«Можно ли обнимать царицу Сююмбике?»: размышления после премьеры одноименной оперы

3 Октября 2018

Фото: Рамиль Гали
Автор материала: Рузиля Мухаметова (www.intertat.tatar, перевод Алии Сабировой)
Авторы оперы "Сююмбике" показали легендарную царицу самой обыкновенной татарской женщиной. Корреспондент ИА «Татар-информ» Рузиля Мухаметова побывала на премьере постановки и делится своими впечатлениями.

Татарский государственный академический театр оперы и балета имени Мусы Джалиля двумя спектаклями два дня подряд представил мировую премьеру оперы «Сююмбике». Образ татарской царицы, который ранее вдохновлял лишь художников, поэтов и Тинчуринский театр, теперь вышел в большой мир масштабным художественным произведением вокально-театрального жанра.

Оперное искусство – одно из самых дорогостоящих. Это произведение – знак уважения к нашей царице в дни, когда Республика Татарстан готовится к празднованию 100-летия образования ТАССР. В первый день премьеры посмотреть спектакль пришли Президент Татарстана Рустам Минниханов и Государственный советник РТ Минтимер Шаймиев, что тоже можно расценивать как дань уважения официальных лиц к личности легендарной царицы.


Опера «Сююмбике» – удивительно красивый спектакль. Профессиональная музыка композитора Резеды Ахияровой, для которой «Сююмбике» стала уже третьей постановкой на сцене татарского театра оперы и балета, профессиональные многосмысловые тексты Рената Хариса, профессиональная работа приглашенного режиссера Юрия Александрова и его команды.

Здесь хочу привести слова татарского композитора Масгуды Шамсутдиновой, проживающей в Америке, которые она написала в социальных сетях.

«Опера относится к самым сложным жанрам после симфонии и оратории, – пишет автор оратории «Жир уллары» и симфонии «Чингисхан». – Такие жанры требуют от авторов отречения от жизни в течение более чем одного года. Каждая наша нота льет воду на мельницу татарского народа. Мы, ратуя за то, чтобы такие произведения были у татар, тащим на своих плечах непосильную мужчинам ношу. На оперу обязательно идите, это не такой жанр, где в тюбетейке пляшут под «Эпипэ», исполняемую на гармошке. Слушать, возможно, будет и тяжело. Здесь ведь не только искусство, но и политика».


Теперь, отложив в сторону официальные оценки, взглянем на содержание произведения. Кто она, Сююмбике?
Сююмбике – дочь ногайского бия Юсуфа, жена ханов Джан-Али, Сафа-Гирея и Шах-Али – единственная женщина, которой судьбой было уготовано встать, хоть и на короткий срок, во главе Казанского ханства. Последний символ Казанского ханства, последняя легенда.
Опера «Сююмбике» – сценическое произведение, в котором Иван Грозный изображен человеком, получающим удовольствие от заглядывания под женскую юбку, а Сююмбике – предающейся утехам с любовником и подвергающейся сексуальному насилию со стороны Шаха-Али за нежелание исполнять супружеский долг.

Сююмбике. До оперы

Сююмбике – историческая личность, перешедшая в память татарского народа грустной легендой. Образ Сююмбике в изобразительном искусстве – это картина неизвестного художника XVII века и работа Баки Урманче. Позже писали ее и другие мастера: Абрек Абызгильдин, Рустам Шамсутов, Рушан Шамсутдинов. Получал ли кто-нибудь из художников государственную премию за создание образа Сююмбике – этого сказать не могу.

Также у нас есть уважаемый журнал, название которого в свое время было изменено с «Азат хатын» на «Сююмбике». Тут хочется вспомнить и известную татарскую актрису Данию Нуруллину – именно она в 90-х годах появилась на обложке этого журнала в образе Сююмбике и воплощала этот образ на разных официальных мероприятиях. Татарский театр лишь однажды обратился к исторической личности казанской царицы – режиссер Тинчуринского театра Рашид Загидуллин поставил спектакль «Сонгы риваять» («Последняя легенда») по произведению Мадины Маликовой. Роль Сююмбике исполнила артистка театра Гузель Гайнуллина. По определению самого театра, это была история о татарской царице «с мягким характером, но сильной духом, несчастной, но сумевшей преодолеть испытания».

