Владимир Леонов: «Мы не перекупаем спортсменов из других регионов, мы создаем им лучшие условия»

12 Мая 2018

Автор материала: Алексей Анисимов
Министр по делам молодежи и спорту Татарстана Владимир Леонов в интервью генеральному директору АО «Татмедиа» Андрею Кузьмину для ИА «Татар-информ» прокомментировал развитие в республике олимпийских видов спорта, рассказал о совместном проекта с заводом хоккеиста «Ак Барса» Даниса Зарипова и выразил свое мнение относительно перехода казанского «Рубина» в частные руки. Часть вторая.

Леонова в какой-то степени можно назвать исторической личностью для республики – именно в период его руководства Министерством спорта Татарстан впервые завоевал медали на зимних Олимпийских играх. Однако сам государственный чиновник считает, что своим успехом татарстанские атлеты обязаны, прежде всего, грамотно выстроенной и отлажено работающей системе развития спорта в республике.


«СПОРТ В ТАТАРСТАНЕ ЭВОЛЮЦИОНИРОВАЛ, ПЕРЕХОДИЛ НА НОВУЮ СТУПЕНЬ И БРАЛ ЛУЧШЕЕ»

– Мы целенаправленно выращиваем звезд, создаем все условия, повышаем зарплату тренерам. Зачем нужны звезды, на них равняется подрастающее поколение?

– Смотри, у тебя в названии проекта «Интервью без галстука» написано кое-что еще.

– С Андреем Кузьминым.

– Но ты же мог написать без Андрея Кузьмина. Мог бы гипотетически, да? Но ты же не написал так. В жизни всегда так. Конечно, не сотвори себе кумира, но это даже не кумиры – это лидеры, люди, на которых надо равняться. Как ты в своей профессии, как я в своей профессии. Твои подчиненные должны куда-то стремиться, они должны иметь флагмана. Так же в спорте. После того как наши хоккеисты стали олимпийскими чемпионами, видно, что поток пошел в секции.

– После того как наши хоккеисты взяли Кубок Гагарина, поток был еще больше.

– О чем и речь. Когда «Ак Барс» так сакраментально взял Кубок… Я ходил почти на все матчи, огромное спасибо ребятам за этот сезон. В хоккее мы и так один из передовых регионов, но еще будет движение вперед. Когда наши ребята – Ткачев, Гарипов, слушай… У нас практически во всех командах есть свои воспитанники, по несколько человек. Да, Набиуллин уехал из «Рубина», но это наш воспитанник. Пусть он играет за другой клуб, но он местный, из Казани. Это речь только о командных видах спорта. Но у нас же много индивидуальных спортсменов. В Москве закончился чемпионат России по плаванию. Раньше у нас вообще не было никого, а сейчас четыре человека отобрались на чемпионат Европы. Две золотые медали завоевал Красных. 200 и 400 метров – это королевские дистанции в плавании! Бадминтонистка Косецкая взяла серебро чемпионата Европы. Впервые за 25 лет вообще в стране! Липатова на чемпионате Европы по борьбе взяла бронзу. Ну не было раньше таких результатов, не было. Прыжков в воду вообще не было. В плавании была, при всем уважении, Яна Мартынова, и все. Это же маховик. Тхэквондо возьми – 42 наших спортсмена в расширенном списке на попадание в сборную России на Олимпийские игры в Токио. И это я не говорю про командные виды спорта, это только индивидуальные. Понятно, что это расширенный список, и, наверное, он сократится, но сам факт. Велоспорт – BMX появился, Ирек Ризаев. Закарин сегодня лидер сборной России на шоссе. Все из Татарстана. А на зимней Олимпиаде мы взяли пять медалей – нормально вообще? Никогда ни одной медали в Татарстане не было, ни одной, Андрей. Паралимпийская спортсменка (Марта Зайнуллина – прим. авт.) взяла три награды. Это все элементы системы. Я не бравирую тем, что я сегодня министр – до меня еще три министра работало. Это и их работа тоже, потому что никто не делал революций – мы эволюционировали, переходили на новую ступень и брали лучшее. Мы до сих пор общаемся, собираемся, у нас есть свой круг. Поддерживаем всех: ветеранов, молодежь. У нас с вами в Татарстане выстроена хорошая модель. Объясню, почему – во-первых, спортивные школы, о которых я говорил. Сто семьдесят две. У нас есть центр спортивной подготовки: все 370 спортсменов, которые в составе сборных, они прикреплены в ЦСП. Мы за ними отдельно следим, отдельно работаем по фармакологии, по сборам, берем на ставки. У нас есть отдельное распоряжение Кабинета министров по премиальным и по стипендиям, начиная с чемпионатов России. Это все работает. Да, можно говорить – налогоплательщики и все такое. Но это все в рамках тех бюджетов, о которых я тебе говорил. Это не какие-то глобальные и стимулирует ребят двигаться вперед. Мы каждый год улучшаем наши результаты.


