Битва за «Бегишево»: почему выбирают Лемаева

2 Декабря 2018

Автор материала: Эльвира Мухаметдинова
Голосование за присвоение аэропорту «Бегишево» имени одного из выдающихся людей России вступило в финальную стадию.

Сегодня в случае с аэропортом Закамья в конкурсе «Великие имена России» с большим отрывом побеждает человек, имеющий непосредственное отношение к созданию ключевого предприятия химической промышленности республики. 47 процентов или 31 тыс. 410 человек отдали свои голоса за Николая Лемаева. За Дмитрия Менделеева проголосовал 22 процента или 14 тыс. 582 человека. За Ивана Шишкина проголосовали 16 процентов или 10 тыс. 517 человек. Замыкает рейтинг Салих Сайдашев с 13 процентами или 9 тыс. 119 голосами.

Рассчитывать на то, что в последний день голосования произойдут какие-то кардинальные изменения, думается, не стоит. Хотя Лемаев лидировал не всегда.

Переломным моментом в выборе «великих имен» стало заявление Президента Татарстана.  Рустам Минниханов поддержал кандидатуры Габдуллы Тукая и Николая Лемаева. Информацию об этом он разместил в своем аккаунте в Instagram.

«Если Тукай — это великий творец и символ татарской культуры, гордость многонационального народа Татарстана, то Лемаев — олицетворение промышленной мощи республики и символ трудовой славы многих поколений татарстанцев», — приводятся слова Президента на его странице.

Однако не стоит считать, что Лемаев смог победить исключительно благодаря авторитетной поддержке лидера республики. Во всяком случаев в Нижнекамске Николай Лемаев является культовой личностью, легендой. В его честь названы сквер, колледж, открыт музей. По мнению нижнекамцев, он — пример бескорыстного служению делу, воплощение управленческого таланта.

«Татар-информ» пообщался с людьми и выяснил, чем они руководствовались, отдавая предпочтение при голосовании именно Николаю Лемаеву.

Биография Лемаева – эталонная для советского руководителя

Заместитель руководителя комплексного музея Нижнекамска Алена Нумова считает, что Николай Лемаев «сделал себя сам». Точнее, смог добиться жизненных высот, благодаря своему характеру, заточенному под решение стратегически важных задач. В общем, был до мозга костей государственником — человеком, который мыслит большими масштабами.

Нумова подчеркивает, биография Николая Васильевича была эталонной для советского руководителя. Родился в 1929 году в крестьянской семье. В 1956 году закончил заочно окончил Уфимский нефтяной институт по специальности инженер-технолог. Учился и работал одновременно. Десять лет проработал на Ново-Уфимском нефтеперерабатывающем заводе, где начинал с должности старшего оператора, а покинул предприятие заместителем главного инженера. Это был типичный путь перспективного работника тех времен.


«Тогда большинство топ-менеджеров начинали с рядовых должностей. И поднимались по карьерной лестнице, не перескакивая через ступени», — заметила Нумова.

В 1960 году Лемаев стал заместителем начальника Управления химической промышленности Татарского совнархоза. А уже через три года, в возрасте 33 лет, возглавил Нижнекамский химический комбинат. Точнее, начал его строить. 22 года Николай Васильевич проработал в качестве гендиректора ПАО «Нижнекамстефтехим». А в 1985 году стал министром нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности СССР. Сам оставил эту должность в разгар перестройки. Умер в 2000 году, похоронен на Троекуровском кладбище, в Москве.

«Недавно мы всем городом отмечали 89-летие Николая Лемаева. В следующем году собираемся праздновать его юбилей. Для людей, близко знавших Николая Васильевича, это очередной повод вспомнить, каким он был», — делится планами музейный работник.

Ей запомнились слова соратника Лемаева Рафината Яруллина, ныне возглавляющего ОАО «Татнефтехиминвест-холдинг», прозвучавшие на одной из встреч. Он как-то сказал: «Лемаев был человеком авторитарным, но при этом умел выслушать любого специалиста. Очень ценил инициативных, рассудительных и деятельных людей. Николай Васильевич был доступным для окружающих, у него всегда находилось время для того, чтобы принять подчиненного, выслушать его и обсудить предложенный им вариант решения проблемы».

Что же касается значимости предприятия, который Лемаев создал буквально с нуля, его ярко иллюстрирует один исторический эпизод. О нем поведал бывший профсоюзный лидер «Нижнекамскнефтехима» Мансур Хаснуллин. Он рассказал о визите Председателя Совета министров СССР Алексея Косыгина на предприятие. По его словам, Косыгин, глядя, как плывут по конвейеру 30-килограммовые брикеты с каучуком, взял калькулятор и стал что-то подсчитывать. А потом сказал, каждый брикет экономит 19 американских долларов. «Никогда не видел, как куется доллар! Видите, сколько валюты нам экономит свое производство», — сказал тогда Косыгин.