Татары хоть и нечасто, но выбирают имя Сююмбике для своих дочерей. Самая известная современная Сююмбике – это, конечно же, Сююмбике Разиловна Зиганшина – директор Национальной библиотеки РТ. Народный поэт Разил Валиев единственную дочь назвал этим именем. То, что она руководит национальной библиотекой Татарстана, тоже, согласитесь, имеет символическое значение.

Опера «Сююмбике» показала внутреннюю сущность последнего символа нации. Творение, появившееся на свет в результате единства желания троих – поэта Рената Хариса, композитора Резеды Ахияровой и директора театра, генерального продюсера спектакля Рауфаля Мухаметзянова.


Авторы оперы, обозначив свое отношение к Сююмбике, пытались донести две вещи:

1.     Сююмбике – обыкновенная женщина.

2.     Политика – мужское дело.

Прежде чем говорить о художественной составляющей, хотелось бы подчеркнуть, насколько профессионально было сделано продюсирование спектакля. Вплоть до премьеры практически никакой информации о нем не было, все держалось в секрете. Но всего два дня на премьерные спектакли – это было сделано, чтобы создать ажиотаж вокруг билетов? Сами организаторы говорили, что билеты разошлись быстро. Не удивительно. Напротив, было бы странно, если бы их не покупали, ведь зритель просто жаждет увидеть на сцене оперного театра национальное произведение. Безусловно, в репертуаре такие спектакли имеются, но на афиши они попадают довольно редко. Не могу не упомянуть и то, что национальные произведения не вывозятся на гастроли. Нет спроса? Ну и что, раз уж спектакль создан, потрачено энное количество средств – так давайте сделаем хороший пиар, так, чтобы появился спрос, – используем для этого все возможности в продюсировании.

К сожалению, на пресс-конференции, устроенной перед премьерой, обсудить вопросы организации, гастролей, бюджета оперы не удалось, не было спикера, который мог бы ответить на эти вопросы. Говорили больше о творческой стороне.

Женщина, которая любила

А теперь о содержании оперы «Сююмбике». События происходят сначала в Казани, затем в Москве, в третьем отделении в Касимово. В первом отделении спектакль идет на татарском, во втором – на русском, в третьем – вновь на татарском.

Краткий сюжет – текст из буклета оперы.

«Июль 1551 года. Заседание дивана (Совета) в ханском дворце. На троне малолетний хан Утямыш, возле него мать – регентша Сююмбике. Глава правительства Бибарс-мурза докладывает о том, что Москва грозит ханству войной. Недалеко от Казани, на реке Свияге, Москва возводит крепость, откуда надо ждать нападения. Казань не в состоянии противостоять: войска ослаблены, поражение неизбежно. В правительстве нет единодушия, сторонники войны и мира вступают в перепалку. Одни призывают воевать, другие – за союз с Москвой. Сююмбике распускает заседание Совета. Она в смятении, не знает, что предпринять. «Врата небес! Что ж вы не открываетесь? Что ж не протянете мне руку помощи? Почему, о Боже, в тяжкий час, мне ты не укажешь верный путь?» – вопрошает Сююмбике. Единственный человек, который может поддержать царицу, – это Кошчак. После смерти мужа он своей любовью и лаской скрасил ее горькое вдовство».


Здесь хочется отдельно остановиться в той части, где Кошчак «любовью и лаской окрасил» одиночество царицы. Любовь Сююмбике и Кошчака (надо понимать, ее любовника) предстает перед зрителем очень красивой. Автор первой татарской эротической поэмы Ренат Харис во всей полноте смог показать, что Сююмбике по жизни не была обделена мужской любовью. Вдохновленные текстами поэта композитор и режиссер также создали красивые, чувственные сцены.

– Вчера во время «сдачи» вроде не так сильно обнимались, может, я просто не заметил, – услышала в антракте от одного из театралов, который решил прокомментировать любовную сцену с участием Сююмбике и Кошчака.

