Питчинг на 20 млн в Казахстане, кинофестиваль для школьников и мастер-классы Бондарчука и Бекмамбетова: Миляуша Айтуганова о главных событиях в мире татарстанского кинематографа

26 Июля 2019

    Фото: Султан Исхаков
    Автор материала: Марат Ишкильдин
    Об успешной поездке в Казахстан, новом фестивале, съемках узбекско-татарского фильма и о развитии кинематографа в Татарстане поделилась с корреспондентом ИА «Татар-информ» директор «Татаркино» Миляуша Айтуганова.

    Добрый день, Миляуша Лябибовна, рады приветствовать вас в ИА «Татар-информ»! У вас были насыщенными на события два последних месяца, расскажите о последних знаковых событиях в сфере татарстанского кино. 

    Да, лето у нас очень насыщенное. Уже начались съемки татарстано-узбекского проекта. Мы экранизируем произведение известной в Татарстане и Башкортостане писательницы Зифы Кадыровой — роман «Сагынырсың — мин булмам». 

    Фильм называется «Сумбуль» — это первый международный проект с Узбекистаном, который снимается на территории Татарстана. С коллегами оттуда у нас очень теплые отношения. К тому же для Узбекистана, кинематограф которого подзабыли после распада Советского Союза, это уникальная возможность выйти на российский рынок. Мы, в свою очередь, хотим прокатать картину в Узбекистане, а там свой большой рынок с аудиторией примерно в 32 млн зрителей. Это близкий по менталитету, языку, религии нам народ. Когда узбекская сторона ознакомилась со сценарием, сразу согласилась его реализовать. 

    В Узбекистане есть наш большой друг — продюсер Улугбек Абдуллаев, с которым мы давно нашли общий язык, он не раз становился гостем республики. Мы объединились, так стало возможным начало съемок. 

    Насколько крупный это проект? 

    Это полнометражная картина длительностью около двух часов. Половина съемочного процесса пройдет в Мамадышском районе Татарстана. По сценарию книги главная героиня уезжает в Узбекистан с маленьким ребенком. Следовательно, к сентябрю мы планируем экспедицию в Бухару, где коллеги уже подготовили все к съемкам. 

    Режиссером-постановщиком картины стал Рашид Маликов из Узбекистана. Мы его знаем по нескольким работам, которые он представил на Фестивале мусульманского кино, в том числе по фильму «Стойкость». С нашей стороны над проектом работает режиссер Рамиль Фазлиев, известный по фильму «Мулла», где сыграл главную роль и выступил режиссером-постановщиком. Остальная команда — это молодые ребята, которые работают с нами не первый проект. 


    В Татарстане сейчас есть компании, которые могут предоставить оборудование для любого уровня съемок. Мы легко можем найти хорошую камеру и свет, чтобы снять полноценную картину. Кроме того, есть хорошо подготовленный пул кинематографистов, которые могут работать в любой международной команде. Они могут быть ассистентами, вторыми режиссерами, звукорежиссерами, операторами и так далее.

     Это итог нашего 15-летнего труда в рамках учебного процесса в Институте культуры, где была создана кафедра телевидения и кино. Сейчас выпускники этой кафедры работают во многих творческих бригадах. 


    Можете сейчас раскрыть информацию о бюджете картины?  

    Половину бюджета оплачивает Узбекистан, они берут на себя все съемки в Бухаре, мы обеспечиваем съемки в Татарстане. На просьбу помочь в съемках оперативно отозвался глава Мамадышского района Анатолий Иванов, ведь в этом районе уже снимался известный татарстанский фильм «Бибинур». Анатолий Петрович сразу сказал, что поможет, у мамадышцев есть кинематографический интерес. Когда мы приехали на осмотр локаций, все захотели сняться в кино. Из этого я делаю вывод, что с массовкой и ролями проблем не будет. 