– Вот мы вырастили звезду. Бах – и ее перекупает другой регион. Или в Европу уезжает, или в Америку. Можем ли мы себе позволить содержать этих звезд?

– Во-первых, мы не содержим этих звезд. Когда они становятся звездами, содержим уже не мы. Это вообще отдельные контракты уже. И, я считаю, это нормальная миграция. Это опять-таки стереотип – это все равно наш воспитанник, путь и другой клуб ему предложил больше. Слушай, все мы люди. Ты сегодня работаешь здесь, а завтра тебе предложат другое место, другие условия. И ты, наверное, задумаешься, потому что это твоя жизнь. И это происходит в основном в клубах. Это нормально. Посмотри на других – мадридский «Реал», «Ливерпуль»… Кто там играет?

– Это да. А другие виды спорта?

– Индивидуальные виды спорта – они всегда… У нас в основном выступают татарстанцы или люди, которые приехали в республику и захотели здесь жить. Но мы опять-таки создаем для них условия.

– Вот, получается, мы перекупаем, перетаскиваем звезд.

– Это не перекуп. Я не перекупаю – я создаю им условия. Им больше нравится жить в Казани, чем в каком-то другом городе. У многих из них здесь есть какие-то корни, история – это как-то связано. У нас есть еще один козырь, настоящий флагман – это наша Поволжская академия спорта. Сегодня это один из лидеров спортивного образования в нашей стране. Спортивных вузов не так много. У нашего вуза лучшая инфраструктура, потому что люди помимо образовательного процесса могут все это еще посмотреть на практике. Мы их приглашаем, они работают у нас волонтерами, судьями, тренерами уже в рамках их образовательной программы. Это подкупает. Они учатся в шикарном вузе, тут же живут в шикарной деревне (Универсиады), занимаются бесплатно на своих же объектах – плавают, бегают, пожалуйста. У них есть перспектива здесь, потому что мы каждого тренера смотрим. Раньше у нас был очень высокий средний возраст тренера. За последние пять-шесть лет мы его опустили. Не готов сказать точные цифры, но мы снизили его по годам процентов на 20-30. Сегодня пришла молодежь в спорт, опять-таки по тем причинам, о которых я тебе говорил, – они видят перспективу, у них есть определенный формат дохода. Если его спортсмены дают результат, он видит, что это сработает вдолгую, и он будет получать дополнительную стипендию. У нас, если спортсмен чего-то добился, половину от выплаты спортсмену мы платим еще и тренеру.

– Это здорово. И моральная поддержка тоже на уровне: знаю, что президент постоянно встречается со спортсменами в Кремле, – я сам организовывал такие встречи.

– Президенту надо отдать должное, и это не потому, что нам надо похвалить Рустама Нургалиевича. Он реально красавец, он спортивный, он сам плавает, играет в хоккей. Он, как мы любим говорить, личным примером… Что важнее – когда человек приходит в шесть утра на работу? Значит, и ты должен приходить в шесть утра на работу.

– Я десять лет так ходил к семи утра (смеется).