Несомненно, Сююмбике тоже женщина. Она тоже любила, была любима, ее ребенок такой же плод любви. Но видеть, как еще с детства казавшаяся нам нереальной, чуть ли не божественной Сююмбике вот так запросто обнимается с каким-то мужиком –  было немного не по себе. Даже если роль Кошчака исполняет такой красивый артист, как Артур Исламов! Ну мы ведь догадываемся, что своих детей ханы заводили таким же естественным способом, и на свет их дети появлялись, как и все обычные дети. Тем более в те времена не делали ни экстракорпорального оплодотворения, ни кесарева сечения. Но лично мне знать об этом не хотелось.


Если не согласны с этим, объясните тогда одну вещь. Если мы показываем Сююмбике ласкающей мужчину, почему в таких же основанных на истории национальных операх интимные подробности обходим стороной? В той же опере «Джалиль» можно было бы показать всех трех жен поэта, не так ли? Но там его страдания, переживания связаны лишь с женой Аминой и дочерью Чулпан, а где же другая его супруга – Закия и остальные жены, дети? Он не любил других жен? Почему вместе с Чулпан не вспоминает и дочь Люцию? Ведь пока в Москве жила Чулпан Джалилова, тут, в Казани, проживала Люция Джалилова. Для тех, кто не знает, пусть немного уходя в сторону, напомню: внучка Мусы Джалиля Лилиан Наврозашвили – актриса ТЮЗа в Санкт-Петербурге. Прекрасно владеющая родным татарским языком, красивая, благородная. Или ее можно будет показать только через несколько веков? Раз уж у нас, у татар, есть творческие люди, изображающие Сююмбике настоящей женщиной, мечтаю, что будут созданы и художественные произведения, которые представят Мусу Джалиля настоящим татарским мужчиной.

Иван Грозный мечтает заглянуть под юбку Сююмбике

Вернемся к сюжету «Сююмбике». Продолжаю приводить отрывки из текста буклета.

«Бибарс рассчитывает склонить Сююмбике к выполнению условия – ради спасения Родины она вместе с малолетним ханом должна покинуть Казань и уехать в Москву, иначе война неминуема и народ захлебнется в крови. Не видя исхода, Сююмбике вынуждена согласиться.

Август 1551 года. Народ Казани пришел на проводы Сююмбике».

«Сентябрь 1551 года. Московский Кремль. Иван Грозный и его придворные развлекаются в ожидании Сююмбике.

Разговор переходит в шутливое русло. Иван уверяет князя, что татарки недоступны, и, только расстелив зеркальный пол, как это сделал мудрый царь Соломон, можно разглядеть их «достоинства». Придворные лихо подхватывают эту шутку своего повелителя».

«Появляются Сююмбике и Утямыш. Грозный преподносит Сююмбике «подарок». Это Кошчак. Его отряд был перехвачен стражниками Ивана Грозного. Царь предлагает Сююмбике выйти замуж за Кошчака, чтобы спасти его. Сююмбике, понимая невозможность этого альянса, безмерно страдает. «Не принимаю твой подарок! Не хочу быть игрушкой в твоих руках!» – говорит она Грозному, обрекая тем самым любимого на мучительную смерть».


«Сююмбике должна выйти замуж за любимца Москвы Шах-Али (Шигалей), который станет ханом Казани. Сююмбике с возмущением отвергает предложение Грозного: ей ненавистен предатель Шах-Али, трижды изгнанный из Казани».


«Город Касимов. Во дворце хана идет подготовка к свадьбе. Шах-Али сидит на троне. Входит Сююмбике. «Разве трон может осчастливить?» – спрашивает Сююмбике. Она и на этот раз оказалась замужем за троном, хотя всю жизнь мечтала лишь о любящем и любимом муже».

