«Ермак – пришлый разбойник» и «Ермак – объединитель народов»: вокруг памятника атаману в Омской области разгорелись нешуточные страсти

6 Августа 2019

    Фото: Марат Катыров, аккаунт города Тара в социальной сети
    Автор материала: Рамис Латыпов intertat.tatar, перевод: Алия Сабирова
    В городе Тара Омской области 29 июля открыли памятник казачьему атаману Ермаку, который считается завоевателем Сибири для России. Татары, проживающие в Омске и области, выступили против памятника.
    «Татар-информ» поговорил с теми, кто не желает видеть статую Ермака на сибирской земле, и теми, кто считает правильным увековечение памяти атамана.

    Ермак Тимофеевич – казачий атаман. В 1581 году устроил нападение на сибирского хана Кучума, с того момента началось завоевание Сибири. Погиб в 1585 году, утонув в реке во время боя с сибирскими татарами.

    «Нам сложно открыто выражать свое недовольство»

    Сопредседатель совета национально-культурной автономии татар Омска «Мэдэният» Камиль Сайфуллин – один из тех, кто активно выступает против памятника Ермаку.

    – Каждый регион России старается выделять кого-то из своих известных исторических личностей. У нас для этих целей выбрали Ермака. Хотя он к Омской области не имеет никакого отношения. Он больше для Тюменской области. И в Таре он никогда не был. Город Тара основан 425 лет назад, и Ермак не имеет никакого отношения к истории города.

    Я считаю, что не нужно устанавливать памятные доски и памятники историческим фигурам, касающиеся взаимоотношений народов, живущих на территории России. В наше нестабильное время это может вызвать различные конфликты. В социальных сетях люди довольно жестко высказываются, приходится мониторить аккаунт, чистить такие комментарии.

    Коллеги в Тюмени, Тобольске интересуются ситуацией с установлением памятника Ермаку, звонят, отправляют главе Омской области и Тарского района письма поддержки нашего обращения.

    Мне кажется, здесь, во-первых, играет роль численность татар, поэтому появляется такая политика. «Омск-информ» взял комментарий у меня и моих коллег. Опубликовали в половине девятого, через 40 минут удалили. И статью в ИА «Новый Омск» удалили. С информационной стороны все вычищается. Не думаю, что в ближайшее время что-то можно будет сделать. Власти остались при своем мнении и официально открыли памятник.

    – В чем истинная причина установки памятника?

    – Я не понимаю. Инициаторы – бизнесмены города Тара. Якобы так появляется культура, хотят привлекать туристов. Тара – город красивый, там есть двухэтажные деревянные дома. Там у нас и Дом дружбы есть, очень красивый двухэтажный дом. Там представлены национальности района – эстонцы, татары, русские, немцы. Но странно, что внимание отдается именно только Ермаку.

    Вот в Татарстане видно, что есть одинаковое отношение и к русской культуре, и татарской. А у нас сложнее. Есть уроженец города Тара Абдрашит Ибрагимов, но о нем информацию не найдешь. Это человек, который в Японии развивал ислам. У нас вот такая ситуация.

    Нам в органах власти обещали, что будут «круглые столы». Но будут они или нет – не знаю. У меня наши спрашивают, почему мы как коренное население региона не можем защитить свою позицию. Я свое слово сказал. А многие боятся высказаться. Потому что у нас всего 42 тысячи татарского населения. Нам сложно выражать свое мнение, что мы думаем, что мы чем-то недовольны. Все в наших выступлениях видят какие-то политические амбиции, экономические интересы. Но это совсем не так.

    «В памяти сибирских татар Ермак – это просто пришлый разбойник и головорез»

    Сопредседатель национально-культурной автономии татар города Омска Марат Катыров:

    – Подготовили текст письма, отправили Тамиру Адимбаеву, руководителю татарской автономии Омской области Радику Миннегалиевичу. Они рассмотрят, может, что-то добавят. Думаю, они тоже присоединятся к обращению в адрес губернатора Омской области Александра Буркова.

    В письме мы пишем, что против установления этого памятника. В 2016 году уже был похожий случай. В Советском парке отдыха установили бюст якобы освободителя Ермака. Потом мы собрали круглый стол с представителями администрации города Омска. С ними договорились, что через год бюст будет перенесен на территорию музея. Они сказали – если хотите, поставьте памятник своему хану Кучуму. После этих событий у нас сменились и губернатор, и мэр города. А бюст так и стоит – среди деревьев, плитка отклеилась, он в заброшенном состоянии.