– Вот видишь, ты по-другому реагируешь. Сегодня суббота, а мы уже с восьми на работе, Андрей. И это тебя двигает вперед. Сегодня здесь мои коллеги: Хулио Маглионе (президент Международной федерации плавания – прим. авт.), Корнель Маркулеску (исполнительный директор Международной федерации плавания – прим. авт.), Алексей Власенко, президент российской Федерации прыжков в воду. Мы сегодня приехали на гребной канал, Власенко даже не предполагал, что у нас есть лучший гребной канал в стране. Мы прошлись по всему, и он говорит: «И как работать-то здесь, почему у вас все так?» Я говорю: «Слушай, у нас президент в шесть утра встает. Сегодня суббота, я к тебе приехал в обед, а с восьми мы все на работе». Поэтому как мы говорим про Кузьмина, про Минниханова, так же и в спорте – нужны лидеры, люди, на которых равняешься, которые держат планку. Самое важное – все эти люди адекватные. Это опять же стереотип, что спортсмены тупые. Ты же брал интервью у Даниса (Зарипова).

– Это потрясающий человек.

– Вот! Это те люди, на которых сегодня равняются. Когда он вернулся в «Ак Барс», ты помнишь, что было? Почему народ даже в «регулярке» вернулся на хоккей? Потому что Данис вернулся. Он легенда. Кстати, помимо того что он легендарный спортсмен, он достаточно серьезный бизнесмен. Два проекта, в которых мы ему помогаем, курируем и сотрудничаем, – это его школа на «Казань Арене». Опять-таки, загрузка, он еще платит нам аренду. Школа коммерческая, платная, но это снова вопрос выбора. Ребята, которым нужны какие-то дополнительные уроки, могут прийти сюда на занятия, и преподаватели по определенным методикам здесь с ними занимаются. Пожалуйста, приходите и занимайтесь. Еще один проект – это завод, который он открыл по производству клюшек «ЗаряД». Бизнес пошел неплохо, хотя, по его словам, всегда хочется лучшего. Они сейчас идут в регионы, уже смотрят на конкурентов. Мы, совместно изучив общий рынок и технологии производства, сегодня в переговорном процессе собираем техническую дорожную карту, чтобы на этом же производстве, чуть переформатировав его, реализовать проект по изготовлению беговых лыж. В Татарстане сегодня хорошая динамика – мы много чего делаем совместно с федерацией (лыжных гонок и биатлона), открываем лыжные базы.

– Неужели удастся переплюнуть такие известные и популярные бренды, как Fisher?

– Я знаю точно – невозможное возможно, как поет один классик современной литературы. Шучу. Но если ничего не делать, то ничего и не получится. Сегодня технологически мы это можем делать. Еще раз повторюсь – мы сейчас ищем, потому что это композитные материалы. Сегодня мир очень быстро развивается и двигается, очень много стартапов, которые могут выстрелить и поглотить все что угодно. Поэтому сложно что-то загадывать. И мы, конечно, сегодня не ставим себя в одну линейку с Fisher, но на рынок более дешевых и базовых лыж для масс-стартов вполне можно выходить. А потом уже дальше смотреть какую-то перспективу. Этот один из проектов, над которыми мы сегодня работаем. Он еще не реализован, мы лишь в начале пути.


«НЕТ ОТВЕТА НА ВОПРОС, ПОЧЕМУ МЫ НАБЛЮДАЕМ ПРОВАЛ В РОССИЙСКОМ ФУТБОЛЕ»

– Давай вернемся к спорту высших достижений, к нашим командам, которые являются визитной карточкой Казани.

– «Ак Барс»! Мы хоть и на «Казань Арене», но кричим «Ак Барс»!

– А «Рубин»? Я, например, болельщик «Рубина» еще с дочемпионских времен. То, что «Рубин» сегодня перестал быть государственным предприятием с муниципальной собственностью и стал полностью частным, это правильный ход?

