Мысли после путешествия в Биляр: куда уходит татарская среда из лагеря «Сэлэт»:

4 Августа 2018

Фото: Салават Камалетдинов
Автор материала: Чулпан Шакирова, Рамис Латыпов (перевод, intertat.tatar))
Лагеря «Сэлэт» – все еще места для воспитания одаренных детей в татарской среде или обычные молодежные тусовки? Корреспонденты «Татар-информ» понаблюдали за жизнью лагеря с национальной средой.

Лагерь «Сэлэт» (в переводе с татарского – «талант» - Ред.) собирает самых талантливых. Во всяком случае, таков девиз лагеря. Для кого-то попасть в «Сэлэт» – это как достать звезду с неба. А кто-то мечтает оттуда скорее уехать.

Лагерь он находится в Билярском заповеднике Алексеевского района. Здесь же знаменитый билярский «Святой источник». Из Казани на машине – три часа пути. В лагере встречают ряды низеньких палаток. Слышна только музыка – никаких детских голосов. Дети, или, как они себя называют, «сэлкешлэр» (сокращенное от «сэлэтле» (талантливый) и «кеше» (человек») – Ред.) – на занятиях в специальных больших палатках. Нас встретил прошлогодний победитель конкурса на лучшего участника лагеря, руководитель «Вики-школы Сэлэт» Тимерхан Шайхутдинов.


Знание татарского в «Сэлэт» - условие не обязательное!

Первым делом хочу узнать, как здесь обстоят дела с татарским. В ответ мой собеседник сыплет образными сравнениями.

– Татарский язык в «Сэлэте» – это воздух. Вода – русский язык. Хлеб – английский язык. Без хлеба мы еще как-нибудь несколько дней проживем, без воды тоже продержимся пару дней, а вот без воздуха – ни секунды! – говорит Тимур.

В действительности, чтобы попасть в «Сэлэт», татарский знать необязательно. Подтверждение этому корреспондент «Татар-информ» встречала буквально на каждом шагу. Забегая вперед, скажем – дети здесь между собой обычно общаются на русском.

Отряды имени татарских ханов

В четвертой смене форума «Сэлэт-Биляр» отдыхают две профильные команды – «Сэлэт-Санак» (Инновации и техническое творчество) и «Сэлэт-Эшмэкэр» (Предпринимательство), а также дети из районов РТ. Всего более 1200 «талантов».

Детей из районов поделили на 8 отрядов («алан»). Отряды назвали именами татарских ханов. Кодрак-хан, Кубрат-хан, Алмас-хан, Илкам-хан, Аспарух-хан, Атилла-хан, Билге Каган.


Хороший ход. Было бы еще здорово, если бы дети научились правильно произносить имена этих ханов, запомнили их и по приезду домой поискали информацию о них.

По словам координатора полян Альбины Кадыровой, детей из одного района, региона в обязательном порядке делят по разным отрядам. «Делаем так, чтобы они нашли себе новых друзей», – говорит Альбина.

Как проходит день в лагере?

«Встают в 7 утра. Затем «турытаяк» («туры» – прямой, «таяк» – палка – Ред.). Это значит – линейка. Здесь поляны приветствуют друг друга, делают зарядку. Затем завтрак. С десяти до часу – образовательная сессия. Уроки, мастер-классы, иногда в форме игры. В 13.00 – обед. Пока по очереди пообедают все отряды, обед затягивается до 15.30. Затем интеллектуальная или спортивная игра. В 6 вечера ужин. После ужина вечернее мероприятие. У нас уже прошли, например, танцевальный баттл «Сэлэт танцует», интеллектуальная игра «Что? Где? Когда?», конкурсы КВН», – рассказывает специалист медиацентра Фанзиля Мустафина.

«У детей есть личное время, – говорит Тимур Шайхутдинов. – После завтрака до образовательной сессии они свободны. Они в своих группах устраивают себе отдых, развлекаются по-разному».

