«Самое страшное – сказать родственникам, что ничего уже сделать нельзя»: ночь работы скорой медицинской помощи Казани

8 Августа 2019

    Автор материала: Вероника Ваганова
    В Казани у Станции скорой медицинской помощи 9 подстанций. Ежесуточно около 80 бригад в зависимости от сезона года отрабатывает порядка 1100 – 1700 вызовов. Корреспондент ИА «Татар-информ» отправился с одной бригадой в ночное дежурство, чтобы узнать особенности их работы.

    Все имена и фамилии героев истории изменены.

    Корреспондента ИА «Татар-информ» прикрепили к 11-й бригаде подстанции № 1. Этот филиал обслуживает население численностью около 600 тыс. человек – жителей Вахитовского, Советского, Приволжского районов и прилегающих поселков: Кукушкино, Дальний, Отары, Победилово, Константиновка и др. Радиус обслуживания территории около 17 км. Несмотря на дальность, время ожидания бригады должно составлять не более 20 минут с момента поступления вызова до приезда бригады на адрес.

    Бригада состоит из трех человек – врача и фельдшера или двух фельдшеров и водителя. Все они работают в среднем сутки через трое. В зависимости от бригады смена может начинаться в 7.00, 7.30, 8.00, 8.30 и 9.00 и завершаться в то же время. Во время дежурства им дается два перерыва по 30 минут на обед и ужин.

    В 11-й бригаде была смена фельдшеров Ларисы и Максима. Наша совместная работа началась в 19.30, когда сменились водители, которые, к слову, работают по 12 часов.


    Первая подстанция находится по адресу ул. Чехова, 3. Это двухэтажное здание, во дворе которого стоят автомобили скорой помощи. Не каждый сможет попасть на территорию, потому что на входе здания висит домофон, а снаружи стоит шлагбаум. На первом этаже ведется амбулаторный прием пациентов, обратившихся самостоятельно. Второй этаж полностью для сотрудников. Здесь находятся диспетчерская, куда поступают вызовы, комната для приема пищи персонала, небольшие комнаты отдыха бригад и водителей, туалеты с душем и специальный кабинет, куда фельдшеры заходят для пополнения израсходованных медикаментов.


    Ежедневно на подстанции формируется 14 бригад скорой медицинской помощи, которые подразделяются на общепрофильные, фельдшерские, АРБ (анестезиолого-реанимационная бригада) и мотобригада (фельдшер-водитель за рулем мотоцикла для оказания помощи при ДТП). Всего на город приходится 80 бригад, в том числе специализированные – педиатрические и психиатрические.

    Когда нет массового поступления вызовов, жизнь кипит и внутри здания – кто-то заполняет документы, кто-то пополняет сумки-укладки после расхода лекарств и медицинских изделий, некоторые успевают перекусить в столовой.

    Все вызовы, которые поступают на станцию, подразделяются на экстренные и неотложные. К экстренным относятся ЧС, ДТП, падение человека с высоты, ножевые и огнестрельные ранения, инсульты, инфаркты, роды. К неотложным относятся: «плохо, выпил», «плохо, лежит», «болит ухо», «высокое давление» и прочее, такие пациенты в состоянии и немного подождать. По словам медиков, на половине вызовов они не нужны. Часто бывает так, что повод серьезный, а по факту «Скорая помощь» приезжает на пустяк или консультацию.

    Информацию о вызове диспетчеры из оперативного отдела отправляют на специальный планшет в машине скорой помощи. В сообщении отображается причина, фамилия, имя и возраст пациента, адрес с картой, по которой они направляются к местоположению. Сотрудники фиксируют время получения вызова, передачу его бригаде, выезд и прибытие к пациенту. За каждым спецавтомобилем ведется спутниковое наблюдение.

