Фермер Ильнар Гарипов: «К лошадям татарской породы надо подходить только с добрыми намерениями»

На холме рядом с деревней Два поля Арташ Сабинского района обитают кони татарской породы фермера Ильнара Гарипова. Как оказалось, разведение лошадей не единственное занятие трудолюбивого хозяина. Он разводит и рыб, кроме того, выращивает смородину и клубнику. Ильнар Гарипов поделился своим опытом в фермерском деле.

“Все, что называется татарским, крепкое”

«Человек, с детства влюбленный в лошадей, проносит это чувство через всю жизнь. Как же у деревенского парня может не быть коня? Недаром говорят: “У кого есть конь, у того есть крылья”», – начал свое повествование фермер из Сабинского района Ильнар Гарипов.

«Когда я был маленьким, отец держал ездовую лошадь. Я рос, ухаживая за ней, катаясь верхом. Уже во втором-третьем классе пас табуны. Во время учебы в школе всегда ездил на коне. Были и случаи, когда я падал с лошади, но это забывается, встаешь и идешь вперед», – рассказывает Ильнар. 

Сам Ильнар Гарипов живет в Сабах. Хозяйство находится на холме рядом с деревней Два поля Арташ. До него можно добраться на машине за пятнадцать минут. Под горой расстилается озеро. 

«Мне очень понравилось это место. Оно как раз такое, какое было в мечтах моей молодости. Чего только стоит пасти лошадей у воды! Я очень мечтал о конях, а ведь все начинается с мечты, – говорит хозяин. – Скоро уже два года, как я начал заниматься разведением лошадей татарской породы. На строительство мы получили грант в размере полутора миллионов рублей. В итоге подняли ферму. Разводим исключительно лошадей татарской породы. И первые купленные кони тоже были нашими, мы не привозили их откуда-то издалека. Сейчас в хозяйстве вместе с жеребятами насчитывается около 30 лошадей». 

Кони татарской породы пасутся в загоне, огороженном забором. По соседству ходят семь-восемь обычных лошадей. Как только хозяева насыпают овес, разбредшиеся по всей территории животные собираются у кормушки. 

«Вчера они промокли под сильным дождем. А сегодня к вечеру уже полностью высохнут. Мы планируем совсем распродать простых лошадей и оставить только татарских. Они удивительно выносливые. Впрочем, всё, в чьем названии есть слово “татарский”, крепкое», – говорит Ильнар Гарипов. 

«Стойкие и к холодам, и к укусам слепней»

«Татарские кони отличаются своим окрасом, они бывают светло-рыжими. Такие кони не слишком высокие, их длина до холки не должна превышать 154 сантиметров. По сравнению с обычными лошадьми татарская порода очень вынослива: они стойкие и к холодам, и к укусам слепней. И к людям очень быстро привыкают. Но к ним нельзя заходить с недобрыми намерениями, только с хорошими. Эти лошади воспринимают исключительно разумные мысли», – говорит фермер. 

«Жеребец пока живет отдельно. Чтобы жеребята появились на свет в мае, ему позволяют жить вместе с остальными только в июне. Лошадей не пускают на луг без жеребца. Он – пастух: сам отводит, сам приводит, за всеми следит. Жеребята появляются на свет спустя 11 месяцев. Май для них самое подходящее время: тепло и нет слепней. Неделю – 10 дней жеребята живут отдельно. Как только они начинают потихоньку есть сено, их переводят к остальным. 

В обычные дни приезжаю кормить лошадей в четыре утра. Они жеребятся ночью, в такие дни выезжаю из дома в половине третьего ночи. 

Когда татарские кони жили на воле, они искали пропитание, выкапывая его копытами. Мы их до такого голодного состояния не доводим, всегда вовремя поим и кормим. То, каким будет животное, напрямую зависит от питания. И овес, и сено мы выращиваем сами. И луга богаты самой разной травой. Всегда возмущаюсь словам: “Лошадь сама находит себе корм”. Она же живое существо, о ней тоже надо заботиться, ей тоже нужна ласка», – говорит фермер. 

