Учитель татарского языка в Иннополисе Альберт Самигуллин: «Татарское должно входить в популярные сферы, потому что язык в первую очередь изучают ради коммуникации. Если этого нет, человеку неинтересно».

16 Июня 2019

    Фото: Салават Камалетдинов
    Автор материала: Рузиля Мухаметова (www.intertat.tatar, перевод Алии Сабировой)
    «Татар-информ» продолжает знакомить своих читателей с представителями нового поколения городской татарской интеллигенции. Очередной герой – учитель татарского из города будущего. Альберт Самигуллин преподает татарский язык и литературу в школе Иннополис. Специалист не только по татарскому, но и английскому, турецкому и арабскому языкам. Познакомившись с Альбертом, невольно думаешь – вот он, образец современного учителя татарского языка, способный повести за собой не просто отличным знанием своего предмета, интересной подачей, но и личностными качествами. Именно такие учителя нужны для повышения престижа татарского языка в школе.

    Альберт Самигуллин родился и вырос в Казани. Учился в татарской гимназии. Выбрал профессию педагога. Преподает в школе татарский язык и литературу. Несмотря на то, что уроки татарского языка теперь стали проблемным участком школьной программы, и имея возможность работать преподавателем английского, арабского или турецкого, Альберт остался верен своему предмету и сохранил статус учителя татарского языка. Альберт – классический школьный учитель – спокойный, сдержанный, скромный. Хоть и работает в школе города будущего, он предпочитает традиционные методики и классическую литературу.

    Главное правило проекта – герои проекта ведут нас в любимые и дорогие для себя места Казани.

    Альберт Самигуллин позвал нас на свое рабочее место – в школу Иннополис.

    Иннополис – город, расположенный в 40 км от Казани, в Верхнеуслонском районе РТ. Здесь находится университет Иннополис. «Город будущего» основан в 2012 году.


    Альберт, ты вырос в Казани, сейчас работаешь в Иннополисе. Успел уже полюбить это место? Чем интересен для тебя новый город после древней Казани?

    - По сравнению с Казанью это место полностью другое. Хотя оно маленькое и компактное, как небольшая деревня, это – современный город. Здесь все современное, везде чисто, мэрия заботится, чтобы людям было удобно. В телеграме у нас есть свой специальный канал – там и жители города, и мэр тоже есть. Если появится какая-то проблема, можно написать туда. На этом же канале жители города общаются между собой…

    - Общение через телеграм-канал – это общение будущего? Не надо опасаться, что мессенджеры вытеснят живое общение?

    - Это, наверное, больше философский вопрос. Здесь расстояния небольшие. Можно оставить сообщение онлайн в телеграме, а потом встретиться вживую. Мне кажется, в современном городе должны быть современные вещи.


    - Именно такими должны быть деревня будущего и город будущего?

    - Конечно. Я думаю, что город будущего как раз и будет таким. Верю. Как вы видите, он и по своему дизайну, и по виду отличается от других городов. Возможно, отличается еще и пустыми улицами. Может быть, в будущем появятся такие города. А тип деревни будущего я не знаю. Останутся ли в будущем деревни – тоже не знаю. Потому что люди стараются перебираться из деревни в город. Особенно молодежь.

    - А татарский дух? Есть он в этом расположенном совсем близко к Казани городе?

    - В Иннополисе татарский дух особо не ощущается, к сожалению. Но среди жителей есть татароговорящие. Их мало, потому что в этом городе большинство резидентов – приехавшие из разных уголков России. 80-90 процентов жителей Иннополиса – русские. Они приезжают сюда и отдают детей в школу. Конечно, татарского они не знают. Но для тех, кто хочет изучать татарский, есть курсы в университете, их организовал один активист. Люди, уже владеющие языком, собираются и разговаривают на татарском на разные темы. То есть, такой процесс есть. В прошлом году я тоже в Университете поработал репетитором по татарскому языку.

    - С кем занимался?

    - Это была молодежь, 23-25 лет. Они татары, татарский знают, но не на таком уровне, котором хотели бы. Были те, кто знает язык, но заговорить боится. Кто-то хотел довести свой татарский до такого уровня, чтобы смотреть татарские спектакли без перевода. Есть у нас и такая молодежь, и это радует.

