Рустем Абязов: «К исполнительству The Beatles я всегда относился с неким пренебрежением, чего не скажешь о Pink Floyd»

30 Ноября 2018

Фото: Рамиль Гали
Автор материала: Ольга Голыжбина
В первых числах декабря в ГБКЗ имени С. Сайдашева откроется VI музыкальный «Абязов-фестиваль». Уже не первый год руководитель Казанского камерного оркестра La Primavera Рустем Абязов экспериментирует с видами и жанрами искусств, порой сочетая несочетаемое. В этом году фестиваль посвящен миксу классической и рок-музыки: вместе с La Primavera на главной академической сцене столицы Татарстана выступят экс-участник «Наутилуса Помпилиуса», «Ю-Питера» и «Аквариума», а также финалист шоу «Голос 60+», прозвучат песни Pink Floyd и The Beatles. За несколько дней до старта корреспондент ИА «Татар-информ» встретился с Рустемом Абязовым, узнав подробности предстоящего фестиваля.
– Рустем Юнусович, шестой «Абязов-фестиваль» пройдет под девизом «РОКовой классики». Почему именно рок-музыку вы решили препарировать в этом году?

– Мой выбор – естественное решение, оно лежало на поверхности. Если был джаз, было этно, то из серьезных течений, из музыкальных троп остается только рок. Уже позже можно будет подумать о каких-то подтечениях или не столь массовых музыкальных стилях. У меня есть в мыслях – один из будущих «Абязов-фестивалей» посвятить английской музыке, о которой у нас почти не знают, а если и знают, то только благодаря La Primavera. Мы чуть ли ни одни из первых в России начали играть английскую музыку эпохи ее возрождения – второй половины XIX и первой половины XX века. Но пока мы не прошли основополагающие течения, об этом рано думать.

– В прошлом фестивальном сезоне, в 2016 году, темой был синтез народной и академической музыки, что было ново и свежо – по крайней мере, для казанской публики. Сочетание же рока и классики – уже обкатанная тема. Появились и гастролируют по Европе целые симфонические оркестры, заточенные под роковые сочинения. Не боитесь ли вы провести целиком и полностью мейнстримное мероприятие?

– Не боюсь, потому что то, о чем вы говорите, у нас будет сведено к минимуму – только в последнем концерте мы исполним альбом Pink Floyd – рок-музыку в оркестровой версии. И то нужно сказать, что есть большая разница между звучанием рок-музыки в исполнении симфонического оркестра с ударными, часто – с бас-гитарами, и исполнением струнных. Все остальные концерты – это, поверьте, нечто совсем иное. Барочные Beatles и британский арт-рок в исполнении струнных – это далеко не мейнстрим.

– Уже лет семь, наверное, говорят, что русский рок с его изначальной идеей протеста умирает. Его место уже заняли другие направления, в частности, рэп, и доказательства этого можно наблюдать в лентах новостей. Как думаете, рок сейчас – музыка ностальгии?

– Лично для меня рок никогда не был музыкой протеста. Я пытался переводить песни иностранных рокеров, и протестом в них мало где пахнет. Встречаются, конечно, отдельные идеи, но утверждать, что рок – музыка свободы и протеста, я бы не стал. Это просто одно из направлений музыки, в котором присутствуют все доступные  человеку эмоции и чувства. Отживает ли рок свой век? Возможно, и да. Но признаюсь, что я мало интересовался этим вопросом. Хотя, учась в специальной музыкальной школе при Казанской консерватории, это было примерно в середине 70-х, мы создали свою группу с нескромным названием «Диез». Я был гитаристом, у нас были две-три гитары, ударные, клавишные и две певицы. Мы тоже экспериментировали со включением скрипок в роковые композиции, а играли в основном ВИА «Ариэль», «Песняров», что-то из Beatles.



– Какие у вас отношения с рэпом. Может быть, один из следующих «Абязов-фестивалей» будет связан с этим жанром?