– Мое сугубо личное мнение как министра спорта – это правильный шаг. В целом это нормальная практика, что клубы – это некие частные бизнес-структуры. Как туда заходят деньги, это уже отдельная история: меценаты, какой-то вокруг бизнес, спонсоры. Но это частный сектор экономики. Сегодня ведущий клубы планеты – это структуры частные, они внутри себя зарабатывают, у них свой бизнес. У кого-то есть академия, кто-то больше работает на трансферном рынке, у кого-то сильный мерчендайзинг, у кого-то ходит огромное количество людей на футбол. Где-то просто выше покупательская способность, например в том же Лондоне. Поэтому я считаю, что это совершенно современно, нормально. Это был непростой путь, не хочу уходить в нюансы. Нас все поддержали, мы этот путь прошли. Сегодня это полностью частный клуб. Я уверен, что у клуба будет все нормально в перспективе. Там хорошая атмосфера и отличный микроклимат. Я лично знаю и Курбана Бекиевича (Бердыева), и Рустема (Сайманова) долгое время. Я безумно переживал за эти времена у клуба. Не скажу, что они провальные. Футбол – очень сложная штука, в последнее время было много перемен: постоянно менялись тренеры, руководители, менеджмент. Это сложно.

– На «Рубин» всегда выделяли из бюджета?

– На профессиональные клуба из бюджета деньги не выделяются ни-ког-да.

– Опосредованно как-нибудь.

– Никогда не выделяли, это запрещено законом. Любой профессиональный клуб финансируется либо госкомпанией, либо предприятием, либо частными инвестициями. Клуб должен сам зарабатывать. Сегодня у «Зенита» и «Динамо» казанских есть свои спонсоры – «Таттрансгаз» помогает, «Махеевъ». «Татнефть» курирует «Ак Барс». Это прикрепленные к кому-то команды, но это не бюджет. Финансировать клуб из бюджета региона невозможно, это запрещено законодательно. Поэтому сегодня весь профессиональный спорт финансируется из средств предприятий или частных лиц.

– Есть такие злопыхатели, которые не любят спорт и говорят, что 20 миллионеров бегают по полю за наши деньги. Получается, они в корне неправы?

– Злопыхатели будут всегда. И это ведь вопрос обсуждения. Да, ты считаешь, что он там бегает и ему платят чуть больше, чем он заслуживает. В таком случае встань, замени его тогда. Журналистика у вас – такая профессия. Плюс ко всему в интернете много непризнанных журналистов, причем анонимных. Слушай, ну встань, покажи лицо тогда. Если есть какой-то конкретный вопрос, к чему писать в паблики? Напишите мне лично, я всегда отвечаю. Иногда возникают какие-то обвинения, а ты даже не знаешь кому ответить. И дело не в том, чтобы оправдаться. Если есть запрос, дайте нам возможность ответить на него: мы покажем, куда идти, объясним. Проблемы всегда есть, и этот не тот формат интервью, где нужно их обсуждать. Глобально все круто, и надо радоваться этому так, как радуемся солнцу.

– Фильм «Тренер» смотрел?

– С Козловским который?

– Да.

– Пока нет, хочу сходить с сыном, но был загружен работой. Обязательно посмотрю.

– Он как раз показывает изнанку российской футбольной системы, посмотри.

– Да, посмотрю, и я считаю, что в последнее время достаточно много очень качественных фильмов про спорт. «Лед», «Легенда 17», еще был шикарный фильм про баскетболистов «Движение вверх». Это и хорошие кассовые сборы, и кое-что еще. Зачастую мы говорим о патриотизме и воспринимаем его связанным с Великой Отечественной войной. Но это тоже патриотизм в спорте. Это тоже люди, за которых вся страна болеет. На Олимпиаду мы даже под нейтральным флагом вышли, гимн наш не играл, но вся страна же болела. Это объединяющий эффект. И за сборную по футболу будут болеть! Сейчас говорят: «Да что эта сборная». А вот выйдут из группы, и все заговорят по-другому.

– Если Салах (футболист сборной Египта – прим. авт.) не придавит нас, то выйдут (смеется).

– Салах – он один, а у нас целая сборная.

– Почему у нас в России много футбольных полей, много школ, а звезд европейского уровня не рождается? Мальчишки же одинаковые что в Испании, что в России.

– Не могу тебе об этом сказать, сам задавал себе этот вопрос. Почему-то именно в футболе у нас такой провал. Честно, нет у меня ответа. Я много думал, долго анализировал, почему в нашей огромной стране мы не можем найти 11 достойных ребят. Знаешь, есть такой анекдот: в футбол умеют играть все, кроме тех 11 человек, кто на поле. И эта тема всегда была самой обсуждаемой. Сколько себя знаю – это футбол, не хоккей и не волейбол, не баскетбол.