    - Ты помог им совершенствовать их татарский?

    - Старался.

    - На твой взгляд, Иннополис может быть местом, где сформируются новые татарские писатели, поэты? Или это не располагающее творчеству место?

    - Возможно, творчество требует какой-то близости к природе – красивые виды, и т.д. Но необходимые для творческого человека простор, свобода – это тоже есть. Тут и лес, и речка, и полуостров. Есть комфортный образ жизни, чтобы спокойно творить. Но творческие люди ведь по-своему все воспринимают – кому-то здесь хорошо, а кто-то жить здесь не может. Кому-то здесь не хватает культурной жизни – разных мероприятий, которые есть в городе. Им приходится переезжать в Казань.

    - Тебя, наверное, тоже тянет на культурные события?

    - Да. Но я бываю в Казани, стараюсь не пропускать значимые мероприятия. Поэтому большой проблемой это не считаю. Расстояние небольшое – 40 км, при желании можно съездить.

    - В театр и кино тоже ездишь в Казань?

    - Да. Хотя после работы сложно. Но если есть желание, если поставить себе такую цель, то можно.

    - А здесь, видимо, культурных событий не особо много…

    - Да, пока так. Но есть большие планы. Сейчас в городе, например, живет 3 тысячи человек. За следующие 5 лет хотят увеличить до 150 тысяч. Не знаю, реализуется это или нет, но такие планы есть.

    «Татарскому можно научить за несколько месяцев»

    Альберт, к тебе вопрос как к учителю татарского языка – сколько времени потребуется, чтобы человека с нуля обучить татарскому?

    - Если, например, рассмотреть по европейской системе А-1, А-2, Б-1, Б-2, С-1, С-2, до уровня А-1 человека можно обучить за несколько месяцев. Это начальный разговорный уровень. Конечно, если у человека есть желание, если он поставит перед собой цель, то он сможет научиться. В таком случае этот процесс будет быстрее. А когда изучаешь без цели, во-первых, процесс затягивается, во-вторых, если бесцельно изучать, то знание языка может оказаться и бесполезным.

    - А есть разница, когда учишь не знающего язык татарина и человека другой национальности, тоже не владеющего татарским? Татарские гены как-то помогают в изучении языка?

    - Мне кажется, такой разницы нет. Если человек сам не хочет – тут татарская кровь не помогает, наверное. К примеру, на прошлых международных олимпиадах по татарскому языку победили ребята из Японии. Теперь они готовят друг друга и каждый год приезжают, их цель – победа. У них в крови ничего татарского, пожалуй, нет. Но они ставят какую-то цель и достигают ее. Поэтому если человек хочет – он добивается, делает, изучить язык не тяжело. Когда есть желание. Человек сам должен осознать, почувствовать, есть у него татарское в крови или нет. Если он этого не ощущает, то национальная принадлежность для него, наверное, не важна.


    - А что нужно сделать, чтобы это осознание пришло? Возможно ли это вообще – чтобы человек, забывший свои корни, захотел к ним вернуться?

    - Татарское как-то должно входить в популярные сферы. Может быть, на телевидении должно быть больше татарских каналов. Также и в инстаграме должны быть татарские каналы. Татарские культурные события должны проходить в больших масштабах. Потому что язык в первую очередь изучают ради коммуникации. Если этого нет, то человеку неинтересно.

    «Современную татарскую литературу практически не читаю»

    - Что для тебя татарская литература в первую очередь?

    - Поэзия. На этот ваш вопрос можно ответить, только проделав сравнительный анализ. Мне кажется, сильная поэзия.

    - Как ее популяризировать? Как привлекать людей к поэзии?

    - По стихам можно выпускать какие-то комиксы. По литературным произведениям можно сделать игры с их героями. Снимать фильмы, мультфильмы… Наверное, надо популяризировать в интересных форматах. Можно вести передачи в каких-то интересных форматах, например, на детском канале «Шаян».

