«Скоро стендап дойдет до своего пика, потом произойдет спад, и все станет нормально»: Артур Шамгунов рассказал о перспективах юмористических монологов

7 Ноября 2019

    Фото: Группа «ВКонтакте» Stand up Club Kazan
    Автор материала: Артур Шипилов
    Насколько развит стендап в Татарстане, каковы планы у Stand up Club Kazan и что не так с творчеством Данилы Поперечного? Об этом и многом другом ИА «Татар-информ» рассказал основатель первого стендап-клуба в Казани Артур Шамгунов. Интервью было записано сразу после завершения IV Международного стендап-фестиваля в Казани, в котором приняли участие более 200 комиков из трех стран.
    Подведите, пожалуйста, итоги фестиваля.
     
    – Круто. Правда, не всегда на площадках были полные залы, иногда не хватало людей. Но в целом я очень доволен, мы сделали качественный скачек по сравнению с прошлым годом. Большинство отзывов комиков – положительные, только программой, как и всегда, недовольны (смеется). Гала-концерт тоже удался, мне понравилось, что зрители, которые были в клубе, пришли в «Эрмитаж» и прочувствовали разницу между площадками.

    В чем заключается этот качественный прыжок?

    – Больше мероприятий, больше хороших комиков, больше съемок, зрителей, площадок, концертов.

    После фестиваля я поговорил с Василием Медведевым (резидент StandUp Club № 1 – прим. ред.), ему все понравилось, но ему не хватало более разнообразной программы для комиков.

    – Это задача на следующий год. Туда войдут сет-листы, какие-то разгоны, просто добавим больше прикольных тусовочных форматов. Тут надо думать. Не могу сказать, кто сможет принять участие в разгонах, пока непонятно, будут ли это только татарстанские комики или будут выступать и комики из StandUp Club № 1.

    Чтобы не быть голословным, хочется отметить и минусы прошедшего фестиваля. Мы снимали передачу «Стендап Комики» для YouTube-канала, выпуск из Казани. И съемки провалились. Не могу сказать, почему, слишком много причин. Возможно, я как ведущий в начале нагнал жути со съемками, объявил слишком много правил, из-за чего люди были очень скованны, тихо и сдержанно смеялись. Хотя комики, которые участвовали в съемке, были очень крутыми. Скорее всего сюжет не будет выложен в интернет, мы посовещаемся с продюсером Идраком Мирзализаде.

    Что можете сказать по поводу победителя гала-фестиваля Рамиса Ахметова? Он был ожидаем?

    – Нет, я вообще на него не ставил. Для меня стала неожиданностью его победа. Но, если честно, мне все равно, кто победил, на фестивале меня это волновало меньше всего. Жюри единогласно выбрали его, хотя я слышал, что не все комики с этим согласны. Я больше волновался о том, как пройдут мероприятия, как оценят зрители, как мы это снимем, как выступят комики.

    Я вообще не люблю соревнования в юморе и оценку юмора, но так принято, что для азарта и стимула должна быть конкурсная составляющая. Я очень рад за Алину (победительница битвы вузов – прим. ред.), она выступала в инвалидном кресле, это для нее очень крутой опыт. Меня больше волновали именно эти мелочи. Как она выступит, как зал отреагирует.



    Конец октября – начало ноября очень насыщены выступлениями стендап-комиков разного уровня: здесь не только прошел  фестиваль, но и будут организованы сольные концерты именитых резидентов. С чем это связано?

    – Из-за фестиваля. А что касается крупных комиков, то у нас каждый месяц будет насыщен, мы ведь открыли свой клуб. В ноябре у нас будут Мартиросян, Воля, Чапарян, много комиков из «Открытого микрофона». Для этого мы и открывали клуб. Конечно, мы еще не все сделали здесь по обслуживанию, кухне, хотелось бы вывести это на новый уровень. Будут изменения в меню, в карте бара.

    Что касается посещаемости – можно лучше. Не на всех концертах солд-ауты, мне кажется, билеты должны быть раскуплены за месяц до выступления. На все выступления. Иногда вообще бывает треть зала пустая, это меня напрягает.



    Как вообще появился Stand Up Club Kazan?

    – Проект долго планировался, мы с Ильдаром Фаттаховым (директор Первой лиги МС КВН – прим. ред.) два года мусолили, не могли найти помещение. Как только нашли, уже через три недели открылись. Мы здесь практически жили, стулья и столы, которые вы видите, мы собирали ночами без сна.

