Марат Галимов: «Дуэт "Артур-Марат" распался не из-за меня»

19 Мая 2019

    Фото: Султан Исхаков
    Автор материала: Рузиля Мухаметова (www.intertat.tatar, перевод Алии Сабировой)
    Экс-солист группы «Казан егетлэре» и дуэта «Артур-Марат» Марат Галимов в интервью ИА «Татар-информ» озвучил свою версию причины распада дуэта «Артур-Марат».

    Группа «Казан егетлэре» стали молодостью родившегося в советское время поколения, новым дыханием татарской эстрады. Группа была создана в конце 90-х известным московским продюсером Рафаэлем Мазитовым. Марат Галимов, как и Артур Мингазов, – участники самого первого состава группы. Проработав 17 лет, коллектив распался. Артур Мингазов и Марат Галимов образовали собственный проект – дуэт «Артур-Марат».

    Творческий тандем Артура и Марата просуществовал пять лет и буквально в начале этого года тоже распался. В апреле в интервью «Татар-информу» Артур Мингазов рассказал, почему они с Маратом больше не работают вместе.

    Марат Галимов – заслуженный артист Татарстана, выпускник Казанской государственной консерватории. Родился в 1977 году в Заинске. В 1996 – 2014 годах – солист музыкальной группы «Казан егетлэре». В 2014 году получил тяжелую травму, сорвавшись с крыши своего строящегося дома. Полгода был прикован к постели, но нашел в себе силы вернуться на сцену.


    В своем интервью Артур Мингазов затронул вопросы, касающиеся как совместного творчества, так и личности Марата. Слова коллегии по сцене задели Марата Галимова, и он пришел в «Татар-информ», чтобы разъяснить некоторые упомянутые Артуром моменты.

    «Я вообще не хотел читать это интервью. Что будет говорить Артур, как преподнесет, я и так знаю, мы же с ним 20 лет вместе работали – я знаю и характер его, и стиль. Но в некоторых местах он сказал такое – для меня его слова прозвучали очень обидно. На них я отдельно остановлюсь.

    Что меня больше всего расстраивает? Комментарии. Люди пишут, что якобы дуэт распался из-за Марата, Марат променял дуэт с Артуром на Тямая (татарский певец Фирдус Тямаев. – Ред.), а Артур – «ты молодец!». Такие комментарии читать тяжело, но я все же сказал себе – никуда не пойду, никакие интервью давать не буду, мелочиться не стану. Но, однако вот, сижу здесь и даю интервью – к нему меня подтолкнули слова Роберта абый Миннуллина (народный поэт Татарстана. – Ред.).

    Как-то друзья отправили мне скриншот комментария Роберта абый Миннуллина, где он пишет: «Был дуэт с очень красивыми голосами. Насколько я знаю, инициатор – Марат. Очень странный шаг с его стороны. На пике популярности на такой шаг не идут. Глупый поступок от Марата. Артур – тот, кто вывел его на сцену и сделал певцом. Артур настоящий профессиональный исполнитель. Если воссоединятся, для обоих будет хорошо. Наверняка двум людям сложно все время работать в согласии…»

    Эти слова задели меня за живое. Когда я попросил Роберта абый пояснить, он мне написал: «Марат, я этот материал и не видел. Журналисты что-то напутали. Откуда мне знать, что там между вами происходит?! Потом, дело же не в этом – распались, ну и все на этом. Кто первый ушел, кто второй – это неважно. Дай интервью, как это сделал Артур. Скажи правду! Когда ты сам молчишь, гуляют всякие версии. Вообще вы занимаетесь ерундой. Будьте серьезнее, ребята». Прошу у Роберта абый прощения. Мы с ним созвонились. Он сказал: «Марат, пой, если нужны будут тексты песен – пожалуйста!»

    Мне и после «Татар жыры» журналисты много раз звонили. И после интервью Артура были звонки. Они говорят, «Давай ты тоже ответь ему, почему так оставляешь?» Я сказал: «Нет, не буду мараться, я вам скажу одно, а вы перевернете по-своему. А потом я окажусь виноватым».

