«Пытаемся понять масштаб катастрофы»: Тимур Нагуманов о самозанятых, жалобах на регоператоров, «регуляторной гильотине» и новых законах для бизнеса

Эксперимент по налоговому режиму для самозанятых оказался успешным, новый закон заставит хостелы уйти в «тень», а продавцы не знают о новых правилах маркировки — об этом и не только ИА «Татар-информ» рассказал бизнес-омбудсмен республики Татарстан Тимур Нагуманов.

Самозанятые граждане: мораторий на штрафы, рекомендации и несовершеннолетние бизнесмены

Тимур Дмитриевич, как в республике проходит эксперимент по внедрению специального налогового режима для самозанятых?

—В целом по республике эксперимент по самозанятым достаточно успешен, мы имеем 9200 зарегистрированных самозанятых, и интерес нарастает, телефон горячей линии, работающей у нас в Совете по предпринимательству при Президенте РТ, все больше и больше накаляется. Люди активно звонят, задают вопросы, интересуются, как регистрироваться, какие есть подводные камни, как совмещать налоговые режимы.

Меры поддержки для самозанятых: льготные кредиты, ярмарки, освобождение от штрафов — анонсировала мэрия Казани. Почему это важно делать?

Беспрецедентное решение о создании отдельной программы по развитию самозанятых обозначил Ильсур Метшин, сейчас она в разработке. Мэрия анонсировала, что многие административные процедуры для самозанятых упростят. Сегодня, например, согласовывать вывеску самозанятому, не зарегистрированному, как ИП, в принципе невозможно, потому что нет таких регламентов.

Мэрия пошла на беспрецедентные меры — она объявила мораторий на все возможные штрафы для самозанятых до конца текущего года. Этот же период берется для того, чтобы привести в полное соответствие все регламенты, нормативы и правила, чтобы упростить эти барьеры на входе.

Будут внедрять такие меры в других муниципалитетах?

Хочу сказать, что практика, которую продемонстрировала Казань, обязательна к распространению на другие территории РТ, но в каждом конкретном случае нужно учитывать специфику и те потребности, которые есть у самозанятых.

Совет по предпринимательству опубликовал рекомендации для самозанятых кондитеров. Планируется сделать правила обязательными?

— Нам удалось выработать рекомендации, но мы пока не можем сказать, что эти они зафиксированы как-то нормативно. Мы планируем их узаконить, это нужно делать на федеральном уровне, мы эту работу сейчас ведем вместе с депутатами Госдумы. В конце мая на Столыпинском форуме в Москве, который организован Уполномоченным при Президенте России по защите прав предпринимателей Борисом Титовым, мы планируем эту тему обсуждать вместе с федеральными ведомствами.

Будут разрабатываться правила для других сфер?

— Конечно, подобная практика должна быть и по другим видам деятельности. Для многих предпринимателей и самозанятых существующие нормы и нормативы не всегда доступны, приемлемы и даже понятны. Необходимы упрощенные форматы, простой и понятный чек-лист, с которым человек мог бы работать. Чтобы он был исполняем и гарантировал высокое качество продукта.

Открыла ли площадка самозанятых дорогу несовершеннолетним бизнесменам?

— Режим самозанятости позволяет регистрироваться с 14 лет и начинать работать в легальном поле, это интересует подростков, потому что многие из них работают в интернете. Для использования агрегаторов сегодня нужен официальный статус. Они не могут работать без него с юрлицами. Режим самозанятости для них доступный, простой, понятный. Чем человек моложе, тем ему понятнее, потому что это отношения с государством только через смартфон — никуда ходить не надо, все в электронном виде.

Сколько сейчас юных самозанятых? Планируется привлекать больше?

— Несовершеннолетних пока зарегистрировано лишь 15 человек. Работа по информированию в Татарстане начала активно вестись — есть задача разъяснять и давать детям информацию о тех возможностях, которые существуют. Президент РТ Рустам Нургалиевич поручил, и Минобразования начинает к этому вопросу подключаться.

Какие есть ограничения для предпринимателей 14 – 18 лет?

— К тому же нет серьезных ограничений, нужно только согласие родителей на большинство действий. А в остальном они имеют все те же права и возможности.

В СМИ появляется информация о блокировке счетов самозанятых, когда они получают деньги от клиентов. Есть ли решение по этому вопросу?

— Действительно, такие опасения среди самозанятых есть, но сегодня нет ни одного реального случая, когда банки заблокировали счет.

