«Уменьшение численности татар – политическая проблема»: что тревожит татар в свете переписи-2020?

В программе «Таяну ноктасы» («Точка опоры») на телеканале «Новый век» обсудили проблемы Всероссийской переписи населения 2020 года. В другой программе телеканала, «Татарлар», стартовал цикл, посвященный истории возникновения и судьбе татарского народа.

Готовы ли политологи и журналисты к предстоящей переписи? Какое количество татар выявит перепись? Определяют ли жители страны свою национальность правильно? Участники программы «Таяну ноктасы» («Точка опоры») искали ответы на эти и другие вопросы.

«В XVIII веке перепись велась по принадлежности к сословию»

Доктор исторических наук Дамир Исхаков:

— В Восточной Европе впервые перепись населения проводилась после образования Монгольской империи. То есть такую практику ввели наши предки. Поэтому это для нас не новость. И в Российской империи, и во времена СССР переписи населения проходили. К счастью, многие записи сохранились, и мы можем их использовать.

Но иногда эти материалы оцениваются неверно. Например, материалы XVIII века. В то время перепись велась в основном по принадлежности к определенному сословию, а не по национальности. Это очень важный момент. Такое явление, как «национальность», было введено намного позже. Даже среди татар в XIX столетии были те, кто записывал себя как «мусульманин». Некоторые подписывались мишарами. Когда понятие национальности укрепилось в народе, подобные названия постепенно исчезли. Поэтому во время переписей советского периода мы такого разнообразия не наблюдаем.

А перепись 1917 года – это перепись сельскохозяйственная. И там главными критериями стояли земля и хозяйственный вопрос. Даже если у населения спрашивали, какой они национальности, то этот вопрос являлся второстепенным.

Я видел множество документов. В первом-втором документе человек оказывался ясачным татаром. Потом превратился в тептяря. А через некоторое время он же вошел в башкирское сословие. Потому что здесь решается земельный вопрос.

Многие этого не понимают, потому что никто в это не углубляется. Незнающие смотрят и думают: «Мой дед был башкиром», и заплутаются, как Альберт Исмаил, например. В последнее время, когда ученые начали писать истории сел и деревень, стала проявляться ясность. Такое явление чаще встречается на юго-западе Башкортостана. Об этом говорю не я один, это писали и ученые Башкортостана.

К примеру, если мы посмотрим паспорт Ризаэтдина Фахретдина, там написано «башкир». Но он вышел из рода татарского мурзы из Зеленодольского района. Переехав, он превратился в башкира. Что это значит? Можно быть татарином и будучи башкиром. Поэтому мы должны это правильно понимать. Думать, что «если предки были башкирами, то я не могу быть татарином» – ошибочный взгляд.

«Татары – самый разделенный народ», или суждения о мишарах и болгарах

Кандидат исторических наук Ильнар Гарифуллин:

— Самый разделенный народ – это татары. Ни в одной нации, будь то русские, или украинцы, или башкиры, ни у кого нет разделения на такое количество диалектов, субэтносов, только у татар. Поэтому и самая большая опасность грозит нашей нации.

Во-вторых, мы находимся на втором месте по численности в России. Это политический фактор. Уменьшение численности татар в Татарстане, Башкортостане – это политическая проблема. Если татар станет меньше, то политический статус станет ниже. А когда статус ниже, можно давить с разных сторон. С экономической, национально-культурной, образовательной, можно даже вытеснить из региона.

Болгаризм и другие – это искусственная идеология. Те, кто говорит: «Мы мишары, мы сливки татар», не называют себя отдельной нацией, но со времен переписи все больше людей высказывается подобным образом. И на что еще стоит обратить внимание: чаще всего такие слова говорят не сами мишары, а представители других наций. Они говорят: вы ведь не татары, вы мишары, или вы сибирские татары».

В советское время такого разделения не существовало. В 80-х годах прошлого столетия они начали делиться на нации. Сейчас они на грани исчезновения. Потому что они не смогли ничего добиться. Отделенных от татар – местные власти тоже не признают их интересы.

Доктор исторических наук Дамир Исхаков:

— Последние две переписи нам отчетливо показали одно: затея разделить татар на 45 групп не удалась. Лишь один процент татар причислили себя к другим нациям. И основная их масса – это кряшены. Проблема кряшен существует уже давно, и ее так просто не решить. Сейчас они идут как отдельный народ.

