Борис Менделевич: «Каждый россиянин должен получать медицинскую помощь рядом с домом»

31 Июля 2019

    Автор материала: Динара Прокопьева
    Когда жители страны будут довольны системой здравоохранения, что тормозит исполнение нацпроекта «Здравоохранение», сколько фельдшерско-акушерских пунктов не хватает Татарстану — об этом и не только в интервью с врачом-психиатром, депутатом Госдумы для «Татар-информ».


    Закон о закупках тормозит исполнение нацпроекта «Здравоохранение» в регионах

    Начнем с нацпроекта «Здравоохранение». В регионах есть проблемы с его реализацией, как обстоят дела в Татарстане?

    — Национальные проекты были утверждены первым указом избранного Президента РФ Владимира Путина в мае 2018 года. Один из этих нацпроектов — «Здравоохранение». По моему мнению, именно этот нацпроект – самый главный из существующих. Потому что без здоровья ничего не может быть – ни экономики, ни сельского хозяйства, ни малого предпринимательства и т.д.

    К концу 2018 года были четко сформулированы цели и задачи этого нацпроекта. Основной целью стало улучшение качества жизни россиян, главный критерий здесь – продолжительность жизни людей. К концу действия нацпроекта «Здравоохранение» в 2024 году средняя продолжительность жизни россиян должна составить 78 лет. На сегодняшний день это около 73 лет.

    Уже c начала года все регионы страны начали подписывать с федеральным Минздравом соглашения, в которых детально прописаны показатели и задачи по нацпроекту. Соглашения также предусматривают подготовку регионами федеральных подпроектов, всего их должно быть восемь. Вся эта работа должна была закончиться к 1 июля.

    Кроме того, в течение этого срока, когда готовились соглашения, проводилась подготовка учреждений и региональной системы здравоохранения в целом для приема нового оборудования. Федеральный Минздрав лишь определяет основные направления, а само исполнение лежит на регионах, большая ответственность на местных властях.


    Фото: архив / Михаил Захаров

    Для чего нужная такая масштабная подготовка?

    — Потому что, к примеру, новое медоборудование, которое будет поставляться в регионы в рамках нацпроекта, должно прийти в уже подготовленные помещения, чтобы через несколько дней начать оказывать помощь. Но зачастую, к сожалению, из-за неготовности помещений техника может простаивать.

    Часть ремонтных работ в рамках этого нацпроекта должны проводить сами регионы. И закупка какого-то оборудования также должна проходить в регионах. Но для этого должны пройти конкурсные процедуры, тендеры. Лимиты для проведения этих закупок доведены до регионов. Часть регионов уже начали объявлять эти тендеры заранее.

    Но есть проблема. Она кроется в федеральном законе о закупках. В повседневной жизни лечебные учреждения уже подстроились под этот закон. Но при реализации национального проекта возникают дополнительные условия, поэтому не исключены сбои. Да и сами конкурсные процедуры очень длинные. Мы это неоднократно обсуждали на различных заседаниях и совещаниях и пришли к выводу о необходимости изменений в 44-ФЗ.

    В Госдуме уже создана специальная рабочая группа по совершенствованию этого закона. Я надеюсь, что в самом начале осенней сессии будут приняты поправки к законодательству, позволяющие регионам максимально точно выполнить задачи нацпроектов.

    Насколько нужно сократить упомянутую вами конкурсную процедуру?

    — Давайте вспомним, для чего создавался этот закон. Понятно, что он создан для борьбы с коррупцией, — первое. Для экономии бюджетных средств — второе. Третье — чтобы расширить возможности для малого бизнеса. Наверное, с точки зрения экономии финансовых средств 44-й ФЗ хорош, но с точки зрения длительности этих процедур есть вопросы. Для спасения человеческих жизней здравоохранении бывает необходимость что-то срочно закупить. Если смотреть с этой точки зрения, то для медиков этот закон не очень подходит.

    Но здесь нельзя перегибать палку ни в одну, ни в другую сторону. Нельзя все отдавать на откуп главным врачам, как это было когда-то. И нельзя все централизовать до той степени, что мы будем затягивать эти конкурсные процедуры до невозможности.

    Только ли закон о закупках тормозит исполнение нацпроектов в регионах?

