«О собаках забыли»: Как в Челнах выживают зоозащитники и их подопечные в условиях Covid-19

С серьезными проблемами в условиях усиленного режима самоизоляции столкнулись волонтеры, на чьем попечении находятся десятки бездомных животных. Нет кормов, препаратов и возможности съездить к питомцам — об этом и многом другом неравнодушные челнинцы рассказали ИА «Татар-информ».

«У волонтеров паника — боятся оставить собак голодными»

Администратора челнинской группы «Планета милосердия» Викторию Беспалову мы застали на месте кормежки бездомных животных.

«Я куратор четырех собак. Все они привиты, стерилизованы, но мы их не смогли пристроить, поэтому они обитают за чертой микрорайона, а я ношу им еду — это пять и более килограммов ручной клади. Еду покупаю на свои деньги, готовлю, несу, кормлю. В общем, не ропщу — такова моя волонтерская доля. И таких людей в Набережных Челнах десятки, у которых в опеке находятся в общей сложности сотни собак», — поведала Виктория.

По словам Беспаловой, как только стало известно о введении пропускной системы на нее обрушился шквал звонков от волонтеров и их помощников.

«Все спрашивают, как им добираться до мест обитания животных. У всех в голосе паника — люди беспокоятся, боятся оставить подопечных голодными. Ведь для собак их куратор — чуть ли не господь бог. Животные его ждут, узнают по шагам, бегут навстречу, лижут благодарно руки за то, что пришел, накормил, почесал за ушком. И вдруг в одночасье все рухнуло…»Виктория Беспалова

В условиях усиленного режима самоизоляции зоозащитники оказались практически в безвыходной ситуации, поскольку их общественная работа не прописана ни в одном документе. 

«Наши животные не находятся в шаговой доступности, многие за городом — у кого приют в Тукаевском районе, у кого передержка в лесу, деревне и других местах. Чтобы к ним добраться, надо пройти через кордон ДПС и ППС на выезде из Челнов. В первые дни после консультаций по горячей линии с исполкомом решили выдавать нашим волонтерам справки от имени Фонда помощи бездомным животным Набережных Челнов (общественная организация официально зарегистрирована в Минюсте РТ, как, впрочем, и многие другие зоозащитные организации города — прим. ред.) Эти справки в первые дни работали — по ним пропускали. Но как только в республике стали появляться поддельные справки, для волонтеров загорелся красный свет. Говорят, это филькина грамота, разворачивайтесь и домой — самоизолироваться!» — рассказывает Беспалова.

По словам руководителя общественного формирования, после случившегося она позвонила на все горячие линии и неоднократно: от исполкома Автограда до оперативного штаба по предупреждению распространения коронавируса России. На местном уровне ей сообщили, что волонтеры могут воспользоваться двумя способами для выезда на места содержания животных: либо надо предоставлять им справку соответствующего образца, либо отправляться в путь после смс-сообщения.

«Дьявол кроется в деталях, которые разработчики не предусмотрели. Во-первых, справки могут выдавать только работодатели или общественные формирования, чьи волонтеры оказывают помощь пожилым людям. Ни к тем, ни к другим зоозащитные организации отношения не имеют. Во-вторых, разрешение на выезд по смс-сообщению действует в течение часа. Доехать за это время до животных, которые находятся за пределами города, не предоставляется возможным. Получается, что на один выезд волонтёр должен тратить два смс-разрешения: первое, чтобы добраться до собак, второе — чтобы уехать с места их обитания. Согласны и на это. Но! Я вот, выполнив свой общественный долг, уже 25 минут стою в  продуваемом поле и жду, когда мне разрешат двинуться в сторону города, а эсмэска все не приходит!» Администратор зоогруппы

По словам Беспаловой, у нее еще простой случай, бывают ситуации посложнее.

«Наш юный волонтёр Зуфар Сулейманов, 15-летний житель деревни Бетьки Тукаевского района, возит своих собак на стерилизацию в Набережные Челны. Даже за два часа нереально со всем этим справиться», — отмечает челнинка.

Между тем, у администратора группы каждый день телефон разрывается от звонков, пачками приходят сообщения с криками о помощи.

«„У деревни возле Заинска мужчина привез щенков и ушел. Избавил себя от головной боли, называется. Видимо, денег жалко на стерилизацию собаки, а выбрасывать малышей на верную гибель не жалко. Старая женщина на свою пенсию в 8 тыс рублей подкармливает их. Но малышам не хватает — вырывают у друг друга кусок хлеба. Помогите! Возьмите на кураторство!», «На окраине города привязали к столбу старого пинчера. Выбросили, как старье, облегчили свой бюджет. Собаку срочно надо забирать. Она тут уже два дня!», «В районе литейного завода два больных щенка. У них признаки кожных заболеваний. Смотреть без слез невозможно! Раньше выживали благодаря редким подачкам прохожих, теперь, когда завод не работает, превратились в скелеты!»».Сообщения

«Эти сообщения пришли буквально вчера-сегодня. А так их море. Проблема бездомных животных существует, как бы не хотелось властям думать по-другому. Решать ее надо цивилизованно. В условиях особого режима хотя бы не вставлять палки в колеса волонтерам», — считает Виктория.

