«В филармонию не взяли, я поднялась благодаря любви и признанию народа»: Флера Сулейманова отметила 80-летний юбилей

24 Марта 2019

    Фото: Салават Камалетдинов
    Автор материала: Лейла Хакимова (www.intertat.tatar, перевод Алии Сабировой)
    Флера Сулейманова – народная артистка Татарстана, легендарная певица, чей голос и песни в ее исполнении навсегда заняли свое место в сердце слушателей. Недавно певица отметила 80-летний юбилей. В честь знаменательной даты коллеги Флеры Сулеймановой и поклонники творчества организовали для нее торжественный вечер в Татарской государственной филармонии им. Г. Тукая. Было высказано много теплых слов в ее адрес. Корреспондент «Татар-информа» побывала на торжественном вечере и поговорила с легендарной певицей.

    «Жизнь пролетела как одно мгновенье»

    Всенародная любовь и признание к певице пришли не сразу – долгое время ей приходилось терпеть притеснения, сталкиваться с неприятием коллег из-за отсутствия музыкального образования, возможно, и мягкого, неконфликтного характера. Девочка из села Старый Барыш Камско-Устьинского района Татарстана еще совсем маленькой познала горечь сиротства, голод и лишения послевоенных лет. Но, несмотря на пережитые трудности, певица смогла завоевать сердца людей и стать поистине народной артисткой.

    «Я родилась 8 марта. Но в свидетельстве о рождении записана другая дата – 10 марта. С тех пор прошло 80 лет – мне и самой не верится, что столько мне суждено было прожить, – говорит певица. – Не успела глазом моргнуть – годы пролетели так быстро. Но сердце, оказывается, не стареет. Я до сих пор с большим желанием выхожу на сцену, меня тянет к моим слушателям, мне всегда хочется петь. Свою долгую жизнь я считаю большим подарком для меня. Это дается не всем». 

    Сиротство навсегда осталось в памяти 

    Флера Сулейманова рано лишилась родителей. Когда девочке было четыре года, умерла мама. Отец погиб на фронте. Вместе с Флерой осиротели четверо ее братьев и сестер. 

    «В моей жизни было много печальных событий, однако все свои печали, горькие утраты я копила в сердце и никогда никому не жаловалась. Мы – поколение сирот войны. Об отце Зиятдине я практически ничего не помню, он погиб на фронте. После этого забрали и старшего брата. Наша мама Карима умерла, когда мне было четыре года, а младшей сестре Фание было всего два годика. Мама умерла от воспаления легких – попила холодного катыка и простудилась. Но она и до этого часто болела. За мамой ухаживал старший брат, он даже школу из-за этого пропустил, в шестой класс не смог пойти вместе с одноклассниками. 

    Когда умерла мама, нас хотели отдать в дом сирот. Но сестра мамы Рахима апа не позволила это сделать и забрала нас к себе на воспитание. 

    Рахима апа жила на нашей улице, в доме, оставшемся от бабушки и дедушки. Мы побыли у себя дома до сорокового дня мамы, после этого переехали к Рахиме апа. Я до сих пор помню, как мы шли по улице, была зима, снегопад. Рахима апа несла меня и сестренку на руках, остальные шагали за нами. Крупные хлопья снега падали на наши босые ноги и таяли, каждый раз вызывая озноб по всему телу. Носков, чтобы надеть на ноги, в то время у нас не было. Помню, дома у Рахимы апа мы обернули замерзшие ноги тряпками и так грели их», – поделилась детскими воспоминаниями певица. 

    – Как она к вам относилась, не обижала?

    – У Рахимы апа характер был очень суровый. За волосы нас таскала. Руки твердые, как у мужчин. Она работала трактористом в колхозе. Но я не могу сказать, что она к нам плохо относилась. Главное, она нас спасла – от голода, смерти. У нее самой был сын, но она всех детей любила одинаково. Еще запомнилось, как она мыла нам голову очень горячей водой – мы плакали, потому что было неприятно. Она говорила, чтобы мы учились быть терпеливыми и выносливыми. В те времена запросто можно было подхватить вшей, поэтому она мыла нам голову горячей водой с катыком. Когда я рассказываю эту историю знакомым, они говорят, почему мы от нее не бежали. А куда сбежишь? Всю жизнь жили в страхе перед тетей. Терпели. Четко выполняли все ее требования.

