Волейболистка «Динамо-Казани»: Когда-то самым молодым игрокам на площадке было 20 лет, сейчас – 15

Почему молодеет чемпионат России, как пережить тяжелую травму и какие «милые» традиции есть у волейболисток – об этом и многом другом корреспонденту ИА «Татар-информ» рассказала обладательница Кубка России по волейболу 2017 и 2019 года, победительница всемирной летней Универсиады 2017 года Анна Котикова.

«МОЯ СЕСТРА ОТКРЫВАЕТ ДЛЯ МЕНЯ МИР, ВЕДЬ МНОГО ВРЕМЕНИ Я В СПОРТЕ»

С Новым годом! Как отмечали?

Я планировала уехать домой в Ивановскую область, но в конце года мы решили делать операцию на колено. Мне ее сделали в Москве сразу после Кубка России, после этого я вернулась в Казань, чтобы быть под наблюдением доктора и для выполнения различных процедур. У меня здесь сестра, мы отметили праздник вместе. Получилось не очень весело (смеется, показывая на ногу — Ред.).

Если есть возможность, всегда едем домой, это вообще мой первый Новый год в Казани. Хотя живу здесь уже шестой год. Мы забронировали столик в ресторане, потому что я не хотела идти на какие-то тусовки, да и не получилось бы. Просто посидели с ней.

У меня было новогоднее настроение, но не до такой степени, чтобы украшать квартиру. Говорят, что Казань очень красиво украсили, но из-за ноги я все время лежала дома. Было чувство выходных, отдыха.

А вообще, у нас в команде есть традиция, называется «Тайный Санта». Все девчонки, тренеры, массажисты пишут на бумажках свои имена, сворачивают, а потом вытаскивают чье-то имя. Никто не должен знать, какое имя ты вытащил. В течение месяца мы придумываем подарки, а прямо перед Новым годом дарим их, чтобы это был сюрприз.

Я дарила подарок массажисту Евгению Ивановичу. Он сам по себе человек спортивный, старается следить за питанием. Я ему подарила фитнес-часы, положила их на дно коробки и засыпала все протеиновыми батончиками.

Мне подарок дарил наш доктор Роман Ильдарович. Он вручил мне сертификат в «Икею». Мне действительно очень приятен и нужен этот подарок, потому что я люблю этот магазин, покупать что-то для дома. Никогда не ухожу оттуда с пустыми руками.

Насколько у вас тесные отношения с сестрой?

Мы живем вдвоем, мы двойняшки. Но если нас увидят, многие не верят, что мы — сестры. Я похожа на папу, Настя — в маму. Сестра тоже занималась волейболом, но получила травму колена (серьезнее, чем у меня) и  не смогла продолжать. Она расстроилась, ей было тяжело уходить из волейбола. Одно дело уходить из волейбола, всего добившись, а другое — когда все обрубается на корню в молодости. Она хотела играть.

Сейчас Настя работает в кофейне бариста, ей нравится. Это очень интересно, потому что я нахожусь в спорте и многого не знаю, а она приходит, рассказывает что-то прикольное. Открывает для меня новый мир. Как различать кофе, общаться с людьми — это же интересно. Но в кофе я так и не научилась разбираться (смеется).

«С КАЖДЫМ ГОДОМ ВОЛЕЙБОЛ МОЛОДЕЕТ, И ЭТО ПРАВИЛЬНО»

С кем вы наиболее дружны в команде?

Татьяна Симанихина. Мы с ней хорошо общаемся, знакомы с детства. Раньше у нас были какие-то турниры, мы играли друг против друга. Потом попали в молодежку, а сейчас — она мой друг. Бывает такое, что это — твой человек. Могу ей все рассказать.

Как в целом происходит общение в раздевалке?

Мы постоянно вместе, и когда не видимся хотя бы пару дней, начинаются вопросы: «Что делали? Как дела? Я там-то была, а я там». Во время тренировок больше молчим (смеется). В команде за атмосферу в основном отвечает Заря (Ирина Королева — Ред.), Биря (Ольга Бирюкова — Ред.) тоже очень веселая. Она всегда залетает в раздевалку с криком: «Всем привет!»

В беседу в What’s App никто ничего не скидывает, ведь она для информации. Но там мы можем решить собраться посидеть где-нибудь командой. Где — решают старшие, мы, молодые, просто поддерживаем. Обычно зовут в какой-нибудь ресторан, чтобы поговорить не только про волейбол, чтобы отдохнуть от него. Обычно ходим без тренеров.

В команде много опытных игроков и очень молодых. Как они коммуницируют друг с другом?

Не в каждой команде есть такие молодые девчонки, как у нас. Но они понимают, что есть разница в возрасте, они сохраняют субординацию. Если что, дедовщины нет. Напряжения тоже нет, общение как с подругами.