Кроме того, на площадке Совета по предпринимательству прошло публичное обсуждение вопроса с участием республиканских и федеральных банков. Банки заявили, что не будут ужесточать условия работы в отношении самозанятых. Гарантированно защитить самостоятельных предпринимателей от блокировок – это задача Совета. Мы уже обратились в Банк России за разъяснениями и внесением изменений в инструкции для банков с учетом новых реалий.

Как изменятся инструкции для банковских служащих?

— Эксперты Совета вместе с банками разработали краткий чек-лист вопросов, которые менеджеры банков могут задать самозанятым, если сочтут операцию по счету подозрительной. Если вкратце, самозанятым нужно четко и понятно объяснить, какова цель операции – например, оплата за организацию мероприятия. Если попросят подтверждающие документы, можно предъявить договор, чек или акт выполненных услуг. Но, конечно, надо учитывать, что операция на сумму больше 600 тысяч рублей в адрес одного контрагента вызовет вопросы, за этим необходимо следить.

Как поступать самозанятым в случае блокировки счета?

— Если самозанятые все-таки столкнутся с проблемой блокировки, нужно обратиться в Совет по предпринимательству, наши юристы выяснят детали, помогут в решении проблемы.

В одном из районов Татарстана проект «Цифровая деревня» помогает самозанятым становиться курьерами, а производителям получать кэшбэк. Какие еще проекты сфере сельского бизнеса можно выделить?

— Проектов, связанных с развитием сельских территорий, сельского бизнеса, достаточно много. Программы акселерации фермеров, программы работы с фермерами, выводы их на площадки. Например, в KazanExpress запустили сервис по работе с фермерами. Они открыли фермерам рынок сбыта через электронный маркетплейс. И мы видим, что те фермеры, которые начали с ним работать, они кратно растут в масштабах, объемах. Эти тенденции очень позитивны, и только вот такая здоровая кооперация бизнеса с бизнесом будет в дальнейшем развивать наших фермеров, наших предпринимателей.


Закон о хостелах: «Пытаемся понять масштаб катастрофы»

Как повлияет на бизнес закон о хостелах, который уже подписал Владимир Путин? Коснется ли закон самозанятых арендодателей?

— Можно сказать откровенно, что, к сожалению, этот закон принят. Мы понимаем, что для крупных городов сегодня это будет проблемой. Есть большое количество предпринимателей, которые вложили деньги, создали вполне нормальное средство размещения, а не общаги с антисанитарией, которой нас все время пугают по телевидению.

Для некоторых бизнесов это крах, и никакого решения там нет, потому что ограничения, которые есть в законе, непреодолимы. Они не смогут перевести помещения в нежилые. Они не смогут спуститься на первый этаж или сделать себе отдельный вход. Предприниматели говорят: «Мы не можем закрыться, потому что у нас есть кредиты, обязательства. Но работать в легальном поле мы не сможем, поэтому будем искать варианты, как работать в тени». Это плохая тенденция, и этот закон негативно повлияет на малый и микробизнес, который есть сейчас в Казани.

Закон принят, и до 1 октября объекты нужно привести в соответствие. Хотя многим сделать это не удастся, и останется либо закрыться, либо уйти в тень, что, на мой взгляд, еще хуже.

Как планируете повлиять на ситуацию?

— Будем выходить на федеральных законодателей с просьбой принять какие-то отсрочки. На Всероссийской конференции уполномоченных, которая на прошлой неделе проходила в Москве, обсуждали доклад, который Уполномоченный по правам предпринимателей в России Борис Титов будет направлять Владимиру Путину в ближайшее время. Тема хостелов была одной из важных тем, которые мы обсуждали.

Какой масштаб проблемы? Сколько хостелов в Казани могут закрыться?

— На площадке Совета анализируем ситуацию на конкретных примерах, пытаемся понять масштаб катастрофы. Официальной статистики не ведется. У нас есть статистика по средствам размещения, но нет конкретных данных по тем, кто под этот запрет попадает. Мы сейчас как раз пытаемся эту аналитику провести вместе с Ассоциацией отельеров и понять масштаб проблемы. Пока этой цифры, к сожалению, нет. Планируем в течение мая эту аналитическую работу провести. Может, где-то нам все-таки удастся найти решение.

Какие есть предложения по регулированию деятельности предпринимателей на «сером» рынке аренды?

— Тема аренды жилья особенно актуальна в крупных городах, например в Казани. Тот рынок, который сейчас существует, находится в «серой» зоне – мало работающих в легальном поле.