– А рэпом я не интересовался вообще, с рэпом у меня не очень... Честно говоря, я к музыке его не могу отнести вообще. Это какой-то возвращение в первобытно-общинный строй, когда музыка состояла из ритма. И здесь тоже тот инструмент, который должен создавать мелодию, – человеческий голос создает ритм. Слова становятся средством в большей мере, где-то важен смысл, где-то вообще нет. То, что я слышал, у меня не вызывает восторга, но все это, конечно, только мое личное мнение. Если эта культура приобрела такую популярность, значит, она нравится большому количеству людей.

– 5 декабря фестиваль откроется совместным концертом с ВИА «Волга-Волга» – выбор очень неожиданный для многих. Как давно вы знакомы с Антоном Салакаевым и его командой?

– Мы довольно давно знакомы и даже время от времени заводили речь о том, что неплохо было бы сделать что-то совместное, но никак не находили времени в жестком графике. Сейчас, наконец, все срослось, и то это произошло в самый последний момент. Это больше была инициатива Антона. «Волга-Волга» появилась, когда уже была сверстана вся программа фестиваля, но Антон лично пришел  поговорить, рассказал про день рождения группы, им в этом году 21. Мы решили это сделать. 

– Большинство песен ВИА, мягко говоря, не обременены глубоким смыслом, это музыка скорее настроения, нежели смысла. Как вы собираетесь объединить свой репертуар с их творчеством, если учесть еще и то, что сам ансамбль – маленький оркестр с полным набором инструментов?

– Антон сказал, что у них есть желание сыграть музыку, к которой не очень привыкли их поклонники, то есть не эти всем известные каверы, визитные карточки ВИА, а авторские песни. К тому же когда появляется возможность сыграть с оркестром, да еще и в Большом концертном зале… Честно говоря, я и сам пока только догадываюсь об этом, 5-го числа вместе будем удивляться. Первая репетиция назначена на 3 декабря. Антон передал материал нашему аранжировщику, теперь он голову ломает. У меня нет опасений просто потому, что у оркестра был опыт работы с разными группами и ансамблями, причем на очень неакадемических площадках вроде «Пирамиды». 

– Во второй фестивальный вечер Казань посетит Николай Арутюнов. Вы говорите – он лучший рок-вокалист современности, но вместе с тем вы не так давно знакомы с его творчеством. Правда ли, что вы лично ездили на концерт Арутюнова в Москву, чтобы решить, приглашать ли его?

– Да, так и было. Нас связал Олег Сакмаров, он с ними договорился и сказал мне:  «Лучшего варианта ты не найдешь!». Но, конечно, я решил проверить и убедиться в этом сам, не брать кота в мешке, поскольку до этого момента ничего не слышал о нем. Год назад поехал в Москву на их концерт, и убедился. Вы знаете, я убежден, что это будет лучший концерт фестиваля. И я бы очень хотел донести это до публики. Не так много людей знает, кто такой Арутюнов, но поверьте, это будет очень сильно. Лучшего рок-певца я просто не знаю, причем он поет в самых разных стилях, такое пропустить нельзя.

Для группы Арутюнова Quorum это будет очень ответственный концерт, я знаю, что в скором времени они хотят выпустить совместный с оркестром диск, для них работа с оркестром – очень волнующее дело. Тут многое зависит и от аранжировщика, на «Абязов-фестивале» работает Ильяс Камалов, так что этот сезон прямо испытание для него, работы огромное количество. В прошлом году он справился отлично, думаю, и в этом не подведет нас.



– На фестиваль Арутюнов везет большую программу британского арт-рока 60–70-х годов, тут и Pink Floyd, и Atomic Rooster – всё в лучших традициях. Чем вас как составителя программы привлекло это направление?