Первоначально, конечно, присутствует психологический барьер, ты не знаешь лично этих людей, ты знаешь их как кумиров. Заходя в это общество, волнение естественно, но, когда узнаешь, что они обычные люди со своими проблемами, становится спокойнее. Конечно, бывает, некоторые молодые игроки заходят чрезвычайно уверенные в себе. Но сейчас таких в команде нет.

Молодым я всегда могу подсказать, если они что-то спросят, что-то объяснить. Я спокойно отношусь к тому, что их довольно-таки много, но все они очень талантливые. Сразу видно, что должен получиться хороший игрок. Им нужно много работать, но главное — чтобы они это понимали. У них уже все есть, но будет больше, если будут работать. Ведь некоторые думают: «Мне уже 15 лет, я такой классный», и останавливаются на этом.

Рассказывали, что после удачного сезона 16-летняя Татьяна Кадочкина «зазвездилась».

Я не наблюдала такого. Она сама по себе очень уверенная, но при общении я такого не замечала.

Есть такое чувство, что волейбол с каждым годом с больше и больше молодеет?

Так и должно быть. Когда-то самым молодым на площадке было 20 лет, сейчас — 15. Но в настоящий момент очень развит юношеский волейбол, если посмотреть на юношеские сборные 7-10 лет назад, то они были не такого уровня. Сейчас на детских чемпионатах мира и Европы Россия всегда в призерах, раньше такого не было.

У нас больше информации о физической подготовке, чтобы через 20 лет продолжать играть на том же уровне. Поэтому не думаю, что волейбол превратится в фигурное катание, где уходят из спорта в 17 лет. Медицина и физическая подготовка помогут находиться на высоком уровне. Для меня в команде пример такого человека — Марина Марюхнич (37 лет — Ред.). Не знаю, как она питается, но на тренировках она выкладывается на максимум и ее физической форме позавидуют многие молодые игроки.

«НЕСМОТРЯ НА ТРАВМУ, Я ВСЕГДА ГОТОВА ПОМОЧЬ КОМАНДЕ»

Конец прошлого сезона вы пропускали из-за травмы. Когда вас ждать на площадке?

Меня мучило колено на протяжении двух лет. Однако если раньше боль была не ярко выражена, то в конце прошлого сезона она стала более острой. Я могла «выпасть» на несколько дней, чтобы восстановиться. Потом я поехала в сборную, у меня не было времени на восстановление, оттуда — сразу в сезон. Мы, как могли, лечили колено с клубным доктором, но потом поняла — не могу прыгать. При приземлении стреляет в колено. Мы делали МРТ, оно не показало, что необходима операция.

Тем не менее, после еще одной процедуры выяснили, что у меня защемляется связка, ее пришлось чуть-чуть подрезать, чтобы не мешалась. Изначально восстановление должно было занять полтора месяца. Но там задели сосуд, пошло осложнение и колено кровоточило изнутри. Сейчас уже все нормально, мы решили проблему.

Через дня два я сниму с колена бандаж, но нужно заново качать там мышцы, ведь десять дней я не опиралась на ногу, на нее не было нагрузки. Не думаю, что можно говорить о том, что график международных и внутренних турниров довел меня до костылей, не хочется кого-то обвинять. Потому что у меня болит нога, но я не могу сказать: «Я не буду играть». Тем не менее, я была готова помочь команде.

Доктор клеил «кинезио» на колено для поддержки, я проходила физиолечение. Доктор делал все, что было его в силах, даже больше.

Вы задумывались о том, как возвращаться в состав? Мало того, что сейчас высокая конкуренция на позицию, так еще и нужно набирать форму.

Сейчас я думаю только о восстановлении, о том, как заживить ногу. Я надеюсь, что в дальнейшем все будет нормально. У меня не страшная проблема, бывает и хуже.

«ХОТЕЛОСЬ БЫ, ЧТОБЫ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК БЫЛ ВЫШЕ МЕНЯ»

Где вас можно увидеть в городе?

Я люблю погулять, обычно в центре. Посидеть в кафешке, мы постоянно с сестрой и с Симанихиной куда-нибудь ходим. Раньше еще ходили в «Театр на Булаке». Он маленький, уютный, туда не нужно как-то особенно наряжаться.

Как вообще живут высокие девушки?

Обычно (смеется). Мне это не мешает, нет комплексов по этому поводу. Раньше было сложно найти обувь или одежду, но сейчас в Интернет-магазинах есть все. Мне и обычная одежда подходит, и просто из раздела для высоких.

Есть стереотип, что девушка должна быть ниже своего молодого человека. Как вы к нему относитесь?

Это же не предскажешь. Конечно, хотелось бы, чтобы молодой человек был выше, но вдруг я влюблюсь в кого-то, кто мне по плечи. Бывает и такое, ведь сердцу не прикажешь.

Получается, сердце Анны Котиковой свободно? Какой должен быть ваш молодой человек?

Высокий (рост Котиковой — 187 см — Ред.), искренний, веселый, мужественный и ответственный. Нет такого, что бы это был голубоглазый блондин, главное — внутренние качества.