Владимир Леонов: «Мы – счастливые люди, а чемпионат мира по футболу в России – это легендарно»

12 Мая 2018

Автор материала: Алексей Анисимов
Министр по делам молодежи и спорту Татарстана Владимир Леонов в интервью генеральному директору АО «Татмедиа» Андрею Кузьмину для ИА «Татар-информ» рассказал о том, почему чемпионат мира по футболу станет для Казани легендарным событием, будут ли доступны объекты мундиаля для горожан после его завершения и какие новые спортивные сооружения появятся в Татарстане в обозримом будущем. Часть первая.

В последние несколько лет Казань называют спортивной столицей России: местные профессиональные клубы завоевывают один трофей за другим, инфраструктура для занятий спортом прирастает с каждым годом, а интерес к здоровому образу жизни среди горожан становится все выше. Владимир Леонов уверен – успехи Казани и Татарстана являются заслугой не только властей или спортсменов, но и тренеров, болельщиков и всех неравнодушных к спорту.


«СБОРНЫЕ-УЧАСТНИЦЫ ЧЕМПИОНАТА МИРА ПРИЛЕТЯТ В КАЗАНЬ 10, 12 И 13 ИЮНЯ»

– До чемпионата мира по футболу в России, матчи которого примет Казань, осталось чуть больше месяца. Насколько столица Татарстана сегодня готова к мундиалю, что еще осталось сделать?

– Совершенно правильно заметил – осталось буквально несколько недель до чемпионата мира по футболу. Великое, не побоюсь этого слова, событие, потому что впервые пройдет на территории нашей страны, на территории постсоветского пространства. Я считаю, что мы – счастливые люди, по крайней мере с тобой: мы вовлечены в этот проект, участвуем в нем даже не косвенно, а прямо. Это, конечно, очень круто. О том, что сделано, можно сказать про всю нашу державу – построено 12 стадионов, это огромное количество. В Москве два стадиона, еще в десяти города по одному. Это легендарно. Что касается нас, Казани как города, который примет чемпионат мира по футболу, мы к нему были готовы заранее. «Казань Арена» – тот объект, на котором мы сегодня с тобой находимся и общаемся, – был построен даже не под чемпионат мира по футболу, а под проведение Универсиады. И, вспоминая историю, то, что в России были кое-какие стадионы и инфраструктура, сильно помогло нашей заявочной кампании. Когда страна получила право проведения чемпионата мира, мы уже немного переформатировали стадион и строили его по самым современным требованиям регламента ФИФА. Несмотря на проведение Универсиады, он был построен как чисто футбольный стадион, заточенный конкретно под игру с мячом, под соккер. Помимо Универсиады, того шоу, которое здесь было, мы попользовали его вдоволь – сыграли здесь в Лиге Европы, провели несколько матчей регулярного чемпионата.

– Там же в 2015 году проходил и чемпионат по водным видам спорта.

– Да, и он тоже был уникальным – мы разместили на территории стадиона два плавательных бассейна. И все до сих пор вспоминают этот чемпионат потому, что он прошел на стадионе. До этого никто такого не делал. И сегодня Лос-Анджелес, который планирует проведение Олимпийских игр, в рамках своей концепции тоже предложил размещение двух бассейнов на стадионе. И, в общем-то, приоткрою завесу тайны: сегодня оргкомитет Лос-Анджелеса консультируется у нас о том, как это было в Казани. У нас есть прямой контакт, благо у нас есть теплые дружеские отношения с Международной федерацией плавания. Они как раз посоветовали оргкомитету LA выйти на нас, и сейчас мы находимся в диалоге. Нас часто обвиняют в том, что мы меняем газон, но все замены газона были оправданы, были связаны с теми или иными мероприятиями. За пятилетнюю историю стадиона проведенные события нанесли определенный урон качеству поля, но сегодня газон насколько отработан и прошит, что у нас нет сомнений – это будет одно из лучших полей в нашей стране. Мы научились за ним ухаживать, в ближайшие несколько лет не будет менять газон. Просто нужен хороший аграрий, хороший уход, и все будет хорошо.


