Казань и бордели: за что и сколько платили посетители. Часть 3

25 Мая 2018

Автор материала: Анна Тарлецкая
Как сказал Карл Маркс, «Спрос рождает предложение». Спорить с ним глупо. Расскажем о тех, кто наведывался в публичные дома дореволюционной Казани в поисках развлечений.

Первые две части нашего виртуального путешествия по злачным местам города вы можете прочитать здесь и здесь.

По словам нашей собеседницы, профессора КФУ, доктора исторических наук, автора книги «”Профессионалки”, “арфистки”, “любительницы”. Публичные дома и проститутки в Казани во второй половине XIX – начале XX века» Светланой Малышевой, спрос был действительно велик. Казань во второй половине XIX века быстро развивалась, шли процессы модернизации, урбанизации. Росло и население: в середине позапрошлого века – 60 тыс. жителей, а конец века – почти 130 тыс.! Причем рост шел не за счет рождаемости, а вследствие миграции. 

Рабочие-печатники – в авангарде

– Светлана, кто был основным потребителем продажной любви?

– Кто на рубеже веков мигрировал в город? В основном, молодые мужчины из близлежащих деревень, от 20 до 35 лет. Они и были основными потребителями услуг проституток, потому что это либо не женатые мужчины, либо мужчины, имеющие семью, которую оставили в деревне. Среди всего контингента посетителей можно выделить несколько целевых групп. Первая – рабочие. Причем ситуация с рабочими, с обращаемостью к проституткам была настолько напряженная, что городские власти предполагали вводить регулярное ежемесячное освидетельствование рабочих на предмет заболеваемости. К слову, в 20-е годы прошлого века врач казанского вендиспансера Голосовкер выяснил, что «к девочкам» ходит 50-60 процентов рабочих, а среди рабочих-печатников эта цифра достигает 76 процентов! Нет никаких резонов думать, что до революции обращаемость была ниже.


Второй контингент – это, конечно, солдаты. Казармы располагались как раз во второй и четвертой городских частях Казани, а проституция старалась держаться поближе к потребителю. Офицеры тоже были не чужды громких скандалов в публичных домах.

Третий контингент – это мастеровые, ремесленники. Почитайте Горького, он очень подробно рассказывает о том, как ежемесячно все сослуживцы пекарни отправлялись дружной стайкой в бордели на Пески. Еще один контингент – это студенты Казанского университета, ветеринарного института, и составной частью их досугового поведения было также еще и разгромы публичных домов. Это практиковалось с большим удовольствием. 

– При таком разгуле и венерические заболевания были широко распространены. Сохранилась статистика?

– Статистика на самом деле была очень страшная. Известно, что в один месяц в диспансере лечились одновременно 3600 человек от различных заболеваний. Что касается процентов, то есть письмо, написанное в 80-е годы XIX века командующим казанским военным округом Мищериновым губернатору: «По количеству заболеваемости среди солдат вверенного мной округа мы являемся первейшим, к сожалению, по России округом». Но тут он был не прав, потому что в Казани заболеваемость была 9,6 процента, а впереди всей России был Иркутский округ – 14,9 процента среди нижних чинов. И это только те, кого регистрировали. Есть другие свидетельства. Елистратов, выступая в 1900 году на собрании казанского общества защиты несчастных женщин, сказал такую фразу: «Едва ли не четвертая часть казанского культурного студенчества либо переболело, либо болеет венерическими заболеваниями». Вот такое страшное свидетельство юристов.

Удивительно, что сами студенты-медики обращались к услугам проституток со словами: «Сегодня осматривал их Калантаев, значит, безопасно!». Калантаев – городской врач, который осматривал жриц любви. Но упование на доктора Колонтаева, как правило, оказывались напрасными. 


Театральные расценки жриц любви

– Публичные дома в Казани были, в основном, какой категории?

– Казань была тем городом, где основная масса публичных домов были низшей категории, в отличие от Киева, который считался центром разгула и где были представлены проститутки всех видов. Хотя была у нас еще очень интересная категория – это секретные квартиры, которые снимали элитные проститутки в центре города и брали за свои услуги очень дорого. 

– Почем был самый дорогой и самый дешевый сеанс жриц любви?

