Розовая коза, тема туалета и проблемы татарского языка: что не так с новым татарстанским фильмом “Кире”?

В Казани, в кинозале ДК имени Ленина состоялась премьера фильма татарстанского производства «Кире». Организаторы по какой-то причине отказали корреспонденту ИА «Татар-информ» в аккредитации, однако журналист Рузиля Мухаметова нашла способ попасть на «секретную» премьеру и делится впечатлениями от фильма.
Возможно, на создание фильма «Кире» («Упертый») авторов вдохновил другой фильм – «Неотосланные письма» по одноименной повести татарского писателя Аделя Кутуя. Команда «Кире» сформировалась именно в ходе съемок этого фильма. Он был создан на средства госпрограммы по поддержке языков народов РТ. Видимо, съемочной группе понравилось вместе работать, и они взялись за следующий проект. На этот раз бюджет фильма и источники финансирования не были озвучены. Режиссеры фильма «Кире» - выпускник КГУКИ Рустам Рашитов и выпускница Казанской консерватории Ильсияр Дамаскин. Автор сценария – Дан Дамаскин. Название фильма – от главной черты характера главного героя, а именно – его «упертости»: по замыслу авторов, этот человек – представитель татарской интеллигенции, который ни в какую не хочет принимать веяния времени и готов жить только в соответствии со своими привычками, в своем мире. Он задуман как человек упрямый, неуступчивый, несговорчивый. Эта роль написана специально для артиста Камаловского театра Фаниса Зиганшина. А Фанис Зиганшин, видимо, очень полюбил своего героя – в его интерпретации это симпатичный, мудрый и образованный татарский интеллигент. Сюжет примерно такой. В центре города в своем частном доме живет Мансур. Жена у него – учительница музыки, а сестра, видимо, артистка, есть еще взрослая дочь и будущий зять. Дом у Мансура довольно ветхий, и машина старая, еще у него есть белоснежная коза. Сам он, кажется, работает в какой-то медиаорганизации, вместе с наставником они пишут научную работу по вопросам языка. Мансур – человек, переживающий за татарский язык. С людьми он общается на правильном, хорошем татарском языке и к себе тоже требует соответствующего отношения. Зажатый между многоэтажками частный домик Мансура – лакомый кусок для инвесторов. Они оценивают участок в 9 миллионов рублей и татарина по происхождению, но не владеющего родным языком Камиля отправляют на историческую родину в Казань, чтобы он нашел общий язык с «упертым» и уговорил его продать участок. В роли Мансура – артист Камаловского театра Фанис Зиганшин. Его антипода Камиля играет российский актер Камиль Ларин. Третий в этом «треугольнике» конфликта интересов – профессор, его сыграл артист Камаловского театра Азгар Шакиров. Фильм снят довольно качественно. Менеджмент также довольно профессиональный. При участии Альбины Нафиговой и ее команды фильм был успешно пропиарен. Альбина – учредитель компании «Время кино», она работает над созданием в Казани регионального кино – проводит форумы, премии, питчинги, фестивали. В рамках продвижения фильма были проведены различные мероприятия с участием журналистов, даже презентация заглавной песни фильма. Но у фильма есть заметная проблема – это его сценарий. Он не цельный, запутанный и буквально расползается по швам. Небольшой пример: в фильме главный герой сообщает, что дом стоит на земле его предков. Но на самом деле, как это становится известно позже, Мансур – выходец из деревни в Агрызском районе. Камиль зовет на помощь женщину, тоже риелтора, и в ходе общения с Мансуром они выясняют, что отцы у них из одного района. Так кому принадлежит дом, где живет Мансур и который он отказывается продавать? Если он живет в доме жены, то почему он называет его землей своих предков? Коза в фильме наверняка для того, чтобы усилить эффект «упертости» Мансура. Мы видим кадры, где главный герой покупает животному свежую зелень – он любит свою козу. Но непонятно, для чего татарскому интеллигенту в центре Казани держать козу? У кого-то в семье аллергия и он должен пить козье молоко? Или эта коза досталась по наследству от родителей? У татар не особо было принято держать козу. «Козья слобода» в Казани не была заселена татарами. Татары держали корову – конечно, те, у кого была возможность. А кто не мог – для молока держали козу, это обычно были вдовы или старенькие бабушки. И слово «кэжэ» в татарском языке, мне кажется, измененное от русского слова «коза». А представитель татарской интеллигенции Мансур держит козу, авторы акцентируют внимание на том, как он доит эту козу, как ухаживает за ней. Вдобавок, дочь Мансура красит животное в ярко-розовый цвет – такой же, как и цвет своих волос. На самом деле розовая коза уже появлялась в одном татарском клипе несколько лет назад, и получила свою долю популярности. Авторы фильма решили еще раз использовать этот образ розовой козы. Перейдем к теме языка, который создатели фильма задумали как основную тему фильма. Мансур переживает за родной язык. Он – живая иллюстрация очень распространенного сегодня лозунга – «Если хочешь помочь сохранению языка – начни с себя». Мансур так и делает. Со всеми он говорит на красивом, правильном татарском языке, и даже жалобы пишет на татарском. И какое же в наш век глобализации решение предлагают авторы? Мансур и его руководитель профессор пишут некий труд под названием «Язык и культура. Прошлое, настоящее и будущее». В фильме эту работу называют «книгой», но я полагаю, раз руководит процессом настоящий профессор, то