– Что нужно менять в подготовке игроков? Есть клубы, которые делают на этом деньги: выращивают ребят и продают их.

– По Татарстану я могу сказать тебе, что у нас это один из самых популярных видов спорта – очень много людей увлечено футболом. У нас огромное количество школ, клубов, проводится чемпионат Татарстана по пяти возрастам. Легендарный Гусев занимает пост президента Федерации футбола, огромное количество турниров. Но на выходе у нас, по сути, один Набиуллин на профессиональном уровне играет. Где-то они на каком-то уровне теряются. Мне кажется, это происходит в момент перехода игрока из юношеского футбола в профессиональный. Что-то там надо докрутить. Но это такая системная работа, не связанная только с Татарстаном. Не снимая с себя ответственности скажу, что это должна быть комплексная программа развития футбола. Однозначно должны быть квалифицированные тренеры, с лоском, со знаниями и с последними технологиями. Сегодня даже спорт – это высокие технологии: это тренерские программы, оборудование, физиотерапия. В Америке я несколько лет назад был в одном из университетов Атланты, где они проводят исследование людей, достигших определенной формы, на вопрос попадания в спорт высших достижений. Допустим, в сборную Америки – насколько он там сможет реализоваться. Они делают такой тотальный мониторинг, я таких экспонатов не видел. Тестируется, как работают разные группы мышц, и в итоге дается заключение. Оно для служебного пользования, но я его видел. Предположим, они исследуют тысячу человек – например, столько спортсменов занимается легкой атлетикой. И из этой тысячи они находят двух человек и говорят – этот может быть спринтером, у него есть физиологическая предрасположенность к тому, что на стометровке он может стать чемпионом мира. Второй может успешно прыгать в длину. Остальные 998 человек – дай бог им заниматься этим видом спорта, и может быть, у них что-то получится, но физиологически они к этому не предрасположены. Это лишь один элемент из того, как все это происходит. Тот же Месси: у него смещен центр тяжести, об этом все знают. Тот же Усэйн Болт – у него по-другому сложены икроножные мышцы. Тот же Майкл Фелпс – у него были проблемы в развитии, никто не думал, что он станет спортсменом. Много таких тонкостей и нюансов, но мы еще, видимо, пока не дошли до этого. Всегда надо к чему-то стремиться. В футболе есть провал, это признанная история. Ни один игрок у нас не выступает в Европе на серьезном уровне. Но наш национальный чемпионат, на мой взгляд, намного вырос, уровень его поднялся. Сегодня очень много интриги, очень интересные матчи, забиваются невероятной красоты голы, появилась инфраструктура, опять-таки. На футбол приятно прийти, посмотреть и отдохнуть – сегодня это не просто футбол, но и некий интертеймент: хорошая погода, кейтеринг, удобно добраться.

– Но это бизнес? За счет болельщиков, рекламы все это может отбиваться?

– Это бизнес. В России это пока гипотетический бизнес, но в целом – я считаю, что это бизнес. У нас это пока перспектива.


«В ДЕТСТВЕ МЕЧТАЛ БЫТЬ ЛЕГЕНДАРНЫМ СПОРТСМЕНОМ, ИГРАТЬ В ТОП-КЛУБЕ»

– Поговорим лично о тебе – ты активно представлен в соцсетях.

– Я представлен только в Instagram. Вот там я представлен таким, какой есть.

– Что для тебя спорт? Это мода, какая-то фишка, ваше внутреннее стремление?

