«В коронавирус он не верил»: в Казани простились с байкером Хабибом, умершим от COVID-19

В минувшие выходные простились с 59-летним основателем мотоклуба «Мотолегион» Виталием Хабибом — здоровый мужчина в полном расцвете сил за две недели сгорел от COVID-19. Проводить его в последний путь собрались десятки человек из разных городов. О подробностях трагической смерти — в репортаже ИА «Татар-информ».

Новость о смерти 59-летнего основателя и президента мотоклуба «Мотолегион» Виталия Хабиба появилась ранним утром 15 октября. Об этом в социальных сетях сообщил его близкий друг Олег Свирков. Под постом те, кто знал байкера, оставили десятки комментариев со словами соболезнования.

По словам друзей Хабиба, в последний раз они видели мужчину на закрытии мотосезона. В тот день он чувствовал себя хорошо — как обычно, шутил и разговаривал с ребятами из мотоклуба. На следующий день Хабиб уехал в Болгар, а вернувшись, почувствовал первые признаки недомогания. Однако особого значения этому ни сам мужчина, ни его близкие не придали.

Спустя два дня у Виталия был день рождения, его состояние заметно ухудшилось. Мужчина принимал поздравления от друзей по телефону, но всех предупреждал — начинает заболевать, поэтому торжество откладывается. Никто из них тогда и не задумался о том, что он подхватил коронавирус. Таких мыслей не возникло и у жены Хабиба Лилии.

«Он сроду не жаловался ни на что и вообще очень редко болел. В случае чего нас всегда лечили горячая баня и немного водочки. Я не помню, чтобы у него были какие-то серьезные недомогания. Единственное, два года назад, когда коронавируса еще не было в помине, он лежал в больнице из-за сердечной недостаточности», — рассказал близкий друг мотоциклиста Олег Свирков.

В те дни жена Хабиба списала плохое самочувствие мужа именно на сердечную болезнь. Сам мужчина в пандемию особо не верил, поэтому свое недомогание всерьез не воспринимал. Между тем с каждым днем Хабибу становилось все хуже — он жаловался на боли в области солнечного сплетения и кашель. Вскоре недомогания стали сопровождаться высокой температурой. Чтобы сбить ее, Лилия давала мужу обычные жаропонижающие.

«Когда начали проявляться симптомы, я даже не думала, что это может быть коронавирус. И сам он не верил во все это. Ему было тяжело ходить, поэтому он практически не вставал. Так продолжалось в течение недели», — рассказала Лиля.

Вечером 5-го октября мужчине стало еще хуже — супруга вызвала «Скорую помощь», которая увезла его в РКБ. Первые два дня Хабиб созванивался с семьей — жаловался на ухудшающееся самочувствие. По словам Лилии, во время разговора у мужа был очень слабый голос, уже тогда он практически не мог дышать без кислородной маски.

А потом он и вовсе перестал выходить на связь. Как выяснилось, мужчину перевели в больницу № 12. Предчувствуя что-то страшное, жена едва ли не ежеминутно звонила врачам в реанимацию. Однако их прогнозы были неутешительны — состояние Виталия оставалось стабильно тяжелым.

«Я звонила в реанимацию, где мне говорили, что делают всё возможное для моего мужа. По словам врачей, ему мешал лишний вес. Он был очень большой у него — около 140 кг. Этот фактор тоже сыграл немаловажную роль», — поделилась Лиля.  

15 октября в час ночи раздался звонок — на другом конце провода сообщили, что Виталий умер. Лилию попросили приехать утром в больницу, чтобы опознать мужа и забрать тело из морга.

В больницу врачи пустили только членов семьи — саму Лилию, 83-летнюю мать Виталия, дочь и сына. По словам жены, тело Виталия выдали в гробу, завернутое в полиэтилен. Крышку открыли только для того, чтобы родственники смогли опознать мужчину.

Похороны Хабиба прошли на следующий день — на церемонию погребения собрались порядка ста человек. В последний путь мужчину провожала целая колонна мотоциклистов — они проследовали за катафалком от больницы до самого кладбища.

Проститься с мужчиной приехали друзья и знакомые не только из Казани, но и из Набережных Челнов, Альметьевска и Нижнекамска. Среди них были и совсем юные байкеры, и его давние друзья.

«Нам до сих пор не верится, что Хабиб умер. Мне кажется, в Татарстане не было ни одного байкера, который его бы не знал. У него со всеми были очень хорошие отношения, он относился уважительно абсолютно к каждому члену мотоклуба. И для его семьи, и для всех нас это ужасная потеря», — заключил друг Хабиба Рустам Богатеев.