    Решение об установке памятника было принято городским советом еще два года назад. Непонятно только, почему Ермаку. Видимо, люди таким образом хотят заработать себе славу, удовлетворить амбиции, возвысить себя. Я так понимаю. Могли бы поставить памятник хотя бы основателю города, генерал-губернатору Гагарину (первый глава Сибирской губернии Матвей Гагарин – Ред.), или человеку, построившему Тарскую крепость.

    Городу Тара исполнилось 425 лет. Это исконные земли сибирских татар. Чтобы особо шум не поднимали, а приняли это как должное, позвали татар, поговорили. Несколько активистов, хазрата, заведующего Домом дружбы. Они должны принять это как неизбежный факт. Конечно, кто-то работает в бюджетной сфере и получает зарплату, кто-то боится закрытия мечети, кто-то – за свою работу. Они вроде бы дали обещание администрации не участвовать в этих делах. Такой вот нейтралитет.

    Я в субботу ездил в Тару, не увидел там протестующих татар. Конечно, они там живут, скажем так – власти оказывают на них давление. Но мы – общественность города Омска, Омской области, района – категорически против этого. И в обращении написали: не можем принять это решение об установке памятника, категорически против. Предложили губернатору собрать «круглый стол» и решить этот вопрос. Пусть Ермака установят в краеведческом музее как памятник исторической личности, а не на въезде в город, показывая свое превосходство, что это завоеванный народ, не делая из него национального героя.

    Иван Грозный его приговорил к повешению! Ермак в памяти сибирских татар хранится только как головорез и разбойник, принесший татарам только горе и страдания. Он расстреливал деревни из пушек, убивал мирное население. О нем только негативные воспоминания. А установка этого памятника возбуждает межнациональную вражду и конфликт.

    Очень много смешанных семей, вместе работали, боролись. А этот памятник пробуждает в душе чувство вражды и ненависти. Это инициатива казаков, конечно, они превосходят по численности. Но они должны были хотя бы провести публичные слушания. Если бы после учета мнения народа получилось, что большинство поддерживают это решение, тогда это был бы неоспоримым фактом. Но они ни с кем не советовались, мнение татар не было учтено.

    Были среди татар и такие, что предлагали идти с топорами. Конечно, это не решение. Всего надо достичь мирным путем, через переговоры.

    Когда в 2016 году вышли с обращением, прочитавшую его женщину задержали, и 4 часа держали в полиции. Мы ходили очень злые, только после этого собрали «круглый стол». В этом году такого нет, возможно, будет после обращения, чем закончится – пока непонятно.

    Звонили в Тюмень, они на нашей стороне, и Тобольск, и Новосибирск, отправили в Томск, Казань – во Всемирный конгресс татар. Опубликовали [обращение] на своем сайте они или нет? Я считаю, что они должны нам помочь в этом вопросе, в этом протесте.

    «Нас обвиняют в пиаре»

    Исполнительный директор татарского национально-культурного центра Омской области Наиль Марятов поговорил с представителями главного управления городской власти по внутренней политике. Ему обещали, кто будет круглый стол.

    – Я сказал, что нам следовало бы позвать администрацию Тары, татар, представить свою позицию. Чтобы из нас не сделали нарушающих мир и порядок экстремистов.

    Информационное поле совершенно пустое, никто об этом не пишет. Газеты, спасибо им, написали, но и они потом удалили. Нигде не пишут, что памятник установлен без обсуждения.

    Чтобы понять, почему этот памятник был установлен, надо смотреть глубже. Осенью в Омск приедут президент Путин, президент Казахстана, пройдет форум приграничных территорий. А здесь губернатор у нас новый. Возможно, придумали такой ход, чтобы очернить его, показать, что он не управляет Омской областью. Потому что он здесь борется с клановой системой.

    Мы идем в соответствии с законом. Будем писать в прокуратуру. На основании чего установлен этот памятник, законно ли выделена земля, есть ли проект у памятника? Памятник очень высокий, тяжелый, если он упадет, не дай бог? Правильно ли он установлен? Ведем такие переговоры.

    Ответ властей известен. Они говорят, что татары, проживающие в городе Тара, не против памятника, против только татары других регионов, что они таким образом хотят сделать себе пиар.