    — Могу отметить еще одну проблему с реализацией нацпроекта «Здравоохранение». Поначалу очень медленно шла передача федеральных средств регионам. В марте у нас выступал с докладом глава Минэкономразвития РФ Максим Орешкин. Когда мы стали уточнять у него конкретную сумму, направленную в регионы для реализации нацпроектов, то выяснилось, что это всего 2% от необходимых средств. При таком отношении к делу говорить о каких-то быстрых результатах не приходится.

    После этого случая Правительство РФ скорректировало свою работу. И деньги, наконец, пошли в регионы, до них довели лимиты. А значит, регионы уже могут объявлять конкурсы и проводить необходимые закупки. Думаю, что первые результаты этого нацпроекта мы увидим только по окончании текущего года.


    Фото: архив / Егор Никитин

    Нормативы, которые устанавливаются по нацпроектам, — они разные или одинаковые для каждого региона?

    — Мы понимаем, что стартовые позиции у регионов совершенно разные. Например, одним из главных критериев оценки реализации нацпроекта станут снижение заболеваемости, процента смертности и так далее. В Татарстане эти показатели – средние как по стране, так и среди регионов ПФО.

    Но если говорить про страну, то есть существенная разница между субъектами. И, к сожалению, этот нюанс не был учтен федеральным Минздравом. Правда, сейчас они пытаются выправить эту работу и сделать градацию регионов по их стартовым условиям. Потому что начинать с нуля и достичь 100 – это гораздо сложнее, чем начинать с 95.

    Градация будет учитывать и географию регионов. Например, Москва – очень плотно населенный регион с огромным бюджетом. И есть Якутия – огромная территория с малым количеством жителей. Понятно, что цифры и стартовые позиции здесь будут совершенно разными. Возвращаясь к Татарстану, отмечу: стартовые позиции нашей республики находятся в середине списка, мы не начинаем с нуля.

    У Татарстана есть все шансы сделать детские поликлиники бережливыми к 2021 году

    Вы инспектировали исполнение нацпроектов в Татарстане — 21-ю поликлинику Казани и детскую поликлинику «Азино». Расскажите, какие недочеты выявились во время этого визита.

    — Понятно, что когда приезжают комиссии, группы контроля из Москвы, любой регион хочет показать лучшее, что у него есть. 21-я взрослая поликлиника и детская поликлиника «Азино» — это одни из самых развитых лечебных учреждений в республике. Так, например, 21-я поликлиника — это первая поликлиника в Татарстане, которая создана по технологии бережливого производства.

    Такими должны быть все поликлиники, о чем говорил Президент страны в своем послании. По-моему, к 2021 году у нас 100% детских поликлиник в России должны перейти на формат бережливых, и в Татарстане в том числе. Когда я слушал это послание Президента, меня охватывала гордость за Татарстан. Многое, о чем говорил в своем послании Президент страны, уже делается в Татарстане. К примеру, бережливые поликлиники. Этим вопросом республика занимается на протяжении последних пяти лет или даже больше.

    Что 21-я поликлиника, что детская поликлиника «Азино» — это прекрасные медучреждения, поэтому мне сложно перечислить замечания по их работе. Но я бываю в разных поликлиниках и больницах республики. К сожалению, они не все в таком же состоянии. Хорошо, что у нас есть такой пример, на примере которого мы можем создавать лечебные учреждения по всему Татарстану.


    Фото: архив / Салават Камалетдинов

    Получается, через два с половиной года все детские поликлиники в Татарстане должны стать бережливыми. Республика справится?

    — Справится ли Татарстан? В этом я совершенно не сомневаюсь. Ни разу не было такого, чтобы Татарстан с чем-то не справлялся. Нет сомнений в том, что мы не успеем к этому времени или что-то пойдет не так.

    Основная масса финансовых средств идет из федерального бюджета, но, как я уже сказал, республика уже выделяет деньги и последние пять-шесть лет проводит программу. Понятно, что республиканский бюджет участвует в этом наравне с федеральным. Не готов ответить, в каких долях происходит софинансирование.