Многие его сослуживцы отмечали, что Николай Васильевич был очень простым в общении. С большим уважением к нему относились горожане и рабочие комбината. Ему было свойственно обаяние. Он был человек контактным — быстро находил связи, инициативный — всегда старался расширить круг знакомств для того, чтобы использовать их для решения проблем.

«Вклад Лемаева в становление нефтехимической промышленности был настолько существенным, что мы до сих пор пожинаем ее плоды. Этого не стоит забывать», — заметила Нумова.

«Лемаев дал мне полный карт-бланш»

Рафаил Глянц, соратник Николая Лемаева, его заместитель по гражданскому строительству, вспомнил о том, что аэропорт «Бегишево» был построен именно по указанию и во времена Лемаева.

«Меня сюда перебросили из Лениногорска в начале 60-х годов. Назначили заместителем главного инженера Строительно-монтажного управления № 46. Мы должны были заложить строительную базу на нижнекамской земле. Это было в 1961 году, — вспоминает Рафаил Григорьевич. — Ничего здесь не было, но уже приезжали строители. Одним из первых пришел так называемый „поезд трактористов“ — привез бульдозеристов, экскаваторщиков. Их надо было где-то размещать. За ним уже ехал поезд, который доставил вагончики „под жилье“. Мы в них и обитали — в плацкартных вагонах, где были только спальные полки, да печка-буржуйка посредине вагона. Промбаза, которую мы заложили в те времена, до сих пор сохранила свое название. Там мы организовали участки для изготовления бетона, асфальта, свою пилораму создали. Было тяжело — ни дорог, ни электричество, ни сетей. Чтобы увеличить темпы строительства, в 1963 году Москва передала стройку из введения „Лениногорскнефтестроя“ Министерству энергетики и электрификации СССР. У министерства была мощные строительные организации, которые возводили Куйбышевкую, Красноярскую ГЭС, Заинскую теплоэлектроцентраль и многое другое. Тогда сюда управляющим трестом был назначен Евгений Королев. Тоже, знаете ли, настоящая глыба, человечище с мощным созидательным потенциалом. Нижнекамск в его лице приобрел настоящего генерала-строителя. Первыми объектами, которые появились на нижнекамской земле, стали столовая, клуб, первый жилой дом, школа».

По словам Глянца, Лемаев появился в Нижнекамске в марте 1963 года. «Через месяц он пригласил меня к себе и предложил должность своего заместителя по гражданскому строительству. Он тогда сказал: „Даю большую свободу в действиях и надеюсь, что у нас все получится“. На тот момент мне было всего 29 лет», – рассказал первостроитель.


Чуть позже Николай Васильевич принял судьбоносное решение — стать единым заказчиком промышленного и гражданского строительства в Нижнекамске. В СССР такого нигде не было. Лемаев первым решился на подобный прецедент.

«Хотя и деваться ему было некуда. Город был только в планах, его, по сути, не было. Свой статус он получил только в 1966 году. В первую очередь надо было строить жилье. Благодаря Табееву и другим представителям республиканского руководства, Лемаев стал вхож в ЦК КПСС и другие федеральные структуры. Он был энергичным, мог пробить любые лимиты. Но они нелегко доставались. Вот лишь один эпизод: в городе не было Дома культуры, а Москва деньги на него не выделяла. Так что придумал Лемаев? Сказал, будем строить Дом техники. И под этот объект деньги выделили! По таким же хитрым схемам мы получали деньги под другие объекты: музыкальные школу и училище, Дом пионеров, автожелезнодорожный вокзал, молокозавод, хлебзавод и многое другое. И ведь не просто строили, а подводили дороги к объектам, даже железнодорожные пути прокладывали. Все детсады строил химкомбинат, озеленением тоже мы занимались. В общем, нет такой сферы в Нижнекамске, к появлению которого бы не приложил руку Николай Васильевич», – подчеркивает Глянц.

По его словам, тут двух мнений быть не может — Лемаев своей жизнью заслужил, чтобы быть увековеченным.

«Наш вуз оснащался лучше, чем НТЦ»

Директор колледжа нефтехимии и нефтепереработки имени Николая Лемаева Алмаз Кадыров считает, что образовательное учреждение своим появлением обязано именно первому руководителю «Нижнекамскнефтехима».