    Есть люди, которые популяризируют татарскую литературу в мире – я знаю. У меня есть друг турок. Он влюблен в татарский язык, татарский язык знает, татарские произведения переводит на турецкий. Таким образом татарские произведения распространяются и в тюркском мире. Возможно, в первую очередь надо расширить работу по распространению среди тюркских народов, у нас языки очень близкие. Может быть, кто-то может читать на татарском, на языке оригинала, а для тех, кто не понимает, можно переводить. Для перевода надо брать интересные, хорошие, дидактические произведения.

    - Когда надо кого-то ознакомить с татарской литературой, какие произведения ты ему предлагаешь?

    - Мне лично очень нравится «Кыйссаи Йосыф» Кул Гали. Красивый игривый язык, и самое произведение затрагивает многие проблемы. Сюжет взят из Корана. Здесь одновременно с назиданием поднимаются очень важные для мусульман темы. Возможно, в первую очередь надо читать его. Конечно, нельзя не назвать имя Габдуллы Тукая. Также мне нравятся стихи Мусы Джалиля. «Моабитские тетради». Близкие сердцу, вызывающие настоящее потрясение! Такие сильные стихи.

    - А если брать не интеллигенцию, а обычного татарского человека, который смотрит сериалы по телевизору. Какие книги ему предложить, чтобы он заинтересовался татарской литературой?

    - Возможно, в этой книге должно быть много событий и поворотов, как в сериалах. Можно дать «Абу-гали Сину» Каюма Насыйри, она написана в духе фантастики. По нему, наверное, и фильм можно снять, или сериал. Мне кажется, современной татарской молодежи это будет очень интересно.

    - А если взять литературу более новую?

    - Не знаю. Точно не могу сказать. «Первый театр», может быть, будет интересно почитать. Последняя книга, которую я читал – это произведение Ризаэтдина Фахрутдина, написанная в дидактическом ключе, для детей и внуков.

    - Литературу нового века ты значит вообще не читаешь?

    - Нравится произведение Аяза Гилязова «Балта кем кулында?» А то, что написано в наши дни, я практически не читаю. Не могу сказать, что они плохие, возможно, я ими и не интересовался. Поэтому будет неверно говорить, что они для меня неинтересные.

    - А как сделать так, чтобы люди читали эти книги и ходили в театр?

    - Может быть, надо сделать какие-то абонементы, бесплатно давать билеты. Активно звать на какие-то мероприятия. Сейчас ведь многие мероприятия проходят на татарском языке. Акция «Мин татарча сойлэшэм», например. На «Акыл фабрикасы» идут очень интересные курсы. Я туда хожу в качестве студента. На курсы ходят и вчерашние школьники, и интеллигентные дедушки. Вот если сделать больше программ в таком формате, сделать их интереснее, люди потянулись бы.


    - Смогли бы мы посредством таких мероприятий воспитать новое поколение татароязычной молодежи? Деревни – хранительницы татарского языка - исчезают… Сколько у нас нового поколения татаркой молодежи?

    - Мне кажется, их много. Сколько точно – сказать не могу. Татары есть, и среди них много таких, что совсем не говорят по-татарски. Их каким-то путем надо привлекать. Но эти мероприятия должны быть качественными. Например, если на концертах будут танцы и музыка в том виде, которые были еще в советские времена – то это людям неинтересно. Нужен современный формат. А если брать те же песни, это могут быть каверы, и перепевки песен русской эстрады на татарском языке. Такие исполнители есть. Они популярные. Молодежи это интересно. Это может быть и альтернативная музыка. В свое время ведь вышла песня «Алтын», она была очень популярна. Эти направления наверное тоже надо развивать.

    - Кто твои единомышленники? С кем общаешься?

    - Обычно это те же учителя. Или кто раньше работал учителем. В основном татары, конечно.

    - Среди вас есть тяга к общению на татарском? Скажем, коллеги могут с тобой говорить на татарском?

    - Кто-то говорит. Есть и такие, кто сам татарин, но боится говорить на татарском – таких стараемся подталкивать, чтобы этот не то чтобы страх, а некий барьер, мешающий заговорить – он ушел. Это естественно, когда человек, плохо знающий язык, боится разговаривать.