    Татарстан раньше федерального центра понял, что надо приближать медпомощь к сельскому населению

    Татарстан давно начал работу по восстановлению ФАПов на сельских территориях, но у себя в Инстаграме вы перечислили ряд проблем с ФАПами по России. Для нашей республики они тоже характерны? Есть ли проблемы с оснащением?

    — Татарстан действительно занимается ФАПами уже очень давно. Я был у истоков этого движения. По-моему, это было около десяти лет назад. У нас проходило совещание в Лениногорске, где есть производство этих модульных ФАПов.

    Могу сказать вновь о гордости за Татарстан, потому что только сейчас в национальном проекте «Здравоохранение» появилось поручение, что надо совершенствовать первичную медико-санитарную помощь, приближать ее к населению. Татарстан этим занимается уже около десяти лет. По указанию Рустама Нургалиевича ежегодно выделяется порядка 300 – 330 млн рублей именно на эту программу.

    Я бывал во многих районах и вижу, как в деревнях и селах появляются новые ФАПы, амбулатории. Людям предоставляется возможность получать медицинскую помощь прямо там, где они живут. К сожалению, мы проходили этап, когда у нас закрывались ФАПы, врачебные амбулатории на селе, участковые больницы и т.д. Слава богу, что этот этап закончился. Очень ценно, что Татарстан этим стал заниматься гораздо раньше, чем до этого дошел федеральный центр.

    Какие существуют проблемы? Мы проводили рабочее заседание, посвященное первичной медико-санитарной помощи, а это в первую очередь ФАПы. Да, деньги на них выделяются федеральным центром, плюс идет софинансирование со стороны региона. Но, как и в случае с оборудованием, очень важна подготовка. Куда этот ФАП встанет? Для этого сельсовет должен выделить землю, провести туда тепло, газ, канализацию. Нужно получить лицензию на него. Из доклада Министерства здравоохранения РФ следует, что часть новых ФАПов поставлены, но работают без лицензии. Это нарушение. У нас в Татарстане такого никогда не было, и я очень надеюсь, что никогда не будет.

    Плюс к этому, должна вестись подготовка с точки зрения кадров. Если мы знаем, что в этом селе будет установлен ФАП, мы должны четко понимать, какой фельдшер там будет работать. Постановка нового ФАПа — это комплексная работа, которая требует многостороннего подхода. В этом плане пока есть проблемы.

    На том же заседании рабочей группы в Госдуме, которое я проводил, с докладом выступал первый замминистра здравоохранения нашей республики Альмир Рашидович Абашев. Он рассказывал об опыте Татарстана, и мне было приятно, что все мои коллеги и оценили его по достоинству. Но успокаиваться не нужно, перед нами стоит очень большая задача. ФАПы будут продолжать строиться как по программе нацпроекта, так и в рамках региональной программы.


    Фото: архив / Султан Исхаков

    Какая работа с ФАПами в Татарстане предстоит в дальнейшем?

    — Знаете, сейчас есть определенные критерии, по которым определяется, нужен ФАП на селе или нет. Это количество населения и удаленность от другого медучреждения. Но я продолжаю предлагать добавить еще один критерий — демографические показатели населенного пункта. Понятно, что если это село, где преимущественно живут пенсионеры, там необходим либо ФАП, либо есть другой вариант. Я предлагал выделить вторую ставку фельдшера в ФАПе в соседнем селе, который бы сам приезжал к сельским жителям три раза в неделю. Этого вполне достаточно.

    Заканчивая ответ на ваш вопрос, повторюсь: приближение лечебной помощи к населению — это одна из основных задач нацпроекта «Здравоохранение», который поможет нам решить задачу, стоящую перед нами. Это увеличение продолжительности жизни и улучшение ее качества.

    Сколько ФАПов еще нужно Татарстану?

    — Если говорить о критериях, которые есть на сегодняшний день, то ФАПов необходимо порядка 120. Сейчас по республике стоит 1741 ФАП. Если добавится критерий «Демографический показатель», то, конечно, количество будет больше. Совершенно верно, что мы идем поступательно. Надо сначала построить то, что уже необходимо, а потом вводить новые критерии.