    В четверг вызвали к себе 4-5 человек татар, работающих в бюджетной сфере. У них нет своей позиции, потому что все они уже предпенсионного возраста. Я с ними поговорил, они говорят, что ничего сделать не могут. Ратиф хазрат говорит, что ему из Москвы сказали не вмешиваться. Они считают, что нам не стоит учинять скандала, проживая в Омске, Казани, Сургуте, что мы делаем пиар, а им еще тут жить.

    Несколько бизнесменов, финансирующих установление памятника – это «черные» лесорубы. Некоторых обвиняют в незаконной вырубке леса. Думаю, кто-то ими руководит.

    Не хочу до конца раскрывать, что мы дальше будем делать.

    – Вы надеетесь, что памятник уберут?

    – Если власти не проведут круглый стол, в татарском центре мы сделаем свой. Будем выходить с обращением к депутатам, Татарстану. Сейчас ведь политика, захотят ли помогать. Мы Татарстану нужны лишь для статистики, мне так кажется. Значит, будем опираться только на свои силы.

    Они скажут – дадим вам землю, установите памятник своему Кучум-хану. А я сказал, что мы не будем заниматься поклонением идолам, никакому Кучуму памятник мы ставить не будем. Надо просто «подергать» за национальное самосознание, объяснить, что на земле сибирских татар не надо ставить памятник Ермаку. Не надо заниматься героизацией мифического персонажа.


    «Перешедшие мне дорогу татарские женщины для меня хуже Ермака»

    Ратиф хазрат (Радик Ахметов), имам-хатыйб мечети города Тара:

    – Как мне относиться к этой ситуации? Отношусь как татарин и как имам. Затем делаем вывод – а куда деваться? Поставили – поставили.

    – Будете выходить с каким-либо обращением?

    – Если я выступлю против, мне не жить в городе Тара. Если мне дадите место в Казани, тогда я смогу вам ответить. А если мне еще жить в Таре и работать, как я могу идти против власти? Мы должны быть едины с ними, дружить.

    – Вы хотите сказать, что за это вас могут лишить работы?

    – Я не говорю, что могут лишить работы. Еще 15 лет назад, когда я только стал имамом, 20 татар города Тара написали на меня жалобу. Вызвали в Омск. Спросили, буду ли я читать донос. Я сказал, что в руки не возьму, потому что, если увижу фамилии подписавших, то потом стану им врагом на всю жизнь. Говорят, буду ли я писать ответное заявление. Я говорю – у каждого из них по 20 родственников. Мне не нужны такие заботы. Потому что мне жить в городе Тара, здесь я должен вести диалог со всеми – русскими, татарами…

    Русским, с кем я работаю, памятник нравится. Они мне говорят: вас семь процентов, а нас, русских, 80 процентов. Говорят, что они имеют права поставить памятник. Я с ними согласен. Они еще добавляют, что на семь процентов татар-мусульман у нас две мечети, а на их 80 процентов русских – тоже всего две церкви. Предлагают увековечить имя Абдрашита Ибрагимова, уроженца Тары, он был муфтием в Японии. Мы сказали, памятник-статуя не нужна, давайте сделаем стелу.

    Памятник Ермаку ставили не только жители Тары, но и известные люди в области. Если я испорчу отношения с руководством, что тогда станет? Я никого не боюсь, властей тоже. Но ведь нам еще придется жить и после этого. Лучше какие-то обиды оставить при себе.

    На семинаре в Москве нас учили отстранять от себя эмоции. Я отстраняюсь от этой ситуации. Если русскому народу этот памятник нужен, пусть стоит. Еще говорят, что он на русского не похож, я сам не смотрел, говорят, похож на казаха. Может быть, со временем имя ему изменят, может, будет не Ермак, а Ермек, есть такое казахское имя.

    Нужен хороший диалог. Ходить и кричать, что что-то плохо – это не совсем правильный путь. В Америке когда-то убивали негров, но афроамериканцы поднялись через диалог, хорошие рассуждения, один из них даже стал президентом страны.

    У нас здесь был купец по имени Айтыкин. В его доме располагалась татарская школа. Сейчас здание в заброшенном состоянии. Мы этот дом могли бы восстановить как исторические здание. Но у нас тут есть две татарки, одна – Гадиля, другая – Галия. Они пошли в мэрию и сказали: «Ни в коем случае этот дом Радику Ахметову не передавайте». На сегодняшний день эти две перешедшие мне дорогу татарки для меня хуже Ермака. Татары не дают дорогу татарам! Вот такие дела.

