Какого размера крот и для чего делают чучела: казанский таксидермист рассказал о профессии

22 Сентября 2019

    Фото: Михаил Захаров
    Автор материала: Елена Кривопатре
    Об отношении к мемам с чучелами и сохранении домашних животных «для памяти» рассказал таксидермист и сотрудник Камско-Волжского заповедника Евгений Прохоров.

    Таксидермист – в нашей стране профессия достаточно редкая и необычная. Делать чучела из животных, чтобы они снова выглядели как при жизни, настоящее искусство, но мало кому по душе, особенно сейчас, когда в мире растет число зоозащитников. Вот и известный в Татарстане таксидермист Евгений Прохоров сейчас сидит без работы. Как признается сам, уже 20 лет не делал чучел, разве что только из рыб.

    Прохоров поделился, что увлекся таксидермией еще в девять лет, когда родственник принес с охоты тушку белки.

    «Тушка была замерзшая, долго лежала – ну а куда ее девать? Поэтому отдали мне. Я ее рассматривал, изучал строение, и мне захотелось что-то с ней сделать. И вот я своим умом дошел, что к чему. Хотя, считаю, что нужно учиться, потому что годы, потраченные на то, что люди давным-давно знают, себя не окупают. Правда, тогда мне и учиться-то не у кого было», – вспоминает он.


    Увлечение со временем переросло в профессию. Прохоров закончил биологический факультет Казанского Государственного университета, где потом долгие годы работал в зоологическом музее, а позже перешел на работу в музей природы Волжско-Камского заповедника. Здесь можно увидеть порядка 50 чучел представителей фауны этого края – большая часть сделана Евгением Прохоровым.

    Профессионально освоить ремесло ему удалось в 70-х годах, в студенческие годы, когда он на время каникул поехал в Санкт-Петербург, к самому лучшему таксидермисту тех лет Михаилу Заславскому.

    «Сначала все набивали тушки мелкой стружкой, а Заславский стал распространять именно скульптурную таксидермию. Это когда шкурка надевается на каркас из папье-маше. Такая технология позволяла делать чучела более реалистичными. Всего за месяц я научился у него этому методу», – рассказывает Прохоров.


    Технологии изготовления чучел в те времена сильно отличались от современных. Чтобы шкурки не повредили насекомые, их приходилось обрабатывать мышьяком, что было опасно для здоровья мастера. Такие экспонаты еще остались в музее заповедника. Прохоров предупреждает, что даже трогать такие экспонаты опасно.   

    «Позже американцы додумались использовать буру, это безопасное вещество, но ядовитое для насекомых», – уточнил он.

    С того времени технологии шагнули далеко вперед и теперь стать таксидермистом может любой желающий и без особых усилий.

    За рубежом быстро сообразили, как на этом заработать и начали делать скульптуры из пенопласта и продавать их. И получилось так, что теперь таксидермией стали заниматься любые ремесленники. Вот если вы захотите, вы уже через месяц сможете стать таксидермистом, и с таким качеством будете изготавливать, которое даже не снилось лучшим специалистам 50 лет назад», – рассказывает он.

    Сейчас, говорит мастер, в каталогах можно найти пластиковые глаза животных, языки, клыки и даже готовые наборы для таксидермистов.


    «Дошло даже того, что в Москве перестали выделывать шкурки, а отдают их в специальные фирмы, чтобы самим не делать грязную работу. Остается только надеть шкурку на манекен. Упростилось все до невозможности», – отмечает Прохоров.

    Современные специалисты даже придумали специальные валики с оттиском чешуи – провел, и вот тебе готовая рыба.

    «Конечно, вручную получается лучше, но так ты неделю будешь каждую чешуйку выводить. Сейчас уже все так перевернулось, что ручной труд уже и не нужен. Вы слышали про 3D-печать?» – говорит таксидермист.


    Но при этом на вопрос, смогут ли современные технологии заменить человека, Прохоров отвечает: «Ремесло да, а искусство нет».