    Мы специально поедем смотреть ребят из Мамадышского народного театра. Конечно, какие-то роли сыграют сами жители Мамадыша. 

    Сумму бюджета мы озвучим позднее, сейчас идет его минимизация, потому что мы с Улугбеком Абдуллаевым решили, что это должен быть коммерческий проект, то есть прокатная картина. Мы постараемся затраты на нее отбить. А когда ты пытаешься отбить, ты не тратишь много денег, как, например, когда тебе все же дают много денег на проект и ничего с этого не требуют. 

    Примерно так же мы работали с Альметьевском над фильмом «Эпипэ». Нам очень сильно помог Альметьевский район, в частности тогда еще его глава — Айрат Хайруллин. Он двумя руками поддержал наш проект, и я надеюсь, что новую прокатную картину «Эпипэ» мы увидим уже этой осенью. 

    Расскажите, пожалуйста, об итогах тюркского кинофестиваля. 

    Международный фестиваль тюркского кино, который проходит у нас второй год, стимулирует и мотивирует всех членов исполкома и тех, кто входит в эту организацию, выполнять совместную работу. Потому что только через общие проекты мы можем узнать друг о друге больше. Ведь в кино можно показать жизнь обычных людей, деревни, тот же Татарстан и Узбекистан во всей красе. От соединения двух ментальных психологий можно получить хороший эффект. 

    Кроме того, в рамках фестиваля тюркского кино мы договорились еще об одном проекте, теперь уже с Казахстаном. Я была там недавно, работала в жюри кинофестиваля «Евразия» — партнером Казанского международного фестиваля мусульманского кино, с которым мы подписали соглашение. Сейчас мы ведем совместную работу не только по фестивалям, но и по кинопроизводству. 


    Мы участвовали с Ильшатом Рахимбаем в питчинге, где хорошо зарекомендовали себя. Как сказал экспертный совет: «самая правильная презентация была у Татарстана». Это говорит о том, что мы уже умеем представлять свои татарстанские проекты, благодаря тому что у нас в республике есть много возможностей выступать на питчингах. Есть молодежный питчинг, есть международный питчинг, который мы проводим в рамках Фестиваля мусульманского кино. У наших ребят уже накопился приличный опыт. Конечно, наша идея и мечта — это чтобы наши проекты появились и на европейских питчинговых площадках, а их ведь много. Если наши опытные ребята рискнут выдвинуться и туда, это будет высший пилотаж. 

    Допустим, прорвется проект по произведению Галимджана Ибрагимова «Алмачуар», который есть в школьной программе. Тогда это станет очень хорошим поводом говорить о том, что экранизация национальной классической литературы может быть наглядным пособием в учебном процессе во всех школах. Тем более это такая пронзительная история мальчика и его любимого друга — коня, который является символом тюркских народов. Если все получится, то мы выйдем на международный уровень, в первую очередь в тюркский мир. 

    Сейчас мы на третьем этапе питчинга, который состоится, скорее всего, в августе, и там уже будет понятно, на какой проект выделит деньги Министерство культуры Казахстана. На наш проект мы запросили около 20 млн рублей. Там не было фиксированной суммы часть дает государство, часть приходится искать у инвесторов. В России такая же ситуация: 70% выделяется из бюджета, 30% ищут создатели фильма. 

    Есть еще третий проект, который пока в разработке, но он уже взял субсидию от нашей республики, — это «Сафа и Сажида» по мотивам произведений Махмута Галяу. Уже два года мы ведем переговоры с Турцией насчет копродукции, но они трудно вкладываются и инвестируют в проекты, однако сейчас у нас есть понимание, как это будет происходить. Ждем, что и в этом направлении все решится позитивно. 

    В итоге на сегодняшний день у нас три проекта на разных стадиях разработки. Если мы их реализуем, то это будет прорыв 

    Расскажите о результатах соглашений мусульманского кинофестиваля с другими мировыми фестивалями. 

