафПэт» не должна заставлять опускать руки, а сама Татнефть могла бы взять на себя строительство недостающих производств. Тем более, что на эти технологии ТАНЕКО 15 лет назад закупил технологическую лицензию испанской компании La Seda de Barcelona SA. Да и само строительство обошлось бы не сильно дороже стоимости покупки далекого калининградского завода. Кроме низкой себестоимости собственного производства имелись бы и другие полезные эффекты - рабочие места, налоги в республиканский бюджет и близость конечных потребителей продукции (российский рынок). Для малого и среднего бизнеса республики тоже бы открылись новые возможности по производству изделий из гранул ПЭТФ.

5. Зачем эта лихорадочная конкуренция с отечественными нефтехимиками?

Попытки Татнефти конкурировать с Сибуром на ниве нефтехимии пока лишь вызывают улыбку. Пересибурить конкурентов Татнефти в ближайшие годы никак не получится - все-таки уровень компетенции в нефтехимии разный. Татнефти исторически достался очень хороший советский задел в нефтехимии - Миннибаевский газоперерабатывающий завод, Нижнекамский завод техуглерода, Нижнекамскшина. Казалось бы, развивайся, покупай переделы, строй свою нефтехимическую империю. Но, нефтяники остались нефтяниками - как были советские контуры по нефтехимии, так и ими остались. Главное ведь добыча, а остальное - от лукавого. Даже вертикально-интегрированной компании Татнефти удалось стать только в последнее время, построив ТАНЕКО. Да и то, пока лишь с бензиново-дизельным производством. А ведущие западные нефтекомпании - это не только добыча-нефтепереработка, но и нефтехимия до самых сложных переделов и производство энергии. Потому что наличие длинных производственных цепочек это страховка в бурно меняющемся рынке. В моторном топливном производстве Татнефть выстроила полную цепочку только сейчас. Но, в нефтехимии, занялась только в последнее время. И столкнулась с тем, что уровень компетенции пока далек от желаемого. Потому что, занимаясь нефтехимией, необходимо заниматься и выстраиванием собственных производственных цепочек. В Татнефти это поняли только недавно, купив Тольяттикаучук в 2019 году. И передав, таким образом, привет поставщику каучука в лице таифовского Нижнекамскнефтехима. Хотя по Тольяттикаучуку есть очень много вопросов по номенклатуре продукции, годной для нужд Татнефти и модернизации производства (завод начал работу аж в 1961 году). Поэтому говорить об успешности этой сделки можно будет только через некоторое время, когда пройдет притирка.

А тут, получается, купили далекий завод, автоматически из-за своей сырьевой схемы генерирующий убытки. Вот и вопрос о несовершенных нефтехимических компетенциях Татнефти. Сибур с самого своего образования, за десятки лет, последовательно наращивал компетенции и мощности в сфере нефтехимии, концентрируясь именно на этих вопросах. И здесь они добились немалых успехов. И этот путь предстоит пройти и Татнефти. Главное - не набить шишек и сделать на этом нелегком пути поменьше ошибок.