– Какие еще объекты спортивной инфраструктуры будут задействованы в проведении чемпионата мира помимо «Казань Арены»?

– Помимо стадиона, который появился у нас достаточно давно, было сделано много инфраструктурных историй, связанных с подготовкой к крупным мировым событиям и к чемпионату мира. Основным лейтмотивом было то, что мы получили несколько тренировочных полей, отремонтировали наши тренировочные базы. Старожилы помнят старый заброшенный стадион «Электрон», сегодня это совершенно обновленный объект – мы отремонтировали не только поле, но и всю инфраструктуру вокруг. Сейчас там базируется республиканская детско-юношеская спортивная школа «Динамо» не только по футболу, по восьми различным видам спорта. Мы получили такое наследие. Также мы получили дополнительное поле на комплексе «Свияга», где расположен комплекс стендовой стрельбы, – сейчас там есть полноценное поле, которое мы также будем использовать как наследие. Планируем открыть в этой полосе спортивную школу по футболу. Еще одно дополнительное поле появилось в знаковом месте – это лагерь «Волга». Мы обновили площадку футбольного стадиона «Динамо» в поселке Мирный, это тоже наследие: там функционирует своя спортшкола, физкультурно-спортивное общество «Динамо». Обновили «Трудовые резервы» в центре города: газон, раздевалки, инфраструктуру. Все это будет работать не только для чемпионата мира по футболу, но и станет наследием для нашего населения уже после окончания турнира, для тех ребят, которые будут заниматься в том числе футболом. Зачастую спортивные школы у нас все комплексные, но об этом мы тоже попозже поговорим.

– Что получит Казань как город от проведения чемпионата мира кроме названных спортивных объектов?

– Самое серьезное для Казани и Татарстана, что несет в себе чемпионат мира, – это промоушен: мы еще раз оказались на спортивной карте мира. Нам в числе четырех городов было доверено проведение Кубка конфедераций в прошлом году. Не все себе могли это позволить, но у нас была инфраструктура, хороший менеджмент – мы провели все на самом высочайшем уровне. В рамках чемпионата мира нам очень повезло, у нас потрясающие команды, четыре групповых матча, 1/8 финала, четвертьфинал. Вполне возможно, помимо Испании, Германии, Франции, Ирана и других к нам, приедет и Бразилия, может у нас сыграть и Аргентина, может приехать Бельгия, еще раз сыграть Франция. Все зависит от раскладов в группах. У нас будут жить три сборных, это тоже очень важная тема. По регламенту ФИФА сборные приезжают заранее на чемпионат мира, останавливаются на какой-то из тренировочных баз и уже оттуда летают на футбольные матчи. Представьте – из 32 команд три будут жить в Казани. Это хороший процент, для нас это престижно, потому что сборные Австралии, Японии и Колумбии, одни из лидеров мирового футбола, выбрали базы в Казани. Одна из них – это база «Рубина», нашего футбольного клуба, который также получил дополнительное поле. Вторая – «Трудовые резервы»: там команда будет тренироваться, а жить на базе «Ак Барса». Третья локация – это горнолыжный комплекс «Свияга», футболисты там будут жить, а тренироваться на том поле, о котором я говорил ранее. Эти три команды прилетят в десятых числах июня, 10-го, 12-го и 13-го они прибывают. В течение всего турнира в зависимости от того, как далеко они пройдут, они будут находиться на территории Казани и отсюда летать на игры. Все для них организовано. Конечно, было очень много переговоров, споров – каждая из команд формирует свою диету, меню, кто-то приезжает со своими поварами, кто-то привозит свои продукты. Очень много разных нюансов. У каждой из команд будут открытые тренировки, милости просим. Думаю, о них мы потом еще отдельно объявим.

– Чем мы будем удивлять гостей, насколько они будут доступны? Рисуем ли мы граффити, как в случае с Роналду во время Кубка конфедераций (перед стартом турнира на одном из казанских зданий появилось огромное граффити с изображением португальского футболиста – прим. авт.)?