Поинтересовалась, что имеется ввиду под «развлечениями». «Что сами дети придумают, то и делают», – был ответ. Позже мы могли наблюдать, как дети веселились, поливая друг друга водой.


«Сэлкешу» из Америки нужна вентиляция!

«Дети у нас есть из регионов, и из зарубежных стран, – рассказывает Альбина Кадырова. – Довольно много из Аксубаевского, Буинского, Заинского, Зеленодольского, Рыбнослободского районов. В этих районах работают клубы «Сэлэт». Есть из Свердловской, Астраханской, Тюменской областей, Удмуртии. Приехала большая делегация из «Сэлэт-Самара».

12-летний Сулейман прибыл из города Хьюстон штата Техас. В Татарстане он впервые. «Здесь я уже шестой день. Через 10 дней уеду. Сам форум очень нравится. Особенно концерты. Что не нравится? В корпусах нет вентиляции. В нашем лагере есть душевые (Сулейман живет не в палатках, а в лагере «Фэнсар» – Ред.). Кормят очень хорошо. Немного скучаю по родителям. Но нельзя сказать, что не нравится. Приехал бы сюда еще», – рассказал Сулейман. С ним мы общались на русском.


Американца Сулеймана поселили не в палатке, а в корпусах, где условия лучше. У нас в стране так принято – к иностранцам особое отношение. Лагерь «Фэнсар» как гостиница, и то у него есть жалобы. Что бы сказал гость, если бы жил в палатке?

«Сэлкеш» из Турции не понимает, почему отряды должны между собой соревноваться

Приехавшему из Стамбула Ахмету Шакирову 17 лет. Он тоже проживает в лагере «Фэнсар», поэтому на условия не жалуется.

«В лагере «Сэлэт» я впервые. Сам родом из Ульяновска. Оттуда мы переехали в Турцию. В лагере все нравится. Из минусов назвал бы то, что программа построена на соревновании между отрядами. Думаю, что это не приводит к сближению отрядов. Если получится, приеду сюда еще раз», – делится Ахмет. Общение, конечно же, шло на русском языке.

«Не хватает теплой воды и душа»

Поговорили с «сэлкешлэр» и их «начальниками», и отправились в «свободное плавание» по лагерю. Нам и раньше приходилось слышать жалобы детей на условия. Поэтому внимательно изучаем, как тут все устроено. Первое, что бросается в глаза – новые кабинки туалетов вместо прежних «био». 


Недалеко – ряды раковин. Девочки и мальчики столпились у них, чтобы помыть голову. В холодной воде!

Директор отряда «Сэлэт-Самара» Булат Валиуллин одним из первых завершает гигиенические процедуры.

– Почему моетесь в холодной воде, Булат?

– Помоешь голову – чувствуешь легкость и свежесть. Конечно, есть летний душ. Там моются спортсмены. Сейчас вот дожди пошли, не очень жарко. Здесь нам, прежде всего, дорога атмосфера, остальное неважно.

– Не тяжело вам тут жить в полевых условиях?

– Условия сейчас стали лучше. Установили большие палатки. Раньше были маленькие, всего на 3-4 места. Поменяли туалеты. Есть душевые кабины. Но их немного, туда всех пускать не получится. Вот если бы у всех была возможность искупаться, тогда было бы хорошо.


К беседе присоединяется Карина Цой. Тоже из Самары. Мама у Карины – татарка, отец – русский с корейскими корнями.

– В первый раз мы приехали понять, что это за место. Сейчас уже шестой год, приезжаем, соскучившись по лагерю. Жизнь в палатке сама по себе романтика. Сюда мы приезжаем, устав от города. Условия могли бы быть и лучше, но неделю потерпеть можно. Плюсов больше. Кормят хорошо – очень нравится, пять раз в день. Раковины в трех местах. Конечно, с утра бывает небольшая очередь. Но чтобы быстро почистить зубы, умыть лицо, хватает и двух-трех минут. Но все же с горячей водой было бы намного лучше. Девчонкам здесь тяжеловато!