    - Татары всегда сильно стеснялись акцента…

    - Не надо бояться. Например, в Америке столько эмигрантов. И каждый говорит по-английски со своим акцентом. Если ты можешь говорить так, что люди будут понимать твою речь, значит, уже смело можешь говорить на этом языке. Я сам начал изучать испанский. Это второй по популярности язык в мире. Вообще, изучение языков – это интересно, мне освоение языков дается легко.

    «Видимо, Исхаки предвидел бедственное положение татарского языка»

    - Что думаешь об «Инкыйразе» Гаяза Исхаки? Будет как он предсказал – исчезновение через 200 лет?

    - Это произведение я читал еще в школе. В университете еще раз прочел. Но чтобы его понять окончательно, видимо, надо еще раз прочитать. Инкыйраз – исчезновение, и вообще, затронутые в литературе проблемы – они ведь не сегодня возникли, они были и раньше. Значит, и 200 лет назад были такие проблемы. Исхаки, возможно, уже тогда предвидел трагическое положение татарского языка. Наверное, он предсказал правильно, по его прогнозу у нас есть еще несколько десятков лет…

    Восемьдесят.

    - Но бояться не надо. Это не значит, что на этом для нас наступает конец света. Чтобы он не наступил, нам самим надо работать.

    Надо всеми силами стараться поднимать татарский язык. Пробуждать любовь к языку. Обучая детей татарскому, я ставлю перед собой цель – чтобы они полюбили язык. Сейчас, сами знаете, дети изучают язык по желанию родителей: захотят – идут, нет – не идут. В нашей школе в начальном классе татарского языка осталось всего один урок в неделю. Это очень мало. Надо сначала 10 минут собирать их внимание и за остававшиеся 20 минут что-то им объяснить. Поэтому я перед собой ставлю цель – пробудить в них любовь к языку, создать какой-то фундамент. Чтобы, когда они вырастут, услышав «татарский язык» - улыбались. Чтобы в их душе осталось какое-то чувство теплоты.

    А потом они, достигнув определенного возраста, осознанно, возможно, захотят изучить язык более углубленно. Возможно, даже внесут какой-то вклад в развитие языка, но, наверное, сначала надо пробудить любовь. Каждому из нас надо стараться в этом направлении. Если мы боимся этого слова «инкыйраз», не хотим, чтобы он случился, мы должны совершать действия. Каждый из нас. Это наш долг.


    «Для ребенка важен также и образ учителя»

    -  Как сделать так, чтобы ребенок заинтересовался, полюбил татарский язык?

    - Во-первых, в начальных классах через игры. Должны быть игры на татарском языке. Какие-то игры можно адаптировать для татарского языка – такие проекты есть. И какие-то классические приемы можно показать детям интересно. Надо все время быть в поиске. Стихи мы, например, читаем в формате рэпа. Если ты их читаешь, выбираешь музыку, современные технологии превращают их в рэп. Все надо делать исходя из взглядов детей, с представлением о том, интересно это им или нет. Дети не скрывают, если неинтересно, говорят, что им неинтересно. Даже если не говорят, по лицу ты видишь.

    - А ребенок должен любить учителя как личность? Насколько важную роль играет личность учителя в освоении ребенком предмета? То, как учитель выглядит, умеет говорить, и так далее?

    - Прямую играет роль, мне кажется. Потому что, если сейчас я вас спрошу, какие предметы вы любили, вы, в первую очередь, вспомните учителя. Через учителя вы, наверное, любили его предмет. Если учитель интересный, использует на уроке современные технологии, все время в поиске – дети больше полюбят такого человека. И эта любовь приведет к интересу в отношении его предмета. Если учитель интересный, ребенок будет говорить: «Я иду на татарский», и родителям все время будет рассказывать, что они делали на уроке, чем занимались… Как личность, сначала важен образ учителя. Возможно, важно и то, как он одевается. До этого я работал в лицее. Там я видел, как ученики начинают одеваться как я. Значит, они обращают внимание на твой внешний вид, и твой стиль им нравится. Получается, образ учителя очень важен.