– Не буду открывать все секреты, давайте оставим что-то. Скажу ключевые вещи: во-первых, на сегодняшний день очень большая заинтересованность в чемпионате мира у иностранной публики. Сегодня продано по факту более 95 процентов билетов на «Казань Арену» – могу сказать, что на каждом из матчей на стадионе будет аншлаг. Причем статистика говорит о том, что 53 процента – это иностранные зрители. Что вообще удивительно: больше всего билетов купили в Соединенных Штатах Америки. Более 83 тысяч билетов – это гости из Америки при том, что эта страна не отобралась на чемпионат мира. Высокий процент у Китая, который тоже не сыграет в России, но люди едут. Очень заинтересованы в Латинской Америке, и для нас это удивительно – много болельщиков будет из Колумбии, Мексики, Аргентины. Из Европы основная масса – это немцы. Всего в Россию приедут болельщики из 95 стран, я назвал сейчас топ 6-7. Удивительно, что Америка – и Северная, и Южная – большим скопом летит к нам. Удовольствие это недешевое, трансконтинентальный перелет – довольно дорогое удовольствие. Основной залет будет через Москву, через Шереметьево, Домодедово и Внуково. Кто-то, я думаю, полетит трансферами через Франкфурт, через Стамбул, через какие-то другие города, откуда есть прямое сообщение с Казанью. И, конечно, в основном это будет авиасообщение. Внутри страны формируются разные расписания. РЖД формирует бесплатные поезда между городами при наличии билета. Сегодня квоты там еще есть, поезда загружены не полностью. У нас было большое совещание с РЖД, и, в принципе, они готовы выделять дополнительные составы, если они будут востребованы. В целом нормальная логистика, к тому же при наличии билета для зрителей еще и бесплатная. Они ставят современные двухэтажные поезда типа «Ласточки». Эта тема сработала на Кубке конфедераций, все были довольны. Была такая хорошая миграция внутри страны.


«НУЖНО УЛЫБАТЬСЯ И НАСЛАЖДАТЬСЯ МОМЕНТОМ – ПО СУТИ, МЫ ПИШЕМ ИСТОРИЮ»

– С гостями понятно. Много недовольств у казанцев – я помню еще недовольства горожан перед Универсиадой, когда город остановился. Сейчас вроде стало легче, но ради чего терпят наши люди? Что им это дает? Что от чемпионата мира получит рядовой казанец кроме чувства гордости за державу?

– Давай будем откровенны – это стереотип. Я говорю об этом во всех интервью и не боюсь об этом говорить. Нас всегда пугали, начиная с 1000-летия Казани, тем, что надо уезжать из города, что это не про нас, что все закроют-перекроют. Мир поменялся, друзья, он стал другим, более открытым. Мы делаем это все для конкретных людей: не для американца, не для китайца, не для немца. Мы делаем это для всех – для россиянина, для казанца, для бугульминца, для зеленодольца, для омича, я не знаю. Любая география. Мы клиенториентированный город. Мы открыты, все, наоборот, будет работать: мы продлили работу общественного транспорта, мы продлили работу театров, музеев, всех культурных заведений. Будут открыты рестораны, будет огромное количество культурной программы, все парки и скверы будут забиты. Мы открываем фан-фестиваль, который будет работать каждый день и каждый матч. Все 64 матча чемпионата мира он будет открыт у Центра семьи «Казан» – это место единовременно может принять 25 тысяч зрителей. Там будут различные активности, кейтеринг, вход туда бесплатный, охраняемый периметр. Да, у нас будет "последняя миля", которая будет работать за три часа до матча. Но это 800 метров до стадиона, прогуляться по хорошей погоде совершенно нормально. Опять-таки, это делается для людей и для их безопасности, чтобы, не дай бог, ничего не случилось. Это меры безопасности, и все это понимают. Мои родители, люди старшего поколения – все уже привыкли, все ходят, наслаждаются тем, что происходит. Я не могу говорить за всю страну, но за наш Татарстан могу. Мы проводим 30 турниров ежегодно в Казани. Раньше, лет десять назад, когда мы проводили какой-нибудь один юниорский чемпионат Европы, мы проводили пятьсот совещаний, чтобы он покатился. Сегодня мы проводим совещание на уровне начальников отделов, я собираю одно совещание – и понеслась. Менеджмент готов, объекты готовы, мы все знаем. Межведомственная работа налажена: это ведь не просто Министерство спорта организует, это межведомственная работа. Мы работаем с Минсвязи, с Минкультом, с Минобром, с администрацией города, со всеми силовыми структурами: с ГИБДД, с МВД, с МЧС, с ФСБ. Это такой оперативный штаб, который работает на каждом мероприятии. Конечно, чемпионат мира по футболу – это топовый турнир, это самое зрелищное и спортивное с точки зрения телевизионных и интернет-трансляций мероприятие. Но, по сути, провести тот же чемпионат мира по водным видам спорта было гораздо сложнее, Универсиаду – еще сложнее, потому что это многофункциональное мероприятие, задействовано огромное количество объектов. Здесь – стадион, аэропорт, ж/д вокзал, базы команд, все более-менее понятно. Мы знаем, что на стадионе 45 тысяч зрителей, 53 процента из них – это будут иностранцы, это те клиенты, которые к нам приедут. Срез: еще половина от оставшихся болельщиков – это не казанцы, зрители, которые приедут из других российских городов. И мы понимаем, сколько примерно в день каждого матча нам ждать гостей. Все остальные пойдут в фанзону, если захотят потусоваться, разбредутся по городу, все будет открыто. Никаких перекрытий вообще не будет, будет работать только последняя миля. Чтобы объяснить на пальцах – это 800 метров вокруг стадиона.