    Нравится мне или нет, если моим русским друзьям оказался нужен памятник, что теперь делать?

    С другой стороны, нам разрешили установить памятник Абдрашиту Ибрагимову. Это ведь неплохо.


    «Памятник Ермаку – символ единения»

    Заместитель главы Тарского района Омской области Владимир Жилин:

    – Владимир Ильич, чья это была инициатива, почему был установлен памятник именно Ермаку? Он ведь не имеет большого отношения к вашему городу.

    – Это решение принимал не я, у меня нет полномочий для принятия таких решений. Решение было принято главой города.

    Во-вторых, это частная инициатива. Бизнесмены решили установить памятник Ермаку. Я как заместитель председателя Общественного совета по межнациональным и межконфессиональным отношениям при главе Тарского района с ними встретился.

    Я сказал: «Почему хотите ставит памятник Ермаку? Если хотите, давайте поставим Елецкому (воевода, основавший город Тара – Ред.), воеводе Воейкову». Они сказали, что хотят поставить Ермаку, что это их инициатива, будет помощь от администрации или нет, «все равно поставим на своей земле».

    Я еще раз конкретно спросил – почему именно Ермак?

    «Владимир Ильич, он пришел именно в Сибирь и объединил народы Сибири. Мы не ставим памятник конкретно личности с именем, а тем качествам и особенностям, которые объединили народ Сибири, для нас он является символом присоединения Сибири к России», – таким был их ответ.

    Я спросил, по какому документу городская администрация дала им разрешение. Этот документ у меня имеется. Этим людям глава за своей подписью выделил землю на строительство сквера Ермака. Я спросил у мэра: «Сергей Александрович, почему без каких-либо согласований?» Он ответил: «Владимир Ильич, это земля в ведении города, и мы имеем право принимать решение».

    В районе нет межнациональных и межрелигиозных проблем. У нас есть довольно большой Дом дружбы, там представлены и эстонцы, и латыши, и татары, немцы, русские, украинцы, и у нас нет таких проблем. Позвонили из областного совета, спросили, был ли рассмотрен вопрос в Общественном совете. Я ответил, что нет. Потому что никто не обращался, такой проблемы не было.

    После этого я пригласил всех членов совета, представителей мусульман и татарской общественности на внеочередное заседание Общественного совета. Я им объяснил, что установление памятника Ермаку в сквере Ермака – это желание и готовность бизнесменов. В совете были все представители мусульман и татар. И фамилии могу назвать. Ахметов Радик Шайхульисламович, имам мусульманской религиозной организации «Ихлас». Сатышева Гульшат Мунировна, методист татарского культурного центра. Председатель совета мечети Ризван Баширов. Лаврук Гадиля Шайхульисламовна. Были общественные деятели.

    Гадиля Шайхульисламовна очень конкретно сказала, что не против установления памятника. Сказала, что она знает, кто такой Ермак, ей рассказывать это не надо. Председатель совета мечети Баширов Ризван Абсалямович тоже так же высказался. Его поддержала директор татарского культурного центра Сатышева Гульшат Мунировна.

    Один лишь имам Ахметов Радик Шайхульисламович открыто сказал, что у татар Тарского района к Ермаку противоречивое отношение. А я его спросил, отчего такое отношение. Он сказал, что объяснить не может, но такое отношение есть.

    Я также объяснил, что татарам никто не запрещает установить памятник на территории Тарского района известному мусульманскому деятелю или татарскому человеку, выходцу из нашего района. После этих слов имам сказал, что тогда проблемы нет, это равноправие.

    Гадиля Лаврук предложила установить памятник Мусе Джалилю. Потому что у нас ежегодно проходит поэтический конкурс имени Мусы Джалиля. Участвуют все национальности, дети и взрослые. Радик Шайхулисламович предложил установить памятник Абдрашиту Ибрагимову – это уроженец Тары, видный религиозный деятель и философ. Ризван Баширов предложил новую мечеть назвать в честь Абдрашита Ибрагимова. Но Ахметов с этим не согласился.