Есть еще небольшая численность астраханских татар, сибирских татар. Есть мишары – их меньше тысячи. И, самое интересное, около 700 человек болгаров. Я, конечно, говорю с долей шутки. Во время подведения итогов болгаров причислили к болгарам-славянам.

Этнические проблемы все равно есть. Например, сибирские татары живут как отдельная этническая группа. Они знают о том, что являются сибирскими татарами. У каждого региона есть свои особенности. Например, для сибирских татар крайне важны озера, где водится рыба для ловли. Они собирают там ягоды, цветочки, у них там есть свои владения. А чтобы держать в руках эти владения, у тебя и уровень должен быть соответствующий.

И вот подобные группы иногда думают: «Если мы запишемся по-другому, превратимся в аборигенов, нам удастся сохранить за собой эти владения». Но сейчас это практически невозможно. Власти берут и отдают это озеро в аренду. Поэтому, если пооменять ацию, проблема не решится.

Политолог Руслан Айсин:

— Мишар — это «сословный статус». У мишар, живущих вдали от Татарстана, Волжско-Уральского региона, есть такое убеждение: «Я запишусь только мишаром». Раньше не было культурных, информационных связей. Сейчас, слава Всевышнему, потихоньку начали общаться. И возрастает культурное значение ядра Татарстана.

Мы говорим, что есть болгары. Им содействовала Москва, это московский проект. Фактор кряшен идет тоже оттуда. Я открыто об этом говорю. Поэтому, когда перепись закончится, этот фактор так же угаснет, вот увидите. У тех, кто называет себя болгарами, раньше тоже были деньги, свои газеты. Сейчас у них нет ничего.

И это не секрет: в свое время Сталин специально придумал эту «Болгарскую теорию». Сделано это для того, чтобы отделить нас от великой истории. В 1944 году специальным решением ВКП(б) запретили изучать эту историю. Оттуда возникла «Болгарская теория». Она было придумана специально и уже почти потерпела крах.

Журналист Римма Бикмухаметова:

— Эти малочисленные группы много кричат и создают большую шумиху. Но, как мне кажется, если даже некоторые татары бьют себя в грудь и говорят «я мишар», «я болгар», но во время какой-либо важной кампании наш народ способен мобилизоваться.

Дело в том, что человек тянется к сильному. Мы, татары, Татарстан — на сегодняшний день стоящий крепко на ногах регион. То и дело слышим, как говорят: татары делают то, татары делают это; татары здесь, татары там. Конечно, татары не видят необходимости записывать себя отдельной нацией. Поэтому хоть некоторые и кричат «мы мишары, мы сливки татар», они все равно записываются как татары.

«Главные методы переписи в Башкортостане - пропаганда и манипуляция»

Доктор исторических наук Дамир Исхаков:

— За последнее время мы видели немало пропагандистских мифов. Например, о Куликовской битве, о стоянии на реке Угре.

В последнее время наблюдаю появление пропагандистских мифов в Башкортостане. Первый миф – о том, что на северо-западе Башкортостана живут только башкиры. Я этнограф и я своими ногами прошел порядка 550 сел и деревень. Уже путешествуя в этих краях, я понял, что татар там очень много. Называемые «башкирами» люди разговаривают на татарском языке, и у них такая же культура.

Журналист Римма Бикмухаметова:

— Я считаю, что главную роль играет самосознание. Я и сама во времена Муртазы Рахимова была свидетелем во время переписи населения. Графу «национальность» заполняли не ручкой, а карандашом. Потому что сверху был поставлен приказ, что «в таком-то районе необходимо указать такое-то количество башкир». Это нельзя скрыть, оно останется в истории. Конечно, была пропаганда, политика, мошенничество, ложь, давление сверху. Как дела пойдут сейчас – сказать не могу.

Мы всегда знали, что живущее в Илишевском, Туймазинском районах население – все татары. Но я вижу по телевизору: они наряжены в башкирские национальные костюмы, но поют на татарском языке. Ученые очень хитро называют это «западным диалектом татарского языка».

Мне кажется, татары все равно запишут себя татарами. Хочется верить, что никто не станет жертвой подобной пропаганды. Но пока в Башкортостане так активно ведется работа, Татарстан не должен сидеть сложа руки, думая, что «у нас все татары запишутся татарами».

Кандидат исторических наук Илнар Гарифуллин:

— Это явление не возникло оттого, что башкирские ученые неграмотны или не разобрались, это политическая пропаганда. Потому что здесь есть конкретная цель – увеличить численность башкир.