«Сююмбике пускается в неистовую пляску. Шах-Али окриком останавливает Сююмбике: «Прекрати! Цари не танцуют сами! Цари заставляют танцевать мир!..» Но Сююмбике продолжает танец – свой последний танец…»

«Видения Сююмбике. Приходит Шах-Али. Он ездил в Москву, обещал привезти Утямыша, но не сдержал слова. Он ждет от нее «дела» – когда Сююмбике, наконец, начнет исполнять супружеский долг. Разъяренный деспот совершает насилие над беззащитной женщиной».

Шаха-Али играет Филюс Кагиров, «золотой голос» татарской сцены.


«В больном воображении Сююмбике встают видения трагических событий ее жизни. Внезапно кошмар прекращается… Господь услышал несчастную: «врата небес» открылись, приняв страдалицу в свои объятья...»


Свет в конце истории

Таким образом, авторы изобразили Сююмбике в первую очередь женщиной. 


В последних сценах мы видим, как она бредит. Сходит с ума, как сходят с ума простые крестьянские девушки – Сарвар в «Погасших звездах» Карима Тинчурина, Айсылу в «Миркае и Айсылу» Наки Исанбета, Галима в «Черноликих» Мажита Гафури. В конце своих видений с растрепанными волосами наша Сююмбике, окутанная белым туманом, шагает к льющемуся впереди свету. Учитывая, что художник Виктор Герасименко сцену сделал в виде опрокинутой на бок башни Сююмбике, Сююмбике уходит в направлении вершины башни. Значит, значит… авторы приблизились народной легенде – по этой сцене можно предположить, что царица взбирается на башню и бросается вниз. Хотя на пресс-конференции перед оперой «Сююмбике» было сказано, что у этой истории светлый финал.


Кнут Филюса

Несколько слов об артистах. По словам организаторов, они в четырех составах. Спектакль я смотрела в первый день, когда он был представлен также и Президенту РТ. Поэтому сужу по артистам, вышедшим на сцену в первый день. На роль Сююмбике выбраны несколько солисток – в дни премьер выступали солистка театра оперы и балета им. Мусы Джалиля Гульнора Гатина, солистка Краснодарского музыкального театра Гульнара Низамова. Есть надежда, что нам еще посчастливится увидеть еще двух Сююмбике.

Для афиш руководство театра выбрало лицо Гульноры Гатиной. Гульнора – крымская татарка, окончила класс Зили Сунгатуллиной в Казанской государственной консерватории, в театре работает с 2012 года. Фамилия – от мужа Рузиля Гатина, с которым певица уже разведена.

Партию Ивана Грозного до татарского зрителя донес Ахмет Агади, хорошо знакомый ему по образам Габдуллы Тукая в «Любви поэта» и Мусы Джалиля в опере «Джалиль». Кошчак – Артур Исламов, Шах-Али – Филюс Кагиров. Татарская опера, конечно, не может состояться без примы татарского оперного театра Венеры Ганиевой. Сама она в достаточно хорошей форме, чтобы даже Сююмбике исполнить, и исполнила бы. Но мы Венеру Ахатовну видим в роли няни Утямыш хана.

Остановимся на двух мужчинах нашей царицы. Артуру Исламову поручена партия крымского парня Кошчака. По версии Рената Хариса, Кошчака Иван Грозный казнит путем повешения. Раскрашенный художником-гримером в ярко-красный цвет, Кошчак был живописно «повешен» режиссером.

Артур уже вошел в историю татарской музыки как солист одного из первых татарских рок-коллективов и сделал достойную карьеру на оперной сцене. Он окончил Казанскую государственную консерваторию. Мы его хорошо знаем и по спектаклям оперной студии Казанской консерватории. Хочу подчеркнуть его умение доносить текст до зрителя. Во время пения других артистов зрителю приходилось изрядно напрягать слух, чтобы уловить смысл происходящего, а то и поглядывать на табло с текстом. Особенно слушая партии Гульноры Гатиной. А Артур Исламов исполнял свои партии так, что каждое слово доходило до зрителя, без потери смысла. Браво, Артур!