– Вообще я профессиональный спортсмен. Девять лет я отдал игре в водное поло, занимался со второго класса всю свою сознательную школьную жизнь и еще два курса в институте. Я играл в профессиональной команде «Синтез», мастер спорта по водному поло. На протяжении девяти лет подряд у меня был один выходной от тренировок в неделю. Поэтому спорт для меня – это всё. С ним я вырос, в нем жил, мечтал быть легендарным спортсменом, играть в топ-клубе. О чем мечтают пацаны, когда занимаются спортом? Ирек Зиннуров (ватерполист, двукратный призер Олимпийских игр – прим. авт.) для меня был самым лучшим человеком на Земле, он был просто невероятно талантливым игроком. К сожалению, вместе с его поколением закончилось большое водное поло в нашей стране – на четырех последних Олимпиадах нашей мужской сборной не было. Тогда были такие мечты. И, в принципе, вся моя жизнь так или иначе соприкасалась со спортом – я и сам занимался, и в институте выступал за вуз в соревнованиях по волейболу, баскетболу, лыжам, бегу, плаванию. Потом так случилось, что появилась заявочная кампания на Универсиаду. Я окончил неплохую школу, знал английский язык. Тут еще так все срослось, я там еще в самодеятельности участвовал. И получилось, что я вернулся, так сказать, «нырнул» снова в эту стезю. Мне это нравится, я чувствую себя более-менее компетентным в этой отрасли. В этом году исполняется 10 лет, как мы выиграли заявку на право проведения Универсиады, пять лет как провели. Получается, 10 лет я в спортивном деле – на разных местах, жизнь тоже немножко побросала. Но для меня очень важно, что Татарстан и Казань на спортивной карте мира уже не путают с Казахстаном, хотя путали. Многие не знали, что это такое, не представляли себе. Сегодня все на уровне президентов и исполнительных директоров всех международных спортивных федераций были в Казани, знают, что это за город, знают наши возможности и перспективы. Международный олимпийский комитет, ФИФА, ФИНА, федерация легкой атлетики, остальные крупные спортивные федерации – все знают, что такое Казань. Конечно, это не работа Леонова, это работа системы, которая здесь создана во главе с президентом, с моими коллегами экс-министрами, с теми организациями, с которыми работаем, с той структурой, которую мы тогда создали – Дирекцию Универсиады. Она до сих пор живет, и это тоже наследие: это большой коллектив, который работает со мной, и это тоже часть нашего министерства, которая сохранилась. Это менеджмент, это большие профессионалы своего дела. Меньше чем за десять лет мы восстановили волонтерский корпус. Если бы ты вышел на улицу в 2008-м и спросил, кто такой волонтер, тебе бы не ответили. Это все появилось к Универсиаде, 20 тысяч человек мы собрали. Мы в каждом вузе страны создали ячейку, где набирали волонтеров. 20 тысяч человек работало здесь! Сегодня многие из них уже работают в различных сферах, это уже профессиональные люди. Волонтер сегодня – это не какой-то мальчик на побегушках или девочка, это компетентные люди, знающие несколько языков. На чемпионат мира по футболу у нас был дикий конкурс, полторы тысячи волонтеров нужно было. Когда уже пошел зашкал, мы сказали: «Английский – это хорошо. Но давайте еще французский». Есть ребята, которые знают французский, испанский, немецкий. Один волонтер знает несколько языков! Это вопрос компетенции. И очередь стоит.

– Чем привлекаете волонтеров? Они же денег особо не получают. Или это тусовка, философия?

– Ты правильно сказал – это философия, тусовка, это определенная социальная сеть. Это своего рода Facebook. Ребята тусуются, общаются, это современная молодежь, им это интересно. Мы все им даем: экипировку, питание, бесплатный проезд. Они получают за это деньги, но деньги для них зачастую вторичны – они получают знакомства, общение, возможность путешествовать. Это же синхронизация. Они общаются с людьми, которые сюда приезжают. Кто первый человек, который встречает на территории стадиона? Волонтер, атташе. Они встречают, провожают, общаются, обмениваются контактами. Скажу больше – заводят семьи, это тоже нормально. Это нормальная миграция, мир сегодня открыт. О стереотипах мы говорили в начале. Мир и люди поменялись, Андрей. Те, кто говорит о закрытиях-перекрытиях, уверен, их меньшинство. Просто они где-то не были, куда-то не дошли, какая-то обида у них. Я смотрю на это через призму моих родителей, достаточно взрослых уже, их друзей-товарищей, которые относились ко всему так же, но за последние пять лет изменились. Спрашивают, куда идти, приходят, приезжают. Даже то поколение признало, что это нужно, важно и интересно. Это насыщенная жизнь.