    - То есть, если учителя татарского в школу будем принимать по определенным требованиям, то сможем добиться большего эффекта?

    - Возможно. Но главное требование – он должен любить татарский язык. Если он интересно преподает свой предмет, дети будут закрывать глаза на какие-то его недостатки.

    - А кто в тебе воспитал любовь к татарскому?

    - Во-первых, у меня и мама, и папа – татары. Папа по-татарски не говорил. А с мамой все время говорим по-татарски. С детства так воспитаны. Это не требование мамы, так идет от сердца. Когда надо – по-татарски, когда надо говорим по-русски. У нас в гимназии тоже в основном были татары и в основном мы говорили по-татарски. И в университете я поступил на факультет татарского языка.

    - Почему? В 90-е годы было бы понятно - тогда это считалось как-то престижно, а сейчас - я бы не сказала, что это так.

    - Это получилось как-то само собой. В 11 классе настало время получить аттестат - а я не знаю, куда буду поступать. Сестра посоветовала попробовать поступить на факультет татарского языка, она сама там училась. Так как других мыслей у меня не было, по ее совету попробовал поступить. Получилось. Тогда это еще был Татарский государственный гуманитарный институт. Учиться в первом курсе мне понравилось. Потому что, как дополнение, мы изучали турецкий и арабский. Я ведь не думал ни на факультет татарского языка поступать, ни учителем становиться. У нас даже в школе некоторое учителя говорили: «Не идите на филологический, даже не вздумайте».

    - Значит, ты не ставил своей целью становиться учителем, но сейчас тебе твоя профессия нравится, ты полюбил работу учителя, да?

    - Да. Если бы это было не так, не проводил бы в школе две трети своей жизни. Потому что я не был в школе лишь пока ходил в детский сад и учился в университете. Вся остальная часть жизни связана со школой. Если бы не нравилось, я бы не работал.

    - Ты владеешь турецким, арабским. Мог бы и по другой специальности работать, например, переводчиком. Но ты выбрал профессию учителя. Почему?

    - Я работал переводчиком с турецкого. И в школе преподавал турецкий. Татарский начал преподавать только в Иннополисе, работаю здесь третий год. Сейчас наряду с татарским преподаю английский. Изучать языки и преподавать их мне интересно.

    - Свое будущее видишь в школе?

    - О далеком будущем сказать не могу, а ближайшее будущее вижу в школе.

    - Альберт, а ты осознаешь, что своей деятельностью учителя татарского языка ты приносишь пользу нации, у тебя бывают такие мысли? Или просто работаешь и работаешь, без всякого подтекста?

    - Конечно, иногда работаешь по инерции, но задумываться об этом надо. Каждый должен думать. Я хотел бы, чтобы мои уроки пробуждали в детях любовь к татарскому языку – тогда можно сказать, что я в какой-то степени выполняю свою задачу. Если дети скажут, что любят татарский, у них не будет ненависти к языку. Потому что мне приходилось даже слышать от некоторых детей: «Я ненавижу татарский». Думаю, что я внес какой-то вклад, чтобы таких учеников не было. Моя деятельность в этой области не ограничивается только школой. Я еще участвую в разных проектах. Например, есть методический проект «Салям» для популяризации татарского языка. Там к каждому модулю добавляются интерактивные видео. Мне довелось сняться в некоторых из таких видео. Эти ролики предназначены для демонстрации во время уроков, их увидят в школах Татарстана.

    - Как ты считаешь, может ли когда-нибудь вся система образования перейти на онлайн-обучение? В школе будущего учителя и ученики по-прежнему будут общаться вживую?

    - Мне кажется, обучение не перейдет в онлайн формат. Хоть через 100, 250, 500 лет - школа будущего останется в очном формате. Его ничто не сможет заменить. Учителя робот не заменит. У нас тут есть роботы, какие-то мероприятия ведут роботы, но они пока не смогли заменить реального человека и не смогут.

    - Дети 15 лет назад и нынешние дети – сильно отличаются?