– Арт-рок сам по себе выше по уровню развития, если так можно выразиться, по содержанию, чем классический рок. Это музыка эстетов. Арт-рок к тому же довольно часто обращался к классической музыке, и его намного проще совместить с оркестровой музыкой, это звучит органично и глубоко. Еще в «Диезе» мы увлекались Emerson, Lake & Palmer (британская рок-группа – прим. ред.), слушали записи на бобинах. Там очень заметны «Картинки с выставки» Мусоргского, и это было удивительно, насколько филигранно можно использовать классику в роке. Правда, я должен признаться, что когда я лет через 30 переслушивал их диски, немного разочаровался. Тогда мне казалось это верхом всего… Чего, кстати, не происходит с Pink Floyd – «Обратную сторону луны» (восьмой студийный альбом Pink Floyd – прим. ред.) я готов слушать каждый день. Это вершина рок-музыки. Я с большим уважением отношусь к The Beatles, но как к композиторам. Как к исполнителям – нет. 

– 14 декабря концерт «Абязов-фестиваля» будет посвящен как раз The Beatles. Заслушивались их альбомами в студенческие годы или уже тогда не воспринимали их как исполнителей?

– К The Beatles я всегда относился с неким пренебрежением, потому что мне всегда, и в студенчестве тоже, категорически не нравилось, как они поют и играют на инструментах. Сказать, что они виртуозы или вокалисты экстра-класса, нельзя. Это может нравиться, я не спорю, такое, грубо говоря, «студенческо-костровое» исполнение многих привлекает. И привлекает именно тем, как мне кажется, что слушатель чувствует свою близость к этой музыке, думает, что тоже так сможет. А так как Pink Floyd смогут немногие. 

– Почему вы тогда отдали четверть программы фестиваля «ливерпульской четверке»?

– Во-первых, у Pink Floyd просто нет такого количества узнаваемой музыки. Вторая причина – воплощение моей давней задумки. У нас есть Concerto Grosso канадца Питера Брейнера, который написан на темы The Beatles и излагает их в барочном звучании. Каждая часть посвящена одной из песен и имеет то же название, что и оригинал. Мне всегда хотелось, чтобы на одном концерте прозвучала эта музыка сперва в оригинале, а потом Concerto Grosso на те же мелодии. К тому же есть группа, которая исполняет The Beatles один в один.

– Для первого отделения, в котором The Beatles будет звучать в оригинале, вы пригласили  не очень известную казанскую группу With. Где вы их услышали и почему вы уверены, что ребята не будут освистаны за попытки повторить легенду?

–  With – очень скромные ребята, но руководитель группы – наш известный казанский гитарист, педагог и композитор Александр Лаврентьев. Я пригласил их по личной рекомендации Лаврентьева и охотно верю, что они действительно «один в один», потому что Лаврентьев никогда ничего просто так не скажет. Он очень требовательный по отношению к себе музыкант.

– Рустем Юнусович, расскажите, пожалуйста, о Concerto Grosso Брейнера, как он попал к вам в руки?

– Брейнер берет песни «битлов» и, используя манеру звучания и некоторые формы барочной музыки, делает переложения, которые звучат откровенно узнаваемо. Поскольку я, правда, очень люблю The Beatles как композиторов, Брейнер оказался для меня находкой.

История этой находки для нашего репертуара очень интересна. Лет семь назад я пришел в какую-то копировальную контору и увидел на стойке листочек с надписью Concerto Grosso № 3 и № 4 – раз сто перекопированные ноты. Ну, я, конечно, попросил девочек за стойкой сделать и мне копию. Пришел домой, начал смотреть и понял, что это барочное изложение The Beatles именно для струнного состава. Мне стало интересно, и я сообразил, что если есть третий и четвертый, значит, есть первый и второй. Я попросил Марка Дробинского (выдающийся виолончелист, представитель русской виолончельной школы, в настоящее время проживающий во Франции, друг маэстро Абязова – прим. ред.) чтобы он узнал, можно ли где-то достать ноты. Он рассказал, что партитура Concerto Grosso была издана в Словакии, на родине Брейнера.