    Я сказал, что нужно обсудить этот вопрос и любое решение будет принято к обсуждению и по нему пойдет предложение в городскую администрацию, что они выделят землю и вы сделаете. Можно восстановить дом купца Айтыкина. Это был известный татарин, известный купец. Сказал, что у нас его дом в разрушенном состоянии, давайте его восстановим, назовем его именем.

    Тогда Радик Ахметов спросил: «Владимир Ильич, а вы будете помогать в городской администрации, чтобы нам выделили землю?» Я ответил: «У вас вообще не должно быть сомнений, что я не помогу, как вы решите – памятник это будет, памятный знак, дом, название – все это будет сделано».


    Значит, мы решили. Пункт 1: на основе данного решения, по инициативе и на их средства в 425-летие города Тара на границе России может быть установлен памятник Ермаку как объединителю народа Сибири.

    Пункт 2. Я предложил на одном из будущих заседаний Общественного совета рассмотреть предложение представителей религиозных и общественных организаций выходцу из города Тара мусульманскому или татарскому деятелю.

    Так решили. Все.

    В субботу утром мы отпраздновали День города, все было хорошо. Представители всех национальностей были на одной сцене, пели-танцевали. В воскресенье утром мне звонят. Мне сказали, что памятник привезли и собираются установить. Я говорил бизнесменам, чтобы не торопились с установкой памятника. Они, конечно, привезли памятник без моего ведома. Я сказал: «Уважаемые бизнесмены, я не могу пойти против вас, у вас имеется выданные мэрией документы». Они сказали: «Владимир Ильич, мы все равно установим». После этого я как заместитель председателя Общественного совета принял решение. Пригласил имама, других представителей татарского народа. Спросил их, будут ли они против установителей памятника. Они ответили: «Владимир Ильич, мы не против».

    Этот памятник – символ нашего единения.

    Коммерсанты сами подготовили театрализованное представление, песни. Попросил их мне первому дать слово. Я вышел и сказал, что я думаю о силе единства национальностей в России. Если бы в 1941 году не было народа Сибири, неизвестно, чем бы кончилось для России и Советского Союза. Тогда русские, татары, казахи, белорусы, украинцы, якуты плечом к плечу защищали СССР и Россию. Неважно, кто ты – татарин или русский, казах или узбек, белорус. Победили, погибая ради спасения друг друга. Со мной все согласились, аплодировали. Почему я попросил первым сказать слово? Потому что хотел поставить определенные рамки. Послушал, как выступали бизнесмены после меня. Они все говорили только в этих рамках.

    Взяли интервью у представителей татар, мусульман. Никто не выступил против. Но те, кто в больших городах, немного дергают наших татар-мусульман.

    В нашем парламенте Омска есть депутат Адырбаев Марат Шакенович. У него папа – казах, мама – татарка. Это наш депутат, мы его очень любим. Спрашиваю его: «Марат Шакенович, вы как депутат городского собрания, как человек – против?» Он: «Владимир Ильич, никогда в жизни не буду против. Во мне текут татарская и казахская кровь, в сыне – моя кровь и его русской мамы. Сколько браков, сколько детей родились, мы только окрепли, как я могу быть против». Я сказал: «Спасибо, Марат Шакенович».

    В Таре нет никаких конфликтов. Особенно когда я сказал татарам, хотели бы они установить памятник, памятные доски выходцам из ваших сёл или из Тары, кто бы выступал против? Сказали: «Нет никаких вопросов».

    – Но были и противники. Вы думали, что будут такие выступления?

    – Заранее не был готов, потому что у нас такие вопросы не возникали. Никто на меня не вышел с предложением обсудить. Я бы сказал, этот вопрос возник совсем неожиданно. Предприниматели пять лет обдумывали эту идею, пять лет готовились. Я об этом узнал на открытии памятника. Когда Радик Шайхулисламович сказал, что есть противоречивое отношение, я им сказал установить памятник основателю города Елецкому. Им то же самое сказал глава города. Они сказали, что это их частная инициатива, что все равно поставят. Городская администрация дала разрешение.


    – А вы сами лично против установления этого памятника или поддерживаете это?