В 2002, 2010 годах Правительство Башкортостана составило план довести численность башкир до 41 процента. То есть они хотели восстановить результаты переписи населения конца XIX века. Согласно этому плану, численность татар должна была понизиться до 9 процентов, в то время как официально татарами записаны были 25 процентов населения. Но мы хорошо постарались, народ тоже старался. Потом в Башкортостане поменялась власть. Поэтому этот план так и остался не доведенным до конца.

Если на сегодняшний день, согласно последней переписи населения, в Башкортостане числится 1 миллион 20 тысяч татар, у Башкортостана есть план понизить цифру до 700–800 тысяч.

Здесь есть два момента. Первый – пропаганда. Людям пудрят мозги, лгут, то есть используют метод манипуляции. Второй момент – здесь может иметь место прямая фальсификация.

В переписи населения 2002 года я сам стал свидетелем. Приходили переписчики, а в руках у них была бумажка, где было написано, сколько башкир должно быть записано. Среди них много учителей, библиотекарей. Они слезно умоляли записаться башкирами. Мои соседи – муж и жена записались башкирами, а их ребенок остался татарином. Потому что он мыслил по-другому, радикально мыслил этот юноша.

Политолог Руслан Айсин:

— У башкирского правительства остался один-единственный способ. Это манипуляция и административное давление. Если во время предстоящей переписи численность башкир уменьшится, родится вопрос а куда смотрело правительство? Это минус.

Основное население не знает всех секретов переписи. Что касается вопроса языка, то там можно указывать несколько языков и несколько национальностей. Переписчик может сказать: «Давайте вы сначала напишите башкир, а потом добавите татар, мишар и т.д.». Многие доверяют. А при подсчете результатов учитывается та национальность, которая указана первой. Может произойти и такая манипуляция. Мы должны объяснять, рассказывать людям о таких моментах.

«Если записываешься в другую нацию, ты изменяешь приказу Всевышнего»

Журналист Римма Бикмухаметова:

— Перепись населения нужна государству. Народ не любит эту кампанию. Есть мнение «если государство нас считает, значит, оно хочет что-то у нас отнять». Мы же помним историю: существовал налог даже за яблони в саду.

Процесс переписи населения – это политическая кампания. Важная для нас. Если наша численность уменьшится, в первую очередь это большой минус для нас. Потому что государство ведет свою политику исходя из этих цифр.

Политолог Руслан Айсин:

— Для нас самое важное в переписи – подсчет наций. Татары как национальность на втором месте. Если мы упустим свое место, понизится и наш политический статус.

Здесь все зависит от совести и ума каждого человека. Если ты записываешься в другую нацию, значит, ты изменяешь себе, ты изменяешь предкам и ты изменяешь воле Всевышнего Аллаха. Потому что Аллах говорит в Священном Коране: «Мы создали вас народами и племенами». Это не придуманная конструкция. Принципы народности, языка заложены Всевышним. Если мы их растеряем, то мы потеряем все наше духовное богатство.

Доктор исторических наук Дамир Исхаков:

— Во время прошлой переписи почти 5 миллионов человек не участвовали. И все равно потом переписали, по хозяйственным книгам. Но там не указываются ни национальность, ни язык. Думаю, что среди них было много татар. Я слышал, что среди этих 5 миллионов было много людей из крупных городов. А численность татар в таких городах большая.

Мы занимаем в России второе место. И это наше историческое место. Если татары не окажутся на втором месте, мы потеряем наше историческое положение. А так мы всегда можем сказать: «У нас большие права в этом государстве, потому что мы один из народов, основавших это государство, потому что мы находимся на втором месте». Мы никак не можем потерять это положение.

И у нас есть наше историческое наследие. Мы первый народ в мусульманском мире, сделавший реформацию. Мы должны понимать свое величие и записаться татарами.

«Мы – единый народ»

«Очень непростая задача – писать древнюю историю, этногенез народа. Должна быть концепция. Сейчас ученые отошли от болгарской концепции и положили фундамент концепции татарской. Из учебников по истории отечества пропало понятие «монголо-татары», его заменили понятием «население Орды». Несомненно, татары сформировались внутри Золотой Орды и состояли из различных племен», – сказал в ходе обсуждения темы в рамках программы «Татарлар» доктор исторических наук этнолог Дамир Исхаков.

По его словам, частенько от казахов, ногаев приходится слышать заявления: «У вас ведь нет племени». Этнолог утверждает, что племена были, но когда народ перешел на оседлый образ жизни, они исчезли, и остались их следы, являющиеся доказательством слов историка.