– Почему вышел запрет на продажу спиртного во время чемпионата мира? С чем связано принятие такого решения? Лично я считаю это проявлением недоверия к нашим горожанам и гостям.

– Я не могу это комментировать. Вообще, я приверженец здорового образа жизни. Есть такие правила и регламенты, не мы их придумали. Это, в том числе, регламенты ФИФА, которые синхронизированы с национальными правилами. Я не принимал этот закон, поэтому не могу его комментировать. Как министр спорта и молодежи я не против.

– Люди ходят в рестораны, и кафе потеряют в прибыли, в выручке. Я тоже за здоровый образ жизни, но в последнее время не видел валяющихся на улицах пьяных людей. Мне кажется, что проявлено определенное недоверие, неуважение.

– Мне как государственному чиновнику сложно комментировать законы, которые принимаются такими же государственными чиновниками. Вышел закон – значит, мы должны ему подчиниться. Это же временное ограничение, которое тоже связано с безопасностью. В этом смысле так построен силовой блок – они минимизируют возможные риски. Понятно, что мы современные люди и живем в современном государстве. Да, мы не видим на улицах валяющихся, но риск такой существует. Чтобы его минимизировать, вводятся определенные ограничения. Я говорю не только про продажу спиртного, а обо всем в целом. Естественно, будут усилены меры безопасности, будет работать больше структур, которые этими вопросами занимаются. Но еще раз повторюсь – мы уже опытны, и эти люди лояльны, поэтому они не будут реагировать резко. Это все-таки имеет предупредительный характер. Если человек не послушается или еще что-то, конечно, будут другие меры. Но сегодня платформа такая, что мы получаем некий запрос и потом на него реагируем. Преждевременной реакции у этих структур нет. Такой посыл – мы должны провести все на должном уровне без каких-либо инцидентов, но очень аккуратно и деликатно.

– В чем самое узкое место подготовки к чемпионату мира на сегодняшний день – что за оставшийся месяц еще нужно поправить? Кроме того, что постелить асфальт на дорогах.

– Асфальт-то постелем. Я думаю, что каждый, кто вовлечен в процесс, делает свою работу, чтобы это все прошло хорошо. Нужно шире улыбаться, наслаждаться моментом – мы, по сути, пишем историю. Посмотреть матчи на стадионе, либо по телевизору, либо в фанзоне, насладиться прекрасным футболом. Поболеть, как бы много там ни было скепсиса, за нашу национальную сборную, потому что мы все равно в нее верим. Много кривотолков, разговоров, но так всегда было и будет. Это наша сборная, такая, какая есть. Надо за нее болеть. Кто болеет за другие сборные, надо поддержать их.