    Помню, как наш старший брат Загир вернулся с войны. Он не знал, что мама умерла, никто, оказывается, ему не сообщил. Приехал и видит – дома вроде чисто, крыльцо помыто. Говорит: «Что, маме лучше стало, выздоровела она?» А я стою, молчу, не знаю даже, что сказать. Тут увидела его сумку, большая такая. Мы с сестренками встали у этой сумки, нам казалось, что там что-то вкусное. Голод ведь был в то время, очень хотелось кушать. Конечно, мы были детьми, не понимали – что же он привезет с войны? 

    «Совсем не мечтала быть певицей» 

    Флера Сулейманова после окончания девяти классов в сельской школе перебирается в Казань. Устраивается на работу на войлочную фабрику, продолжает получать среднее образование в вечерней школе. В 1950 году судьба свела ее с великой татарской певицей и композитором Сарой Садыковой. Флера Сулейманова стала солисткой хора под ее руководством. Сара Садыкова услышала в голосе юной артистки особую мелодичность, мягкость, душевность, которые позже покорят сердца тысяч слушателей. Так она буквально за руки ввела девушку в мир музыки. 


    «Я совсем не мечтала стать певицей. Правда, пела я всегда, была ребенком музыкальным. И в школе меня все время просили петь песенку про кошечку. Желание стать певицей появилось только в Казани. Стала ходить в кружок Сары Садыковой, прошла через ее творческую школу. 

    Помню, Сара апа про меня говорила: “Боже, как же она орет”. Критику слышала много, только все эти слова были мне только на пользу. Четыре года я пела в хоре Сары Садыковой. Затем она отвела меня в филармонию, там меня взяли в художественную бригаду под руководством Гани Валеева. “Своими руками передаю в бригаду Гани, и впредь ты добьешься больших успехов”, – сказала Сара Садыкова». 

    В годы работы в филармонии Флера Сулейманова проходит всесоюзную аттестацию и получает свидетельство, дающее право выступать на эстрадных сценах СССР. В 1960 году работает в бригаде татарских артистов Актюбинской и Алма-Атинской филармонии Казахстана. В этот период ею были созданы десятки популярных песен, таких как «Мэк чэчэге», «Истэ, хаман да истэ», «Йорэк сере», «Алтын-комеш», «Сибелэ чэчем», и другие. 

    Одна из самых любимых в народе песен в репертуаре Флеры Сулеймановой «Эниемэ» («Моей маме») также появилась в годы работы в Казахстане. До 1960 года певица исполняла ее на казахском языке. На татарском песня зазвучала позже, когда певица устроилась работать на радио «Татарстан». Песню для нее на татарский язык перевел режиссер Гусман Ахметзянов. 

    «В филармонию на работу не взяли, меня поднимал народ»

    В Казахстане в бригаде татарских артистов Актюбинской и Алма-Атинской филармонии Флера Сулейманова работает три года. Затем она возвращается в Казань и поступает в бригаду татарских артистов в Ульяновской области под руководством народного артиста Татарстана Усмана Альмеева.

    «В ту пору пробивать себе путь на сцену было нелегко. Но самое главное для меня – это любовь народа, никакая критика не могла меня расстроить или заставить свернуть с дороги. Негативные высказывания не принимала близко к сердцу. Были и те, кто закрывал передо мной дверь, называя меня безголосой, кто-то говорил – “ты некрасивая, сцена не для тебя”. Спасибо Усману Альмееву, он поддерживал, утешал меня: «В свое время и мне говорили: “У тебя нет голоса”. Так быстро не сдавайся».

    Собрала свою концертную бригаду, набрала репертуар, песни. Постепенно я становилась известной. Но моя популярность у многих вызывала зависть, многие придирались к моему творчеству. Все из-за того, что мне не удалось получить специальное музыкальное образование, это становилось поводом для нареканий. 