«Неправильно считать, что отдельные народы жили племенем, а у татар племен не было. Мы должны учитывать это, когда пишем историю», – настаивает Исхаков.

Политолог Руслан Айсин отметил, что у татар издавна были свое государство, язык, а народ был образован и религиозен. Поэтому история племен не дошла до наших дней.

«У нас есть национальное и политическое самосознание. Даже у некоторых многочисленных народов нет политического самосознания. Это говорит о бедности их истории. В Коране понятие «национальность» – это община, махалля, в то же время этническое, религиозное понятие, некий симбиоз. Поэтому с точки зрения цивилизации мы стояли выше. Европейские государства начали формироваться в XIX–XX веках. Французы, позднее немцы, сначала были прусаки и бисмарки. У нас этот процесс начался раньше. Татары – понятие, возникшее намного раньше. Поэтому даже по сравнению с Европой мы были впереди, поэтому, если мы не помним историю племен, это не есть плохо», – отметил он.

Руслан Айсин признался, что сделал собственный генетический анализ.

«Я происхожу из племени ардун, 750 лет назад мы вышли из Алтая, потом жили в Касимовском ханстве. Но в то же время я хоть и ардун, но я татарин».

Дамир Исхаков отметил, что племя ардун – одно из племен хана Туктамыша.

«Мы можем доказать это на основе исторических документов. Ты получаешься 100-процентным татарином, несмотря на то что мишар», – пошутил на эту тему Дамир Исхаков.

Этническое разделение

Специалисты обсудили и тему этнического разделения. Дамир Исхаков отметил, что у всех татар – казанских, касимовских, астраханских, крымских, сибирских – основа общая, а первое слово в названиях ханств означало лишь название столицы.

«Различия есть, но язык един. Мы должны понимать: наш народ един в формировании. Татарский язык – единый язык, и есть его диалектальные варианты. Кто-то говорит, что татары – это неестественный этнос, но мы сумели сохранить единство, хотя и проживаем на огромных территориях», – отметил историк.

Руслан Айсин продолжил его мысль.

«Разделение татар на астраханских и сибирских – это всего лишь территориальное разделение, и оно никак не являлось этническим разделением. Некоторые недалекие люди говорят: “Мы мишары, мы живем там-то”. Русские ведь не говорят, что они камчатские русские, например. Нужно помнить: мы – один народ, единый народ. Нужно мыслить исходя из этой позиции», – подчеркнул Руслан Айсин.

«Татары – знак элиты»

Гости программы поговорили и о роли татар в судьбе других народов.

«Кавказские тюрки тоже называли себя татарами, ведь это слово являлось знаком качества, элиты, имело значение “государство”. Это объединяло нас и политически, ментально. Действительно, этногенез татар сложен, есть угры, другие народы, в то же время самоопределение было в сторону татар. Культурное и цивилизационное влияние татар было настолько сильным, что и другие народы называли себя татарами», – рассказал Руслан Айсин.

Дамир Исхаков подчеркнул, что китайцы называли монголов татарами.

«Такое явление возникло из-за роли, которую играли татары. Например, казахов и узбеков ведь не называли татарами. Куда входило больше кипчаков, тех и называли татарами. У казахов есть группа, возникшая из Чагатайского улуса, поэтому казахов татарами не называли. Кипчакский компонент до сих пор в нас не оценен до конца. Он всегда оставался в стороне», – считает этнолог.

Как отмечает Дамир Исхаков, в Монголии в трудах по истории встречались авторы, называющие татар монгольским племенем.

«Мало кто задумывается, что находится за понятием “монгольские татары”. Сначала татарские племена были связаны с племенами Средней Азии. Татары занимали особое место. Элита сформированного тогда Кимакского каганата состояла из татар. В Улус Джучи татары вошли через кипчаков», – отметил историк.

По его словам, говоря о монгольских татарах, нужно понимать, что при формировании Золотой Орды монгольская элита была малочисленна, а основное население состояло из кипчакских татар.

«Я много думал: почему азербайджанцев называли кавказскими татарами. Среди местных говоров есть и кипчакский, значит, сюда входили и кипчаки. Поэтому со стороны людям они казались татарами. Есть азербайджанские татары, кавказские татары, горные татары. Алтайцев, хакасов также называли татарами», – пояснил Дамир Исхаков.

Ученый отметил, что близость карачаево-балкарского языка к татарскому объясняется тем, что в начале его истории также лежит кипчакский язык.