    У Международного фестиваля мусульманского кино есть 15 международных соглашений с известными кинофорумами по всему миру. В первую очередь это обеспечивает площадку для презентации и продвижения наших фильмов в рамках конкурсной или внеконкурсной программ. Также подобное сотрудничество дает возможность проводить переговоры по копродукции. 

    Визиты в разные регионы и страны, а также работа в составе жюри на различных международных фестивалях дали мне понять, что о Международном фестивале мусульманского кино знают все. К примеру, много киноработ из программы кинофестиваля «Евразия» ранее заявлялись на КМФМК, многие режиссеры в следующем году готовы сделать мировую премьеру своих кинолент именно у нас, как это было с узбекским фильмом открытия КМФМК-2019. Это доказывает, что имидж Татарстана, имидж Казанского кинофестиваля работает, соглашения о взаимовыгодном сотрудничестве между кинофестивалями дают положительный результат. 

    Тяжело ли выводить региональные фильмы в федеральный прокат? 

    Региональное кино в принципе тяжело продвигать, на национальном языке — практически невозможно. Мы пытались выйти с фильмом «Мулла» в российский прокат, но нам сразу сказали, что «если доходы от картины меньше 200 млн рублей, то ваш фильм даже не будут брать в федеральный прокат». Но у нас есть положительный опыт с фильмом «Водяная». Именно благодаря режиссеру Алексею Барыкину и киноленте, которую он сумел вывести на федеральный прокат, мы будем стараться так же продвигать каждый наш проект. 


    Учитывая подобные факторы, картину «Сумбуль» мы снимаем на русском языке. Там, конечно, будут татарские и узбекские вставки. Вообще это интересный опыт: я на фестивале «Евразия» посмотрела один роскошный, на мой взгляд, фильм, который называется «Возвращение домой». Его режиссер — крымский татарин. В одном фильме отец с сыном разговаривают на крымско-татарском, жена героя — на украинском, а между собой они разговаривают на русском, потому что для них это общий язык. Смотрится это вполне органично, ведь если в семье мы разговариваем на татарском, почему в кино мы должны язык ломать и делать его на русском? 

    В фильме «Сумбуль» есть семья Арслановых — типичная семья татарской деревни. Все диалоги в ней будут на татарском языке. В конце концов перевести и сделать субтитры — это не такая большая нагрузка на творческую бригаду, а вкус этого фильма будет гораздо изысканнее. Сейчас ценится, когда в картине есть синтез нескольких языков. На фестивале такие фильмы очень хорошо прокатываются. 

    Я за то, чтобы слышать оригинальный язык и читать субтитры, насколько это возможно. 


    Какие еще сложности возникают при выпуске картины в российский прокат? 

    Когда кинотеатры получают 5 млн рублей по программе «Фонда кино» на приобретение цифрового оборудования (DCP-формат, хороший звук и так далее), они автоматически попадают на обязательное условие о том, что 50% финансирования идет на иностранную продукцию и 50% — на национальное кино. Но во втором из них в нашем понимании нет как такового национального кино, там в основном российские картины. 

    Если через законодательные инициативы и работу с Министерством культуры России внести поправки в закон и дать квоту на региональное кино, фильмы на национальных языках народов России, то, я думаю, будет проще. Сейчас у всех прокатчиков железное алиби: «У нас есть 50% российского кино». А ведь закон не конкретизирует, каким образом региональное кино должно попадать в федеральный прокат. 

    Прокатчики берут в основном русскоязычные картины, которые идут через «Фонд кино» и попадают прямо в федеральный прокат, потому что им нужно вернуть деньги в «Фонд кино». Поэтому, я думаю, тут без административной работы никак. 

    В регионах есть фильмы, отбившие вложения на фильм. К примеру, в 2017 году затраты покрыл, как он сам утверждает, башкирский режиссер Айнур Аскаров, который снял «Из Уфы с любовью». Они также попытались выйти в российский прокат. Их взяли в Екатеринбурге, Свердловской области, Татарстане, и он сказал, что деньги отбили. 