    Зомби

    Вызов с поводом «умирает». В считанные минуты прибываем на адрес, на пятый этаж буквально взлетаем со всем «боекомплектом» из оборудования и медикаментов. Что насторожило и даже заставило надеть маски, так это запах разлагающейся плоти уже на первом этаже. В квартире застали картину: пациент – мужчина неопределенного возраста лежит на диване, на вопросы отвечает односложно, жалобы на голод и жажду, родственники стоят у открытого окна, жадно вдыхая воздух, источник запаха – сам пациент. Одет в трико и рубашку с длинными рукавами, явно ведущий асоциальный образ жизни. Вызов сделали родственники, с которыми он давно не выходил на связь. Беру в руку его руку, чтобы накинуть манжету тонометра, и тут с мягким хлюпающим звуком его рука от плечевого сустава оказывается отчлененной от его тела, причем сам пациент на это даже не отреагировал. После оказания помощи доставлен в больницу, где скончался через несколько дней.


    Нам поступает первый вызов к мужчине 70 лет с поводом «задыхается, онкологический больной» в поселок Кукушкино. Доехали быстро, бригада вошла в открытые ворота частного дома. Корреспондент ИА «Татар-информ» на 30 минут остался один.

    В салоне автомобиля скорой помощи находится дефибриллятор, аппарат искусственной вентиляции легких, кардиограф, кислородный ингалятор, различные укладки, начиная от акушерского комплекта, токсикологического набора для оказания помощи при отравлениях и заканчивая различными видами шин для иммобилизации переломов.

    Бригада на вызове должна в максимально короткий срок собрать жалобы, объективно осмотреть пациента, если понадобится – провести инструментальное исследование, выставить диагноз, оказать первую помощь и принять решение – оставить на месте или предложить госпитализацию.


    Бригада вернулась в машину. Выяснилось, что «Скорую» вызвали тяжелому онкологическому пациенту, медики оказали паллиативную помощь и сделали вызов онкослужбе.

    В машине фельдшер заполняет карточку и тут же делает отметку в планшете «бригада свободна», через несколько секунд приходит следующий вызов к женщине с поводом «многократная рвота». Затем третий по счету вызов на улицу Баумана. «Ожог глаз» у мужчины, который пострадал от газового баллончика. По прибытии «Скорой» он отказался от помощи, так как ему уже стало лучше.

    «Скорые», по словам Максима, практически не покидают центр города, особенно в выходные и праздничные дни.

    Бомж Андрей

    В Сбербанке, который рядом с гостиницей «Татарстан», постоянно ночуют лица без определенного места жительства. Был среди них и Андрей. Вечером, когда полиция приходила их прогонять, он сам просил вызвать ему «Скорую», притворяясь больным. Уже все бригады его знали. Мы подъезжали, и он говорит: “Всё, я готов, везите меня в 5-ю больницу”, – и чинно, не торопясь проходил в салон автомобиля скорой помощи. Даже знал, куда его везти. Он там ночевал в тепле, а потом утром выходил, попрошайничал, на эти деньги употреблял алкоголь, засыпал, потом просыпался – и по новой. В 5-й больнице его уже всего обследовали: кардиограмма прекрасная, сахар нормальный, давление отличное, просто нетрезвый и грязный. Санитары замучились его отмывать. Всю зиму он точно вот так же ездил, почти каждый день. Его пробовали не забирать, пытаясь воззвать к совести: “Андрей, ты наглеешь уже, мы же тебя только вчера отвозили”, на что он отвечал: “Ну ладно, вы меня не увезете, я еще раз вызову, другие меня отвезут”. Закончилась эта история плачевно – он просто как-то тихо умер, употребив неизвестное спиртсодержащее вещество.


    Нетрезвые лица или люди без определенного места жительства – частые «пациенты». Кроме «Скорой помощи», эвакуировать или куда-то определить их больше некому. Почти после каждого такого вызова приходится тратить время на мойку и обработку салона.

    Опять «свободны», и тут же новый вызов с поводом «головокружение» к молодой женщине. Медики ушли, но через 20 минут вернулись уже с пациенткой. Ей понадобилась госпитализация в инфекционную больницу с диагнозом «ангина». После планшет выдал сообщение «на станцию». Время было уже за полночь.

    Нам удалось побыть на станции около 30 минут, выпить кофе, пополнить израсходованные медикаменты и дописать карты. Снова вызов: на этот раз у женщины 62 лет поднялось давление. Обошлось без госпитализации. Через 20 минут уже шестой вызов – «болит голова». Этого пациента отвезли в стационар.