«Мы живем в том городе, появление и деятельность которого неразрывно связано с судьбой основного предприятия — ПАО „Нижнекамскнефтехим“. Ничего не имею против других кандидатур. Но Лемаев нам близок по всем параметрам. Наш колледж носит имя Николая Васильевича. Оно было присвоено два года назад, в момент структурных преобразований. Сейчас „под одной крышей“ находятся три учебных заведения, в которых учится 2 тыс. 700 студентов. Все они в будущем будут работать в нефтехимической отрасли. Они прекрасно знают историю развития нефтехимии в нашем крае. У нас есть музей, а в нем — раздел, посвященный Николаю Лемаеву. Экскурсии проводят сами студенты. Поэтому для них его имя не пустой звук», — сказал Алмаз Кавиевич.


Директор Нижнекамского химико-технологического института Дмитрий Земский убежден, что   Николай Лемаев точно возглавляет список великих людей, составленный с учетом их вклада в развитие Закамского региона.

«К созданию и оснащению НХТИ Николай Васильевич имел непосредственное отношение, — подчеркивает Земский. — Старейшины „Нижнекамснефтехима“ утверждают, что наш вуз оснащался при Лемаеве даже лучше, чем НТЦ. Он лично инициировал появление в институте трех-четырех лабораторий с немецким оборудованием. Он уделял большое внимание подготовке кадров. И действительно — НХТИ стал настоящей кузницей кадров для химкомбината. Большинство топ-менеджеров имеют наш диплом. Сейчас в стенах института учатся 2523 студента. Ежегодно заканчивают вуз 500 выпускников, из них 90 процентов идут работать в нефтехимическую отрасль. У нас успешно отлажена практика „вхождения в профессию“. Непосредственно на химкомбинате организована экспериментальная площадка, где наши студенты проходят практику. Все, кто на ней хорошо себя зарекомендует, трудоустраиваются на предприятии с учетом своих возможностей».

Земский отметил, что в вузе не занимаются агитацией среди студентов с тем, чтобы они голосовали именно за Лемаева.

«Мы ведем чисто просветительскую деятельность среди учащихся с тем, чтобы они знали историю своего края, личностей, которые имели непосредственное отношение к появлению Нижнекамска», — сказал Дмитрий Николаевич.

Королев, Брежнев, Сайдашев

Кстати, в ходе конкурса за присвоение великих имен аэропортам не обошлось без скандалов. В соцсетях появились сообщения о том, что в отдельных районах от администрации поступали «рекомендации» по поводу того, за кого надо голосовать. В Челнах вообще заявили, что местным учителям поступило прямое указание проголосовать именно за Лемаева.


ИА «Татар-информ» пообщалось с некоторыми «протестантами» и другими участниками голосования и выяснило, что людей, в принципе, никто не ограничивал в выражении своего волеизъявления.

Так, секретарь шуры аксакалов города Нижнекамска Мансур Ганиев заявил корреспонденту агентства, что Совет старейшин всем составом проголосовал за то, чтобы не переименовывать аэропорт «Бегишево».

«Бегишево — устоявшийся бренд. Наш аэропорт в России знают именно под таким названием, другого имени ему не надо. Тем более мы считаем, что нельзя давать имя великого человека аэропорту "в нагрузку". Историческим личностям надо ставить просто памятники», — пояснил Ганиев.

По его словам, если уж выбирать имя для стратегически важного объекта, то выбор у нас богатый. «Лемаев, безусловно, внес свой вклад в историю Нижнекамска. Но нам, старожилам, больше импонирует имя Николая Королева. Он занимался восстановлением города Калинин после войны, строил Красноярск, имеет непосредственное отношение к строительству Нижнекамска. Это именно ему была посвящена знаменитая песня: „Не каждому дано так щедро жить — друзьям на память города дарить“. Потом эту песню приписали героям строительства КАМАЗа. Но нам, краеведам, достоверно известно, что посвящена она была именно Королеву», — заявил нижнекамский старейшина.

Научный сотрудник Историко-краеведческого музея Набережных Челнов Билял Канеев убежден, что аэропорт должен носить имя Леонида Брежнева.