    Этот очень длинный путь, но ведь не одними ФАПами мы тут можем обойтись. Сейчас развивается такая форма, как «Мобильная поликлиника». Это передвижной мобильный комплекс, который ездит от деревни к деревне. В нем такое оснащение, которому может позавидовать даже стационарная поликлиника. Необходима стратегия: где-то нам, может, действительно нужен ФАП, а где-то будет достаточно того, что будет приезжать этот мобильный комплекс.

    Повторюсь: ФАПы нужны, и они нужны в большом количестве. Каждый гражданин нашей страны и нашей республики должен получать медицинскую помощь рядом со своим домом. В каком объеме и в каком виде — это уже вопросы логистики и развития системы здравоохранения.


    Фото: архив / Султан Исхаков

    За телемедициной — будущее здравоохранения

    Предлагают поговорить об инновациях в медицине? В Европе еще до похода к врачу люди могут решить свои проблемы, получив онлайн-консультацию у врача? Когда это дойдет до нас?

    — Прогресс не стоит на месте. В России вводится такое понятие, как телемедицина. Естественно, это тоже даст толчок развитию всей первичной медико-санитарной помощи, потому что нам не всегда нужен стационарный ФАП. Где-то будет достаточно поставить инфраструктуру для телемедицины, чтобы любой человек мог прийти в кабинет, нажать на кнопку и пообщаться с фельдшером дистанционно. Мы не знаем, как дальше пойдет прогресс. Все возможно, ведь сейчас за полгода происходят такие изменения, которым раньше было необходимо несколько лет.

    Лично мое мнение – за этим будущее. Понятно, что в каждую участковую больницу, в каждый фельдшерско-акушерский пункт на селе мы не сможем направить онколога, гастроэнтеролога, эндокринолога, то есть узкого специалиста. По большому счету, мы в первичном звене, особенно в сельской местности, должны наладить сбор и передачу информации о пациентах на более высокий уровень. Это нужно, чтобы, к примеру, специалисты РКБ, определяли либо вызывать этого больного к себе, либо самим выезжать на село, либо давать какие-то рекомендации дистанционно.

    Закон о телемедицине был принят еще два года назад – в июле 2017 года, все подзаконные акты вышли в начале 2018 года, то есть 1,5 года назад. Но, к сожалению, телемедицина за это время не получила такого широкого развития. С одной стороны, это связано с тем, что осталось еще много нюансов и нерешенных проблем с точки зрения закона или подзаконных актов. Все нужно регулировать, оттачивать, приближать к жизни – это первое.

    Второе — у нас многие пациенты не особо доверяют этим онлайн-консультациям. Понятно, что живое общение для людей гораздо важнее, чем общение через экран. Плюс ко всему, чтобы было эффективное общение, по эту сторону экрана, где находится пациент, должна быть возможность сделать все необходимые для постановки диагноза исследования. Скажем, провести компьютерную томографию, УЗИ определенных органов и т.д. Это нужно, чтобы пациент и медицинский работник, который находится рядом с ним, выдали специалисту всю необходимую для постановки диагноза и назначения лечения информацию. С этим пока еще проблемы.


    Фото: Рамиль Гали

    В Татарстане есть кабинеты телемедицины?

    — Конечно, у нас широко развита конференцсвязь. Татарстан в свое время чуть ли не первый в стране это запустил. Я знаю много примеров, когда специалисты консультировали именно по этой конференц-связи. Такое проводится, но не в том объеме, в каком хотелось бы.

    Когда россияне будут довольны нашей системой здравоохранения?

    Что думаете о проекте «Электронное здравоохранение РТ»? Через сервис можно записаться к врачу дистанционно, что повышает доступность медицинских услуг. Что еще нужно доработать в этой связи, на ваш взгляд?

    — «Электронное здравоохранение», или создание так называемого электронного контура здравоохранения, – это один из подпроектов нацпроекта «Здравоохранение». Я считаю его одним из основных направлений деятельности в здравоохранении по одной простой причине — с его помощью можно улучшить наше здравоохранение не только со стороны пациентов, но и со стороны государства. Вы упомянули о том, что есть электронная запись на прием, но это не основное. Действительно, для пациента мы должны создать комфортные условия, чтобы он мог записаться из дома к определенному времени в поликлинику, прийти и не сидеть в очереди, по талончику зайти. Это делается, но в любом деле есть свои исключения.

