«По три доски возил на велосипеде – 300 км намотал!»: как обычный пенсионер из Казани отремонтировал целый мост

23 Октября 2019

    Фото: Владимир Васильев
    Автор материала: Гульнара Аухадиева
    Как у дяди Коли появилась мысль восстановить бесхозный подвесной мост? Кто и как ему помогал? Как по три-четыре доски возил на велосипеде за 9 км от дома. Как однажды чуть не сорвался с моста. История дедушки из Казани, который практически в одиночку отремонтировал целый мост, – в репортаже ИА «Татар-информ».

    Подвесной мост, соединяющий заброшенный лагерь «Ласточка» и санаторий «Крутушка», был построен еще в прошлом веке. До недавнего времени о нем мало что было слышно, однако летом это волшебное место стало самой настоящей достопримечательностью как для обычных любителей отдыха на свежем воздухе, так и для охотников за красивыми фотографиями.


    Изначально Николай Васильевич неохотно согласился с нами встретиться, оно и понятно – об обычном пенсионере из Дербышек, в одиночку восстановившем заброшенный подвесной мост, заговорили повсеместно. Его телефон буквально начал разрываться от звонков журналистов.


    «Устал я немножко от этого внимания, я же не герой какой-нибудь. Ну раз уж это вам интересно, рад буду провести экскурсию. Главное, чтобы погода позволила мост посмотреть. Если вдруг будет дождь, обязательно захватите с собой резиновые сапоги», – шутливо ответил дядя Коля.

    В назначенный день мы приехали в Центр детского творчества в Дербышках.

    «Ой, снова к дяде Коле приехали, ну герой! Сейчас таких людей, как он, наверное, уже и не осталось. Чуткий, внимательный, мастер на все руки, никогда не откажет в просьбе о помощи», – именно так отзывались о нашем герое сотрудницы Дома творчества.

    Женщины рассказали, что восхищаются оптимизмом Николая Васильевича, а сам он очень стесняется внимания окружающих.

    «Откуда в нем столько энергии, сами не понимаем. Ведь в одно время ему приходилось и за больной супругой ухаживать, и к нам приходить помогать, еще и мост этот. А ведь у него в голове еще столько задумок!» – удивляются женщины.

    Тем временем подошел и сам дядя Коля. Со словами: «Заждались? Ну пойдемте!» – он повел нас в свою мастерскую, ее он обустроил прямо под музыкальным залом детского центра.


    «Тут земля была до самого потолка. Сначала не разрешали мне копать, но я обещал, что не буду шуметь, потихоньку рано утром, до начала занятий копал, по ведерку выносил землю и засыпал небольшие дорожные неровности. Однажды копал, и меня как завалит землей! Ладно хоть не с головой, выбраться смог сам. Потом бетонировал тут все потихоньку, порядок навел», – поделился дядя Коля.

    В мастерской множество различных самодельных станков – для заточки ножей и циркулярных пил, стопкой лежат свежие доски, инструменты – одним словом, рай для настоящего мужчины.


    Целых 35 лет дядя Коля проработал на заводе слесарем-сборщиком, в летнее время – в лагере, по вечерам дважды в неделю собирал детей в кружке по моделированию. Сейчас на пенсии и продолжает выполнять хозяйственные поручения в Центре детского творчества.

    – Николай Васильевич, расскажите, как вам пришла идея отремонтировать этот мост.

    – Однажды прогуливался в районе моста, смотрю – мужчина в форме ходит там, что-то фотографирует, записывает. Я говорю: «Снимайте-снимайте, покажете, что с мостом стало». А он ответил, что какой-то человек заявление подал, чтобы мост на металлолом демонтировать. Тут я ему сказал, что лучше я его сам восстановлю, зачем ломать. И вот так и началось.


    Пошел в администрацию, показал фотографии и говорю им: «Ну а что если я одну доску заменю – это преступление? А если десять? А если все? Дадите вы мне денег на материалы или нет, я все равно сделаю».

    Не знаю, что они тогда про меня подумали. Удивились, наверное, что пенсионеру делать нечего. Но, как бы то ни было, я начал потихоньку. Обратился в лесничество, там выделили мне бревна. Перевез их в мастерскую свою и на циркулярке разрезал на бруски, затем на доски.


    После стал на свои деньги подкупать. Когда стало не хватать, обратился к знакомым и коллегам.

    – Мост стал самой настоящей достопримечательностью. Вы ожидали, что столько людей будут специально приезжать сюда, чтобы сделать памятные фото?

    – Да уж, много кто сюда приезжает. Видите, ниточки натянуты? Это молодожены тут шары на них вешают, приезжают сюда фотографироваться. Особенно удивили девушки одни. Зимой мы с товарищем снег как раз чистили, а тут они. Приехали, переоделись в платья, это на морозе в минусовую температуру, и давай фотографироваться! Я им говорю: «Замерзнете ведь!» А они щелкают и щелкают.