– Получается, надо как в старом анекдоте «расслабиться и получить удовольствие».

– Расслабиться, наверное, нет, но получить удовольствие точно (смеется).


«В ЕВРОПЕ НЕТ НИ ОДНОГО ГОРОДА С ТАКОЙ СПОРТИВНОЙ ИНФРАСТРУКТУРОЙ, КАК КАЗАНЬ»

– Мы уже начали говорить о материальном наследии чемпионата мира. Будут ли объекты мундиаля доступны после завершения турнира? Насколько в Татарстане развивается детский спорт, какие у него перспективы? Насколько дорого заниматься детским спортом?

– Попробую ответить на этот вопрос системно, комплексно и развернуто. Татарстан давным-давно заложил очень хороший фундамент в развитие массового, детско-юношеского спорта – все, о чем мы говорим до спорта высших достижений. В первую очередь, огромный поклон за это первому Президенту Минтимеру Шариповичу (Шаймиеву), и действующему Президенту Рустаму Нургалиевичу (Минниханову). Они сами – спортивные люди, они никогда не жалели вкладываться в инфраструктуру, вкладываться в развитие детско-юношеских спортивных школ. Это реально работает, это все бесплатно – это наше бюджетное образование, у нас 172 спортивные школы. Мы их все знаем, у нас 75 видов спорта, которые мы культивируем, 42 олимпийских. У нас одни из лучших результатов в нашем округе и в стране по юношескому резерву. У каждой нашей профессиональной команды есть свой резерв, у нас очень хорошие результаты по индивидуальным видам спорта как по летним, так и по зимним. Это стало возможно благодаря той инфраструктуре, которая есть в Татарстане. На секундочку, мы с вами лидеры в стране по количеству ледовых арен, у нас их 41. Мы лидеры в стране по количеству бассейнов, у нас их 205. Сейчас у нас почти 11 тысяч спортивных объектов в целом в республике. Позавчера приезжает одно из ведущих французских спортивных изданий, не буду рекламировать. Берет у меня интервью. Два парня колесят по всей России и делают репортаж к чемпионату мира по футболу, Поскольку Франция играет в Казани, они приехали к нам. Они много чего проехали, уже были в Москве и одни из последних городов посетили Казань. Во-первых, они просто в шоке от города в целом. Они не ожидали, что такой город существует, что здесь так красиво. Они из Парижа. И мы, значит, стали говорить про футбол – «Рубин», «Казань Арена». Потом мы перешли к спортивной инфраструктуре, и я назвал им такие приблизительные цифры. А ребята увлекаются плаванием. Когда я сказал, что у нас 205 бассейнов, они мне не поверили. Потом они спросили, сколько у нас 50-метровых бассейнов – это профессиональные бассейны, для профессионалов это важно. Это олимпийский размер. Так вот, их у нас десять. Они опять не поверили. Мы пошли, посчитали – десять. Чтоб вы знали, в Париже – столице Франции – нет ни одного 50-метрового бассейна. Это к вопросу о том, насколько сегодня все работает.

– Серьезно?