это не просто книга, а научный труд. Вот небольшой диалог Мансура с его руководителем. Профессор: «Тоскуя по прошлому, какое ты хочешь предложить будущее? Пока ты только и делаешь, что критикуешь. Откуда в тебе столько злости, Мансур? Скажи свое слово о будущем татарского языка!» Мансур: «Надо вернуться к латинице!» Профессор: «Перейдем к латинице – наши соплеменники в других регионах России останутся неграмотными. Кто им там будет преподавать латиницу? Хочешь оставить своих современников без языка? Почему ты хочешь взять на себя такую ответственность? Чтобы доказать, кто ты такой?». Как это? Они что, перед тем, как написать книгу, не обдумали ее концепцию? Их позиции по татарскому языку еще не обговорены? Это какой-то искусственный разговор. Диалог незнающих тему. Одним словом, проблема языка осталась в зачаточном состоянии. Мансура даже его профессор не хочет понимать. Правда, непонятно, чего он не понимает. «Надо было исследовать глубже» - говорит потом Азгар Шакиров. Начальник на работе уничтожает «научный труд» Мансура. «Этот твой труд никому и не нужен, и он бесполезен! Культуру ты понимаешь по-своему! А времена сейчас другие. Твои отсталые взгляды никому не нужны и неинтересны!», - говорит он. Профессор: «Возьми эти свои бумаги и сейчас же сожги! Нам надо развивать наш родной язык, Мансур! Сохранять и развивать!». Что же в этих бумагах такого, чтобы вот так сжигать и удалять с компьютера? Какие же там предложения вносил Мансур? Мы пока не узнали ничего, кроме желания перейти на латиницу. Есть подозрение, что авторы и сами этого не знали. «Видимо, я был очень плохим вашим учеником, профессор. Я старался, чтобы люди со мной общались на моем родном языке. А я ошибался. Оказывается, надо было сделать так, чтобы они между собой общались по-татарски», - говорит Мансур. Борьбу за язык начни с себя, говорят мудрые люди. А Мансур-то, действительно, начал с себя! Он абсолютно со всеми, даже с охранниками на работе говорит на красивом татарском языке. Что здесь неправильного? Он что, против развития языка? В чем тогда это выражается? На него что, возложена задача разработать концепцию развития языка? Авторы хотят показать явления джадидизма и кадимизма на нынешний лад? Якобы, приверженец идей сохранения татарского языка Мансур – кадимист, то есть сторонник всего старого и противник нововведений, реформ? Но в фильме нет подтверждений, что это так. Наш герой старается решат проблемы цивилизованным путем – подавая жалобы, по городу разъезжает на велосипеде – вроде бы, наоборот, все по-европейски. А вот задуманный как антипод Мансура Камиль создает впечатление устроившего в командировке легкий «курортный роман» ловеласа. Он еще в самолете случайно знакомится с сестрой Мансура, чтобы показать их роман, авторы отправляют пару в Болгар. Камиль и сестра Мансура уже зрелые люди, значит, для чистоты любовной линии нужно было пояснение. Это «командировочная» любовь Камиля или он встретил любовь всей жизни? И непроработанность этой линии тоже вызывает недовольство. Еще и финальная песня создана для этой недоделанной любовной линии. А ведь это не основная линия и вообще никакая линия, а просто некое украшение фильма. И роль казанского риелтора Розы Альфредовны тоже просто украшение. Эту не обремененную смыслом роль исполняет Фирая Акберова. Здесь таких неимеющих особого смысла образов довольно много. Образ Эльмиры Калимуллиной тоже не несет особого смысла. Они все внесены в фильм «для красоты». Даже сам Эльмир Низамов (он участвует в одном эпизоде), и его песня – просто украшение. Короче говоря, большая часть часового фильма состоит из «декора», но эти элементы не соединены в одно целое. Еще одна интересная линия – это отношения дочери Мансура с молодым человеком-китайцем. Мансур не хочет принимать зятя. Эту роль играет татарин из Китая. Но по фильму он – китаец, с родителями он общается на китайском. Но почему-то зовут парня Айрат, и по-татарски он говорит хорошо. Допустим, ради татарки он выучил язык. Но возникает вопрос: почему китайца зовут Айратом? Удивляет пристальное внимание авторов фильма к туалету. Фильм длится всего час, но за это время тема туалета используется несколько раз. Во-первых, упоминается, что в доме у Мансура удобства на улице. Не просто упоминается: дочь Мансура роняет свой телефон в яму, а Мансур этот телефон достает. Далее по ходу фильма над Мансуром смеются: «Ты что, если не будет написано на татарском, даже в туалет не зайдешь?». А чтобы окончательно раскрыть тему туалета, в фильм ввели реплику: «Помнишь, твой научный руководитель говорил: если тебя съедят, у тебя есть два выхода». Вот, пожалуйста – перед вами татарская комедия, которую мы имеем на сегодня. Это снятое в Татарстане региональное кино. Если процесс кинопроизводства государство не возьмет в свои руки, любители будут снимать вот такое региональное кино. Жаль… и страшно… А то, что на премьере фильма было очень мало татарской интеллигенции, что они не хотели высказаться, а представители татарского кино вообще проигнорировали выход фильма – все это заставляет задуматься… P.S.: «Мы с это козой будем стучаться во все двери. Мы проникнем в мозг каждого ребенка – чтобы его мама пришла в кинотеатр и посмотрела фильм. Что она скажет – «фу» или «не фу» - для нас важен этот результат. Через легкий жанр мы говорим на серьезные темы», - сказала ответственная за пиар фильма руководитель компании «Время кино» Альбина Нафигова.