– Элитная «ночная бабочка» могла зарабатывать в месяц примерно как доцент университета, около 120 рублей, а то и больше. Большие деньги клиенты платили, в том числе, за анонимность, ведь это были «сливки общества» казанского, люди семейные, имеющие детей, занимавшие высокие должности. Что касается остальных работниц, расценки, как это ни странно, в 80-х годах публиковала городская дума. Именно она четко разделила публичные дома на категории. Сначала их было четыре, потом их стало три. Ценовой «разбег» – от 20 копеек за визит до трех–четырех рублей. Если проститутку увозили на ночь, естественно, это могло быть и семь, и десять рублей. Самое интересное, что я обнаружила, – примерно такие же расценки сопоставимы с ценами на места в театре, от лож, партера до галерки. 


– По видимому, особо не заморачивались законотворцы.

– 20 копеек – дневная зарплата рабочего. На нее можно было поесть хорошо, алкоголь даже купить, или опять же билет в театр на галерку. Лучшее место в театре литерные ложи, стоили 4-7 рублей, как за элитную проститутку. Удивительно, что городская дума определяла ценовую категорию театров и борделей. Получается, что она воспринимала бордели как досуговые учреждения.

 

Цены начала XIX века 

(источник ­– https://kulturologia.ru

Мука пшеничная 0,08 р. (8 копеек) = 1 фунт (0,4 кг)

Рис фунт 0,12 р.= 1 фунт (0,4 кг)

Бисквит 0,60 р.= 1 фунт (0,4 кг)

Молоко 0,08 р.= 1 бутылка

Томаты 0,22 р. = 1 фунт

Рыба (судак) 0,25 р. = 1 фунт

Виноград (кишмиш) 0,16 р.= 1 фунт

Яблоки 0,03 р. = 1 фунт 

– От улиц Дегтярной и Мокрой ничего не осталось?

– Нет, сейчас здесь находится Парк Тысячелетия Казани. Но интересно, что в памяти города сохраняется отсвет «славы».

В одном архивном деле 1916 года я нашла интересное свидетельство. На этой улице, которая уже не была улицей борделей, проживала одна молодая девушка. Ничего плохого про нее сказать мы не можем, просто она была очень общительная. Как-то ее провожал вечером знакомый, бывший студент, солдат. Когда он довел ее до дома, стукнул в окно, чтобы вышла мама и встретила ее. Соседи тут же написали жалобу, что девушка такая-сякая-нехорошая и водит к себе мужчин. Пришел пристав и очень энергично обозначил ее предполагаемую профессию, грозился что подвесит красный фонарь у дома и сведет ее на «желтую книжку». 

Другой очень интересный пример мне рассказала коллега. Ее бабушка в бытности в Казани (они сами из Буинского района), показывая на дома около ЦУМа, говорила ей, еще маленькой девочке: «Кызым, вот здесь жили проститутки». Откуда? Спустя столько лет в памяти народа дурная слава. 

Однако есть и другая сторона. Так, я с удивлением на одном из свадебных сайтов нашла описание мнимых «традиций», как там было сказано: «Когда молодожены приезжают в парк к фонтану семейного счастья и благополучия, кидают туда монетки». В страшном сне не могло присниться обитателям улицы борделей, что «котел семейного счастья и благополучия» будет стоять на этом самом месте, можно сказать, в гнезде разврата!..

 




Самое читаемое
Комментарии







Общество

Нияз Игламов: «Если татарский народ не сможет придумать новые институты в новой форме, XXI век станет для нас последним»

Театровед Нияз Игламов считает, что татарскую нацию и ее искусство могут спасти только патриотичная, умеющая глобально мыслить татарская молодежь. На наше поколение, а уж тем более на старшее, надеяться не стоит, говорит он. Татарская молодежь нового поколения должна быть преданной татарской культуре, языку, самому народу, но в то же время знать о существовании Сиднея и Нью-Йорка, Сидни Поллака и Чака Паланика, о том, что Гаяз Исхаки учился у Достоевского и Горького. Только зная мировую культуру, ты можешь продвигать культуру своего народа, считает Нияз.

Общество

«Сакина ушла, попрощавшись и поблагодарив всех»: Минтимер Шаймиев рассказал о последних минутах, проведенных с супругой

После продолжительной болезни ушла из жизни Сакина Шаймиева, супруга первого президента Татарстана, Государственного советника Минтимера Шаймиева. Сегодня ее проводили в последний путь. Церемония прощания состоялась в казанской мечети «Аль-Марджани». Государственные деятели, известные люди республики и представители духовенства вместе совершили джаназа-намаз (заупокойную молитву).

еще больше новостей

© 2018 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Телефон +7 (843) 222-0-999
Электронная почта info@tatar-inform.ru
Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
Заместитель генерального директора,
главный редактор русскоязычной ленты
Олейник Василина Владимировна

СОБЫТИЯ
в Яндекс.Дзен
Подписаться
×