    Как объяснил нам мастер, в таксидермии важен творческих подход – чтобы сделать животное «настоящим», подобрать позу и добавить живости взгляду, нужен настоящий талант.

    Несмотря на все возможности, таксидермия в нашей стране остается редкой профессией.

    «Ко мне приходило несколько студентов, когда я работал в университете. Походят день, два и все на этом», – рассказывает он. 


    Крот размером с кошку

    Евгений Прохоров объясняет, что таксидермия нужна не просто для красоты.

    «Многие мои студенты думали, что крот размером с кошку. Эта профессия помогает хорошо разглядеть животных, понять пропорции. Кроме этого, музей является хранителем зоологических образцов. К примеру, сейчас ученые пытаются клонировать мамонтов с помощью сохранившихся ДНК из музейных экспонатов», – рассказывает специалист.

    Не все животные, из которых сделали чучело, были добыты на охоте. Некоторых стали жертвами обстоятельств.


    «Эту цаплю нашли в Арске ранней весной и принесли мне. А вот этот бобер был выловлен – мы ловили бобров, чтобы выпускать в заповеднике. Он попал к нам в руке еще бобренком. Жил, жил какое-то время, а потом скончался. Ветеринар сказал, что от заворота кишок, почему такое произошло – непонятно», – вспоминает таксидермист.

    Один из крупных экспонатов музея – рысь. Ее нашли на свалке в Атабаево. В желудке у нее были одни картофельные очистки. Большая сова, представленная в отделе пернатых, разбилась у здания мехмата КГУ.


    Птички как снежинки

    В музее можно узнать много нового о фауне родного края. Диковинные птички с острыми длинными клювиками – это турухтаны. В Татарстане они бывают пролетом, а гнездятся в тундре.

    «Окрас этих птичек сильно отличается друг от друга, и сколько ни возьми, хоть десять, хоть сто – все будут разные. Аксаков писал в своей книге “Записки оружейного охотника Оренбургской губернии”: “Всю жизнь следил за турухтанами в надежде найти двух одинаковых”», – рассказывает Прохоров.

    Еще одной особенностью этих пташек является то, что осенью, во время брачных игр, у самцов появляется некое подобие капюшона – они расправляют перья на шее, в надежде привлечь самку.

    Также в музее представлена енотовидная собака, обитающая в Татарстане. Прохоров рассказывает, что в 30-е годы этого зверька выпустили в наши леса для разведения.

    «Что было самое главное в армии в те времена? Самолеты тогда были открытые, летчики летали даже летом в меху, из енотовой собаки шили комбинезоны. Чтобы разводить их на фермах нужно было мясо, а времена были голодные. Поэтому их выпускали в лес, а потом вылавливали», – рассказывает он.

    В еде енотовидная собака непривередлива, к тому же приносит по 12 щенков, поэтому и по сей день ее разводят для меха. Особенно она популярна в Китае.

    «Зимой она впадает в спячку, потому что короткие лапы не позволяют бегать по снегу. Соответственно, бегает она медленно, и догнать ее может даже человек. Когда собака ее хватает, она хоп – и замирает, сердце практически перестает биться, кровообращение замедляется. Были случаи, когда охотники приносили их домой, а они внезапно “оживали”», – делится таксидермист.


    Глаза рыб и чучела домашних животных

    Сейчас у Евгения Прохорова нет своей мастерской, но чтобы показать другие свои работы, он пригласил нас в гости. Живет мастер на территории заповедника. Дома у него представлена часть коллекции, в основном это рыбы – огромные щуки, сазаны и карпы.

    На стенах у таксидермиста повсюду развешаны трофеи – из самых больших экземпляров – голова кабана и барельеф лося. Некоторые рыбы висят по одиночке, а некоторые представлены в виде композиции, например, нерест карпов.

    «Рыб сложнее делать потому, что у них нет шерсти и перьев – трудно прятать швы. И их нужно раскрашивать», – объясняет он.


    Библиотека таксидермиста состоит в большей части из периодики – это различные каталоги и прайсы. Самый свежий экземпляр здесь 2002 года – необходимость покупать новые журналы отпала вместе с актуальностью ремесла для самого мастера.