    - По правде говоря, мы сами очень отличаемся от этих детей. Есть отличия в лучшую сторону и худшую. Например, сейчас дети книг не читают и библиотеки становятся не популярны. Все происходит в онлайн формате. Дети увлекаются виртуальными играми. Они другие, и в отличие от предыдущих поколений, у них с малого возраста развиваются умственные способности. Они много знают. В зависимости от возможностей родителей, выезжают в путешествия. Это их развивает, расширяет их кругозор, потому что чем больше ребенок видит, тем больше у него в голове происходит анализа и сопоставлений, он думает о вещах, его окружающих.

    - А по характеру отличаются?

    - По характеру сказать не могу, это больше зависит от воспитания, семьи. Думаю, что характер и поведение ребенка формируются под влиянием родителей и отражает то, какие приоритеты у семьи, какие примеры ребенку подаются. Через ребенка мы в какой-то степени можем увидеть, какие у него родители.

    - Альберт, вот у меня такое ощущение, что сейчас слово перестало иметь ценность. Многое можно решать и без непосредственного контакта с человеком. Раньше люди любили посидеть, поговорить – это уходит в прошлое. Как ты думаешь, к чему все это может привести?

    - Да, иногда мы можем понять друг друга и без слов. Активно используются смайлики – они заменяют много слов. Но, мне кажется, слово не потеряет своей силы. Потому что хоть в юридическом формате, хоть в ином – слово всегда имеет силу. И человек, который может правильно говорить, красиво и точно выражать свою мысль – он все равно будет отличаться от других в лучшую сторону, мне так кажется.

    - И главным инструментом учителя остается слово?

    - Один из инструментов – слово.


    «Нужны современные учителя татарского»

    - Сейчас мы строим стратегию развития татарского народа, какие пункты ты хотел бы в нее включить?

    - Слышал про это, но не участвовал. Во-первых, нужно образовать татарский университет. Создавать те же татарские школы, увеличивать их количество. Наверное, нужны современные учителя татарского. Не просто в области преподавания татарского языка, возможно, такие люди должны быть в любой сфере. Они должны стать примером людей, добившихся успеха, при этом имеющих татарскую национальную идентичность. Видя такие примеры, дети больше тянулись бы к татарскому языку. Наверняка есть люди, кто делает качественно свою работу и добился успехов, мы их просто не всех знаем. Надо больше освящать их жизнь, показывать другим. Это отдельная работа.

    - Кто для тебя самая великая личность из татар?

    - Это очень сложный вопрос. Возможно, Ризаэтдин Фахрутдин, потому что у него много произведений воспитательного характера. Во-вторых, его дочь была первой женщиной в Казани, наизусть выучившей Коран. Человек, воспитавший такую дочь, наверное, достоин быть названным великим человеком.

     




    Самое читаемое
    Комментарии







    Общество

    Наиль Маганов: Альметьевску скоро 300 лет, мы как нормальные хозяева стремимся все почистить, приготовить что-то вкусное

    Нефтяная столица Татарстана готовится отметить круглую юбилейную дату. О том, какие советы дал легендарный архитектор Хосе Асебильо по развитию Альметьевска, какие арт-объекты украсят его улицы и как улучшит экологию проектируемый нефтегазохимический комплекс, рассказал журналистам генеральный директор «Татнефти» Наиль Маганов.  

    Общество

    «За участие моего ребенка попросили 9 тысяч рублей»: что стоит за детскими конкурсами красоты?

    Мы давно уже привыкли, что конкурсы красоты проводятся не только среди молодых девушек, но и совсем маленьких детей. Желание родителей видеть своих крошек красивыми и нарядными на сцене, а если повезет, то и с короной победительницы, вполне понятно. Но что на самом деле представляют собой такие конкурсы?

    еще больше новостей

    © 2019 «События»
    Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
    информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
    о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
    коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

    Политика о персональных данных
    Об утверждении Антикоррупционной политики АО "ТАТМЕДИА"
    Для сообщений о фактах коррупции: shamil@tatar-inform.ru

    Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
    Телефон +7 (843) 222-0-999
    Электронная почта info@tatar-inform.ru
    Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
    Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
    Заместитель генерального директора,
    главный редактор русскоязычной ленты
    Олейник Василина Владимировна