Эту тему недавно обсуждали на площадке Совета. Есть разные позиции. Некоторые коллеги считают, что необходимо сервисам, предлагающим размещение туристов в квартирах, предъявлять те же требования и правила, которые предъявляются к отелям. Но мы понимаем, что, например, требования по регистрации граждан и по направлению информации будут сложны для них. И это, скорее всего, отпугнет. Здесь нужны другие форматы.

Мы видим решение в активной работе с агрегаторами. В основном люди сдают жилье через агрегаторы, современные интернет-площадки. Но эта тема сложная. Я думаю, что там какие-то специальные требования или нормативы вряд ли появятся. Скорее, будут упрощаться те формы, которые уже сегодня существуют. 

Закон о маркировке заставит бизнесменов потратиться, но будет бороться с контрафактом

С 2019 года вступает в силу в закон об обязательной маркировке товаров. Как сейчас реализуется проект в Республике Татарстан? Как закон отразится на предпринимателях?

— Для предпринимателей это дополнительная нагрузка. Большинство бизнесменов, которые занимаются торговлей товарами, подлежащими обязательной маркировке, понесут дополнительные траты. Совет активно ведет разъяснительную работу с предпринимателями, потому что в Татарстане бизнесмены мало информированы об этой норме. Они удивляются, когда узнают, что им придется переориентировать свои бизнес-потоки, обновить ПО, докупить оборудование для сканирования. Поднимаются тонкие вопросы, общаемся с федеральными коллегами, кто занимается этой тематикой. Бизнесу надо готовиться, потому что это норма, которая вступила в силу.

Однако от некоторых предпринимателей есть позитивный отклик. Тем, кто занимается производством обуви, это поможет бороться с контрафактом. Раньше обувь низкого качества из Китая или других стран по низкой цене составляла не совсем здоровую конкуренцию. А маркировка откорректируют эту ситуацию.


Жалобы на стоимость вывоза мусора поступают со всего Татарстана

В республике появляются жалобы на резкий скачок вывоза ТКО. Есть жалобы от малого и среднего бизнеса, ИП, самозанятых?

— Жалобы есть. Очень активно, по жесткому графику ездим по районам вместе с главным федеральным инспектором по РТ, главами районов и прокуратурой республики и проводим встречи. Во всех районах предприниматели поднимали вопросы по увеличению платы за вывоз ТКО.

Есть разные ситуации: иногда происходит кратное увеличение тарифа, некоторые предприниматели не могут подтвердить фактический объем образования отходов, для многих норматив становится очень дорогим и неподъемным. Предприниматели говорят о том, что платили 10 тысяч рублей, а теперь в год придется заплатить порядка 200 тысяч рублей. Для них это крайне большая сумма, и все это понимают.

Дело в том, что переговорный процесс слабо организован, предпринимателям просто предъявляют договор и предлагают его подписывать. Недосказанность, отсутствие информации и четкой схемы работы приводит к негативу. Предприниматели обоснованно возмущены, когда им как снег на голову прилетает увеличенная сумма. Нужно работать над уменьшением суммы через нормативы образования, учет фактического образования путем разъяснения и формирования единой политики по всем территориям и направлениям.

Как Совет по предпринимательству помогает бизнесменам в этом вопросе?

— С региональными операторами — особенно с казанской зоной — у нас достигнута договоренность, что они подходят более индивидуально и стараются учесть все нюансы.

Например, в деревне есть большой старый магазин бывшей системы райпо площадью 300 квадратных метров, из них предприниматель использует 20 – 30 квадратов, а остальное загорожено и не используется. Региональный оператор при наличии фотографий, выезда их сотрудника на место, паспорта БТИ готов уменьшить площадь.

Скольким уже удалось помочь?

— Совет по предпринимательству обрабатывает обращения предпринимателей в «ручном» режиме, и регоператор пока идет навстречу. Десятки предпринимателей обращались к нам и получили позитивную обратную связь, нашли простое решение. Мы не ведем учет успешных кейсов, потому что это временное решение для конкретного бизнесмена, а здесь нужно системное решение. Мы нацелены на системный подход.


«Регуляторная гильотина» очистит бизнес от устаревших норм надзора

Дмитрий Медведев заявил, что федеральная власть готова резко сократить число препятствующих бизнесу законов с помощью «регуляторной гильотины». Как вы к этому относитесь?

