Ливан своими глазами: Страна, восставшая из руин, или «Ближневосточная Швейцария» по соседству с Сирией и Израилем

2 Октября 2018

    Фото: pixabay.com, Алсу Исмагиловой
    Автор материала: Алсу Исмагилова (www.intertat.tatar, перевод Алии Сабировой)
    Об этой небольшой ближневосточной стране наверняка многие слышали. Тем, кто застал 70–80-е годы прошлого века, Ливан, скорее всего, представляется некой горячей точкой на карте мира. Неудивительно, ведь именно в тот период в этой стране не утихала гражданская война, произошел вооруженный конфликт с соседним Израилем и активно осуществляла свою деятельность печально известная шиитская военная группировка «Хезболла». Ливан и сейчас часто упоминается в СМИ, прежде всего в связи с актуальной в последнее время сирийской темой. О том, как живет эта страна сегодня, – в материале журналиста ИА «Татар-информ». Часть 1.

    Первой реакцией людей, которые узнавали, что я собираюсь в Ливан, было: «Там же опасно!». Я же, зная о ситуации в этой стране, что называется, из первых рук, отвечала: «Не больше, чем в любой другой стране, соседствующей с Сирией».


    Поехать в Ливан в качестве туриста, чтобы посмотреть эту страну, – такой мечты у меня никогда не было. Привели меня туда, можно сказать, дела семейные. Моя родственница Гульназ вышла замуж за ливанца Самада и переехала жить в один из крупнейших городов этой страны Триполи (не путайте со столицей Ливии Триполи). Недавно у них родилась дочь.

    Сразу скажу, что в своих заметках я не буду пересказывать известные факты о Ливане. Материалы о политической ситуации в этой стране в СМИ появляются регулярно, при желании можно почитать. Скажу только одно: в Ливане сегодня спокойно. Аэропорт Бейрута принимает самолеты из разных стран мира, сюда приезжает множество туристов, и туризм является одним из основных источников дохода ливанской государственной казны. Но неспокойная обстановка в ближневосточном регионе в целом и недружественные отношения Ливана с Израилем дают о себе знать – на пограничном контроле по прилету в Бейрут мой паспорт проверяли предельно внимательно и неоднократно. Граждан с израильским штампом в паспорте в страну не пускают.

    «Рожала под взрывы бомб»

    Самад – второй ребенок в семье. У него есть старший брат, двое младших братьев и младшая сестра. Муж моей родственницы появился на свет в 1978 году, в стране, раздираемой гражданской войной. Его мать Самия ханум вспоминает:

    «В 1976 году, когда рожала первенца, над головой взрывались бомбы, слышать эти звуки было невыносимо! Жили в таких условиях, что вспомнить страшно. В годы войны у нас родилось еще двое детей. Я была беременная четвертым ребенком, когда мы, не выдержав, решили бежать из Ливана в Австралию. Трое детей и три узелка с вещами – все, что мы смогли взять с собой».

    Справка: В 1975 году в Ливане началась вторая гражданская война между христианскими и исламскими радикалами, первая произошла в 1958 году. В результате противостояния, которое длилось 15 лет, погибли 150 тысяч человек. Точка в кровопролитии была поставлена только в 1990 году после подписания так называемой «Хартии национального примирения» (Таифские соглашения).

    В Австралии в семье Самии ханум и Абдаллы эфенди родились еще двое детей – мальчик и девочка. После окончания гражданской войны в Ливане многодетная семья решила вернуться на родину, считая это своим долгом. «Какие бы большие возможности ни открывались в Австралии, мы хотели растить детей в своей стране, в традициях ислама», – говорит Самия ханум.

    Ливан тогда лежал в руинах. «Вот эти места, вот эти – везде были сплошные развалины», – показывает Самад вокруг, когда мы едем из аэропорта в город. Сейчас на месте руин – кварталы из современных многоэтажных домов. На некоторых уцелевших старых зданиях следы от пуль и снарядов сохранились до сих пор.


    Сегодня Бейрут, Триполи и другие ливанские города и поселки, раскинувшиеся на побережье Средиземного моря, радуют глаз красотой и благоустроенностью. Бейрут не отстает от других столиц мира – такие же фешенебельные отели, дорогие рестораны, брендовые бутики, престижные учебные заведения. Кругом горы, от красоты которых захватывает дух.