    Вот потом, видимо, эти фотографии просочились куда-то, к тому же девчонки расспрашивали, я и рассказал про мост. Спустя некоторое время на меня вышел репортер одного местного издания, так и понеслось.

    – Как работалось? С какими трудностями пришлось столкнуться?

    – Я работал в лагере «Ласточка», потом в «Кошевом». Оба они ныне заброшены. Так вот, началось все с того, что в «Кошевом» стали ломать старые корпуса бараков. А материал ведь хороший, доски отличные. Работу мне поручили.

    Хорошие доски я отбирал себе, те, что похуже, отдавал другим. Много их тогда вывезли. В 2014 году я в подвале всю зиму делал фрагменты для моста, среди них, кстати, есть даже антивандальные.


    С наступлением тепла постепенно-постепенно, по одной дощечке стал заменять. Однажды повстречал на мосту пару, смотрю – ребята природой любуются, а на ту сторону перейти не могут. Вот я и сказал тогда: «Ну хоть бы один человек дал бы мне денег на одну доску, я бы начал делать!» А парень спрашивает: сколько, мол, надо-то? А я говорю – рублей триста.

    Он достает из кармана пачку денег и мне тысячу протягивает, вот я обрадовался тогда! Спросил фамилию, парень только имя назвал – Марат. Я его записал, так он у меня первый и числится в списке. С тех пор и начал понемногу собирать деньги у неравнодушных, по 100 – 150 рублей, кто сколько может. Ох, непросто это всё было!

    Неловко было просить о помощи, знакомые мои многие умерли, приходилось к посторонним людям обращаться. Но люди откликались, фамилии также никто не называл, только имена. Все они записаны в моем списке: «Лена столько-то, Вася столько-то».

    – Как окружающие реагировали на то, что вы взялись за это дело?

    – Всяко говорили. Одни хвалили, другие удивлялись. Часто слышал: «Ну зачем тебе это надо, дядя Коля?» Ну а что? Силы у меня есть, было бы желание. Как видите, и желание нашлось.


    – Мост не близко от вашего дома находится, как возили стройматериалы и инструменты?

    – Да, не близко. Ну а что делать? Приделал к своему велосипеду тележку, покупал доски на Вьетнамском рынке и по три-четыре штуки возил до места. Примерно 9 км в одну сторону – это один час времени туда, один обратно, не получалось быстрее.

    В общем, 300 километров я намотал на своем велосипеде. Сердце у меня еще больное, как начнет стенокардия мучить – останавливаюсь, постою, отдышусь и дальше. Поэтому стараюсь товарища с собой брать, мало ли что в дороге случится.

    В то время мне и за супругой приходилось лежачей ухаживать, еще работал. В некоторые дни приходилось по несколько раз туда-сюда мотаться. У меня была возможность и машину нанять, чтобы побольше досок увезти за раз, но не мог я супругу надолго оставлять, да к тому же боялся, что доски могут утащить. Однажды нам с товарищем даже пришлось инструменты закопать, чтобы не возить каждый раз.


    Один раз чуть не сорвались тут с товарищем, могли погибнуть. Сначала по одной гнилой доске выпиливали и убирали, долго показалось, и уже в конце моста мы решили взяться за один большой фрагмент – и не рассчитали. Товарищ мой повис на растяжке, я остался зажатым в расщелине. Еще чуть-чуть, и улетели бы вниз. Потихоньку выбрались, все в порядке.

    В первый же день работ я утопил новый шуруповерт, но, правда, достал его. Работал, отложил его сторону, а он бульк в воду. И тут я, как в сказке у Пушкина, взял веревочку, на основание прикрепил нечто похожее на грабли и стал вылавливать. Первый раз закинул – нет ничего, второй раз закинул – тоже, в третий раз закинул и подцепил-таки, достал, просушил, все нормально работает.

    – Расскажите о ребятах, которые вам помогают.

    – А, это волонтеры. Они субботники устраивают тут, мусор помогают убирать. Однажды мужичка одного попросил помочь, он отказался. Сказал, что мост ему не нужен, купит лодку и будет на ней на тот берег перебираться.

    В основном мне товарищ мой помогал, с ним мы вместе работали. Также сварщик один откликнулся нам помочь, 13 раз на своей машине он ездил, слова не сказал. Как-то очень нам понадобился генератор, а тут откликнулся один парень, сказал, что в кружке у меня занимался и готов помочь. Через неделю привез мне этот генератор, сказал, чтоб я спокойно работал, а как закончу – верну.

    Вот так и находятся желающие помочь, так что я не один.


    – Здесь достаточно высоко и опасно, как с покраской элементов моста справляетесь?

