Деньги ковшом: как заработать на строительном бое

Собственник компании «Сносим.ком» Артур Файзрахманов умеет ломать что угодно: бывший камазист сегодня демонтирует здания по всей России, дробит кирпич и железобетон во вторичный щебень и снова его продает с очень приличным доходом.

Автор делового блога Руслан Абдулнасыров побывал на производственной площадке Файзрахманова —компании «Сносим.ком», чтобы увидеть, на чем стоят коттеджные поселки, и узнать, как снести высотку.

«Казанский рынок по-прежнему разбирает дома даром»

Артур, расскажи: что прежде представляла собой куча дробленого бетона, на котором мы стоим? И еще в чем суть твоего бизнеса и как давно ты им занимаешься?

Кто-то здания строит, а я их ломаю. Лом бетона перерабатываю во вторичный продукт и снова продаю. Как раз на готовом продукте мы и стоим сейчас: для тебя это мусор, а для меня — деньги. Кроме того, мы принимаем бетон на переработку, причем можем дробить его своим оборудованием и на территории заказчика. Так я зарабатываю уже 15 лет, до этого же был камазистом, возил сыпучие материалы.

На своем «КАМАЗе»?

Да, я с 16 лет занимался коммерцией — возил, к примеру, на электричке мебельные щиты в Казань со своей родины из Кировской области. К 19-20 годам накопил на самосвал. Как-то раз вез б/у кирпич, и стало мне любопытно, как ребята на нем зарабатывают. Я от заказчика получил за перевозку этого кирпича 2 тысячи рублей, потратил 4 часа. А ребята, как оказалось, получили 20 тысяч, потратив полдня на очистку кирпича от раствора. Чистой прибыли у них вышло 14 тысяч. Узнав об этом, спустя три дня я привез из Кировской области рабочих и поставил их на один из казанских объектов чистить кирпич, а сам стал возил его на реализацию. Со временем и самосвал перестал быть для меня интересен — мы стали своими силами разбирать здания на кирпичи, плиты, блоки, все это продавали. Но и это было не то, потому что заказчики, которые мне объекты давали, ездили на крутых иномарках, а я на «девятке». Тогда до меня и дошло, что им за демонтаж зданий платят, а я эту работу делаю для них бесплатно, довольствуясь продажей б/у стройматериалов.

На чем только бизнес не зарабатывает… Как все это работало на старте, как ты искал объекты под снос?

Мы просто замечали эти здания, их же видно по состоянию. Находили собственника, договаривались о разборе. В те годы мы делали это бесплатно, а теперь к нам обращаются за услугой демонтажа, и мы берем за это деньги, хотя весь казанский рынок по-прежнему разбирает дома даром.

Почему вам платят, а другим нет?

Мы просто работаем в других регионах. В настоящий момент, к примеру, у нас есть объекты в Йошкар-Оле, в Нижнем Новгороде, в Новокуйбышевске. По всей России ломаем.

Как оцениваете стоимость демонтажа?

Факторов много — и локация, и строительный объем здания, и конструктивные особенности, и стесненность обстоятельств… На самом деле это сложная тема, потому что демонтаж высотных зданий — ниша опасная и ответственная, халатность может обернуться смертями.

Как ты находишь клиентов в других регионах? Через тендеры?

Тендеры есть, и мы в них участвуем, но вообще у нас работает сайт, конвертирует заявки. Мы продвигаем и SEO, и Яндекс.Директ, и Google Ads. Заказчик не приглашает кого попало — он смотрит на опыт и адекватность компании, наличие собственной техники и кадров.

Какое здание оказалось самым сложным в твоей практике?

Башня бетоносмесительного узла высотой 40 метров. До отметки 20 метров мы разбирали ее кранами, а нижнюю половину — экскаватором-разрушителем при помощи гидроножниц.

Я слышал, что самый сложный демонтаж это кирпичные трубы, которые приходится взорвать. Так и есть?

Мы сталкивались с кирпичными трубами, варианты могут быть разные. Если есть лестница, то альпинисты поднимаются наверх и снимают кирпич порядово отбойными молотками. Если имеется достаточная прилегающая площадка вроде поля, то проще всего эту трубу завалить или направленным взрывом, или подрубив снизу.

1500 тонн в день по 750 рублей за тонну

Площадка, на которой мы находимся, чья она?

Это наша площадка. Здесь мы принимаем бетон и привозим свой после демонтажа объектов, превращаем все это в щебень. Все делается механизированно, после отсева мы получаем три фракции: песок, мелкий щебень и крупный бетонный лом для повторного дробления.

Как эти фракции используются в дальнейшем?

Щебень идет на строительство коттеджных поселков, а песком засыпают всякие неровности. Некоторые бетонные заводы умудряются использовать мелкую фракцию повторно — отливают фундаментные блоки, поребрики...

Сколько земли тебе понадобилось для этих целей?

Я купил 23 сотки, но нам здесь уже тесновато.

А почему выбрал площадку возле бывшей свалки?

Это промышленная территория, и назначение земли «для хранения твердых бытовых отходов» идеально подходит под мою лицензию и бизнес.

Техника, наверное, в лизинге?

Нет, лизингом я не пользуюсь, все покупаю на свои деньги. Экскаватор, например, купил за 9 миллионов в 2014 году. Сортировочную установку недавно приобрел за 5 миллионов.

Сколько людей работают в компании?

Штатно устроены 15 человек, но мы привлекаем сотрудников по договорам подряда.

Каких специалистов приглашаешь на аутсорсинг?

У меня много рекламщиков, продвиженцев…

Я не про белоручек про людей, которые здания разбирают. Наверное, в основном это выходцы из Средней Азии?

Нет, все наши.

А ты, выходит, сам себе и генеральный директор, и исполнительный, и заказы сам ищешь?

Да, я лучший менеджер своей компании.

Продаете тоннами? Без посредников?

Тоннами, по 750 рублей. Ребята, которые отсыпают фундаменты в коттеджных поселках, забирают все разом, продукт уходит быстро.

Какова себестоимость тонны?

200 рублей с учетом собственной техники и других ресурсов. Доход с тонны — 550 рублей.

Интересно, сколько стоит обычный щебень и насколько он качественнее вашего?

Он продается по 1200 рублей за тонну, то есть процентов на 40 дороже вторичного. Наш щебень можно использовать только для ИЖС, а для отсыпки дороги, к примеру, он не годится по ГОСТам, потому что у него прочность вдвое ниже. Максимум можно тротуар отсыпать.

Ваш бизнес сезонный?

Да, зимой щебень никому не нужен. В это время года мы занимаемся сносом, плюс принимаем бетон, дробим его и складируем до весны. Как только снег начинает таять, весь продукт сразу расходится.

Какова мощность производства?

В день мы перерабатываем тысячу кубометров, что равно полутора тысячам тонн. Работаем по пять дней в неделю.

Доставка у тебя своя?

Нет, от собственных самосвалов я решил отказаться, потому что их ремонт, контроль водителей — это все лишняя суета.

Какое направление в структуре твоих доходов дает самую высокую маржу?

Самый доходный сегмент — это демонтаж зданий. Для заказчика сама по себе утилизация отходов стоит денег, а мы за счет переработки уменьшаем эти затраты как для себя, так и для клиента.