    «А вот здесь взорвали Харири», – показывает жестом Самад. «Он об этом говорит каждый раз, когда проезжаем это место. Ливанские сунниты считали Харири своим лидером», – добавляет Гульназ. Тут стоит отметить, что, говоря о мусульманах, здесь принято упоминать: «суннит» или «шиит». Этот статус даже указывается в личных документах граждан.

    Справка: Рафик Харири – в 1992–2004 годах премьер-министр Ливана. Приложил много усилий для восстановления страны после войны. Убит в результате теракта 14 февраля 2005 года. В 2009 году ООН назвала виновными в совершении данного преступления четырех активистов группировки «Хезболла».

    Не могу не сказать об еще одной вещи, свидетельствующей о том, что Ливан вернулся к мирной жизни. В ресторане мы случайно встретили родственников Самада. Буквально полгода назад семья с четырьмя детьми вернулась из Австралии. «Уже два поколения сменились после войны, теперь уже дети беженцев возвращаются в Ливан. Стало больше желающих купить здесь недвижимость, вести бизнес. Значит, есть уверенность, что Ливан стал мирной страной. Несмотря на то что в Австралии уровень жизни высокий, они хотят вернуться на родину, потому что желают воспитывать детей в традициях ислама, боятся глобализироваться и потерять религию», – объяснил Самад.

    Он также привел интересный факт: сейчас только 25 процентов ливанцев живут в самом Ливане. Остальные разбросаны по миру, но, по словам Самада, отдыхать они едут на историческую родину. Среди туристов в самых дорогих отелях и горнолыжных курортах очень много приезжих ливанцев, они таким образом инвестируют деньги в свою страну.


    5 фактов о Ливане

    1.                  60 процентов населения Ливана – мусульмане, 39 процентов – христиане. 95 процентов ливанцев по национальности арабы. Согласно Конституции страны, президентом должен быть христианин-маронит, премьер-министром – мусульманин-суннит, спикером парламента – мусульманин-шиит.

    2.                  Ливан – первая арабская страна, принявшая свою Конституцию.

    3.                  Страну называют «швейцарским банком» арабских миллионеров. Ливан – свободная банковская зона с устойчивой банковской системой. Здесь так же, как в Швейцарии, гарантирована банковская тайна. Всего в маленьком Ливане насчитывается более 100 банков.

    4.                  В Ливане работает одно из старейших казино в мире – Casino du Liban, которое было создано в 1959 году. Сюда приезжают состоятельные люди из разных арабских стран.

    5.                  На территории Ливана расположен самый древний город на земле, в котором до сих пор живут люди, – Библ (первое упоминание об этом финикийском городе относится к V веку до н.э.).

    Автохлам со всего мира и город, поделенный таксистами на зоны

    Территория Ливана в 6,5 раза меньше, чем территория Татарстана, – 10,5 тыс. против 68 тыс. кв. километров. Но численность населения в Ливане больше. Если в Татарстане проживает менее 4 млн человек, то в Ливане, учитывая приехавших в последнее годы в большом количестве сирийских беженцев, – более 6 млн. человек. Вдобавок большая часть территории страны – горы, не пригодные для проживания.

    Народ на территории Ливана селился и строил города на равнинной местности вдоль узкого побережья Средиземного моря. Поэтому нетрудно себе представить, какова в Ливане плотность населения и как там много машин. В Бейруте пробки бывают даже ночью. Города практически не имеют границ, следуя друг за другом беспрерывно. Невозможно понять, где заканчивается один населенный пункт и начинается другой.

    При виде машин на дорогах Ливана, несмотря на обилие ведущих мировых автомобильных брендов, в голове сразу же мелькает мысль: «Сюда завезли автомобильную рухлядь со всего мира». Представьте себе такую картину: прямо на дороге горит автомобиль. «Взорвали?» – в ужасе спрашиваю я. «Нет, просто очень изношенный автомобиль, на жаре воспламенился и взорвался», – объясняет Самад.


    Мимо готовых развалиться на части колымаг лихо пролетают шикарные «Мерседесы», БМВ, «Ауди» и «Лексусы». Но и они в большинстве своем тоже не новые – хозяева купили их с небольшим пробегом. Дело в том, что новый автомобиль в Ливане стоит очень дорого. «Таможенная пошлина может достигать половины стоимости самого авто. Поэтому большинство ливанцев покупает машины с пробегом, на них пошлина заметно ниже. Подержанные авто пользуются высоким спросом, поэтому бизнес по продаже машин с пробегом процветает», – рассказывает Самад.

