«Наши театры через 15 лет будут вынуждены ставить на русском»: обязан ли татарский театр играть спектакли на татарском языке?

Сегодня в репертуаре практически каждого из татарских театров в республике есть спектакль на русском языке. Некоторые представители татарской интеллигенции видят в этом тенденцию к полному переходу национальных театров к русскоязычному репертуару. Своим беспокойством они поделились в ходе встречи с министром образования и науки РТ Рафисом Бургановым.
«У нас все театры, кроме Камаловского, спектакли для детей стали делать на русском языке, – сообщил известный писатель, депутат Госсовета РТ Ркаиль Зайдулла. – Знаете, это как поднять руки вверх и добровольно сдаться. Это означает, что через 15 лет нашим театрам придется играть на русском, потому что сегодняшние дети – это будущие зрители театра», – сказал он. Сейчас прекратилась практика походов в театр всем классом, отметил писатель. «Якобы покупать билеты и водить детей в театр – это «поборы». Надо отменить такое правило! Поход в театр – сильное воспитательное средство». Директор театра имени Кариева (татарский ТЮЗ) Гузель Сагитова вступила в дискуссию и заметила, что их театр русскоязычных спектаклей не делает. Однако ей напомнили, что в предыдущих сезонах новогодние представления в этом театре тоже шли на русском языке. Директор Камаловского театра Ильфир Якупов пояснил, как им удается избежать русскоязычных спектаклей в репертуаре. Спектакли сопровождаются синхронным переводом на русский. Причем наушники зрителю выдают только на одно ухо – чтобы другое оставалось свободным и человек мог попутно слышать татарскую речь. Татарские театры играют спектакли на русском – это правильно? Время от времени в репертуарах татарских театров появляются постановки, в которых используется русский язык. В период новогодних утренников это явление принимает массовый характер. Мы позвонили руководителям театров и выяснили их позицию по этому вопросу. Директор Набережночелнинского драматического театра Рашат Файзрахманов: «Врать не стану – бывает один раз в год. На русском мы ставим только новогодний спектакль. Он единственный! И то по просьбе зрителей. И представление идет не на одном русском языке, там и татарский используется. Песни, стихи – все на татарском. У нас только сказка Маршака «Аленький цветочек». Всё! Больше нет! Мы это сделали по просьбе учителей. И для русских детей этот спектакль идет как пособие по изучению татарского. Нас благодарят за этот «методический спектакль», говорят, будто русские дети посидели на уроке татарского языка. В татарских театрах есть утренники, но нигде нет такого, чтобы спектакль шел только на русском. В детских представлениях используется много стихов и песен – и это все на татарском. Танцы, музыка татарские. Мы в этом году для детей на татарском выпускаем спектакль «Мирас угы» («Стрела наследия»). Директор Буинского театра Раиль Садриев: «В отличие от других я знаю, куда иду. Мы в данный момент на гастролях в Казахстане. Там для собранных по крупицам татарских зрителей ежедневно играем спектакли. Проехали более восьми тысяч километров. Каждый день, когда мы не в пути, мы играем  татарские спектакли. Астрахань, Волгоград, Уральск, Актюба, Караганда, Нур-Султан, Орск, Кукчетав… Да, сейчас мы на такой стадии, что нам иногда и на русском приходится играть. Я думающий на татарском татарский человек, но считаю, что для становления Буинского театра как бренда необходимы такие шаги. Дальше посмотрим.Нам предстоят большие дела! Мы и так на пограничной зоне нашей нации. Мы как пограничники, охраняем язык и нашу нацию». Директор Альметьевского театра Фарида Исмагилова: «Для детей в нашем репертуаре есть сказка Туфана Миннуллина «Пес Акбай и Барашек», а также «Шурале-шоу», кукольный спектакль и два беби-спектакля. Спектакли для малышей построены больше на действии, текста мало, артисты говорят на татарском, только иногда непонятные слова повторяют на русском. Режиссеру Алмазу Садриеву мы ставили условие, чтобы максимально были использованы татарские слова. Стараемся как можем, чтобы было по-татарски. «Шурале-шоу» пронизан духом Тукая, там и русский, и татарский, билингвизм. Кукольный спектакль тоже сделали на татарском. Да, среди зрителей бывают недовольные, уходят со словами, что «ничего не поняли». Когда есть специальный заказ, то делаем и русские спектакли. Если мы начнем отказываться, потому что «мы делаем только на татарском», этот заказ достанется другим. На проведение новогодних утренников конкуренция большая. Но даже когда спектакль на русском, мы в него вводим татарские элементы – песни, танцы, сказки. Мы могли бы играть только на татарском, но из-за непростой ситуации с языком мы вынуждены включать в репертуар и русские спектакли. В школах татарский практически стал не нужен. Да, театры можно обвинять, я готова принять на себя вину. Но сейчас ведь школы тоже перестали приводить классы на спектакли: во-первых, этой системы уже нет, а во-вторых, если