    Речь ведь не идет о 150 или 300 миллионах, на которые снимают фильмы российские режиссеры. Но будем надеяться, что «Сумбуль» все же выйдет в федеральный прокат. По крайней мере, мы точно прокатаем его в тюркских странах, таких как Казахстан, Узбекистан, Азербайджан. 

    Как отбираются фильмы комиссией «Татаркино» в прокат по Татарстану? 

    Ежегодно со стороны Министерства культуры Татарстана выделяются субсидии на кинопроизводство. Тематику также задает министерство. По готовности фильмы передаются «Татаркино». Прием фильмов осуществляется в рамках Конференции качества, куда приглашаются международные эксперты. Одновременно это является своего рода мастер-классом по производству фильмов для наших кинематографистов. 

    В целом комплектуемый репертуар можно разделить на три блока. Первый — это татарстанские фильмы, снятые кинематографистами либо на субсидии Министерства культуры Татарстана и автоматически передающиеся «Татаркино», либо самостоятельно, с привлечением спонсоров, когда авторы обращаются к нам для получения прокатного удостоверения и помощи в организации проката. Второй блок включает в себя премьерные фильмы, которые мы закупаем для ряда кинозалов нашей сети, зачастую это DCP-формат. Третий блок — фильмы «второго экрана», которые мы берем в разных форматах, исходя из возможностей и ресурсов киноучреждений республики для показа. 


    А что, на ваш взгляд, можно было бы еще предпринять, чтобы национальное кино приобретало популярность у нас в стране?

     Самое главное — это сделать хорошее кино, которое будет интересно всем. Как бы мы ни бились за административный ресурс, господдержку и законодательную инициативу, если кино неинтересное, то народ на него не пойдет. Нужно делать кино, которое привлечет обычного зрителя. Менеджмент работает во всех областях одинаково. 

    Сейчас в Татарстане акцент должен быть сделан на создание именно прокатного и зрительского кино, чтобы приучить зрителя к татарстанским фильмам, чтобы разрушить стереотип о том, что у нас не умеют делать кино и наши кинематографисты не способны на хороший продукт. 

    Будет ли в итоге организован кинопавильон в «Казань-Экспо»? 

    Все пока находится на уровне бизнес-плана и обсуждений в Министерстве экономики Татарстана, Агентстве инвестиционного развития и Министерстве культуры Татарстана. Сейчас будут проведены совместные действия, которые могут дать результат, но все станет известно чуть позже. 


    Александр Сокуров организовал школу в Нальчике и вырастил несколько талантливых режиссеров. Можно ли было бы и в Татарстане сделать что-то подобное? Есть ли у вас в планах дополнительные идеи для развития кинопроизводства в РТ? 

    Если есть базовое образование, которое преподают в нашем институте, и если у человека есть желание совершенствоваться, то для этого открыто очень много возможностей. Например, можно пойти на Высшие режиссерские курсы во ВГИК или в Санкт-Петербургский институт кино и телевидения. Там прекрасные педагоги и мастера, которые за два года дают профессию, то есть обучают по тем предметам, которые направлены только на профессиональные навыки. 

    Я знаю тех, кто оканчивает эти курсы, они очень быстро двигаются, и, конечно, не надо сбрасывать со счетов международные киношколы, где можно получить хорошие навыки. Есть масса европейских школ для создателей кино. Для обучения нужно иметь желание и деньги, для того чтобы платить за эти курсы. 


    А вернутся ли режиссеры, которые окончили курсы в Москве или Европе, снимать фильмы в Татарстан? 