    Его собственный семиместный «Хёнде» тоже был куплен с рук, но выглядит как новый. В их семье есть еще «Мерседес», на котором обычно ездит Гульназ. Для поездки на близкие расстояния Самад использует мотоцикл «Хонда». «Когда пробки – это самое удобное», – объясняет он.

    Один из местных автосалонов стал для меня открытием – в Ливане продается «Лада»! Официальный салон «АвтоВАЗа» в Бейруте открылся в мае 2016 года. Стоимость «Лады Веста Кросс» здесь начинается от 16,5 тыс. долларов (примерно 1,1 млн рублей). Для сравнения – в автосалонах Казани такой автомобиль стоит порядка 800 тыс. рублей. Нельзя сказать, что российские машины пользуются в Ливане популярностью. «Новые «Лады» на дорогах еще не видели, а вот старые встречались», – говорит Гульназ. По официальным данным «АвтоВАЗа», в 2016 году в Ливане продано 300 автомобилей «Лада», в 2017 году планировалось продать 900 машин. Реализовались ли эти планы, неизвестно.


    Несколько слов о транспорте в целом. На улицах Триполи водители постоянно сигналят – каждый раз при резком гудке я вздрагивала и оборачивалась. «Не обращай внимания. Это таксисты», – говорит Гульназ. Оказывается, в Триполи общественного транспорта нет, народ пользуется услугами такси. А ведь это город с 500-тысячным населением, почти как Набережные Челны. 

    «Город среди таксистов разделен на зоны. Если остановишь машину и попросишь отвезти в соседний район, водитель тебя отвезет только до границы этого района и высадит, потому что там его зона заканчивается. Это неписаное правило среди таксистов», – объясняет Гульназ.

    К слову о правилах. Наверняка вы слышали или видели сами, как во многих арабских странах правила дорожного движения не соблюдаются. Ливан не исключение. На светофор и дорожные знаки никто не обращает внимания. При этом по узким извилистым улицам водители как-то умудряются ездить, не задевая другие машины. «Здесь на знаки не принято обращать внимания, есть только один знак – его показывают жестом. Если, высунув руку из машины, покажешь этот знак, все дороги для тебя открыты», – объяснила Гульназ и продемонстрировала этот жест. Вот он, на фото:


    Так водитель просит участников дорожного движения уступить ему дорогу, так как он очень торопится. Этот знак никто без необходимости не показывает, и это правило соблюдается другими водителями беспрекословно. «У нас в России все без исключения водители ездили бы с высунутой рукой, мало того, приклеивали бы на окно пластмассовую руку с таким жестом», – посмеялся один мой знакомый, услышав рассказ о «чудо-знаке» ливанских водителей.

    Жизнь за черными занавесками

    На улицах Триполи, плотно застроенных многоэтажками, людей на удивление мало. Автомобилей – плотные потоки, а вот пешеходов практически нет.

    Видя, что окна домов занавешены черными занавесками и темными жалюзи, можно подумать, что город спит и днем. «Люди прячутся от жары в комнатах с кондиционерами, поэтому занавески не открывают. На улицах ведь невыносимо жарко, выйти невозможно. Здесь не принято ходить пешком по улице, прогуливаться. Даже расстояние в 200 метров проезжают на машине с кондиционером. Пройти пешком 500 метров для них как преодолеть высокие горы», – смеется Гульназ. По ее словам, дети из соседних домов не ходят пешком даже в школу, которая расположена в каких-то пятистах метрах.

    Я же после казанской осенней погоды успела соскучиться по жаре. Поэтому утром первым делом открываю занавески и выхожу на залитый солнцем балкон. Смотрю вниз – у подъезда дети ожидают школьный автобус. Провожать их выходят домработницы. В половине восьмого утра воздух уже прогрелся до 28 градусов. А дети и прислуга… в куртках и кофтах! «Ведь уже конец сентября, скоро зима, на улице похолодало. В середине лета здесь бывает 45 градусов», – говорит Гульназ.


    Даже при таком жарком климате зимой в Ливане может выпасть снег – правда, он бывает только в горных районах. Там в зимнее время работают горнолыжные комплексы. «Ездила только один раз. Увидела снег – началась депрессия. Не скучаю я по снегу», – говорит Гульназ и сетует на влажную и ветряную погоду зимой. «Днем может палить солнце, а ночью сильно холодает. Дома успевают остыть и днем уже не прогреваются. В квартирах бывает холодно как в погребе. Кондиционеры включаем на режим подачи тепла. На пол стелим толстые ковры, сами носим теплую одежду», – рассказывает она. Кстати, даже в такой жаркой стране местные жители страдают от нехватки солнца и постоянно принимают витамин D.