– Сотрудники министерства у тебя занимаются спортом? Заставляешь их?

– Заставить человека, наверное, достаточно сложно, это всегда вызов. Что такое заставить? Мы же сегодня говорим о том, что мы современные. Надо дать возможность, а сам человек уже примет решение, делать или не делать.

– А вообще есть возможность заниматься спортом, учитывая ваш бешеный график?

– Находим время. Поверь мне – как бы человек ни был занят, всегда можно найти время на всё. Это называется «тайм-менеджмент»: очень много на этот счет написано книг, статей, интернет-публикаций. Всему нужно найти время, было бы желание.

– Это классная фраза по поводу желания. Твои дети занимаются спортом?

– Конечно.

– Каким?

– Я не хочу говорить, а то скажут – у министра дети там дети занимаются. Это был их выбор, я только посоветовал. Причем, это было знаешь как… Как у меня: я, прежде, чем попасть в водное поло, перебрал восемь видов спорта – занимался легкой атлетикой, борьбой, футболом. Что-то они выбрали, им нравится. Не уверен, что они станут профессиональными спортсменами. Может, это и не нужно. Но они спортивные, нормально сложенные, ходят в обычные секции. Надеюсь, что там никто не знает, что они дети министра. Положа руку на сердце, я отвечаю за свои слова – надо дать им выбор и возможность, а дальше они сами разберутся. Тимофея я отдал в обычную футбольную секцию, он поварился в этой среде. Это другой мир, когда ты попадаешь в коллектив.

– Хотел бы, чтобы они стали спортсменами?

– Думаю, что я был бы не против. Это их выбор. Если бы у них там что-то бы получалось, то я бы, конечно, поддержал. Если они выберут этот путь, я буду только за. Нет – пожалуйста, без проблем. Они сами сделают свой выбор. В силу моих каких-то возможностей я, конечно, поддержу, потому что это мои дети. Но выбрать они должны сами.

– То есть ты направляешь их только личным примером.

– Я так воспитан, у меня отец такой же. Он всегда говорил: «Смотрите, как я живу, и делайте выбор – так жить, или что-то корректировать и менять». Он также много работал, был достаточно спортивным человеком. Ты все время ориентируешься на родных – я считаю, что в жизни многое делают не только родители, но и дедушки с бабушками. Это поколение, которое дает детям очень многое, это очень важная веха с точки зрения воспитания. А как министр молодежи и спорта я желаю всем быть спортивными и молодыми.





Самое читаемое
Комментарии







Спорт

Детская сказка с «Татнефтью» и с золотом

Воспитанница Кичучатовской КСШ компании «Татнефть» 8-летняя Наина Мужева приняла участие в одном из главных конно-спортивных фестивалей мира в ОАЭ — Всемирном фестивале им. шейха Мансура бин Заеда, который состоялся на прошлой неделе.

Спорт

Олимпийская чемпионка Маргарита Мамун: «В России конкуренция в художественной гимнастике очень большая»

Олимпийская чемпионка, семикратная чемпионка мира по художественной гимнастике, четырехкратная чемпионка Европы, четырехкратная победительница Универсиады в Казани Маргарита Мамун 20 октября провела благотворительный мастер-класс для татарстанских гимнасток и рассказала корреспонденту «Татар-информа» о конкуренции в этом виде спорта, ее отношению к интригам спортивного закулисья и о планах стать депутатом Государственной думы.

Спорт

Руслан Нигматуллин: «Рубину» аукаются большие траты прежнего менеджмента»

Сегодня арбитражная палата инстанции УЕФА по финансовому контролю клубов исключила «Рубин» из одного еврокубкового турнира, если клуб пробьётся в него в течение двух ближайших сезонов. «Рубин» нарушил правила финансового фэйр-плей.

еще больше новостей

© 2018 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Телефон +7 (843) 222-0-999
Электронная почта info@tatar-inform.ru
Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
Заместитель генерального директора,
главный редактор русскоязычной ленты
Олейник Василина Владимировна

СОБЫТИЯ
в Яндекс.Дзен
Подписаться
×