Когда мы разговаривали, одна лошадь головой оттолкнула в сторону жеребенка, но как только хозяин сказал: «Не трогай!», повернулась в другую сторону. «Она хотела направить его к своей маме. Татарские лошади всегда следят за своими детенышами, охраняют их», – рассказал он. 

Жеребенок повернулся и пошел к своей матери. 

«Рядом с лошадьми успокаиваешься»

«Лошади татарской породы могут использоваться и для производства кумыса. В будущем есть желание начать работать в этом направлении. Сейчас потихоньку изучаем технику изготовления этого напитка. Пока еще ни разу не делали, так как жеребята только начали появляться. Сразу после того, как лошадь ожеребится, кумыс делать нельзя. Жеребята должны окрепнуть, для этого надо подождать по меньшей мере месяц. После этого уже можно доить лошадь для изготовления кумыса. Дойка лошадей отличается от дойки коров, надо делать это четыре раза в день, кроме того, лошадь не дает много молока», – объясняет фермер. 

По его словам, государство помогает тем, кто разводит лошадей татарской породы. В Министерстве сельского хозяйства даже создана специальная служба. Молодежь тоже стала интересоваться их разведением. «Мне звонят с самыми разными вопросами. Многие молодые хозяйственники приезжают ко мне, смотрят, как все устроено, и у них тоже возникает интерес заняться этим направлением», – говорит Ильнар Гарипов. 

«Молодым людям могу посоветовать только одно: не бойтесь работы. Нужно просто взять коней и начать трудится. Конечно, лошадь требует много внимания. Ее нельзя просто взять и закрыть: нужно кормить, ухаживать, давать жеребиться. И разведение коров требует большого труда. Ни одно из этих занятий нельзя назвать легким. 

Лошадь очень успокаивает, как только подходишь к ней, начинаешь мыслить по-другому. Даже когда приходишь очень раздраженным или расстроенным, рядом с конями успокаиваешься. У меня есть продолжатель моего дела – сын. Правда, он пока маленький. Ему всего четыре с половиной года. Есть и старшая дочь, она уже окончила вуз», – рассказывает собеседник. 

«В деревне нельзя сидеть сложа руки и останавливаться только на одном занятии»

Пригорок рядом с деревней усыпан листьями земляники. Пониже располагаются поля клубники и смородины. Фермер познакомил нас и с другими направлениями своей деятельности: 

«Десять лет назад я увлекся разведением рыб, выращиваю карпов и сазанов. Это тоже моя мечта детства. Теперь не надо искать рыбу в соседних республиках, все производим сами. 

Рыба, чтобы отложить икру, поднимается на поверхность. Здесь мы ее ловим, «доим», а затем отпускаем. Икру помещаем в специальные колбы. В них она находится две недели, растет. После этого выпускаем мальков в свое озеро, остальных продаем желающим. В первый год рыба вырастает до 100 граммов, а уже на второй ее вес достигает одного килограмма. 

Рядом с водой много полей, поэтому четыре-пять лет назад мы начали выращивать клубнику. Возделываем итальянские сорта. Весной все очищаем, подрезаем, пропалываем. Помогать приходят и из деревни. Спустя четыре года кусты ягоды стареют, и тогда надо менять их место. Клубника требует большой ручной работы, к каждому кусту должна прикасаться рука человека. 

Позже мы начали выращивать и смородину. Красная, черная, белая смородина посажена на площади в полгектара. И клубнику, и смородину нужно каждый раз удобрять навозом. Поливаем мы растения водой из озера. 

Смородину очень любит мой отец. Несмотря на то что ему уже 70 лет, он помогает ее выращивать и за лошадьми следит. В деревне невозможно сидеть сложа руки и ограничивать себя только одним занятием».