    Ливанские семьи, как и семьи в других арабских странах, в большинстве своем многодетные – 4–5 детей считается нормой. Хотя, по словам Гульназ, в последнее время появилась тенденция сокращения числа детей в семье. Некоторые ограничиваются одним-двумя детьми, как в Европе. Наметилась также тенденция к тому, что малое количество детей в семье становится престижным. Например, в семье брата мужа Гульназ – двое детей. По ее словам, они больше не хотят и намерены направить свои возможности на то, чтобы дать этим детям хорошее образование.

    Угодить своему ребенку для ливанца очень важно. На каждом шагу – магазины, торгующие детской одеждой и игрушками. Детские уголки есть в каждом ресторане и кафе. Детям искренне улыбаются, им всегда рады. В торговом центре к Гульназ и Самаду с двухмесячным ребенком на руках несколько раз подходили люди и просили разрешения подержать малыша. Молодой папа всегда с улыбкой соглашался. «Здесь это нормальное явление, арабы очень любят детей», – объясняет Гульназ и добавляет: «Ты еще не видела отношения к пожилым. Здесь людям преклонного возраста такое уважение! Как появляется одинокий старый человек – рядом с ним собирается толпа, все готовы помочь».

    В школу – с 3 лет

    Спрашиваю у Самада: «А есть у ливанцев тяга к знаниям, считается ли иметь хорошее образование престижным?» На этот вопрос и сомнение в интонации Самад, кажется, даже обиделся. «Конечно! Тяга к знаниям у нас идет издревле. Первый алфавит ведь придумали в Ливане (в то время – древняя Финикия). Дать хорошее образование детям ливанцы считают своим долгом», – говорит он.

    В Ливане дети идут в школу с трех лет. Первые три года считаются подготовительными, после этого ребенок учится еще 12 классов. Детских садов нет. Даже трехлетних детей в подготовительных классах не кормят, спать не укладывают. В школе дети находятся с восьми утра до двух-трех часов дня.

    Все мои собеседники в Ливане, говоря на тему образования, отмечали, что школьная программа в этой стране очень сложная. «В Ливане школа не для детей со средними данными, а для одаренных. Только одна из четырех моих дочерей самостоятельно усваивает школьную программу. Остальным для подготовки к урокам нанимаем репетитора», – рассказывает Катя, которая живет в этой стране уже 20 лет. Такая же ситуация в других семьях. Успешная сдача экзаменов здесь – огромная радость для семьи, родители могут по этому поводу устроить большой праздник. «В дни экзаменов даже устраивают фейерверки. Таким образом родители радуются успехам своих детей», – рассказывает Гульназ. Довольно много случаев, когда ребенок так и не смог сдать экзамен, аналог нашего ЕГЭ. «Знаю детей, которые сдавали по два-три раза, но так и не сдали», – говорит Гульназ.

    В Ливане дети в основном учатся в платных школах. Есть также школы, финансируемые государством, но их мало, места в них ограничены. Таким образом, если у тебя нет возможности обучать ребенка в платной школе, а в бесплатных школах мест не окажется, то твой ребенок останется без образования. По данным статистики, 13 процентов населения Ливана неграмотны.

    Семьи, с которыми я познакомилась, платят за учебу каждого ребенка по 3 тысячи долларов в год. Кроме того, надо потратить около 250 долларов на покупку учебников для одного ребенка. Услуги учителей-репетиторов тоже недешевы.

    Стоит отметить, что среди народов Ближнего Востока ливанцы считаются весьма образованными. Большинство местных жителей помимо родного арабского знают еще два иностранных языка – английский и французский, свободно на них говорят. В школах преподают по единой программе, обучение математике и другим предметам на английском языке – обязательное. В подготовительных классах дети учатся говорить на иностранном языке, в начальных классах осваивают грамматику, в средней школе определяют предметы, которые будут нужны в будущей профессии, а в 16–18 лет углубленно изучают выбранные предметы. Дисциплины преподаются на иностранном языке, арабский идет как отдельный предмет. Таким образом, к моменту окончания школы ребенок в совершенстве владеет несколькими языками.

    Заметно, что английский язык постепенно начинает окружать детей не только в школе, но и дома – они пытаются говорить между собой на английском. Несколько раз приходилось наблюдать, как родители делали своим детям замечание за то, что те дома не говорят на арабском.