– В Европе нет ни одного города с такой спортивной инфраструктурой, как Казань. У нас есть все объекты для проведения Олимпийских игр кроме велотрека. Мы хоть завтра инфраструктурно готовы принять летние Олимпийские игры. Об этом мы всегда говорили и заявляли. К чему я это веду… Давай не будем далеко ходить – у нас есть Дворец водных видов спорта, это три ванны. Прыжки в воду у нас закончились в 1976 году, мы тогда в последний раз прыгнули в воду. Тогда у нас был один бассейн – это «Синтез», там была вышка. Но когда пришли пловцы и ватерполисты, прыгунам стало сложно, потому что у них должна быть отдельная ванна. Синхронного плавания в Казани вообще не было, вообще. Сейчас у нас работает школа «Акватика», мы открыли ее в 2015 году. Сегодня и в той, и в другой секции занимаются по пятьсот человек. Появились чемпионы – прыгун в воду Никита Шлейхер, Олеся Архипова впервые завоевала две медали на чемпионате России по синхронному плаванию в дуэте и в соло. Вот это все, пожалуйста, это открыто. У нас сегодня работает три тысячи тренеров. У нас с вами 370 татарстанских спортсменов входят в состав сборных России. Это огромные цифры, это результат долгосрочной работы. Много скепсиса, всегда найдется тот, кто скажет, что мы недорабатываем. Мы сегодня проводит 18 масс-стартов в течение года, все это объединили в один бренд Timerman. Открывается заявка, и через два дня заканчиваются слоты – люди хотят заниматься спортом, это общий тренд. И этих людей большинство. Всегда будут недовольные, которые скажут: «Тут что-то не так, тут не доехали». Было бы желание, Андрей. Мы создаем вместе с Правительством и Президентом все условия для того, чтобы любой житель республики мог заняться спортом. И если даже нет денег или не хочется на это тратиться, это можно сделать бесплатно. Конечно, параллельно существуют платные мероприятия – там чуть выше сервис, чуть лучше тренер, индивидуальные занятия, что-то еще. Но при прочих равных лучшее время – я тебе отвечаю – отдаем нашим школам. Можешь вечером поехать во Дворец водных видов спорта и проверить. В день там трафик две с половиной тысячи человек. Вечером там муравейник, по дорожке плавает по двадцать человек в трех бассейнах.

– Значит, и этого не хватает, надо строить еще бассейны.

– А мы строим, я сейчас скажу. Мы строим еще восемь бассейнов. Мы сейчас с тобой сидим, а наши доблестные строители строят еще восемь бассейнов. В каждом муниципальном образовании в Татарстане будет бассейн. Мы договорились с Миннихановым, Рустам Нургалиевич поддержал. Плавание – это жизнь, это очень просто, для здоровья это суперполезно. У нас в каждом муниципалитете будет бассейн. Конечно, 25-метровый: мы не строим полтинники, потому что нет смысла. Сейчас в Альметьевске мы строим огромный аквацентр вместе с «Татнефтью». Там появится классный объект, они хотят – Айрат (глава Альметьевского муниципального района Айрат Хайруллин – прим. авт.) молодец, много делает для спорта. В этом году мы уже сдадим огромный аквацентр. И уже сейчас идет работа по тренерам, потому что тренерский штаб тоже очень важен.

– Кроме бассейнов, о которых ты сказал, какие объекты будут строиться в ближайшие годы? Велотрек построим или нет?

– Дело не в этом. Если бы была заявка на Олимпийские игры, например, его надо было бы строить, да. Но без крупного события его сложно построить, он очень весомый по деньгам. Это несколько миллиардов рублей. Строить его просто так, без какого-то события, потом еще содержать – объективно накладно для республики. Но под какой-то большой event мы его построим. И может быть, даже не в Казани, а где-нибудь в районе Набережных Челнов – там традиции, там школа. Мы с вами очень много построили в рамках подготовки к Универсиаде, надо отдать должное. У нас огромные программы по республике, мы строим не только крупные сооружения, но и строим много спортивных площадок, лыжных баз, хоккейных коробок. За последние три-четыре года мы построили около тысячи таких сооружений. Тысячи спортивных площадок! В прошлом году мы переформатировали программу и построили 11 лыжных баз, в этом году построим 16 баз. Немного сократили количество площадок, но строим хоккейные коробки круглогодичные. Помимо этого мы летом полностью заходим на реконструкцию стадиона «Локомотив» в Юдино, долгожданную – будем формировать там другое поле, менять трибуны, подтрибунные помещения и в перспективе планируем там сделать биатлонный комплекс. Это не вопрос одного года, потому что это тоже достаточно дорогое удовольствие. Мы разбили реконструкцию на три-четыре этапа. Параллельно строим сейчас шесть универсальных спортивных залов по Татарстану. Вспоминая неплохие выступления наших ребят на зимних Олимпийских играх, мы договорились, что в перспективе хотим отдельно построить в Казани Центр фигурного катания, потому что тоже есть традиции, есть история. А когда на объекте хоккеисты и фигуристы, всегда возникают проблемы (смеется). Поэтому мы сейчас проектируем отдельный объект, который отдадим чисто фигуристам, чтобы они там занимались. Уже договорились с Мозер (Нина Мозер, тренер по фигурному катанию, заслуженный тренер России – прим. авт.), она готова дать нам сюда программу, хороших тренеров, чтобы мы здесь растили из маленьких мальчишек и девчонок участников чемпионатов мира и Олимпийских игр.