Действительно, мыть длинные косы под краном с холодной водой – никак не удовольствие. Парням с их короткими волосами намного удобнее. Но летом хорошо бы и целиком помыться. Что делать? Терпеть ради атмосферы?


«По нам бегают муравьи...»

От раковин направляемся к рядам палаток. Большинство жителей лагеря сейчас «дома». Только что закончились занятия, дети готовятся к ужину.

Группа девочек сидит на улице у палатки – внутрь в такую жару не сунешься, настоящее пекло. В палатке живут 11 девочек. Трех из них зовут одинаково – Аделя, еще одну – Аделина.

«Спим в спальных мешках. Что плохо – тут муравьи, они на нас лезут. Если покушаешь ночью, муравьи еще больше активизируются. Голову моем под холодной водой в раковине. «Сэлкешам» мыться нельзя. Можно только волейболистам, баскетболистам. Почему нам нельзя? Вот этого я, к сожалению, не знаю. Моются только оргкомитет и волонтеры», – говорит Аделя Гималтдинова из Буинска.

13-летней Аделе из Азнакаево лагерь не понравился совсем: «Всех нас поделили на разные отряды. Я не знала, что здесь так будет, знала бы – не приехала. С первого дня хочу домой. Скучаю. Не приеду больше, боже упаси. Во-первых, здесь муравьи. Сегодня бегали по моему лицу. Во-вторых, нет душа. В-третьих, здесь нет родителей. Это мой первый и последний лагерь».


По словам девушек, жара в палатках спадает примерно в 12 ночи, но в пять утра пекло возвращается. Поэтому сначала они не могут лечь спать, а под утро уже просыпаются.

Зато зарядить телефон – не проблема

В лагере отдыхают более 1000 детей, и у каждого – смартфон. Чтобы их заряжать, здесь придумали довольно интересную конструкцию.

«Сэлэт уже третий год подряд уделяет большое внимание экологии. Этот вагон создан при помощи КГЭУ. Дети здесь могут оставлять свои телефоны на зарядку, – рассказал Тимур Шайхутдинов. – Здесь все очень легко. Первый способ – выработанное из солнечной энергии электричество подается в телефон. Хочешь, чтобы заряжалось быстрее – садись на велосипед и крути педали».


Пункт зарядки телефона работает с 7 утра до 11 вечера. Телефоны принимают волонтеры «Святого источника». Каждому гаджету выделяется своя ячейка, владельцу выдается специальный талон. Установлены камеры видеонаблюдения. В этом шатре одновременно можно зарядить 500 телефонов. В лагере таких шатров два.

«Аш булсын!»

На вопрос, что им здесь нравится, дети все как один отвечают: «Атмосфера». Кого не спроси, ответы не меняются.

У «сэлкешей» есть традиция – перед едой они хором выкрикивают: «Аш булсын!» (аналог «Приятного аппетита» на татарском – Ред.), отвечают тоже хором «Бергэ булсын!». Если никто не остановит, повторяют по многу раз. Желают приятного аппетита по отдельности вожатым, друзьям, всем остальным участникам трапезы.

Есть ритуалы, выполняемые при встрече, расставании. Дети в «Сэлэте» воспитываются с осознанием того, что они отличаются от других. Видимо, это им нравится, несмотря на некомфорт, число желающих приехать сюда не убывает.


Нельзя не вспомнить, что такие ритуалы обычно используют организации, которые ставят главной целью сплотить людей, например, секты, некоторые торговые компании. Побывавшие в разные годы в «Сэлэте» вчерашние «сэлкешлэр» и сами шутливо называют его сектой.

