Политтехнолог Марат Баширов об акции протеста: «Есть внешние силы, мешающие социальному диалогу»

Основная часть вышедших на субботнюю акцию — это люди, которые хотят понять, как дальше взаимодействовать с властью. Какой запрос демонстрирует общество, рассуждает президент некоммерческого партнерства «Национальная лига специалистов по связям бизнеса и государства» Марат Баширов.

Протестующие вышли ради справеливости и не настроены агрессивно

Основной запрос — это, конечно, традиционно справедливость. Второе — это участие в политическом процессе страны, который мы имеем в виду с точки зрения влияния на социально-экономическую политику. Большинство ведь на самом деле вышло не за Алексея Навального, то есть это был для них всего лишь повод.

Основной срез тех людей, которые участвовали в этих акциях (кроме Москвы — там отдельная история), — это те люди, которые хотят понять, как они дальше будут взаимодействовать с властью. Поэтому, на мой взгляд, это очень важный сигнал, в нем надо разбираться, надо реагироватьМарат Баширов

И самое главное, что большинство было не агрессивно настроено. Они в чем-то, может, не понимают серьезность ситуации. Здесь важно учитывать взаимодействие политической системы России и внешних сил, которые пытаются воздействовать на нее.

Большинство из них, я думаю, все-таки патриоты России Марат Баширов

Поэтому нужен диалог на разных площадках, с разными возрастными группами; с группами, которых интересуют разнонаправленные тематики (одних интересует социальная политика, других — бизнес). Вот этот диалог надо организовывать, потому что он является залогом умиротворения и переводом этого протеста в конструктивный контекст общения.

Участники митинга — молодые люди, которые не боятся государства

Конечно, это люди молодые. Мы знаем, что в сентябре (в день выборов депутатов Госдумы. — Ред.) будут голосовать примерно 108-109 млн избирателей. Из них 24 млн, по-моему, это те люди, которые родились после распада СССР.

Это те люди, которые росли, и их мировоззрение формировалось совершенно другой правовой и политической ситуацией. Они переживали совершенно другие драматические и радостные событияМарат Баширов

Во-первых, у них нет страха, потому что наше государство не демонстрирует репрессивные режимы. Массовых репрессий нет, их нет даже по сравнению с европейскими странами. Я вчера смотрел то, что происходило в Голландии, там были протесты против Covid-19. Там людей не просто избивали палками, их поливали газом, а еще и водой. А наши силовики в Москве (лично видел) раздавали медицинские маски. 

Вот эта группа населения, которая вышла на протесты, она вышла не за Навального. Она вышла продемонстрировать, что у них есть вопросы к социальному диалогу. Вот на этот запрос надо отреагировать.

Властям следует выйти на диалог и обеспечить его безопасность

Ну, конечно, первое — это выйти на диалог, причем он не должен быть на одной площадке, он должен быть на разных площадках. Это должно подчеркивать открытость власти. Власть, в общем-то, и создана для того, чтобы реализовывать наши с вами запросы и чаяния. 

Второе — это, конечно, обеспечить безопасность этого социального диалога, то есть убрать из него провокаторов.

Тех людей, которые участвовали за деньги, а не из идеологических соображений и не из соображений соблюдения законности, надо просто вычислить и локализоватьМарат Баширов

Понятно, что есть внешние силы, которые работают против этих процессов — этого социального диалога. Им важно, чтобы он проходил в криминальной форме, чтобы представители власти дрались с представителями отчасти гражданского населения, которое что-то хочет сказать. Это «сказать» должно быть в форме «сказать», а не в форме «ударить».

И третье: мы, конечно, должны перестраивать политические институты с точки зрения представительства. На мой взгляд, большая четверка в Парламенте России уже не отражает структуру запросов избирателей, то есть партий должно быть больше или они должны быть несколько иными.

Повторные митинги будут, но социальный диалог поможет снизить накал

Повторные митинги, конечно, будут, но вспомните Хабаровск. В Хабаровске сначала выходили несколько тысяч, они выходили несколько месяцев, а потом стало меньше, меньше и меньше народу выходить. Все это стало походить на записную воскресную тусовку. Вышли несколько десятков человек, постояли, ушли.

Почему? Потому что Дягтярев начал разговаривать, начал отвечать на вопросы. Даже неважно, как ты отвечаешь, правильно или неправильно.

Сам факт, что ты вышел перед людьми и начал разговаривать; завел Инстаграм и делаешь прямые эфиры; не ездишь в сопровождении охраны, а ходишь пешком, убеждает людей, что этот социальный диалог взял и появилсяМарат Баширов

Есть люди, которые против всего, а есть люди, которые за все хорошее против всего плохого. Те люди, которые за все хорошее и против всего плохого, с улиц уходят. Они хотят конструктивизма. Ну а у первых такая позиция: что бы ни случилось в этом мире — бунтарь.