«В небольшом Пермском крае было несколько тюркских племен»

Доктор исторических наук Файзульхак Ислаев рассказал о том, что на его родине – в Пермском крае – в географических названиях сохранились следы Алтая.

«Я пермский татарин, наш язык отличается от литературного татарского языка, есть особенности. У нас очень интересно сохранились алтайские следы. Названия рек. Одно из известнейших тюркских племен – Талас. В пермском крае две реки носят это название. В III–IV веках наши предки обосновались в этих местах. Как бы то ни было, они сохранились, не исчезли», – поделился он.

Руслан Айсин, заметил, что река Талас вошла в историю благодаря битве на реке Талас – Таласской битве. В 751 году там столкнулись Арабский халифат и Китайская империя Тан. Границы халифата были связаны с рекой Талас.

Файзульхак Ислаев рассказал об истории большого русского села Алтынное.

«В древние времена Алтай называли «Алтын ай», то есть «Золотой месяц». Река Талас начинается как раз рядом с селом. Если посмотрим историю, наши корни настолько глубоко ушли. У нас есть следы кипчаков. Одну группу кипчаков называли “сарын”. Они были голубоглазые, светловолосые. А у нас есть река Сарыз. В маленьком Пермском крае проживали несколько племен», – рассказал историк.

О ногаях

Ногаи – отдельный тюркский народ или нет? Гости передачи коснулись и этой темы.

«Мне кажется, среди ногаев были племена, свойственные татарам. Вероятно, было больше управляющих племен мангыты. С другой стороны, мангыты есть и среди татар. К примеру, род мурзы Мангушевы, чья фамилия произошла от племени мангыты. Это не отдельная нация ногаев, такие же татары», – сказал Файзульхак Ислаев.

Дамир Исхаков отметил, что ему кажется, что следы племени мангыты не очень сохранились в наших краях.

«Рядом с Уфой есть племя мин. А в наших краях есть село Мәңгәр – Мингер. Я думал об этом: не является ли оно вариантом этнонима от племени мангыты. Окончание «-ыт, -ет» обозначает множественное число, а корень слова – тот же, мәң, мең, миң… Разные мысли приходят в голову. Думаю, группы на Урале – башкиры, или они возникли от ногаев…»

«Нет трудов, доступно рассказывающих простому народу историю татар»

Дамир Исхаков рассказал корреспонденту ИА «Татар-информ», что в рамках следующих выпусков программы на телеканале об истории и судьбе татарского народа поднимут вопрос и о генетических исследованиях.

«Несомненно, нужно рассмотреть вопрос о генетических исследованиях. Многие московские ученые начали заниматься генетикой. Пишут, что у татар генетика разнится. Нужно исследовать этот вопрос. Нация – это не биологическая, а культурная масса», – подчеркнул этнолог.

Дамир Исхаков отметил, что в программе предстоит затронуть и другие сложные вопросы.

«Кто они – астраханские, сибирские татары? Почему часть астраханских татар планирует записать себя ногаями? Почему среди сибирских татар есть желающие быть отдельным народом? Остановимся и на проблеме кряшен. Нужно рассказать обо всем. Одна из встреч обязательно будет посвящена проблемам татар Приуралья – несомненно, вопрос требует рассмотрения. Разговор будет не о руководстве, будем говорить о вопросах формирования местных народов, потому что сейчас там все напутали», – сказал историк.

По мнению этнолога, по этим вопросам ученым еще есть что сказать.

«В Институте истории вышел первый том истории татар Приуралья, на очереди еще два тома. Мы еще не успели высказаться. Если смотреть источники, формирование народа оказывается совсем другим. Оно сильно отличается от того, что сейчас пишут в Башкортостане. Мы должны это сделать», – считает Исхаков.

На серию бесед планируют приглашать ученых и из других регионов.

«Пусть у них будут другие взгляды, лично я не боюсь других мнений. Нужно говорить. У сибирских татар есть свои ученые, послушаем и их тоже», – сказал он.

По мнению Дамира Исхакова, нужные новые доступные труды, рассказывающие обывателям о татарском народе.

«Образованный интеллигентный слой недорабатывает. Например, писатели берутся за исторические романы, и им не хватает знаний, у ученых тоже нет популярных статей. Сколько смотрю, а необъемных изданий, рассказывающих обывателю историю на доступном языке, нет. Не нашел ни одного труда по татарскому этногенезу, кроме своей книги, изданной 20 лет назад. Задаюсь вопросом: чем занимается Институт истории? Нужно писать книги. Нужно писать научно-популярную литературу, это касается всех нас», – заметил историк.