    – Главное, по мосту нужно ходить посредине и мелким шагом, тогда он не будет раскачиваться. Я регулярно слежу за ним, некоторые фрагменты лопаются, периодически их заменяю. Зимой вот снег чистим.

    Недавно ребята откликнулись, чтобы помочь в покраске, да что-то цену заломили. Я решил, что сам все сделаю. Видите приспособление, чем-то напоминающее лифт? Это как раз для покраски. Вон веревка там, вон балка спрятана, там же хомут.

    Я его цепляю до нужного места и забираюсь. Очищаю старую краску, наношу новую и спускаюсь. Всё безопасно, как-никак для себя же делал, на совесть!

    По правде сказать, у меня ангел-хранитель есть, он на протяжении всей моей жизни оберегает. Я не раз заглядывал в глаза смерти – однажды чуть не попал под поезд, дважды тонул, под машину чуть не угодил. Кстати, после этого я и стал остерегаться автомобилей. Мне на велосипеде удобно, сел и поехал.

    – Вы сказали, что мечтаете у моста какую-нибудь оригинальную урну поставить, есть у вас идеи?

    – Да, необычная урна – это моя мечта. Пока еще не придумал, как именно она будет выглядеть. Однако хочется, чтобы она яркая была какая-нибудь, оригинальная. Сейчас, пока погода позволяет, хочу успеть покрасить кое-какие элементы моста. Видите, сколько мы уже успели почистить от старой краски и подготовить? Я купил хорошую краску, чтобы надолго сохранился цвет. Долго думал над цветом, в итоге выбрал желтый.


    – Как вы проводите свободное время?

    – У меня дача есть. Люблю там время проводить, копошиться в земле. Помидоры выращиваю. Кстати, в этом году урожай был поздний, однако очень хороший. Бассейн у меня есть, баня отличная. Товарищ мой любит в ней попариться, заглядывает часто. Я ведь еще работаю в Центре детского творчества, кружок уже не веду, но дел хватает. В общем, время свое зря не трачу, на что-нибудь да находится свободная минутка.

     

    Мы с дядей Колей прогулялись по мосту – какая вокруг природа, какая завораживающая атмосфера! Не зря это место стало любимым у фотографов: изумрудная вода, рядом озерцо, свежий воздух, удивительный уголок!


    «Мне бы со строителем каким-нибудь посоветоваться, уж больно не нравятся мне эти бетонные основания у моста. Обшарпанные они сильно, краска слезла. Но видно, как хорошо она сохранилась – на совесть, видимо, было все сделано. Подсказал бы кто, штукатурить это все нужно или что-то другое делать?» – говорит Николай Васильевич.

    Мы садимся в машину, всю дорогу дядя Коля продолжает шутить, в то же время с тоской вспоминает годы работы в детских лагерях. Мечтает, если бы нашлись деньги, с радостью бы восстановил и их.


    «И природа красивая, и мост теперь есть, не хватает только звонких детских голосов», – говорит он.

    Доезжаем до Дербышек, дядя Коля просит высадить его рядом с детским Домом творчества. У него впереди много дел, много планов на день – он обязательно все успеет, иначе не может.

    Мы оставляем его и уезжаем под впечатлением: откуда в этом человеке столько оптимизма и неиссякаемой энергии?





    Самое читаемое
    Комментарии







    Общество

    «Его творческая сила была мощнее, чем у любого из нас»: каким друзья и коллеги запомнили погибшего в ДТП кавээнщика Ильяса Хасанова

    8 ноября в районе 23 часов на 924-м километре трассы М7 Москва – Уфа в страшное ДТП попали организаторы Татарской лиги КВН. В аварии погибла основатель Лиги КВН РТ Фарида Таштабанова, один из редакторов Ильяс Хасанов скончался вчера в Республиканской клинической больнице.

    Общество

    «Тогда введем траурный день в Татарстане»: что думают политики и авторы телеграм-каналов про инициативу признать Стояние на Угре памятной датой в России

    В начале этой недели в СМИ появилась информация о том, что, со слов губернатора Калужской области Анатолия Артамонова, Владимир Путин поддержал инициативу калужан о признании дня победного окончания Стояния на реке Угре памятной датой России. После в администрации Президента России эту информацию опровергли. Как к этой инициативе относятся в Татарстане и что думают российские политики – в материале ИА «Татар-информ».

    еще больше новостей

    © 2019 «События»
    Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
    информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
    о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
    коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

    Политика о персональных данных
    Об утверждении Антикоррупционной политики АО "ТАТМЕДИА"
    Для сообщений о фактах коррупции: shamil@tatar-inform.ru

    Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
    Телефон +7 (843) 222-0-999
    Электронная почта info@tatar-inform.ru
    Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
    Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
    Заместитель генерального директора,
    главный редактор русскоязычной ленты
    Олейник Василина Владимировна