    Для этого нужно создать инфраструктуру в Татарстане, а без киностудии дальше двигаться очень тяжело. Нужна киностудия, которая объединила бы все ресурсы, я бы даже назвала это холдингом. Главный его смысл — вобрать в себя все возможные инфраструктурные элементы. Тогда появятся и серьезные партнеры, которые будут готовы приезжать в Татарстан. 

    Чем больше проектов будет на территории нашей республики, тем больше шансов у наших татарстанских кинематографистов. 

    Есть ли уже информация о других фильмах в рамках сотрудничества и копродукции? 

    Мы уже готовы с американскими партнерами работать, сейчас есть только не сильно проработанная сценарная история, но интерес у продюсеров из США очень большой и они готовы его дальше обсуждать. Если все получится, то появится еще один проект, который будет сниматься в Татарстане совместно с американо-египетской компанией. Мы хотели начать в августе, но пока все-таки еще не готовы. 

    Какие мероприятия вы планируете проводить в следующем году для развития кино в Татарстане кроме ежегодных фестивалей? 

    Мы хотим сделать акцент на образование, то есть на мастер-классы, вебинары с известными кинематографистами. Например, будут охвачены такие вопросы, как правильное оформление документов на получение субсидии, поиск спонсоров и инвесторов через порталы, которые аккумулируют информацию. Мне кажется, что сейчас важно удержать тех, кто начал активно работать, чтобы со своим опытом они не уехали из Татарстана. Удержать их можно только если постоянно совершенствоваться, а для этого нужны средства. 

    Если мы попробуем через вебинары и точечные мастер-классы дать новые знания и приглашать именитых кинематографистов, то продвижение обязательно будет. Причем это будут открытые мероприятия для всех желающих. 


    А кого из известных российских киноделов вы могли бы пригласить в Татарстан? 

    Реально пригласить Тимура Бекмамбетова. Также, я думаю, если Федору Бондарчуку предложить, он тоже не откажется. Очень хорошо мы дружим с Алексеем Учителем, и, кстати, у него есть своя серьезная киношкола. Также можно Владимира Грамматикова пригласить, он с удовольствием приедет. 

    Единственный вопрос — сколько это будет стоить. Но даже если мы объявляем, что приезжает Бондарчук, я уверена, что на его мастер-класс и за деньги пойдут. Поэтому это может стать самоокупаемой историей. 

    Мы в кинотеатре «Мир» будем развивать это движение, у нас есть киноклуб и все для того, чтобы приглашать именитых людей, показывать картины и обсуждать их. Нужно только запланировать под это бюджет, а работа в этом направлении вполне осуществима. 


    Много ли сейчас перспективных молодых режиссеров в Татарстане? 

    Мне нравится, как работают Амир Галиаскаров, Ильшат Рахимбай, Айдар Габдрахманов, это три персоны, которые реально что-то делают, а не стоят на месте. Но сейчас появилась плеяда и более молодых кинопроизводителей, которые стремятся уехать из Татарстана в Москву, Санкт-Петербург или даже в Казахстан. 

    Сейчас там много наших ребят. Айдар Шарипов, например, уже тропинку протоптал, и они снимают там новый фильм. Все же зависит от личных связей. Если мы хорошо сработаем в Узбекистане, у нас будут узбекские коллеги, что даст возможность снимать там и дальше. То же самое в Казахстане. Это огромные пространства. Мы ведь до сих пор не выходили из Татарстана, за редким исключением. Главное сейчас — сделать хорошую репутацию, и для нас это только старт. 


    Будете ли вы организовывать новые фестивали кино?    

    Я вообще считаю, что мы уже созрели для кинофестиваля среди школьников. Я была несколько лет подряд председателем жюри видеофестиваля, который проводится в Атнинском районе. Они собирают учащихся школ, которые увлекаются созданием коротких видеороликов, клипов и небольших передач. 