    Снова приехали на станцию. Кратковременный отдых около 2,5 часа, но не сон. Как мне сказали медики, поспать ночью – это «роскошь». В шестом часу утра пациентка самостоятельно обратилась в филиал. Медики осмотрели и с диагнозом «острый аппендицит» доставили в стационар. Этот вызов стал заключительным.


    В среднем за сутки у одной бригады бывает около 15 – 18 вызовов, а в период эпидемии их количество может достигать 28. Прошедшие сутки оказались относительно спокойными – 15 вызовов.

    Кожа как чулок

    Психиатрический пациент обложил себя газетками и поджег. Открытое пламя, пятый этаж, пожарные заливают все до первого этажа струей воды. Буквально в течение 6 минут мы подъехали со станции. Пожарные вытаскивают в одеяле пострадавшего мужчину, заносят его салон автомобиля, а у него ожоги I, II, III степени 90 процентов тела. Кожа как чулок сползает – жуткое зрелище. Я его беру за руку, а у меня его кожа в руках остается. Кровь и экссудат, он скользкий весь. Плюс у него еще психомоторное возбуждение и болевой шок. Он пытается вырваться, изворачивается и кричит: «Дай мне ванну, я нырну сейчас, ванну, мне горячо, я в ванну хочу». Обезболиваю наркотическими анальгетиками, делаю седативные, а они на него не действуют, возбуждение не проходит, еле его удерживаю. Единственный выход – быстрейшая доставка в ожоговый центр РКБ, и здесь сработал водитель. Доставили, но, несмотря на все старания специалистов РКБ, пациент скончался.


    В 7.30 смена у Максима и Ларисы окончена. Фельдшеры сдают смену, передавая по количеству и исправности оборудование, укладки, медикаменты, проводят текущую уборку салона, водитель наводит чистоту кузова автомобиля.

    На вопрос бригаде, что для них самое страшное в их работе, они ответили: «Самое страшное, к чему никогда нельзя привыкнуть, несмотря на профессиональную черствость, так это сообщить родственникам пациента, что мы сделали всё, что могли, но…»

    Из семи выездов за ночь, по мнению корреспондента ИА «Татар-информ», всего три оказались действительно нужными. А остальные… судите сами.




    Самое читаемое
    Комментарии







    Здравоохранение

    «Здравоохранение Татарстана – одно из лучших в России и в мире»: федеральный эксперт о республиканской медицине

    Федеральные эксперты и наблюдатели Общественного народного фронта на днях побывали в больницах Татарстана. О том, как сделать так, чтобы продолжительность жизни в Татарстане увеличилась до 78 лет, в интервью ИА «Татар-информ» рассказала эксперт центрального штаба ОНФ в сфере здравоохранения и общественного здоровья, руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением Гузель Улумбекова.

    Здравоохранение

    «У меня ВИЧ»: Как живут казанцы с диагнозом, о котором никому не расскажешь

    Сегодня в Татарстане, по официальным данным, 13 514 человек с ВИЧ-положительным статусом. Только в этом году заболевание впервые выявили у 600 человек. ИА «Татар-информ» рассказывает, как это, когда ты живешь с ВИЧ и от тебя отворачиваются многие. Имена героев изменены.

    Здравоохранение

    Вакцинация-2019 в Татарстане: 7 фактов о прививках и их составе

    Безопасны ли прививки для организма? Как появились отказники? Действительно ли прививки жизненно необходимы? На эти и другие вопросы о вакцинации ИА «Татар-информ» ответил руководитель Республиканского центра иммунопрофилактики Детской республиканской клинической больницы, главный специалист по иммунопрофилактике Минздрава РТ Дмитрий Лопушов.

    еще больше новостей

    © 2019 «События»
    Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
    информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
    о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
    коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

    Политика о персональных данных
    Об утверждении Антикоррупционной политики АО "ТАТМЕДИА"
    Для сообщений о фактах коррупции: shamil@tatar-inform.ru

    Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
    Телефон +7 (843) 222-0-999
    Электронная почта info@tatar-inform.ru
    Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
    Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
    Заместитель генерального директора,
    главный редактор русскоязычной ленты
    Олейник Василина Владимировна