литературы в школе мало, что мы можем им показать? Вот собираемся выезжать в школы с читками. Два актера идут и на уроке проводят читку. Это ведь сейчас как отдельный жанр. Да, не говорю, что у нас ничего русского нет, не могу это отрицать, приходится, и в будущем придется. Но взрослые спектакли на русском языке делать не будем, этого мне не позволяет сердце». Директор Нижнекамского татарского государственного театра Рустам Галиев: «Никогда не ставил на русском. Пока я жив, этого делать не буду. Туфан абый (Миннуллин. – Ред.) всю жизнь боролся за язык. Здесь его дух. У нас есть зритель, мы ездим в деревни. И план выполняется. Из-за ремонта в здании театра мы все время на выездах. План можно выполнять и спектаклями на татарском. Ну как же мы, татарский театр, будем ставить на русском? Мы татары, говорим о татарском языке. А сами будем делать наоборот? Это невозможно. Я это приравниваю к преступлению». Директор Тинчуринского театра Фанис Мусагитов: «В прошлом году нас обвинили в том, что новогоднее представление у нас было сделано на русском. Но ни один наш артист там не говорил на русском. Это представление было поставлено музыкальным театром Карины Булычевой. Они арендовали у нас площадку. В тот же день на этих же декорациях наши артисты сыграли на татарском. Почему написали, что у нас утренник был на русском, не понимаю. Можно было посмотреть афишу – там четко были указаны дни, когда наши артисты играют на родном языке».«Парковка» Камаловского, «Щелкунчик» Мензелинского Можно отметить еще одну тенденцию. Спектакль идет на татарском, а название – на русском. Пример – спектакль «Парковка» Камаловского театра. Можно, конечно, возразить, что это слово на татарский не переводится, но ведь спектакль можно было назвать и по-другому. Похожая ситуация со спектаклем «Щелкунчик», который выпустил Мензелинский театр. Правда, потом выяснилось, что театр неверно информировал журналистов. На самом деле спектакль шел на русском, хотя изначально он планировался на татарском. Инсценировка была сделана поздно, и литературный перевод на татарский к сдаче спектакля не подоспел. В спектакле текста минимум, и он преимущественно звучит в записи за сценой. И этот текст к моменту сдачи спектакля был на русском. Но руководство театра скрыло этот факт, журналистам заявили, что русское только название спектакля. СМИ написали, что название не стали переводить на татарский. Позже татарский вариант текста все же появился, перевод сделал писатель Рабит Батулла. Текст будет записан на татарском, и на премьере будет звучать именно этот вариант, пообещал хореограф спектакля Нурбек Батулла. Из собственных источников ИА «Татар-информ» стало известно, что Мензелинский театр приступил к постановке новогоднего утренника. Есть неподтвержденная информация, что спектакль ставит один из артистов театра на русском языке. Ситуация сегодня в театрах вот такая. Обязан ли татарский театр играть спектакли на татарском языке? Хотя вопрос может показаться странным, ответ еще более удивительный – не обязан. Оказывается, ни у одного татарского театра в уставе не написано: «Должны быть исполнены спектакли на татарском языке». Задача татарских театров – выполнение социокультурных функций по формированию и удовлетворению потребности народов Республики Татарстан в сценическом искусстве, развитие Театра как искусства и разновидности социального искусства, пропаганда театральных достижений в регионах Российской Федерации и зарубежных странах. Правда, в официальном названии театра указано, что он является «ТАТАРСКИМ театром». У пяти государственных театров в Казани и пяти государственных театров в районах республики присутствует обозначение «татарский государственный». Но в репертуаре двух из этих десяти театров татарских спектаклей меньше, чем русских. В репертуаре Татарского государственного театра оперы и балета имени Мусы Джалиля два татароязычных оперных спектакля: «Сююмбике» и «Любовь поэта». К национальным балетам применять определение «татароязычный», пожалуй, не стоит. Но все же отмечу, что театр выпустил три национальных балета: «Шурале», «Золотая Орда» и «Сказание о Юсуфе». Национальные спектакли появляются на афишах лишь пару раз в год и не часто участвуют в ставших брендами театра международных фестивалях. Татарский государственный театр кукол «Экият» содержит русскую труппу, она больше татарской и активнее работает в стационаре. Еще два государственных театра в республике в своем официальном названии не обозначены как «татарский». Набережночелнинский государственный театр кукол. В его названии не указан «рабочий» язык. В репертуаре татарские спектакли есть, но их совсем мало. Буинский государственный драматический театр (работает под брендом Буинский театр сатиры). Хотя в названии отсутствует «татарский», мы воспринимаем Буинский театр как татарский театр. Одним словом, мы от этих девяти театров республики ожидали 100% татарского репертуара. Но оказалось, что это невозможно. Мы также видим, что