    Открыть клуб в центре города – стратегическое решение, чтобы цеплять туристов. Пока не очень получается, но мы специально стараемся снимать различные передачи, попробуем раскрутить свой YouTube-канал. Мы делаем это для того, чтобы туристы знали о нас. 

    «В ПОДКАСТАХ ХОЧУ, ЧТОБЫ ЛЮДИ УЗНАЛИ КОМИКОВ КАК ПРОСТЫХ ЛЮДЕЙ»

    Что выходит на YouTube-канале?

    – Пока подкасты, но скоро начнем выкладывать фрагменты фестиваля, наполнять аккаунт юмором. Пока у нас две тысячи подписчиков и два видео – наверное, неплохо. Я один раз сказал в видео: «Подписывайтесь, ставьте лайки». Но в комментариях мне объяснили, что не надо так делать. Хотя если читать комментарии, мне нужно умереть. Еще я нормально хапнул хейта на подкасте с Александром Долгополовым (резидент StandUp Club № 1 – прим. ред.) – сначала меня это злило, потом забавляло.

    Просто там была его аудитория, и ей не понравилось, что я не во всех вопросах был с ним согласен. Например, у нас были разные мнения о проблемах женщин в мусульманских странах. Я говорил, что там не все так плохо, нет черного и белого. Саша был более категоричен. Мы не стали продолжать дискуссию, но комментаторы зацепились за это. В целом они пишут, что я отвратительно брал интервью, но я не делаю интервью, я записываю подкасты. Мы разговариваем с гостем.



    Комментаторы не понимают формат дискуссии, вот и пишут. Когда в комментариях читаю фразу «Тупой урод», то думаю: «Ну, ок». А когда пишут про интервью…

    Отвечаете комментаторам?

    – В какой-то момент зачем-то ответил. Написал базовые вещи о том, что я говорю о мусульманских семьях, которые лично знаю, а не о тех, о которых вы читаете в интернете. Это было больше для себя, я ответил, а дальше плевать, продолжайте писать то же самое, я не против. Надо быть готовым и устойчивым ко всему, мы обсуждали это с Идраком. Он говорил дельные вещи.

    Многое ли из подкастов попадает в финальный монтаж?

    – Почти все. Не было тем, которые мы бы убрали. Я только сокращал некоторые вещи, которые говорил. Всего минут десять вырезали.

    Подкасты с комиками должны быть смешными или содержательными?

    – Нет, не хочу смешных, их много. Я не хочу смешных подкастов и не хочу подкастов про комедию. Про комедию есть подкаст «Сидаун», а их я не переплюну. Я хочу, чтобы люди видели то, что интересует комиков, без шуток узнали их как людей. Понятно, что где-то юмор проскальзывает, но это нормально. Вообще хочу, чтобы люди понимали, что комики не шутят при общении друг с другом. Нам интереснее просто поговорить, а юмора хватает на работе.

    Хочется, чтобы комик раскрылся как личность, как человек, поэтому и темы для разговора мы выбираем, которые были бы интересны комику. С Сашей, например, хотелось поговорить о его биполярном расстройстве. Мне греют душу комментарии: «Спасибо, вы помогли, важно говорить о психическом здоровье». Особенно сейчас – мне кажется, в Москве нет психически здоровых людей. Такой ритм жизни, такое информационное поле.

    Мы уже отсняли сезон, вышло 11 подкастов. Скоро выйдет с Викой Складчиковой, также принял участие Гарик Оганисян. Просто хочется историй. Есть и минус отснятого первого сезона – не получится оперативно реагировать на конструктивные замечания. Если нам напишут, чтобы не снимали так, потому что это неудачный план, мы не сможем ничего изменить. У меня вышел телевизионный подход: мы сразу сняли все и постепенно выкладываем, чтобы не бросить на полпути. Например, мы сняли несколько эпизодов шоу «Зрители», но я решил не публиковывать их. Просто надоела импровизационная тема, хотя шоу вышло смешным, и зал был доволен. Этого слишком много в интернете.

    Если вы не выкладываете шоу из-за переизбытка импровизационных шоу, зачем запускать подкасты? Их сейчас тоже очень много.

    – Да, но мои подкасты хоть немного отличаются от других. Если бы «Зрители» тоже чем-то отличались, если бы были уникальны… Но к сожалению, это просто разговоры со зрителями.

    Хочу попробовать новый формат – выкладывать «роаст баттлы» (формат комедии, в котором участники соревнуются в умении высмеять друг друга – прим. ред.) турнирами. То есть одна восьмая, четвертьфинал, полуфинал, финал. Все пары в одном выпуске. Чтобы люди следили, ведь иногда комики используют отсылки к предыдущим шуткам. И в финале придумали кое-какую фишку, но рассказывать о ней не буду.