Партия Шаха-Гали – дебют Филюса Кагирова. Насколько я знаю, выходец из Вагаповского фестиваля и воспитанник продюсера Рифата Фаттахова, а сейчас делающий свою карьеру на эстраде самостоятельно Филюс Кагиров всегда мечтал об оперной сцене. И вот его цель достигнута. Не хуже других, не лучше, он хороший певец. Выступление Филюса мы, сидя на соседних сиденьях, смотрели с его другом Раязом Фасыховым. Раяз высоко оценил работу своего товарища, долго аплодировал. Но эстраду из человека так просто не вытащишь – на поклон после спектакля Филюс вышел с кнутом и на сцене им щелкнул. Ладно еще не помахал зрителю со словами «Спасибо, Казань!»

Татары в выражение «щелкает кнутом» вкладывают еще одно значение. А может быть, постановщики оперы еще раз хотели подчеркнуть, что вытворял Шах-Али с Сююмбике? «Кнут Шаха-Али еще щелкает, будьте осторожны, женщины» – это они хотели сказать?

Во втором составе партия Шаха-Али была поручена Ильгаму Валиеву. Ильгам Валиев из Башкортостана. Лауреат национальной театральной премии «Золотая маска». В свое время шли разговоры о том, что он исполнит партию Тукая в опере «Любовь поэта». Но по разным причинам эта роль была суждена Ахмету Агади. А оперная сцена Казани оставалась для Ильгама Валиева мечтой. Наконец, он на татарской сцене. Правда, говорят, роль Шаха-Али Ильгама особо не воодушевила. Ну, люди, он же исполняет на главной башкирской сцене национального героя башкир Салавата Юлаева. А Шах-Али – антигерой татар.


Почему Сююмбике не в джинсах?

А теперь еще один вопрос – к работе художника. Точнее, касается он костюмов. Художник по костюмам – Виктория Хархалуп. Приглашенный специалист. У меня вопрос вызвали косы Сююмбике. То есть за высокой шапкой царицы есть накосник, а волосы почему-то в нее не сложены, просто висят двумя косами. Замужняя женщина, хоть и из среды правителей, волосы не выпускала, прятала в украшенный драгоценными камнями накосник. Художник этого, видимо, не знала или знала, но не сочла обязательным – не могу сказать точно. Но если вы скажете, что это художественный образ, то тогда зачем было утруждаться, шить приближенные к исторической действительности дорогие костюмы – пела бы Сююмбике в джинсах.


Требуем, чтобы «Сююмбике» каждый месяц была на афишах!

По сравнению с радостью от того, что на татарской оперной сцене наконец представлено такое масштабное оперное произведение, с актуальностью спектакля, его политической значимостью, две косы Сююмбике и кнут Филюса очень мелкие проблемы, конечно. Простите, что позволила себе такие придирки.

Прошла двухдневная премьера «Сююмбике». Здесь каждый может найти свое. 

Только одно пожелание – пусть театр повезет эту оперу на гастроли и хотелось бы «Сююмбике» на афишах видеть чаще. На афише октября я ее не нашла.





Самое читаемое
Комментарии







Культура

Алексей Гуськов: Быть любимым и любить — это самая насущная проблема нас как таковых

Народный артист России, актер театра и кино Алексей Гуськов — о том, какие комедии разлетаются на цитаты; каково это, когда твоя жена играет твою бывшую, и почему новый фильм посвящен кинорежиссеру, снимавшему Чулпан Хаматову.

Культура

Критики разносят в пух и прах, зрители довольны. Что же не так с фильмом «Веном»?

Фантастическая лента «Веном» собрала почти один миллиард рублей в России за четыре дня проката. Главную роль в фильме исполнил Том Харди. Оценки критиков на различных ресурсах сильно разнятся: The Telegraph и The Guardian поставили фильму 2 из 10, на агрегаторе Rotten Tomatoes лишь 31 процент «свежести» (при 89 процентах положительных зрительских рецензий), IMDb и КиноПоиск оценили фильм на 7,1 из 10.

еще больше новостей

© 2018 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Телефон +7 (843) 222-0-999
Электронная почта info@tatar-inform.ru
Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
Заместитель генерального директора,
главный редактор русскоязычной ленты
Олейник Василина Владимировна

СОБЫТИЯ
в Яндекс.Дзен
Подписаться
×