этому есть объективные причины. Продолжая тему республиканских учреждений с татарским названием, отмечу, что ТАТАРСКАЯ государственная филармония имени Габдуллы Тукая также делает разнообразные новогодние утренники для детей на русском языке. У каждого отдела филармонии свое представление – у оркестра, лектория и других. Не делает лишь Татарский государственный фольклорный ансамбль РТ, ни на русском, ни на татарском… А было бы неплохо, если бы делали татароязычный утренник для детей. Будет ли татарский театр  принадлежать татарам? Здесь хочется вспомнить в некоторой степени уходящую от главной темы сюжетную линию спектакля-номинанта на премию «Золотая маска» «И это жизнь?», выпущенного Камаловским театром. Деревенскому мулле в силу своей неспособности выполнять супружеские обязанности приходится «не замечать» роман супруги со слугой. Один за другим рождаются дети, мулла их принимает за своих. А куда ему деваться? Сам виноват! Это Гаяз Исхаки писал век назад. Простите, хоть это и грубое сравнение, но если положение татарского языка не состоянии удовлетворить театр, что театру делать? Хоть и живет с мужем, но поглядывает на других… Получается, в этом случае мы можем надеяться только на совесть руководства театра. Хорошо еще, что пока в театрах работают преданные татарскому, национально ориентированные директора, которые и советское время видели, и в непростых 90-х смогли выжить. Большинство из них в возрасте. Хотя обстоятельства их вынуждают выпускать спектакли на русском, они это делают, стыдясь и стесняясь. Есть даже попытки скрыть правду. Это тоже, видимо, от их честности и страха быть «побитыми» общественностью. Да, общественность пока в какой-то степени удерживает татарские театры от русскоязычных постановок. Но общественность год за годом редеет. Потому что, например, показ «Щелкунчика» на русском языке в татарском театре мало кому показался чем-то вызывающим тревогу. Это плохо. А если в дальнейшем на кресла этих директоров сядут те, для кого татарское – пустой звук. В этом случае и закон не поможет – в уставе о татарском языке как о обязательном языке постановок театра ничего не говорится, а общественность в какой-то момент может потерять голос. Что же делать? Директор Тинчуринского театра Фанис Мусагитов предлагает легализовать эту полускрытую игру. Фанис Мусагиов: «Что касается русских постановок, я бы этим театрам предложил взять русскоязычный состав. Как в театре кукол. Но это только для театров в районах. Это для них способ выживания. Казанским театрам нельзя. Новая труппа приведет в театр нового зрителя. Если ты не хочешь татарского артиста насильно заставить говорить на русском – это решение проблемы. Зритель русской труппы придет и на татарские спектакли. А если не разделим артистов, татарские артисты будут вынуждены играть по-русски, а это отразится в их речи. Он и сам начнет чувствовать себя русскоязычным артистом, полностью перейдет на русский». Одним словом, это тема, над которой на республиканском уровне должны думать Министерство культуры и Министерство образования вместе. Наверное, надо найти возможность проводить детям уроки татарского языка и объединившие музыку и ИЗО уроки искусства в театрах или в школе с приглашением артистов. Театрам эти услуги оплачивать через министерство образования. Возможно, эту возможность надо рассматривать в рамках программы по развитию языков в республике. Это будут деньги, вложенные в развитие языка и культурного уровня ребенка. Можно также рассмотреть возможность бесплатного входа детям на новогодние представления. Может быть, и с руководством заказывающих такие праздники организаций можно вести разъяснительные работы на уровне руководства республики. А если уж нынешняя ситуация привела нас к такому положению, хотя законы и уставы нам и не помогают, хочу предложить один интересный пункт из этих законов. В двух законах Татарстана имеется упоминание о том, что объявления и афиши должны быть на двух государственных языках республики. Татарские театры пишут свои афиши на русском – значит, закон соблюдается. Но мы можем требовать у русскоязычных театров информации на татарском языке. «Тексты объявлений, афиш, другой наглядной информации оформляются на государственных языках Республики Татарстан. Ярлыки, инструкции, этикетки на выпускаемую продукцию оформляются на русском языке, а также, по усмотрению производителя, на татарском языке и (или) на родных языках народов Российской Федерации». Закон РТ «О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан», статья 20. «Тексты афиш, другой наглядной информации оформляются на государственных языках Республики Татарстан». Закон РТ «О театрах и театральном деле в Республике Татарстан», статья 7, раздел 4. Качаловский театр не пишет свои афиши на татарском языке. А по закону – обязан. Требуя от татарских театров татароязычных постановок, мы, оказывается, можем просить у русских театров хотя бы афиш на татарском языке. Общественность может просить.