«ГОДОВОЙ БЮДЖЕТ МИНИСТЕРСТВА СПОРТА ТАТАРСТАНА – ОКОЛО ТРЕХ МИЛЛИАРДОВ РУБЛЕЙ»

– Это серьезным бременем ложится на бюджет, все эти объекты ведь нужно содержать. Получается, бюджет на спорт с каждым годом увеличивается?

– Нет, не увеличивается. Годовое исполнение бюджета по Министерству спорта – порядка трех миллиардов рублей. Это открытые и прозрачные цифры, их можно посмотреть в любой статистике. Ничего не увеличивается. Мы с тобой говорили про конкуренцию… Каждому объекту ставится госзадание в 50 процентов, его ставлю не я, как министр спорта, а государство – заработать внебюджет. У каждого объекта есть возможность делать платные секции, открывать какие-то магазинчики, что-то сдавать в аренду, формировать какой-то бизнес вокруг объекта, на территории. Причем, из заработанного мы смотрим, чтобы 25 процентов они платили зарплату персоналу этого объекта. Это тоже очень важно. Мы подняли зарплату тренерам. До 2015 года зарплата у тренеров не повышалась, мы подняли ее на 35 процентов. Средняя зарплата тренера в Татарстане – 33,5 тысячи рублей. Это хорошая, нормальная зарплата. Плюс у него еще есть возможность в рамках того же объекта получать дополнительные бонусы в рамках этих платных секций.

– Вы следите, чтобы не было перекоса? Говорите о бесплатной доступности, а тут коммерческие секции.

– Следим, мониторим. Если это наша школа, объект или муниципальный объект, все предельно прозрачно. Есть отчетная документация, мы все это видим. Вся эта работе ведется через кассовый аппарат, фискальная отчетность.

– Например, ситуация – приходят родители с ребенком в спортивную школу в удобное время, а там занимается платная группа.

– Все удобное время отдано под бесплатные занятия детско-юношеских спортивных школ. Это наша прерогатива, мы все это отслеживаем. Конечно, в рамках наших бытовых будней, Андрей, случается многое, но это не система, это разовые случаи. Бывают недобросовестные руководители, еще что-то. Естественно, мы принимаем меры. Это наша работа.


– Если что-то происходит, куда жаловаться родителям?

– Да куда угодно. Мне пишут лично в Instagram, у меня открытый аккаунт. Я на самом деле в этом плане открыт и всегда нахожу время для того, чтобы ответить. Мы принимаем меры. У нас электронный документооборот, есть письма, причем, пишут не только мне – пишут Президенту, Премьер-министру. Министерство, в любом случае, на своде. Даже если в муниципалитете что-то происходит: в Зеленодольске, Челнах, Альметьевске, Бугульме, все равно это все аккумулируется в рамках Министерства. У меня есть отдельный отдел, который формирует всю эту повестку, контрольные карточки. Ты же тоже работал. Поверь мне, от них далеко не убежишь. Обращения граждан – это святое: там не отпишешься, там надо реагировать. Эта обратная связь работает. Тот же Дворец водных видов спорта, когда там были несколько проблем, такие базовые, не связанные с платами – протекает какой-то кран в душевой. Мне написала родительница, я сделал звонок, говорю: «Ну поменяйте, найдите возможность». Поменяли. И таких мелочей много. С питанием были вопросы, мы тоже отреагировали – было какое-то некачественное питание. Но это наши рядовые будни.