Зоозащитница Алина Керимова подняла другую проблему — она не может отвезти собак к новым хозяевам.

«Я активно занимаюсь пристройством бездомных животных. За март подарила дом 59 собакам, 9 кошкам. Сейчас пристрой идет в основном в Удмуртии. Но выехать не могу — нет разрешения. А щенки израстаются, как у нас говорят, на подростков найти владельцев труднее. Из-за запрета на выезд, одна собака уже лишилась своего шанса — семья взяла другую. Большая просьба утвердить схему передвижения волонтеров!» общественница

«Стало много брошенных собак»

Солидарен с девушками и соучредитель челнинского приюта для бездомных животных «Азира» Илхам Шакиров.

«Площадь нашего приюта — один гектар, на котором обитают 150 собак. Обслуживание территории теперь легло на плечи трех человек. В условиях нормального режима к нам приезжали волонтеры, которые оказывали существенную помощь в уборке, выгуле, кормлении животных. Сегодня мы этих рук лишились», — отмечает зоозащитник.

Остро также стоит вопрос питания животных. Опять же раньше зоозащитникам активно помогали школы, вузы, общественные организации — привозили корма, дезинфицирующих средства, посуду и медикаменты. Сейчас затишье.

«Ездил вчера закупать продукты. Закупил рис по 46 рублей за килограмм, 56 рублей — гречку, 46 рублей — пшено. Это дорого для нас. Но даже при таких ценах крупы пришлось поискать.Сухой корм нашел только в одном месте, до этого успел побывать в нескольких точках. Если продуктовый коллапс продолжится, придется переводить собак на одноразовое питание».Илхам Шакиров

По его словам, придется, наверное, отказаться от кормления сухим кормом.

«На завтрак уходит два с половиной мешка „сушки“. Получается, 30 килограммов стоимостью в 2,5 тысячи рублей. Сейчас уже не тянем по деньгам. Второй раз даем кашу с мясом, которую варим в 13 шестилитровых ведрах. Усилим меню кашками, на большее у нас просто нет резервов», — сказал зоозащитник.

При этом Шакиров отмечает, что пожилым «жителями» приюта все равно придется давать специальный баночный корм, так как беззубые пенсионеры другую еду не в состоянии употребить.

«Очень много брошенных собак стало в последнее время. Привезли недавно слепую собаку с автостанции — кто-то бросил, старенького Лютика достали из-под моста через реку Мелекеска, жила там в картонной коробке — опять же, думаю, избавился хозяин. 18-летний Буча прожил десять лет после смерти хозяина в дачном обществе. Председатель СНТ привез к нам. „Не переживет он эту зиму“, — сказал. Буча нас удивил тем, что после первого кормления три дня не выходил на зов. Он просто не знал, что можно кушать каждый день и даже по несколько раз! Сейчас он не пропускает ни одну подачу еды», — отметил Шакиров.

По словам соучредителя «Азиры», если будет разработана схема спецпропусков для волонтеров, то существовать в режиме самоизоляции приютам станет легче.

«Нелюдь изрешетил пса пулями»

Руководитель елабужского приюта «Верность» Анжелика Ивашечкина рассказала, что на днях к ним поступил старый пес по имени Том. По ее словам, собака жила возле банка долгое время. Видимо, хозяин пришел и оставил питомца. Том лежал у здания, почти не двигался.Собака абсолютно добродушная, не в состоянии постоять за себя.

«Какая-то нелюдь расстреляла ее в упор. Множественные пулевые ранения! Собака никак не защищалась, даже не убежала — то ли не смогла, то ли не поняла, почему ей делают больно. Ее такую и привезли к нам — с кровавыми отверстиями по всему телу. Пули сразу извлечь не удалось, глубоко сидели. На операцию денег нет. Приходится что-то делать своими силами. Сборы не идут, продукты не поступают, медикаментов нет — все встало. Как нам выживать в таких условиях — ума не приложу. А ведь у нас, кроме Тома, еще 158 собак, среди них — онкобольные и другие сложные животные, которым нужна поддерживающая терапия»Анжелика Ивашечкина

По ее мнению, сложившаяся ситуация — испытание на человечность.

«Люди сейчас зациклилась на себе. Хотя, я считаю, надо посмотреть вокруг — понять, кому еще хуже, чем тебе. И помочь! Так будет правильно», — говорит хозяйка приюта.