    «В КАЗАНИ ПОРЯДКА 20 КОМИКОВ, КОТОРЫЕ МОГУТ ХОРОШО ВЫСТУПИТЬ»

    Как относитесь к проекту «Битва вузов»?

    – Это хороший старт. Опять же, неважно, кто победит. Ребята два месяца живут в этой теме и могут определиться, хотят ли продолжать этим заниматься или нет. Мне достаточно, чтобы один комик из «Битвы» продолжил заниматься юмором. Например, победитель первого сезона сейчас – резидент казанского клуба, участник «Открытого микрофона», у него большое будущее. Он один из самых классных комиков в нашем клубе.

    Каков уровень стендапа в Татарстане? И можно ли вообще сравнивать это с другими регионами?

    – Если сравнивать с регионами, то хороший уровень, если с Москвой – средний. Есть хорошие крепкие комики, есть комики, у которых видна перспектива, есть люди, которые просто балуются. Это значит, что человек не особо серьезно относится к делу, нравится ему выступать – выступай, для этого есть открытый микрофон. Они готовятся, но спустя рукава, говорят банальные тривиальные вещи. Иногда просто провоцируют, эпатируют. Просто дурачатся на сцене. Даже не записывают свое выступление, чтобы анализировать его потом.

    Вы записываете свои выступления?

    – Процентов 90 – нет (смеется). На самом деле у меня хорошая память, я запоминаю, какая шутка была смешной, а какая – нет. Хотя сейчас стараюсь все записывать.

    У многих комиков есть Twitter…

    – У меня нет.

    Почему?

    – Я старый уже, разобраться не могу. Надо что-то изучать, привыкать к интерфейсу. Я понимаю, что это хорошая штука, если пишешь шутку в день – это нормальная тренировка для мозгов. Я же для того, чтобы держать себя в форме, много работаю. Выступаю почти постоянно, пишу на сцене. Если взял микрофон, то я буду генерировать юмор, даже если веду мероприятие. Меня сейчас и вызывают как стендап-комика. Зрители знают, что я буду шутить, и готовы к этому.

    Сколько у нас примерно добротных комиков?

    – Если человек занимается стендапом, он уже комик. Какой – второй вопрос. В Казани сейчас примерно 20 комиков. Приятно, что я уже не всех знаю: прихожу в конце открытого микрофона, чтобы не напрягать ребят, выступаю и убегаю. Из-за этого многих не вижу. Но 20 человек есть, которые регулярно выступают в Казани, которых я вижу и знаю.

    Какой в Казани зритель?

    – Сейчас уже не вижу разницы между московским и казанским. Но если выступаю где-то в городах поменьше, то там зал теплее, зритель не избалован, ему многого не надо. Здесь над откровенно слабыми шутками смеяться не будут.

    Почему тогда вы решили развивать свою карьеру здесь, а не в Москве?

    – Не могу, у меня жена, двое детей. Не хочу, чтобы они страдали из-за моего увлечения. Это тяжело – жить без родителей рядом, без друзей, с непонятными финансовыми условиями, с непонятным уровнем жизни. Здесь же этот определенный уровень есть, и я не хотел бы, чтобы он падал. 
    Да и здесь нам нормально, сейчас YouTube-канал поднимем, в клубе аудитория расширяется. Суммарно стендап-фестиваль посетили примерно пять тысяч человек, из них впервые на стендап пришла половина. Когда я выхожу на сцену, спрашиваю, кто впервые здесь, руки поднимает треть зала. То есть две трети – свой зритель. На открытые микрофоны вообще приходит 150–200 человек. Конечно, это почти всё студенты, и получается неудобно: проверяешь материал на одной аудитории, а выступать с ним – перед другой. Поэтому я точечно ищу столик и ориентируюсь на них.



    Кто сейчас занимается стендапом? Молодые люди? И смеется ли комик над выступлением другого комика?

    – Необязательно. Например, есть комик, ему 43 года. А что касается чужих выступлений, то я всегда искренен. Обычно как среднестатистический зритель реагирую, иногда даже чуть более эмоционально. Стараюсь не «пробивать» чужую шутку, отключаюсь и смотрю. Иногда меня веселит отыгрыш, формулировка.

    Часто я начинаю смеяться тогда, когда еще не прозвучала шутка – понимаю, к чему все идет, и начинаю на секунду раньше зрителя. Я «пробил» и поэтому улыбнулся.