— Надзорная гильотина — это не только способ очиститься от устаревших норм надзора, но и способ пересмотреть подходы к регулированию деятельности предпринимателей в целом, не замыкаясь только на том, что исполнение требований нужно проконтролировать. Надзорные нормы должны быть легко исполнимыми и адаптированными для бизнеса.

Как это может помочь бизнесу?

— Сегодня мы уже сформулировали предложения по исключению изживших себя требований к общепиту. Особое внимание здесь нужно уделить кафе и ресторанам, которые находятся на первых этажах жилых домов, поскольку они наиболее уязвимы, на заведения постоянно – часто необоснованно – жалуются жильцы домов, к ним приходят проверяющие, предъявляют завышенные требования. Такую практику важно исключить.

Что «регуляторная гильотина» может сделать для самозанятых?

— На надзорную гильотину мы смотрим через призму самозанятости, когда регулирование должно исходить с точки зрения не только видов деятельности, но и объемов деятельности. Например, история с самозанятыми кондитерами, для которых мы выработали отдельные, упрощенные требования к домашнему производству, доказала, что деления по видам деятельности недостаточно – требования для больших производств невыполнимы и неэффективны, если кондитер работает на дому. Такая же ситуация складывается в сфере медицинских услуг, а также аренды квартир.

Сейчас мы активно работаем с прокуратурой Республики Татарстан, с профильным надзорными органами, совместно формулируем предложения по улучшению взаимодействия бизнеса и контролеров, вырабатываем новые требования, чтобы дальше транслировать это на федеральный уровень. 

Уголовное преследование: около 50% дел решаются в пользу бизнесменов

Как обстоит ситуация с обращениями по поводу уголовного преследования бизнесменов?

— Тема уголовного преследования остается острой не только в Татарстане, но и в целом в стране. На прошедшей конференции была секция, где отдельно обсуждали тему уголовного преследования. Итоги этого обсуждения лягут в основу доклада Бориса Титова, который он в ближайшее время направит в адрес Президента РФ. Там теме уголовного преследования бизнеса будет посвящен отдельный большой раздел, потому это негативно влияет на инвестрейтинг и предпринимательские настроения.

Уголовное преследование предпринимателя, как правило, влечет за собой банкротство бизнеса: он либо полностью умирает вместе с рабочими местами, добавленной стоимостью и уникальными продуктами, либо от него практически ничего не остается. А предприниматель получает плохую историю, в дальнейшем ему трудно реанимироваться.

Есть статистика по уголовным делам в отношении бизнесменов?

— Очень трудно подбить статистику, в целом по стране учет построен таким образом, что отделить предпринимателей и споры хозяйствующих субъектов очень трудно от всего вала уголовных дел. Если взять официальную статистику, то единицы предпринимателей, в отношении которых возбуждены уголовные дела. При этом к нам поступают обращения, к Борису Титову со всей страны и общаясь с бизнесом, посещая СИЗО, мы видим, что таких историй намного больше, чем в нашей официальной статистике.

Борис Титов будет поднимать вопрос об изменении статистики, потому что надо хотя бы наладить учет в этом вопросе и перестать делать вид, что все хорошо.

Сколько дел решается в пользу предпринимателей?

— В целом есть статистика, что у нас 70% обращений разрешаются в пользу предпринимателя, но по уголовным делам эта статистика несколько хуже, здесь у нас примерно 50%. Не скажу, что удается решать много таких кейсов. Есть случаи, когда предприниматели в зале суда выходили на свободу, были оправданы. Но есть истории, когда мы длительное время не можем добиться элементарного освобождения из СИЗО предпринимателя, который там больше года находится.

В конце апреля на третьем заседании Центра общественных процедур «Бизнес против коррупции» мы разбирали четыре кейса, из них в трех предприниматель находится в СИЗО, причем достаточно долго. А попадание в СИЗО равно уничтожению бизнеса, это крайне негативно сказывается на экономике.

Как предпринимателю обратиться в Совет за помощью в случае уголовного преследования?

— Как только приходит информацияо возбуждении уголовного дела в отношении бизнесмена, либо его привлекают вкачестве свидетеля, или если дело возбуждено по связанным с ним фактам вотношении неустановленных лиц, нужно обратиться ко мне либо в Центробщественных процедур «Бизнес против коррупции». Дальше каждую ситуациюотдельно разбираем, привлекаем квалифицированных адвокатов, экспертов ипытаемся найти решения, которые позволят минимизировать давление либо полностьюизбавиться от уголовного преследования.