– Хорошо, что вы смотрите, реагируете. Нет ли такой практики: чем больше у нас людей занимается спортом, тем больше нам федеральный центр от своего федерального пирога что-то отламывает? Чем больше у нас мастеров спорта, олимпийцев, тем больше преференций мы получаем?

– Это больной вопрос, на который Рустам Нургалиевич всегда дает неоднозначную оценку. В целом в стране получается так – чем лучше ты работаешь, тем меньше тебе дают. Это проблема. На мой взгляд, надо диверсифицированно подходить, особенно к работе регионов. Мы сегодня, когда приходим в некий орган, который распределяет тот самый пирог… Во-первых, надо сказать, что этот пирог не такой большой. Ты говоришь: «Давайте мы строим такой-то объект, дайте нам какую-то часть в рамках вашей федеральной программы». Они открывают эти регламенты и смотрят – так, Татарстан. Бюджетная обеспеченность относительно другой какой-то республики. И они могут дать, например, из ста процентов только сорок. Потому что мы хорошо работаем, еще раз повторюсь. В другом регионе другая бюджетная обеспеченность, и они туда могут дать восемьдесят процентов. Понимаешь? Это один из примеров. Следующий пример – они перелистывают этот регламент дальше и смотрят. Так, обеспеченность спортивными сооружениями. Татарстан, значит: ледовых – 41, бассейнов – 205, ФОКов (физкультурно-оздоровительных комплексов – прим. авт.) – 2078. «У вас много, надо строить в других местах. Извините», – и закрывают регламент. Во мне тоже течет татарская кровь по маминой линии, поэтому мы как татары не останавливаемся: захотим с другой стороны, договариваемся. К сожалению, такие перегибы есть, Андрей. Они просто существуют, это факт нашей жизни. И во многих вещах так, к сожалению опять-таки. Вовлеченность физкультурой и спортом в Татарстане составляет 43 процента – это цифры, это не я как министр придумал. Среди студентов сегодня мы подкатываемся к 80 процентам. По сравнению с общероссийскими показателями мы выше среднего в разы. Но никаких преференций нам это не дает. Нам есть куда стремиться, но уже сейчас мы находимся на уровне ведущих спортивных держав мира. Другое дело, что мы внутри своей страны.

– Президент же всегда ставил планку равняться на лучшие европейские образцы. Не надо равняться на соседние области.

– Поэтому я тебе в интервью не назвал конкретных городов, кроме Парижа. Ну ладно, Париж мы выиграли еще когда завоевали Worldskills. Поэтому у нас еще там галочка стоит.





Самое читаемое
Комментарии







Спорт

Детская сказка с «Татнефтью» и с золотом

Воспитанница Кичучатовской КСШ компании «Татнефть» 8-летняя Наина Мужева приняла участие в одном из главных конно-спортивных фестивалей мира в ОАЭ — Всемирном фестивале им. шейха Мансура бин Заеда, который состоялся на прошлой неделе.

Спорт

Олимпийская чемпионка Маргарита Мамун: «В России конкуренция в художественной гимнастике очень большая»

Олимпийская чемпионка, семикратная чемпионка мира по художественной гимнастике, четырехкратная чемпионка Европы, четырехкратная победительница Универсиады в Казани Маргарита Мамун 20 октября провела благотворительный мастер-класс для татарстанских гимнасток и рассказала корреспонденту «Татар-информа» о конкуренции в этом виде спорта, ее отношению к интригам спортивного закулисья и о планах стать депутатом Государственной думы.

Спорт

Руслан Нигматуллин: «Рубину» аукаются большие траты прежнего менеджмента»

Сегодня арбитражная палата инстанции УЕФА по финансовому контролю клубов исключила «Рубин» из одного еврокубкового турнира, если клуб пробьётся в него в течение двух ближайших сезонов. «Рубин» нарушил правила финансового фэйр-плей.

еще больше новостей

© 2018 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Телефон +7 (843) 222-0-999
Электронная почта info@tatar-inform.ru
Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
Заместитель генерального директора,
главный редактор русскоязычной ленты
Олейник Василина Владимировна

СОБЫТИЯ
в Яндекс.Дзен
Подписаться
×