Как отмечала раньше, «сэлкеши» не жалуются на питание. «Кормят вкусно. Стол накрываем сами. И готовят вкусно. Сегодня ели щи, курицу с гречкой», – перечисляют девочки. Мальчики самой любимой едой считают мясо. К слову, на территории лагеря также работает точка татарского фаст-фуда «Тубетей»: «Эчпочмаки по 45 рублей. Маленькие, но дорогие».


«Сами мы собираемся в пять утра. Коллектив большой, нас всего 12 человек. Из них двое поваров, десять – работники кухни. В половине восьмого кормим детей завтраком. Каждый день из района привозят свежий хлеб. Когда детям нравится наша еда, и нам приятно. Казанские «санэпиды» приезжают, проверяют. Поставили 5 с плюсом за чистоту. У нас нет ни муравьев, ни мышей», – рассказывает Роза-ханум, главная по кухне лагеря.

«Основные жалобы – только на головные боли»

О здоровье детей заботятся медицинские работники. Ильзира Нуруллина, которая проходит здесь практику, рассказала о жалобах «сэлкешей»: «Дети чаще всего приходят к нам с головной болью, болью в горле, животе или после укусов комаров. Головная боль от солнечного удара. В двух бригадах дежурят 4 человека. Врач и фельдшер. Круглые сутки здесь работает медсестра». По ее словам, во время смен серьезных диагнозов не наблюдалось.


Отличается ли вчерашний «Сэлэт» от нынешнего?

«Сэлэт» затевался как компьютерный лагерь для детей, интересующихся точными науками и вычислительными технологиями. Первый «Сәләт» был организован в 1994 году в поселке Арск на базе Арского педагогического училища и Арской физико-математической школы № 1 по инициативе доцента КГУ Сулейманова и директора школы Халиля Гайнетдинова.

Уже с 1995 года сообщество «Сәләт» развивается при финансовой и организационной поддержке Госкомитета по делам молодежи и детей РТ (ныне Министерство по делам детей и молодежи).

Если раньше сюда приезжали победители различных олимпиад, республиканских конкурсов, отличники учебы, то сейчас едут все желающие. Считается, что дети талантливы без исключения. Все с грамотами: в школах какие только конкурсы и соревнования не проводятся – каждому участнику выдают. Главное, с зимы собрать деньги: 18 дней лагеря стоят 10 тысяч рублей.

В прежнем «Сэлэте» детей обучали специалисты высшей категории. Могут ли сейчас для работы с тысячей детей приглашать специалистов КФУ? Иногда в качестве лекторов зовут совсем юных ученых – студентов первого-второго курса.


«В «Сэлэте» очень мало татарской среды»

14-летняя Салима пробыла на форуме «Сэлэт-Эшмэкэр» всего 5 дней из 16, определенных путевкой, и уехала домой.

«Лагерь был посвящен теме бизнеса и предпринимательства. В Биляр мы приехали 15 июня на автобусе. 16-го числа началась лагерная жизнь, состоящая из программы, лекций, игр и вечерних мероприятий.

После завтрака «сэлкеши» встают на линейку, потом записываются на лекции и расходятся. Лекции разные. Кто-то рассказывает про «Инстаграм», «Ютьюб», кто-то делится знаниями о брендах, IT-технологиях. Каждый день несколько лекций. Но успеть на них записаться равносильно чуду. На интересные лекции большие очереди. Записываешься последним, вроде бы успеваешь – вздыхаешь с облегчением, и тут тебя вычеркивают из списка.


…Лекция закончилась – снова под палящим солнцем встаешь на «турытаяк». Только после этого обед.

…После вечернего мероприятия по традиции снова «турытаяк». После линейки разрешают разойтись по палаткам. Но не все так просто. На форуме более 1000 детей и всего 30 туалетов. 15 из них для девочек, 15 для мальчиков. Раковин примерно столько же. После вечерних мероприятий приходится стоять в очереди. Вернешься в палатку – велят лечь спать.

Муравьи облюбовали все палатки. На полу, в спальном мешке и даже в чемодан забиваются. В палатках живут по 10 человек, места мало, тесно.