    В то время моим главным врагом был худсовет. Но я убедилась, что самый большой худсовет – это сам народ. Меня не поднимали какие-то органы, организации, я была далека от всего этого. Я поднялась благодаря любви и признанию народа. Поэтому я вспоминаю прошлое не с сожалением, а как счастливые моменты, подаренные мне Всевышним, и спасибо ему за это. Когда стоишь на сцене, перед любимым зрителем, забываются все невзгоды, тревоги и переживания. Меня любил народ, поэтому я была популярна. 

    В то время без музыкального образования пробиться на большую сцену было невозможно. Отсутствие образования – это как черная метка, она преследовала тебя всегда. По этой причине меня не взяли в ансамбль песни и танца в филармонии. Сказали, что голос у меня не сильный. Ни в одном доме культуры мне не разрешалось дать концерт – таким образом, мне совсем перекрыли путь к творчеству. Раньше ведь в частном порядке концерты ставить было нельзя. 

    Не скрою, эти события, такое отношение оскорбило меня. Но желание быть певицей было сильнее. Поэтому я прошла аттестацию, чтобы стать радистом. Затем устроилась на работу на радио «Татарстан». Люди говорили, что меня на работу устроил Джаудат Файзи. Мы с этим композитором сотрудничали долгие годы. Когда работала на радио, жила в их квартире. Выпустили нотную книгу Народные жемчужины», – рассказала Флера Сулейманова. 

    На радио Флера Сулейманова работала много лет. За этот период она записала около полусотни песен. 

    «О личной жизни на каждом углу не кричала»

    – Флера апа, были в вашей жизни моменты, о которых сожалеете?

    – Сожалений нет. Я все равно оказалась бы на сцене. Не взяли в филармонию, но я не пропала. Наоборот, это оказалось к лучшему. Устроилась на радио, и это открыло передо мной большие возможности. Те, кто не хотел моего успеха, сами же подтолкнули меня к нему. На радио познакомилась с композиторами, поэтами, и с ними вместе мы создали много новых песен. К тому же получилось так, что бывшие мои обидчики приходили с просьбой ко мне. Артисты из филармонии хотели, чтобы их песни звучали на радио. Тут я отыгралась, можно сказать. Была так же придирчива к их песням – критиковала мелодию, текст песни. Во всяком случае, сразу их песни не пропускала. Закон бумеранга – все сделанное тобой возвращается. 

    Сложных моментов в жизни было много, но я о них на каждом углу не кричала, все носила в своем сердце. Жизнь не катится по гладкой дорожке. Но зрителю надо показывать только хорошие ее стороны. Сейчас принято жаловаться: послушаешь людей – будто уже не осталось никого, кто доволен своей судьбой, своей жизнью. Есть народная мудрость: «Чем больше жалуешься, тем больше беды приходит». Очень верные слова. 

    В  1971 году Флеру Сулейманову приглашают на работу в филармонию. В филармонии она работает в течение 30 лет и оттуда уходит на заслуженный отдых. Но творческую жизнь певица не прекращает и по сей день – ездит на гастроли, ее приглашают на различные вечера и мероприятия. В последние годы она выступает на концертах ветеранов сцены филармонии «Ильхамият» – «Вдохновение». 

    «Вышла замуж за мужа подруги» 

    – Флера апа, вы довольно поздно создали свою семью… 

    – С мужем Абдулхаем меня свела судьба. Поздно соединились, женское счастье я познала только в 48 лет. Абдулхаку нравилось, как я пою, поэтому только взял меня (смеется). Я вышла замуж за мужа подруги, когда она ушла из жизни, решила, что четверо ее детей не должны оставаться без материнского тепла. С Раисой мы дружили много лет, еще с тех времен, когда ходили на хор Сары Садыковой. Жили в соседних домах. Она меня все время звала к себе в гости, иду с работы – она с балкона кричит: «Приходи на чай, я эчпочмаки пеку». Так же, как и я, она с детства росла сиротой. В Арском районе жила ее бабушка, летом мы к ней ездили в гости. В 1987 году Раиса тяжело заболела, и ее не стало. 

