«Всё готова сделать, чтобы моя девочка очнулась»: мама студентки челнинского медколледжа, попавшей в страшную аварию, благодарит за помощь и надеется на чудо

Родители 18-летней студентки набережночелнинского медицинского колледжа Гульгены Сафиной вот уже третий месяц борются за свою дочь. В середине лета она и еще трое молодых людей попали в страшную аварию на трассе М7: водители погибли сразу, пассажиры оказались в больнице. Один из них, молодой человек, уже выписан и долечивается амбулаторно. Гульгена Сафина не пришла в сознание, но вскоре и она окажется дома, поскольку врачи уже сделали всё от них зависящее – девушке провели десять операций. О решимости бороться за дочь до конца ИА «Татар-информ» рассказала мама Гульгены, Ландыш Багауова.
«Гульгена росла самостоятельной девочкой» Сейчас мама со слезами на глазах вспоминает детство своей дочери. «Гульгена всегда была очень самостоятельной - впрочем, как и ее брат. Он на год ее старше. Мы живем в деревне Ахуново в Актанышском районе. А в сельской местности все рано начинают приобщаться к хозяйственным делам. Так, Гульгена и на фоне своих сверстников выделялась: столько в ней было сноровки, домовитости, трудолюбия. Мы с отцом спокойно могли на целый день уехать по делам, потому что знали — всё дома будет в порядке, Гульгена со всем справится», — рассказывает Ландыш Ульфатовна. По ее словам, когда пришло время выбирать, куда дочери поступать после школы-девятилетки, в семье развернулась дискуссия. «Гульгена заявила, что будет поступать в медколледж. Я сомневалась — профессия не из легких. Пыталась ее уговорить пойти по педагогической стезе. Я сама учитель биологии, поэтому, наверное, видела дочь на своем месте. Но Гульгена настаивала на своем. Видно, все-таки гены дали о себе знать — родные со стороны отца в основном работали в медицине. После колледжа хотела поступать в Ижевский медуниверситет. Насчет специализации опять мнения разошлись. Я думала, что Гульгене лучше стать офтальмологом, она собиралась учиться на врача общей практики. Но это были дальние планы, кто знал, что они могут оказаться несбыточными», — отметила мама пострадавшей девушки. Поступила в медколледж Гульгена легко, училась охотно, особенно ей нравилась практика. Как позже выяснилось, в медучреждениях, в которых у девушки проходили занятия, Сафину тоже запомнили — как ответственную, заинтересованную в работе девушку. Позже, когда узнали о беде, в которую угодила Гульгена, медики оказали существенную материальную помощь семье. «Весь вечер не находила себе места...» 30 июня стал днем, который перевернул жизни сразу нескольких семей из деревни Ахуново. «Гульгена окончила третий курс, сдавала экзамены, приехала в деревню, чтобы подготовиться к следующему. Экзамен был назначен на 2 июля. 30 июня она на машине своего 25-летнего друга отправилась обратно в Челны. С парнем они дружили с детства: их отцы между собой еще со школы были знакомы, потом и дети подружились, но романтичных отношений между ними не было. За ней многие ухаживали, но свое сердце она никому не успела открыть… Заехал за Гульгеной друг, потом отправились забирать еще одного парня из нашей деревни, которому тоже нужно было в Челны», — вспоминает тот день женщина. По данным ГИБДД, ДТП произошло 30 июня в 19.45 на 1117-м километре трассы М7. 43-летний житель села Муслюмово с 11-летним водительским стажем на «Ладе Калине» начал обгон, не убедившись в том, что полоса свободна. В итоге «Лада Калина» лоб в лоб столкнулась с другой «Калиной». Водитель выехавшей на встречку «Калины» умер в машине «Скорой помощи». Водитель второй машины скончался до приезда медиков, пассажиры из его машины – 19-летний парень с черепно-мозговой травмой и 18-летняя девушка с множественными травмами - были доставлены в БСМП Челнов. «На месте аварии идет расширение дороги, и постоянно там происходят аварии. А тут еще дождливая погода была, да и скорость у обгонщика, который