Во время вечерней линейки раздают «сонники». Это банан, апельсин, вафли или сок. Вожатые говорят: «Ешьте сонник утром». Действительно, покушаешь вечером – муравьи придут спать вместе с тобой.

Еду дают в пластиковой посуде (вспомним тут утверждение, что в лагере уделяют большое внимание экологии – Ред.). После все остатки – каша, суп, чай выливаются в большую емкость на выходе. Очень неприятная и некрасивая картина.


Пока я была на форуме, прошел дождь. Сильная гроза с ливнем. К счастью, днем раньше я, убегая от муравьев, переселилась в глубь палатки, поэтому моя постель и вещи остались в целости-сохранности. Остальные девушки, когда палатку затопило, были вынуждены сложить вещи горкой посередине.

Если сравнить удобства с образовательными и развлекательными программами, программы берут верх. Лагерь делают интересным увлекательные лекции, конкурсы и игры между отрядами.

…в «Сэлэте» очень мало и татарской среды, и говорящих на татарском. В лагере «Миллэтебез хэзинэлэре» («Сокровища нашей нации» - Ред.) татарская среда намного круче!»

«Сейчас «Сэлэт» – это просто растрата государственных денег»

Председатель комитета Государственной Думы по делам национальностей Ильдар Гильмутдинов: «Идеей «Сэлэт» было собрать татарских детей, талантливый он, или не талантливый – впитать в них национальный дух, ввести в татарскую среду. Все программы должны быть в этом национальном духе. Организация ведь и с нашей стороны – со стороны государства, получила поддержку. Но постепенно оттуда уходит вся татарская среда. Там она теперь сводится к выкрикиванию лозунгов, к каким-то тусовочным мероприятиям. Содержания нет.

А есть ли смысл ехать туда, собираться, вместе петь-танцевать, но общаться на русском? Программы в большинстве своем идут на русском. Это теперь превратилось в такую вещь – государство дает деньги – дает, надо брать эти деньги и проводить».


Ученый и журналист Ильшат Саетов: «Татарский дух в «Сэлэте» есть, в депутатах его нет. А уж если «Сэлэт» сравним с деревенской жизнью конца 19 века, возможно, можно сказать, что и в «Сэлэте» его нет. Депутаты же не могут принять закон, чтобы узнать, что такое дух. Чтобы узнать, из чего состоит этот дух. Там, где нет татарского языка, и духа не бывает, поэтому депутаты, вместо того, чтобы искать что-то у других, пусть сначала немного посмотрят себе в глаза.

Они ничего не сказали по только что принятому Госдумой законопроекту об изучении родных языков по желанию родителей, а придираются к организации, которая конкретно работает по татарскому языку.

Депутаты должны заниматься государственной работой. Они должны защищать интересы татарского духа. Они, к сожалению, этого не могут сделать, поэтому ничего и не говорят, и не возражают, к тому же еще и придираются к другим. Это ведь неправильно. Пусть сделают второй, третий «Сэлэт». Пусть сделают пять организаций «Сэлэт». Пусть откроют татарский национальный университет. Пусть откроют татароязычную высококлассную школу».

 




Самое читаемое
Комментарии







Наука и образование

Машины с невидимыми водителями: В Иннополисе запустили первое в Европе беспилотное такси

В Татарстане появилось первое в Европе беспилотное такси. Это стало возможным благодаря соглашению о развитии в республике беспилотного транспорта между татарстанским правительством и компанией «Яндекс». Подробнее о новом сервисе — в репортаже ИА «Татар-информ».

еще больше новостей

© 2018 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Телефон +7 (843) 222-0-999
Электронная почта info@tatar-inform.ru
Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
Заместитель генерального директора,
главный редактор русскоязычной ленты
Олейник Василина Владимировна

СОБЫТИЯ
в Яндекс.Дзен
Подписаться
×