    Вместе жить предложил сам Абдулхай, я согласилась. Я ведь уже знала, какой он человек, поэтому долго не думала. Жили неплохо, ко мне он относился очень хорошо. За воспитание детей слов благодарности не говорил, но во всем, что он делал, я ощущала любовь и уважение в отношении себя. Ничего плохого мне не делал и не говорил, дурным словом не обижал. Был сильным человеком, ценил жизнь. До сих пор не могу привыкнуть жить без него – уже десять лет, как наш папа покинул нас. Мы вместе прожили 22 года. Всюду ходили вместе. 

    В это время уже я была известной певицей, люди знали меня как Флеру Сулейманову. Но муж потребовал, чтобы я взяла его фамилию. Он сказал, что я должна быть одной фамилии со своими детьми. «Будешь Асеева». Я согласилась, поэтому сейчас я Асеева. Когда награждали почетным званием народной артистки, на сцену приглашали как Асееву. Зрители не сразу поняли, в чем дело. Конечно, потом были и разные пересуды по этому поводу. 


    «Дети никогда не называли мамой»

    – Быстро нашли общий язык с детьми? Как они вас приняли? 

    Абдулхак очень настаивал, чтобы дети называли меня мамой. А я сказала, что мама бывает одна, просила не заставлять. Ведь в тот момент они уже были не маленькие, близнецы шли в первый класс. Дети никогда не называли меня мамой. Я сама научила их не называть меня мамой. Как-то спросили у младшей дочери: «Любишь Флеру апа?» Она ответила: «Я ведь знаю маму только до семи лет, а Флеру апа еще 25 лет. Очень сильно люблю». Не могу сказать, что тяжело было найти общий язык с детьми: они и сами были хорошие, воспитанные. Я тоже всю свою любовь старалась отдавать им. Мой Булат, старшая моя дочка Алсу, сестра-близнец моего Марата Альфия – все они дорогие мои дети. 

    «Смерть старшего сына приняла тяжело»

    – Флера апа, вы потеряли ребенка…

    – Один из моих четырех детей скончался. Смерть старшего сына Марата я восприняла очень тяжело. Наверное, это самая большая утрата в моей жизни. Он до сих пор в самом центре моего сердца. Когда узнала о его смерти, будто весь мир мой остановился, потеряла вкус к жизни. Его предали земле, а я с горькой правдой не могла смириться. Это был такой славный ребенок – умный, спокойный, воспитанный. Всегда нам помогал деньгами и за квартиру платил он. Говорил: «Это я сам сделаю, ты отдыхай». Пылинки с меня сдувал. Мой родненький, умер в 43 года. Только приехал с курсов повышения квалификации в Москве. Строил планы на будущее. Он окончил в Риге институт по аэронавигации. Очень любил свою работу и жизнь любил.

    – Флера апа, с кем вы сейчас живете?

    – У Абдулхака есть квартира, она пустует. Я не могу жить одна. Сяду – встать не могу, по дому передвигаться помогают дети. И одиночество переношу очень тяжело. Дети, слава Аллаху, все уже состоявшиеся, с хорошим образованием, крепко стоят на ногах. Они захотели заботиться обо мне и дом купили в нашем же дворе. Живу с семьей моей дочери Альфии. Все время в своих молитвах прошу у Аллаха здоровья им и благополучия, долгой жизни. Бесконечно благодарна им за доброту и заботу. 

    Недавно прошла лечение в больнице. Мне и лекарства дают не полную дозу, а только половину, врачи говорят, сердце может не выдержать. Мне уже много раз это сказали. За эти годы сердцу пришлось пережить очень многое, поэтому может и ослабеть. Врачи посоветовали сделать операцию на сердце, но я отказалась. Я уже прожила достаточно, всего повидала. В таком возрасте операцию делать не хочу. И сестра моя родная против. Врачи хотели поставить на сердце искусственный биологический клапан. Смерть придет к каждому, когда она наступит – решает лишь Аллах. 


    «В последнее время татарскую эстраду превращают в мусор»

    – Флера апа, следите за современной татарской эстрадой? Есть подающая надежды молодежь?