спровоцировал столкновение, была приличной», – заметила собеседница. «В тот вечер я не находила места после отъезда дочери, — признается женщина. – Там ведь час езды до города. Да и по дороге дочь обычно эсэмэски присылала: проехали такую-то деревню, подъезжаем к райцентру... А тут ни одной весточки. Просто извелась в ожидании сообщений и звонков. Сама звонила, трубку Гульгена не брала», – со слезами рассказывает мать. По словам женщины, когда сосед вошел в дом, чтобы сообщить о случившемся, она сразу обо всем догадалась. «Авария?» – только и смогла вымолвить. Сосед кивнул. Выяснилось, что за машиной, в которой ехала Гульгена, ехала другая, из этого же села. Односельчане стали очевидцами произошедшего, позвонили домой. Так сосед с черной вестью и пришел к Ландыш Ульфатовне... «Мы с отцом сразу выехали на трассу. На искореженные автомобили страшно было смотреть, а рядом еще лежал накрытый труп нашего знакомого... Гульгены и второго пассажира там уже не было. Сказали, раненых „Скорая“ увезла. Причем, как стало известно позже, нашей дочери повезло в том плане, что медтранспорт оказался неподалеку. Бригада ехала по вызову на другое ДТП, по пути забрала и наших ребят», – рассказала Багауова. «Лучше бы она была в коме...» В БСМП Гульгену сразу положили на операционный стол. Хирурги не выходили из зала в течение четырех часов, за это время были проведены четыре операции. «Когда мне начали читать ее диагноз: „Тяжелая сочетанная травма, закрытая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга тяжелой степени, повреждение позвонков, переломы рук, повреждение внутренних органов, вегетативное состояние“, поняла – на моей доченьке нет живого места. Она вся искалечена», – сказала мать. Через месяц из челнинской больницы ее перевезли в РКБ. До середины сентября она находилась в реанимации, сейчас — в неврологическом отделении. Состояние по-прежнему остается тяжелым. Гульгена так и не пришла в сознание. Как написано в ее медкарте: на обращения не реагирует, глаза постоянно открыты, самостоятельных действий не производит. «Лучше бы она была в коме, – в отчаянии говорит Ландыш Ульфатовна. – Тогда шанс, что моя девочка очнется, был бы. А тут врачи разводят руками – они уже ничем помочь не могут». Люди откликнулись на призыв о помощи Но родители не могут смириться с тем, что Гульгена останется «овощем». Будем до конца бороться за нее, говорят они. «Я съездила к одному светиле медицины в Москву. Профессор, посмотрев все снимки и анализы, в категоричной форме сказал лишь одно: „Из больницы домой можете ее даже не везти. Это пагубно скажется на ее состоянии. Только в реабилитационный центр“», — рассказала мама. Родные начали искать медцентр, который возьмется за Гульгену. «Нашли такой в Греции. Если все расходы посчитать, то получается 905 тысяч рублей без учета неожиданных затрат», – сообщила Багауова. Через некоторое время после аварии друзья и знакомые развернули в социальных сетях масштабную кампанию по сбору средств на дальнейшее лечение и реабилитацию Сафиной. «Я благодарна всем, кто откликнулся на наш призыв и поддержал нас. Мы не ожидали, что нашу беду воспримут как свою так много людей», – сказала Ландыш Ульфатовна. В первую очередь откликнулись родные и односельчане. Присылали от нескольких сотен до нескольких тысяч рублей. Много поступлений было от неизвестных благотворителей. Перечисления поступили также от врачей медучреждений, где Гульгена проходила практику. Самое крупное вложение сделал глава местного частого сельхозпредприятия – 100 тысяч рублей. Еще 50 тысяч поступило от главы Актанышского района РТ. В итоге удалось собрать 1 млн 600 тысяч рублей. «Мы сейчас ждем визу. Как только получим, сразу же закажем билеты. Ни минуты не сомневаемся в том, что надо действовать. Шансы, конечно, невелики. И все же они есть. Очень хочу, чтобы моя девочка очнулась. Готова для этого сделать всё», — сказала на прощание мать Гульгены.