    В Ливане учеба в высших учебных заведениях обходится очень дорого. Например, обучение в ливанском филиале одного из университетов США стоит более 10 тысяч долларов в год. Тем не менее, по словам Самада, конкурс в этом вузе большой.

    Не имеющие возможности обучить ребенка в отечественном вузе ищут учебные заведения в зарубежных странах. Разговорились с продавцом фруктов: его дочь в этом году поступила в университет в Белоруссии. «В Ливане много фирм, помогающих выбирать иностранные вузы. Белоруссию они предлагают как самый дешевый вариант. Раньше было очень популярно учиться на Украине. Кто-то обучался в Казани. Но жалуются, что в Казани очень холодно», – объяснил Самад.

    «Очень много русскоязычных врачей, окончивших вузы на Украине, Белоруссии, России. В Ливане они должны подтвердить свои дипломы. Процедура довольно сложная, на это может уйти до 10 лет. Моя подруга Юлия сравнительно быстро подтвердила, сейчас она работает гинекологом. Зарплата очень высокая. В этом году их семья отстроила очень хороший дом», – добавляет Гульназ.

    На 10 человек приходится 1 врач

    Медицина в Ливане платная. Если что-то случится, на помощь могут рассчитывать только те, у кого есть страховой полис или достаточно денег. Тем, кто не имеет возможности оплатить лечение, помогает государство: ежемесячно в больницы переводится определенная сумма, ее распределяют по квотам, например, на лечение онкологии. Этих денег обычно не хватает, месячная сумма расходуется быстро, клиника перестает оказывать бесплатную помощь и больной вынужден ожидать следующего месяца. 

    «Недавно один из сотрудников фирмы моего мужа позвонил ночью и сказал, что попал в больницу, но у него нет денег, чтобы оплатить услуги врача, попросил заплатить за него. Муж ночью поехал и оплатил», – рассказывает Гульназ.

    В платной клинике в зависимости от квалификации и специализации врача прием стоит 50–100 тысяч ливанских лир (около 2500–5000 рублей).

    Гульназ рассказала о программе наблюдения за ходом беременности: «Один раз в месяц показываешься врачу, при каждом посещении делают УЗИ. Наблюдавшая за беременностью врач также принимала у меня роды. Уже через несколько часов после родов я с ребенком отправилась домой. Ребенка один раз в месяц показываем педиатру».

    Роды в платной клинике стоят от 150 до 1000 долларов. При желании можно родить дома, услуги акушерки обойдутся в 100 долларов.

    В Ливане на десять человек приходится один врач. В России этот показатель – один врач на 238 человек.

    Нанять мусульманку из Филиппин дороже и престижнее

    «Не снимай обувь, здесь никто не снимает, здесь есть домработница», – сказала мне Гульназ, когда мы заходили в квартиру родителей ее мужа. В Ливане среди зажиточных людей широко распространен наем домработниц. Они в основном приезжают по контракту из Эфиопии или Филиппин. Нанять мусульманку из Филиппин стоит дороже и считается престижнее. «В доме живет всего два человека, зачем твоей свекрови домработница?» – спрашиваю Гульназ. Отвечает, что свекровь – жена бизнесмена и ей домработница положена по статусу.

    Квартира родителей Самада очень просторная. В этот день были гости – около 30 человек, и каждый смог найти себе уголок по душе. Невестки успели уединиться в отдельной комнате и посекретничать, нашлась комната и для желающих почитать намаз, и для детей, в одной из комнат был накрыт большой стол. Три десятка гостей за столом собирается в этой квартире довольно часто – Самия ханум каждую неделю готовит ливанские блюда и приглашает в гости своих пятерых детей и 13 внуков с семьями.

    Муж тоже предлагает Гульназ взять домработницу, однако она против, говорит, что даже представить себе не может, чтобы в доме жил посторонний человек. Их квартиру с двумя санузлами, тремя балконами и множеством комнат дважды в неделю убирает приходящая служанка – арабка по имени Бадрия. «Завтра утром придет Бадрия, в это время мы еще спим, она потихоньку сама убирает, можно не вставать», – говорит Гульназ.