    Но так как делать чучела рыб Прохоров продолжает, продолжает расти и его мастерство. К примеру, глаза таксидермист делает теперь сам, из пластиковой упаковки и фотографий, распечатанных на обычном принтере – соединяет между собой и заливает эпоксидной смолой. Получается намного лучше, чем по старой методике, когда он выводил их красками, и ничуть не хуже, чем в зарубежных каталогах.

    Прохоров рассказал, что в те времена, когда таксидермия была более популярной, его основными заказчиками были охотники, которые хотели увековечить свои трофеи. Но были и обычные люди, желающие сделать чучела из своих покойных домашних животных.


    «Такие просьбы поступали не часто. Мне приносили и попугайчиков, и кошек, когда я работал в университете. Очень редко кто берется за такую работу, потому что один в один не получится такое животное, которое хозяева привыкли видеть каждый день», – вспоминает он.

    На вопрос о неудачных чучелах животных, которые вдруг стали востребованы и популярный благодаря мемам в Интернете, наш собеседник только рассмеялся.

    «Такие примеры только позорят профессию. Это – как современное искусство, когда на стену вешают велосипед с шариками вместо колес – плод больного воображения. Это не имеет никакой ценности. Надеюсь, всю эту дикость вам, как и мне, никогда не понять», – ответил он.


    К слову, Прохоров много лет охотился, это увлечение перешло к нему от отца. Многие экспонаты в музее являются его добычей.

     Музей природы Волжско-Камского заповедника был открыт в конце шестидесятых годов. Сначала экспозиция состояла из набора чучел животных, обитающих в заповеднике. В 90-х в музее была проведена реконструкция и количество экспонатов достигло 45.

    Сейчас музей пополнился мультимедийной техникой, которая позволяет проводить здесь лекции и смотреть фильмы о живой природе. Здесь можно узнать, какая птица гнездится зимой и сколько видов сов обитает в Татарстане.


    Сейчас Евгений Прохоров уже не так часто появляется в музее, но продолжает заниматься просветительской работой.

    «Сотни лет орнитологи смотрят за гнездами. Вот у нас тут орлан-белохвост водится. А когда он откладывает яйца? Говорят, что рано. А чем питается? Рыбой? Ну, вот от нечего делать я предложил камеру наблюдения поставить. Нашли деньги, провели кабель, поставили. Теперь все видно: сколько рыбы приносить, какого размера. Камера записывает каждое мгновение, камера никогда не отключается», – делится он.

    Благодаря Прохорову, понаблюдать за поведением орлана-белохвоста может любой желающий на сайте, где ведется онлайн-трансляция.




    Самое читаемое
    Комментарии







    Общество

    «По три доски возил на велосипеде – 300 км намотал!»: как обычный пенсионер из Казани отремонтировал целый мост

    Как у дяди Коли появилась мысль восстановить бесхозный подвесной мост? Кто и как ему помогал? Как по три-четыре доски возил на велосипеде за 9 км от дома. Как однажды чуть не сорвался с моста. История дедушки из Казани, который практически в одиночку отремонтировал целый мост, – в репортаже ИА «Татар-информ».

    Общество

    Радиофобия: стоит ли бояться базовых станций операторов связи?

    По данным Роспотребнадзора по РТ, в последнее время значительно выросло количество обращений от граждан на установку опор базовых станций сотовой связи вблизи жилых домов. Чем они могут быть опасными и куда обращаться при выявлении нарушений, разбирался корреспондент ИА «Татар-информ».

    еще больше новостей

    © 2019 «События»
    Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
    информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
    о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
    коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

    Политика о персональных данных
    Об утверждении Антикоррупционной политики АО "ТАТМЕДИА"
    Для сообщений о фактах коррупции: shamil@tatar-inform.ru

    Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
    Телефон +7 (843) 222-0-999
    Электронная почта info@tatar-inform.ru
    Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
    Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
    Заместитель генерального директора,
    главный редактор русскоязычной ленты
    Олейник Василина Владимировна