    – За творчеством молодых исполнителей наблюдаю. Довольно много хороших, способных, они могут в будущем стать хорошими исполнителями. Но беспокоит то, что в последнее время татарскую эстраду превращают в мусор. Современные эстрадные артисты совсем не обращают внимания на рифму, ритм.

     

    Сейчас для артистов прекрасные условия для творчества. Большие клубы, теплые, все удобства. В наше время такого не было. Мы, если честно, часто страдали от голода. Бывало, приходилось решать этот вопрос необычными способами. Помню, в какой-то деревне собираемся выступать, до концерта еще есть время. Артисты очень проголодались, в то время никто нас с накрытыми столами не ждал. Пока мы репетировали, несколько артистов решили сходить к бабушке, живущей по соседству с клубом. А бабушка как раз приготовила корм для своих кур. Что поделать – этого корма и поели. Пришли и говорят: «Флера апа, там вкусная каша, сходи, поешь» – и смеются. Этот случай запомнился как анекдот. Конечно, потом люди на селе стали жить лучше и артистов уже встречали с угощением, достойно. 

    «В наше время песни не делили»

    – Если кто-то из артистов исполняет созданную вами песню, вы не возражаете? Не обидно? 

    – Конечно нет. В наше время песни никто не делил, никто никого в заимствовании чужой песни не обвинял. Это только сейчас артисты стали выяснять права на какие-то песни, делить их на «мои» и «твои». В наше время такой проблемы не было. Наоборот, я только радуюсь, если кто-то исполняет песню из моего репертуара. Значит, я спела эту песню на хорошем уровне, она получила признание, полюбилась людям. 

    Вот один из таких случаев. Известный композитор Джаудат Файзи написал песню «Гульшахида». Своей супруге сказал, что для такой песни нужен человек с необычным тембром. В тот момент по радио звучала моя песня, и жена ему посоветовала отдать песню мне. С этого дня эта песня заняла свое место в моем репертуаре, стала довольно популярной. После меня ее исполняла Мунира Булатова, многие артистки пели ее под симфонический оркестр. Я никому обиды не высказывала, ведь песню в клетке не запереть. Пусть поют на здоровье! Через много лет сняли фильм «Белые цветы». Песню «Гульшахида» услышала в этом фильме. На душе стало хорошо. Я и сама в свое время исполняла песни из репертуара Габдуллы Рахимкулова, Фариды Кудашевой. Везде, куда поеду, старалась найти и разучить новую песню. Потому что репертуар артисты себе составляли сами. Популярную сегодня песню «Урманнарда йордем» я услышала у татар-кряшен. Слова для нее написала Гульшат апа Зайнашева. 

    Флера апа, как вы считаете, в обществе ценят вас как певицу? Вы ощущаете заботу со стороны государства?

    – Мне не приходилось общаться с чиновниками высокого ранга, руководителями. Другим не угождала, шла по своему пути. Обычно у нас все почести и настоящее признание артисты получают только после смерти. 

    До сих пор не могу поверить, что с нами уже нет Ильгама Шакирова. Он был для всех нас как наставник, он следил за нашим творчеством, вовремя поправлял, давал советы. К сожалению, сейчас нет таких интеллигентных, благородных, легендарных личностей, как он.

    – Тяжело артистам отходить от большой сцены, творчества?

    – Я еще не ушла со сцены, все еще среди зрителей. Работаю в клубе ветеранов «Илхамият», выступаю. Когда я пою, что ощущаю

    себя счастливой. Я пою всегда. Радостно на душе, или грустно, дома я спокойно про себя пою народные песни. Хоть и ушла со сцены, творчество не оставила, потому что песня – это навсегда. 

    «Мелодии души Флеры Сулеймановой – большое достояние татарского искусства»

    В этот день поздравить Флеру Сулейманову с 80-летним юбилеем собрались ее современники, коллеги по сцене и земляки.

    Директор Татарской государственной филармонии имени Габдуллы Тукая Кадим Нуруллин в своем выступлении говорил о том, что голос и исполненные певицей песни являются большим достоянием татарского искусства. 