    Утром, когда я застала Бадрию, она уже закончила работу. Выхожу на кухню попить воды – она, уже уставшая, пьет кофе. Поприветствовала меня с улыбкой: «Ассаляму-алейкум». Тоже здороваюсь с ней, пью воду и тянусь к раковине, чтобы сполоснуть стакан. Спиной буквально чувствую, как Бадрия буравит меня взглядом, наблюдает придирчиво, будто свекровь за работой невестки! В итоге не выдерживает, подходит и пальцем показывает на мыло – мол, с ним надо мыть, и тереть хорошо! Я сделала, как она велела, за что Бадрия одарила меня еще одной улыбкой, как бы говоря: «Ну вот, получилось же, молодец».

    «Мы ею очень довольны. Она этим зарабатывает на жизнь, у нее несколько клиентов, ходит по домам, убирает», – рассказывает Гульназ.

    Килограмм говядины за 1000 рублей и квартиры в спальных районах за миллион долларов

    За одну уборку Бадрия берет 40 тысяч ливанских лир (около 2000 рублей). Много это или мало? Приведу для сравнения цены на повседневные товары. Продукты питания в Ливане значительно дороже, чем в Казани. В супермаркетах хлеб в переводе на наши деньги стоит от 40 рублей, литр молока – около 80 рублей, килограмм говядины – 1000 рублей, килограмм курицы – 600 рублей. Хотя разнообразные фрукты и овощи выращиваются в самом Ливане, стоят они не дешевле, чем у нас привозные.

    Что касается зарплат, то рабочий без квалификации здесь получает от 400 долларов в месяц. Самая высокая зарплата – у врачей, их ежемесячный доход исчисляется десятками тысяч долларов. Учителя и инженеры тоже считаются обладателями престижных профессий.


    В Ливане недвижимость очень дорогая. В Бейруте даже в спальных районах квартиры могут стоить 1 млн долларов. В Триполи хорошую квартиру можно купить за 500 тысяч долларов. «Рынок недвижимости в руках спекулянтов, – объясняет моя новая знакомая Катя. – Поэтому квартиры ищут через знакомых, родных, не обращаются к риелторам».


    Такой участок, как на этом фото, расположенный далеко в горах, без инфраструктуры, с каменистой почвой стоит 400 долларов за сотку. «Мы купили участок площадью 1,5 га, хотим построить здесь дом наподобие дачи. В очень жаркие дни в горах хорошо, будем приезжать сюда жить, иншаллах, – говорит Самад. – Ты посмотри, какие отсюда виды открываются! Во-он, там видно море. А вон там, за горами – Сирия».

    Продолжение следует. В следующей части расскажу о наших соотечественниках в Ливане, о многоженстве и блюдах ливанской кухни.




    Самое читаемое
    Комментарии







    Общество

    «В Китае чая много, но сами китайцы пьют его редко»: студентка из Казани разрушает стереотипы о Поднебесной

    Все известно, что Китай – родина чая, однако популярный во всем мире напиток сами китайцы употребляют редко. У жителя России представление об этой стране обычно строится на стереотипах: китайские товары, ужасно много людей, драконы из детских мультиков. Студентка КФУ Лейсан Валиева в течение года проходила стажировку в Китае и узнала много интересного о менталитете, предпочтениях и привычках местных жителей.

    Общество

    «Машина времени» для дома Беркутова: Андрей Макаревич вместе с волонтерами из Парижа поработал на «Том Сойер Фест»

    Известный музыкант и «смаковед» Андрей Макаревич присоединился к волонтерскому движению по сохранению исторической городской среды «Том Сойер Фест Казань». Главный пилот легендарной группы «Машина времени» в сопровождении мэра столицы РТ Ильсура Метшина, заглянув под строительные леса дома Беркутова на Фатыха Карима, 11, помог участникам движения повернуть годы вспять для объекта культурного наследия 1903 года постройки.

    Общество

    Мобильный избиратель» впервые поможет татарстанцам на региональных выборах

    Как механизм «Мобильный избиратель» поможет проголосовать на удобном участке, зачем бюллетени пометят QR-кодами и сколько наблюдателей будут следить за чистотой выборов? С этими вопросами мы обратились к председателю Центральной избирательной комиссии Татарстана Мидхату Шагиахметову.

    еще больше новостей

    © 2019 «События»
    Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
    информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
    о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
    коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

    Политика о персональных данных
    Об утверждении Антикоррупционной политики АО "ТАТМЕДИА"
    Для сообщений о фактах коррупции: shamil@tatar-inform.ru

    Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
    Телефон +7 (843) 222-0-999
    Электронная почта info@tatar-inform.ru
    Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
    Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
    Заместитель генерального директора,
    главный редактор русскоязычной ленты
    Олейник Василина Владимировна