    – Выскажу свое личное мнение. Я им сказал, что было бы лучше, если установите памятник Елецкому. Это мое мнение. Сказал, что если поставят памятник Ермаку, то рядом с ним должны стоять казачьи, татаро-башкирские войска. К ним надо поставить какого-нибудь имама и православного священника. Это было мое мнение. Я доктор философских наук и это немного понимаю. Если все это сделаете, я вас полностью поддержу, сказал я. Если татары-мусульмане увидят, что за Ермаком, человеком, объединившим Сибирь с Россией, в том числе Татарстаном и Казанью, стоят татары, башкиры, немцы, поляки и другие, то я с вами полностью соглашусь, сказал я.

    Они мне обещали, что сквер будет обновлен и мои идеи будут учтены. Я сказал, что было бы очень хорошо, тогда и вы, и я не окажемся пустословами.

    Это мое личное отношение. Я философ, по образованию учитель. Учил классы, где были дети разных национальностей. Это были 80-е, 90-е года, таких проблем не было.

    Еще одно хочется отметить. Если в 70-х годах в Новосибирской области казахи обычно называли себя русскими именами, сейчас называют своими именами. Если ты Радик – то Радик, если Гадиля – то Гадиля, а не Галя. Сейчас это так. И это очень меня радует. Появились такие красивые имена. Например, Гульшат. Мои друзья, и коллеги знают мое отношение к этому. Восточные имена так восхищают.

    Мой младший брат живет в Уфе, жена – татарка. Мы же не можем разделить одно сердце, из-за того, что русский, татарин, казах. У нас столько смешанных браков, делать такие разделения глупо.

    Если примете решение оказать финансовую, организационную помощь восстановлению дома Айтыкина, основанию в нем музея, то будут благодарны не только татары-мусульмане, но и все жители города Тара, независимо от национальности и вероисповедания. Этот дом купца Айтыкина – не очень большое здание, его можно спасти. Он имеет историческое и культурное значение. Если вы что-то сможете сделать, город Тара будет вам очень благодарен. Если рядом с ним или в другом месте поставите памятник своей выдающейся личности, придут все жители Тары, вся Тара будет благодарна. В Таре нет никаких проблем. Если люди со стороны не смогут разобщить проживающих у нас татар, мусульман, то проблемы никакой нет.




    Самое читаемое
    Комментарии







    Общество

    У Элвина Грея – 497, у Салавата – 13: кто создает фейковые аккаунты татарских звезд и что думают о них сами артисты?

    В социальных сетях существуют десятки и сотни поддельных страниц известных людей. Их так много, что иногда бывает сложно отыскать официальную страницу человека. Создатели фейковых аккаунтов всеми силами стараются убедить в их реальности. Для кого-то это просто забава, для кого-то способ хоть немного приблизиться к своему кумиру. А как относятся сами звезды к «фейкам» – узнала корреспондент ИА «Татар-информ».

    Общество

    «Застройщикам выгоден гигантский двор-парковка, окруженный «муравейниками», а людям нужен уют»: в Зеленодольске решают, как обновятся городские улицы после сноса «аварийки»

    В Зеленодольском районе полным ходом идет снос аварийных домов. Завершить работы планируют до конца осени. Что зеленодольцы хотят видеть на  освободившихся от «аварийки» площадях? На какой улице в городе самая высокая концентрация снесенных исторических построек? Почему горожане отказываются от многоэтажек в пользу домов с малой и средней этажностью? Об этом ИА «Татар-информ» рассказали главный архитектор Зеленодольского района Юрий Герасимов и начальник отдела по связям с общественностью и СМИ аппарата Совета ЗМР Денис Анисимов.

    Общество

    Деревня WorldSkills в ночь перед открытием WorldSkills: на что обратили внимание шведы, чем впечатлялись тайванцы и как прошла ночь перед началом чемпионата

    В Казань на чемпионат профессионального мастерства WorldSkills уже прибыло более 6 тыс. иностранцев из 63 стран со всего мира, и многие из них заселились в Деревню Универсиады. Корреспондент ИА «Татар-информ» смог пройти за закрытый периметр и пообщаться с участниками чемпионата перед стартом соревнований в неформальной обстановке.

    еще больше новостей

    © 2019 «События»
    Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
    информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
    о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
    коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

    Политика о персональных данных
    Об утверждении Антикоррупционной политики АО "ТАТМЕДИА"
    Для сообщений о фактах коррупции: shamil@tatar-inform.ru

    Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
    Телефон +7 (843) 222-0-999
    Электронная почта info@tatar-inform.ru
    Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
    Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
    Заместитель генерального директора,
    главный редактор русскоязычной ленты
    Олейник Василина Владимировна