    – Флера апа душой всегда остается молодой. Она нас радует своим творчеством, душевными песнями. Чем дольше будет жить татарский артист, тем дольше будет жить нация. Поэтому мы гордимся такими легендарными певцами, как Флера апа. Это выдающаяся певица, всю свою творческую деятельность, талант отдала развитию песенного искусства. Ее творчество любят слушатели разных поколений. Исполненные Флерой Сулеймановой песни, ее голос, моң – большое достояние национальной культуры. От имени всего татарского народа выражаем благодарность за вклад в развитие и пропаганду татарского музыкального искусства», – сказал Кадим Нуруллин. 


    «Не хотела выглядеть жалкой рядом с другими» 

    Ведущим мероприятия стал народный артист Татарстана Фердинанд Салахов. Он подчеркнул, что Флера Сулейманова была заботливой матерью для своих четверых детей.

    – Судьба Флеры апа очень поучительная. У Гульшат Зайнашевой есть такие строки: «В детстве я выпала из колыбели моего счастья». Эти слова точно описывают судьбу этой певицы. Она видела и сиротство, и голод. Несмотря на это, свое счастье смогла найти в семье жизни и песенном искусстве. Как-то Флеру апа проводили домой после гастролей. Она уехала, а на следующий день на концерт пришла мамой четырех детей. Эти дети ей никогда чужими не были. Их настолько полюбила, за сценой все время говорила о них. Не будет преувеличением, если скажу, что они не сходили с ее языка. Куда бы мы ни ездили, рассказывала об этих детях с большой любовью. Раньше, пока не было детей, концерты смотрела до конца. Позже после своего выступления стала быстро собираться и уходить домой. «Меня дома ожидают дети, поэтому долго сидеть не могу. Спою и поеду», – говорила она.

    Альфия Авзалова часто упоминала о несчастливом детстве, о том, что рано осиротела. Она и со сцены об этом часто говорила. Как-то на это Флера апа тихо сказала: «Мы тоже не в нежных объятьях росли». Знаете, за 38 лет я лишь однажды услышал от Флеры апа такие слова. Она никогда не акцентировала внимание на своей тяжелой жизни, не хотела казаться жалкой рядом с другими. Жалость, сочувствие других ей не было нужно. Всегда ходила с гордо поднятой головой. Она умела чувствовать себя счастливой, видеть себя счастливой. Часто говорила: «Свое счастье нашла в творчестве». Она не получала образования в высших учебных заведениях, несмотря на это, своим душевным голосом занимает достойное место в сердцах людей». 


    Фердинанд Салахов также заметил, что Флера Сулейманова от других исполнителей отличается своей скромностью. 

    «Однажды поехали на гастроли в Ижевск. Флера апа вышла на сцену и стала петь, при этом не делала каких-то энергичных движений, все скромно. В одной руке микрофон, другой рукой держит подол юбки. Из-за кулис за ее выступлением наблюдает Ильгам абый Шакиров. После этого он подошел ко мне и говорит: «Фердинанд, смотри-ка, наша Флера совсем распоясалась. Танцует, размахивая только одной рукой». Он так пошутил. Нет, она никогда не умела выходить за рамки», – сказал Фердинанд Салахов. 

    «Знала свою цену, терпела, стиснув зубы»

    «С певицей постоянно вместе работали, общались. Многие ей завидовали, хотели ставить подножки. В свое время худсовет распустил ее творческий коллектив. Несмотря на это не стала с ними скандалить. Знала себе цену, была полна собственного достоинства. В тот момент терпела, стиснув зубы. Сказала: Аллах всех равняет. После этих событий Флеру апа я взял в свою группу, с ней более пяти лет работали вместе. По программе концерта она должна была исполнить всего пять песен. Но если она выйдет на сцену, забывала все на свете, ее было не остановить. И зритель не отпускал, аплодисментами вызывали ее на бис. Я ее отправляю на сцену: Иди, спой еще. Она этому радовалась как ребенок, – вспоминал на вечере народный артист Татарстана Искандер Биктагиров. 


    Среди поздравивших юбиляра была заслуженная артистка Татарстана, мастер художественного слова Зайтуна Яруллина.