    Что необходимо сделать? С точки зрения организации здравоохранения и экономики мы теряем огромное количество государственных средств при переходе пациента с одного уровня на другой. Скажем, человек в сельской местности заболел каким-то заболеванием. Он сначала идет к фельдшеру, фельдшер его осматривает и направляет в ЦРБ. Он едет в ЦРБ, где ему назначают ряд исследований: анализ крови, УЗИ, рентген. Специалисты делают заключение: необходимо ехать в межрайонный центр. Там говорят: «Давайте мы вас еще раз посмотрим, нам не нравится ваша лаборатория». Опять берут кровь, делают УЗИ, рентген и т.д. После этого принимается решение о переводе на республиканский уровень. Он едет в РКБ, и там повторяется та же самая история.


    Фото: архив / Александр Эшкинин

    У нас исследования и анализы проводятся одному и тому же пациенту на одной и той же стадии заболевания по несколько раз. На это мы тратим огромнейшие бюджетные средства. Если бы у нас все это было закольцовано в один контур, то данные анализа тут же ушли бы в общую базу. В Татарстане лет десять назад был создан центральный архив медицинских изображений, куда стекаются данные со всех аппаратов, которые имеют цифровую основу. Компьютерная томография, цифровые флюорографы, МРТ и т.д.

    Еще один момент, на котором я бы хотел заострить внимание. У нас много говорят о том, что население недовольно нашим здравоохранением. Это действительно так. Все опросы, все исследования это показывают. Во время предвыборной кампании мы проводили повсеместное анкетирование людей по поводу удовлетворенности медицинской помощью. И у нас получилось, что 40 – 50% респондентов недовольны качеством. Но чем недовольны люди в первую очередь? Сервисом. Не самой медицинской услугой, не лечением, а именно сервисом. Как их встретили, насколько удобно было записаться на прием, как долго они сидели в очереди. Само по себе здравоохранение с точки зрения лечения, я считаю, у нас на очень хорошем уровне. Но с точки зрения сервиса, удобства для пациентов – в этом мы отстаем. Как только мы этот вопрос решим, а это решается введением этих электронных технологий, телемедицины, мы сразу получим эффект с точки зрения удовлетворенности населения нашей системой здравоохранения.




    Самое читаемое
    Комментарии







    Здравоохранение

    Раньше эти дети взрослыми не становились: в татарстанской ДРКБ открылся центр для детей с муковисцидозом

    Сегодня в Татарстане 127 человек живут с муковисцидозом, около трети из них – это взрослые пациенты. Совсем недавно диагноз «муковисцидоз» звучал как смертный приговор. Сейчас медицина позволяет выхаживать и поддерживать таких пациентов долгие годы. ИА «Татар-информ» рассказывает, как живется малышам с тяжелым заболеванием сегодня.

    Здравоохранение

    Семь советов, как избежать сердечно-сосудистых заболевания и не заработать инфаркт

    Здоровье человека зависит от множества разнообразных факторов: наследственных, социально-экономических, экологических, образа жизни и других. Главную роль в сохранении своего здоровья играет сам человек. Согласно исследованиям, около 40% населения старше 30 лет находятся в группе риска по развитию сердечно-сосудистых заболеваний и только 10% из них занимаются эффективной профилактикой.

    Здравоохранение

    Трансплантация и спасение от кровотечений: в казанской горбольнице № 7 теперь смогут лечить тяжелые болезни печени пациенты со всего Татарстана

    Пересаживать печень вот-вот начнут врачи Казанской городской клинической больницы №7.  Уже сегодня медики лечат пациентов с заболеваниями, из-за которых погибает этот орган. ИА «Татар-информ» выяснило, как и с какой патологией печени житель любого района Татарстана может попасть на лечение в казанскую больницу скорой помощи.

    еще больше новостей

    © 2019 «События»
    Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
    информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
    о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
    коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

    Политика о персональных данных
    Об утверждении Антикоррупционной политики АО "ТАТМЕДИА"
    Для сообщений о фактах коррупции: shamil@tatar-inform.ru

    Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
    Телефон +7 (843) 222-0-999
    Электронная почта info@tatar-inform.ru
    Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
    Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
    Заместитель генерального директора,
    главный редактор русскоязычной ленты
    Олейник Василина Владимировна