Марк сделал нам подарок: купил и выслал по почте партитуры. Я такой человек, с документами очень аккуратный, поэтому я накладную на покупку сохранил, не знаю, для чего, это вышло чисто автоматически. Мы выучили ноты и даже решили открыть сезон с Concerto Grosso. Это был успех, настоящий бум. Не в наших привычках повторять программы по нескольку раз, но мы дали три концерта за сезон с программой Брейнера, люди скупали все билеты. Все отыграли, были счастливы и довольны. Через две недели я получил письмо на электронную почту. От Питера Брейнера. Письмо с единственной строчкой: «Где вы взяли мою музыку?» То есть вы понимаете? Если бы я использовал лишь ноты из копировалки, я бы имел очень серьезные проблемы. Я, конечно, тут же вспомнил про накладную, выслал все данные, вопрос был закрыт. Представляете, он сам лично отслеживает все это, причем ему совсем не было интересно, как приняла публика его переложения, волновали лишь авторские права. Вот так мечты сбываются…



– Наверное, одно из самых ярких событий фестиваля этого года – финальный концерт и визит Олега Сакмарова с его рок-литургией «Пантикапейский дневник», которая прозвучит в первом отделении. В 2016 году она впервые была представлена в Казани, и с большим успехом. Исполнялась ли она с тех пор?

–  Рок-литургия создавалась конкретно под совместную работу с La Primavera. Это литературно-музыкальная постановка, где лирического героя Олега Сакмарова зрители видят в исполнении ведущего актера Театра у Никитских ворот Антона Бельского, музыкальную часть берет на себя наш оркестр и еще несколько приглашенных музыкантов. В 2016 году, когда мы представили «Пантикапейский дневник» впервые, состав исполнителей был относительно небольшим. В этот раз к нам добавится Казанский камерный хор «Гармония», так что всё будет намного масштабнее.

Литургия прозвучит во второй раз, после премьеры в 2016-м она нигде не исполнялась, и причин тому несколько. Собрать такое количество исполнителей из разных городов на одной площадке очень сложно, хотя это было бы реальным при наличии финансирования, которого сейчас нет. Мы писали заявку на Президентский грант, чтобы представить ее в других городах России, но не были удостоены внимания. У нас есть хорошая запись этого концерта, и Олег ее показывал чуть ли не в Аппарате Президента, она на всех производит сильное впечатление, но никто палец о палец не ударил, чтобы что-то сделать… Своими силами обойтись тут нереально, к сожалению. Но мы ведь сейчас не об этом…

– Да, конечно. Второе отделение – аранжированный Ильясом Камаловым для струнных альбом Pink Floyd The Dark Side of the Moon («Темная сторона Луны»). В афише этого концерта указана вокалистка Алина Шарипжанова, но, насколько я помню, в составе Pink Floyd вокалисток никогда не было…

–  Нет, на такое мы бы не решились, конечно. Алину Шарипжанову мы пригласили только для одной песни (The Great Gig in the Sky). Pink Floyd для этой арии приглашали Лючиту Жюль. В альбоме – это пятый трек.

–  Не помню, чтобы раньше ваш оркестр исполнял Pink Floyd, пришлось учить с нуля?

– Я вам больше скажу – еще не пришлось, а придется… Неизвестно, когда будут готовы ноты. Мы получили несколько частей, но не все, ждем нашего аранжировщика. Знаете, мы всю жизнь живем ва-банк, и «Абязов-фестиваль» – не исключение. Думаю, от этого он становится только интереснее и для нас как для исполнителей, и для наших слушателей.

С программой фестиваля можно познакомиться по ссылке – http://www.la-primavera.org/calendar/.



Самое читаемое
Комментарии







Культура

Время возможностей: когда и на какие средства стартует преображение Казанского ТЮЗа

Театр юного зрителя Казани находится в ожидании масштабного преображения – пространства и содержания. Корреспонденты «Татар-информа» узнали, какое «наследство» досталось ТЮЗу, как и с чьей помощью им планируют распорядиться служители искусства.

еще больше новостей

© 2018 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Телефон +7 (843) 222-0-999
Электронная почта info@tatar-inform.ru
Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
Заместитель генерального директора,
главный редактор русскоязычной ленты
Олейник Василина Владимировна

СОБЫТИЯ
в Яндекс.Дзен
Подписаться
×