    «Эта легендарная личность – образец настоящей татарской женщины. И на сцене всегда отличалась скромностью, воспитанностью. Застенчивость – в ее крови. Мне приходилось много лет работать с Флерой Сулеймановой. Куда бы она ни ездила, где бы ни выступала, она слышала слова благодарности от зрителя, хорошие отзывы. Зритель осыпал ее песни аплодисментами, ее саму – цветами. Она всегда была в центре внимания. 

    Но все же однажды пришлось остаться в довольно неприятной ситуации. Приехали с концертом в какой-то дом культуры, не помню точно, где это было. Заведующая клуба прямо при Флере апа выпустила оскорбительное высказывание в ее адрес. Флера апа притворилась, что не слышала этих слов. С той женщиной, как полагается, поздоровалась, прошла в дом культуры. А мне так обидно, хочется в ответ тоже что-нибудь сказать. А Флера апа вела себя настолько сдержанно, с достоинством – я была просто поражена! Сказала мне: “Дорогая, я перед концертом пойду отдохну” – и спокойно села в сторонке с газетой. На гастроли она всегда возила с собой книги, газеты, журналы. 

    Еще одно прекрасное качество Флеры апа – она никогда ни о ком не сплетничала, вообще была далека от всего этого. Если за кулисами другие артисты начинали сплетничать, перемывать друг другу косточки, Флера апа вообще отходила в сторону. Поэтому ее саму практически не обсуждали. 

    Она ведь до сих пор как неразгаданная загадка», – заключила Зайтуна Яруллина. 

    Заслуженный артист Татарстана, известный баянист Кирам Сатиев много лет работал в группе Флеры Сулеймановой. В своем выступлении он отметил чувство юмора, самоиронии у певицы. 


    «Как-то Флера Сулейманова пришла на репетицию в Казанский университет культуры и искусств. Перед уходом студенты попросили ее сфотографироваться вместе с ними. Я об этом сказал самой Флере апа. А она говорит: “Ой, нет, я ведь не готова, одежда не та, прическа…” Но потом все же согласилась. Подошла ко мне и говорит: Ну ладно, давай сфотографируемся. Сойдет хотя бы детей пугать», – вспоминал баянист на юбилейном вечере.





    Самое читаемое
    Комментарии







    Культура

    «Единственное, что может остановить секунду и передать впечатления о спектакле, – это фотография»: Илья Славутский рассказал казанцам о том, как фотографировать в театре

    Что такое театральная фотография? Чем съемка в театре отличается от репортажной съемки? Что рождается в соединении этих двух видов искусства? Об этом на своей лекции «Фотография. Театр. Вопросы и ответы» рассказал актера и режиссера Казанского академического русского Большого драматического театра имени В. И. Качалова, народный артист РТ, член Союза фотохудожников России Илья Славутский.

    Культура

    Новый сезон «Игры престолов»: главные интриги и ожидания

    Что нужно знать перед просмотром восьмого сезона «Игры престолов», факты о новом сезоне сериала, эпичная битва за Винтерфелл и Королевскую гавань, фанатские теории восьмого сезона и предположение, кто может стать новым Азор Ахаем — героем который решит судьбу и исход битвы с Белыми Ходоками в материале корреспондента ИА «Татар-информ».

    Культура

    Концерт мастеров искусств, открытие памятника Тукаю и «Мост дружбы»: значение для культурного сотрудничества регионов Дней РТ в Башкортостане

    В Башкортостане 17 и 18 апреля в рамках празднования 100-летия Башкирской АССР пройдут Дни Республики Татарстан. О том, какие культурные соглашения подпишут два региона и что планируется реализовать в ближайшее время, в интервью ИА «Татар-информ» рассказал замминистра культуры РТ Дамир Натфуллин.

    еще больше новостей

    © 2019 «События»
    Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
    информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
    о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
    коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

    Политика о персональных данных
    Об утверждении Антикоррупционной политики АО "ТАТМЕДИА"
    Для сообщений о фактах коррупции: shamil@tatar-inform.ru

    Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
    Телефон +7 (843) 222-0-999
    Электронная почта info@tatar-inform.ru
    Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
    Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
    Заместитель генерального директора,
    главный редактор русскоязычной ленты
    Олейник Василина Владимировна