    Мне кажется, что эту школьную аудиторию нужно брать в свои руки уже сейчас. Да, у нас есть лагерь «Алга», который делает профильные смены несколько раз в год и готовит телевизионщиков и киношников. Однако это движение никак не конкурирует с моей идеей. Я хочу, чтобы это был ежегодный фестиваль, совместно с Министерством образования Республики Татарстан. 

    Эта идея пришла ко мне несколько лет назад. В интернете очень много контента, который набирает большое количество просмотров. Когда я смотрю, что они снимают и что набирает миллионные просмотры, то не могу понять, как это может зацепить и быть интересным. Но тенденция такова, что хорошо воспринимается контент с юмором, например смешные видео с животными. Именно эту энергию нужно направить в профессиональное русло. 

    Я хочу выйти с инициативой такого фестиваля на Министерство образования и, возможно, на Министерство по делам молодежи Республики Татарстан, тогда можно было бы сделать движение вроде «Алтын калям», которому уже около 25 лет. Но это только для развития журналистов, а я говорю о тех, кто не просто пишет сценарии, а еще и снимает, например о молодых операторах школьного возраста. Их нужно постепенно готовить, чтобы произошел переход количества в качество. 

    Чем больше у нас будет тех, кто интересуется кино и кому нравится это делать, тем быстрее мы получим гениального режиссера. 

    Назовите, пожалуйста, ваших фаворитов из мира кино. Какие картины, которые вышли с начала года, вам понравились? 

    Мне нравится, как работает Андрей Звягинцев, это стилистика, которую я принимаю. Также за последнее время мне понравилась корейская картина «Паразиты». Я посмотрела ее в Казахстане, и это уникальный фильм. Крымско-татарскую ленту «Возвращение домой» уже приводила в пример, она тоже очень впечатлила. 

    Из последних нашумевших я не очень приняла «Т-34», и, видимо, я больше склоняюсь к фестивальному кино, мне больше нравятся картины, которые заставляют задуматься и поразмышлять. Из более ранних мне приглянулись «Движение вверх» и «Легенда № 17». Фильм «Движение вверх» выстрелил, прежде всего, потому, что в России сейчас нужны точки опоры, которые дают возможность объединить людей. В данном случае это был патриотизм. Люди зажглись, когда переживали за героев картин. 

    Подобные истории интересны всем, независимо от национальности. Я уже много раз об этом говорила, что нужны герои, история которых будет интересна и понятна всему миру. Но все-таки частичка нашего там должна быть. Ментальные вещи должны быть заложены в фильм, но не только через тюбетейку, эчпочмак и чак-чак, а еще и через психологию отношений. А как это правильно показать, уже зависит от мастерства режиссера. 

    Например, «Паразиты» — сразу видно, что это корейская картина, хотя их история интересна всем. И нам надо сделать так, чтобы говорили: «О, это татары!» Для этого нам нужны в первую очередь хорошие сценарии, то есть сценаристы и драматурги, которые могут поймать тренд во всем мире и адаптировать его под наши реалии, тогда это будет выстрел. 





    Самое читаемое
    Комментарии







    Культура

    Министр культуры Чеченской Республики Хож-Бауди Дааев: «В театр стало невозможно ходить»

    Корреспондент ИА «Татар-информ» Рузиля Мухаметов приняла участие в I Всероссийском фестивале национальных театров «Федерация» и Северо-Кавказском театральном форуме в Грозном. Татарстан на фестивале представили Альметьевский и Камаловский театры. О чеченском взгляде на национальные театры – в нашем материале.

    еще больше новостей

    © 2019 «События»
    Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
    информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
    о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
    коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

    Политика о персональных данных
    Об утверждении Антикоррупционной политики АО "ТАТМЕДИА"
    Для сообщений о фактах коррупции: shamil@tatar-inform.ru

    Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
    Телефон +7 (843) 222-0-999
    Электронная почта info@tatar-inform.ru
    Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
    Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
    Заместитель генерального директора,
    главный редактор русскоязычной ленты
    Олейник Василина Владимировна