«Строили „Бегишево“ нижнекамцы, а служил аэропорт в основном КАМАЗу. Он до сих пор является камазовским объектом, — заметил в разговоре с корреспондентом агентства Билял Габдрахманович. — В Челнах и Нижнекамске проживало и проживает много по-настоящему героических людей, великих созидателей. Но объединяет всех одно — они все проявили свои таланты в эпоху Брежневу. И не надо ассоциировать эту историческую фигуру только с пошлыми анекдотами и  негативным явлением под названием „застой“. Брежневские времена были временем великого созидания. В 1980 году Советский Союз занимал первое место в Европе и второе место в мире по объемам производства промышленности и сельского хозяйства. Во время брежневского правления доходы населения выросли более чем в полтора раза. Само население России увеличилось на 12 млн человек. При Брежневе было введено в эксплуатацию 1,6 млрд кв. метров жилой площади. А строительство такого гиганта, как КАМАЗ, вообще уникальное явление в мировом масштабе. Нельзя все это перечеркивать. Конечно, называть наш город именем Брежнева не стоило, а вот дать его имя важному объекту, считаю, нужно».


Сквер имени Лемаева 

Челнинский архитектор Люция Терешина призналась, что в списке «великих» отдала предпочтение музыканту.

«Я проголосовала за Салиха Сайдашева, потому что с его творчеством у меня связаны замечательные воспоминания. Моя мама, учительница татарского языка с 40-летним стажем, у себя в кабинете всегда имела хорошую подборку пластинок с национальной музыкой. И я в детстве, когда приходила к ней на работу, находила в этой кипе пластинку с музыкой Сайдашева и ставила ее на проигрыватель. Композиции из спектаклей „Галиябану“, „Голубая шаль“, „Марш Советской Армии“ звучали просто волшебно. Вы только представьте, как было бы великолепно, если бы прилетающие в „Бегишево“ слышали музыку Сайдашева, спускаясь по трапу самолета. А вообще, здорово, что проводятся такие конкурсы. И у нас есть возможность еще раз, по-новому, взглянуть на хрестоматийные вещи, вспомнить имена, которыми можем гордиться. Жаль только, что важных объектов у нас гораздо меньше, чем великих имен», – заметила челнинка.

Тем временем Президент России Владимир Путин подписал указ о присвоении имен выдающихся деятелей отдельным географическим объектам, в том числе аэропортам, морским портам и железнодорожным станциям, с целью увековечивания памяти.

Согласно документу, присвоение географическим объектам имен выдающихся деятелей осуществляется Президентом России по представлению правительства. Отмечается, что предложения о присвоении имен в правительство будет вносить Общественная палата по результатам общественного обсуждения.

Согласно указу, присвоенное географическому объекту имя выдающегося деятеля не будет являться составной частью установленного наименования географического объекта, а присвоение имени деятеля «не повлечет за собой изменения установленного наименования географического объекта».





Самое читаемое
Комментарии







Общество

«Кто ты, Лэйна?»: Элвин Грей на своем концерте в Уфе представил 18-летнюю певицу

Популярный исполнитель Элвин Грей ставит рекорд за рекордом: 1 декабря его концерт в «Казань Арене» посетили 9 тысяч зрителей, еще 9 тысяч побывали на концерте в столице Башкортостана. 8 декабря на стадионе «Уфа-Арена» поклонников Элвина ожидал небольшой сюрприз – на концерте выступила девушка по имени Лэйна. Спела одну песню на татарском языке. Теперь многие гадают – кто она? Как попала на концерт Элвина Грея? Сама же Лэйна сейчас на седьмом небе от счастья. Корреспонденту ИА «Татар-информ» она рассказала, как попала на концерт.

Общество

«Сразу шесть деревень осиротели»: в Татарстане глава сельского поселения умер во время турнира по бадминтону

В Казани во время соревнований по бадминтону в рамках Спартакиады муниципальных госслужащих произошла трагедия. Глава Утар-Атынского сельского поселения Арского района РТ Ильгиз Гайнуллин во время игры почувствовал себя плохо. К нему вызвали бригаду врачей, затем транспортировали в РКБ. Но из-за проблем в сердечно-сосудистой системе Ильгиз Гайнуллин скончался в машине скорой помощи. Об этом сообщает пресс-служба Министерства спорта РТ.

Общество

Заведующий Музеем исламской культуры Казанского кремля Ильнур Низамиев: «В музеи ходит больше людей, чем в кинотеатры»

Не стоит делить татарскую культуру на деревенскую и городскую и возлагать обязательств на искусство, вопрос национального образования семье решить не под силу, а музеи – это никак не мертвое искусство. Об этом и многом другом журналист ИА «Татар-информ» Рузиля Мухаметова пообщалась с историком Ильнуром Низамиевым.

еще больше новостей

© 2018 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Телефон +7 (843) 222-0-999
Электронная почта info@tatar-inform.ru
Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
Заместитель генерального директора,
главный редактор русскоязычной ленты
Олейник Василина Владимировна

СОБЫТИЯ
в Яндекс.Дзен
Подписаться
×