    «МНЕ НЕ ЗАХОДИТ ЮМОР ПОПЕРЕЧНОГО»

    Многие говорят про одинаковую подачу шуток от комика, называя это копированием Артура Чапаряна. Как вы к этому относитесь?

    – Я не согласен с этим, просто есть определенный стиль, которого кто-то придерживается. Почему-то это начали замечать только недавно, я заметил еще два года назад, когда было мало на кого ориентироваться.

    Почему такое в принципе начало появляться? Потому что об этом начали говорить. Передача «22 комика» в какой-то мере поспособствовала – камерная атмосфера, там вообще тяжело громко говорить, темнота. Но кому-то просто нравится Артур Чапарян, когда ты только начинаешь заниматься стендапом, нужен ориентир, которому подражаешь. Но иногда эти сравнения притянуты за уши.

    На кого вы ориентировались?

    – Не могу сказать, я очень интуитивный комик, все делаю на интуиции. Я что-то делаю, потому что так чувствую, а не потому что хочу кого-то повторить. Что касается шуток, то мне больше нравится найти мысль, которая станет смешной. И это иногда плохо, могут сказать, что мало шуток. Но я не всегда хочу писать шутки, меня веселит сама мысль, мне нравится смешная идея. Но я делаю то, что мне нравится.

    Куда сейчас движется стендап?

    – Я думаю, скоро он дойдет до какого-то пика, потом произойдет спад, и все станет нормально. Пик – это когда стендап станет сверхпопулярным, будут знать всех комиков, ходить на них, как на артистов. Когда не Поперечный будет собирать «Крокус» (видеоблогер, собравший на свое стендап-выступление около шести тысяч человек – прим. ред.), а все комики. Сама культура будет такой.

    Я не фанат творчества Поперечного, но он очень крутой в целом. Мне не заходит его юмор, и это нормально. Я смотрел его концерт, есть смешные вещи, есть не очень. Есть крутые мысли, есть не очень. Все как у всех. В каких-то шоу он гармоничен, в каких-то нет.

    Что сейчас не так с КВНом?

    – Все с ним так. Просто стало много контента и размазалась аудитория, которая оценивает юмор. Последний раз я смотрел выступление «Борцов», было смешно. Пацанов с «Татнефти». Я смотрю, мне нравится, нет никакого негатива. Негатив есть к передаче, к телевизионному продукту. Монтаж иногда ужасный, начало – восемь минут без единой шутки, а я включаю юмористическую передачу! Я понял, вот жюри, вот команды, вот песня, речь Маслякова – мы знаем, что он крутой ведущий, поняли за 55 лет. Давайте к шуткам сразу перейдем.

    Но сейчас я смотрю на YouTube и просто перематываю эти моменты. Хоть и не понимаю, зачем это с точки зрения телевизионного продукта. Стендап сильно отличается от КВНа, здесь все плотней и интересней. Но их странно сравнивать. Из числа кавээнщиков приходит много людей, потому что это хорошая школа.



    Самое читаемое
    Комментарии







    Культура

    Розовая коза, тема туалета и проблемы татарского языка: что не так с новым татарстанским фильмом “Кире”?

    В Казани, в кинозале ДК имени Ленина состоялась премьера фильма татарстанского производства «Кире». Организаторы по какой-то причине отказали корреспонденту ИА «Татар-информ» в аккредитации, однако журналист Рузиля Мухаметова нашла способ попасть на «секретную» премьеру и делится впечатлениями от фильма.

    Культура

    Выстрел на сцене ДК Ленина, большой бал болотных огней и «Оргия праведников»: в Казани отгремел 29-й «Зиланткон»

    Очередной ежегодный международный конвент фантастики, толкинистики и ролевых игр «Зиланткон-2019» завершился в Казанском ДК имени Ленина в минувшие праздничные выходные. О том, что занимало приверженцев популярной субкультуры в то время, пока в России официально отмечался День народного единства, – в репортаже ИА «Татар-информ».

    еще больше новостей

    © 2019 «События»
    Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
    информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
    о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
    коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

    Политика о персональных данных
    Об утверждении Антикоррупционной политики АО "ТАТМЕДИА"
    Для сообщений о фактах коррупции: shamil@tatar-inform.ru

    Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
    Телефон +7 (843) 222-0-999
    Электронная почта info@tatar-inform.ru
    Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
    Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
    Заместитель генерального директора,
    главный редактор русскоязычной ленты
    Олейник Василина Владимировна