    Но после слов Роберта абый решился дать интервью. Я здесь не для того, чтобы оправдываться или компрометировать Артура. Просто хочу внести ясность в его слова, сказанные им обо мне.

    Во-первых, о том, что я на фестивале «Татар жыры» якобы для пиара сообщил о распаде дуэта.

    Может, это и стало пиаром – «Татар жыры» смотрит большая аудитория. Но даже если так, это не было каким-то подготовленным пиаром. Артур ведь давно уже говорил, что хочет петь отдельно, сделать сольную карьеру. Еще за год до этого случая в «Татар жыры» он нам с Булатом Хасановым, нашим концертным директором, говорил, что собирается записывать сольные песни и будет совмещать сольную карьеру с работой в нашем дуэте.

    Тогда я Артуру сказал, что собственная карьера будет отнимать у него много времени и дуэт наш проживет максимум два-три года. Так и вышло – не прошло и года, он распался. Но тогда Артур сказал, что будем работать в дуэте.

    Мы с Булатом против его сольного пения не возражали. Артур отдал свои песни на ротацию, снял клипы для телевидения. А я даже не думал петь отдельно и даже на «Татар жыры» не собирался говорить, что дуэта больше не будет, а просто сказал, что нас можно будет увидеть и отдельно. Кто слушал внимательно, тот понял, что дуэт не распадется.

    А кому-то показалось, что я говорю – мы с Артуром расходимся, каждый сам по себе, у каждого из нас будет сольная карьера. Пошли слухи. Мое заявление на «Татар жыры» вышло немного запутанным, и для меня оно было экспромтом. Конечно, и для Артура было неожиданным. Просто так получилось…

    Артур после «Татар жыры» ходил все обдумывал. И как-то после мероприятия в ресторане «Тимерхан» подошел к нам и прямо сказал: «Ребята, я в дуэте петь не буду». А нас еще были запланированные выступления. Мы его пытались уговорить еще поработать. Он отказался. Сказал: «Или пусть Марат поет сольно, или я буду петь сольно».


    Поэтому обращаюсь ко всем: друзья мои, кто писал комментарии, посты, – это не я развалил дуэт. Возможно, вина тут лежит и на мне, и на Артуре. Но Артур первым сказал: «Я не буду работать в дуэте». Стоял бы сейчас он рядом, подтвердил бы, что было не так. Наш концертный директор Булат был свидетелем этого разговора, он очень честный парень.

    Второе, что меня удивило в интервью, – его слова о том, что именно он предложил мне поработать тамадой, якобы он заметил мои способности.

    Но это ведь не так. Еще в пору работы с первым составом «Казан егетлэре» я предлагал ребятам вести свадьбы, юбилеи, зарабатывать на этом. Тогда один из нас сказал, имени называть не буду: «Мы группа статусная, вести свадьбы, юбилеи от имени «Казан егетлэре» нам не к лицу».

    Мы отказались от этой идеи. Потом, когда уже мы стали дуэтом, я как-то Артуру сказал, что хочу заняться этим, так как мне надо кормить семью. Артур предложил работать вместе. Я сказал, что хочу один попробовать. Что мы могли бы выступать на празднике как дуэт, а вести его буду я. Вот такой был разговор. А Артур почему-то приписывает идею себе, откуда он это взял – непонятно.

    Третье, что меня удивило, связано с Тямаем. Меня очень удивили слова Артура, что Тямай якобы ниже меня статусом, что мне не стоит работать «под ним», что Тямай еще только получил заслуженного, а я уже давно «заслуженный» и так далее.

    Еще когда мы с Артуром только стали дуэтом, у нас состоялся разговор с Фирдусом Тямаевым. Артур наверняка помнит. Артур тогда сам предложил Тямаю взять нас в свои концерты. Чтобы в Челнах, в тех регионах Татарстана нас люди увидели, узнали. И это был правильный ход. Тямай согласился, он человек очень открытый и отзывчивый. Мы пели на концертах Тямая.

    И с какой стати сейчас Артур делает такие заявления – я не понял. Тямаю это не понравилось. Я, конечно, ему сказал, что не стоит тратить на это нервы, что такие вещи случаются, еще сильнее могут ударить. Но Тямай хочет понять, и он собирается спросить Артура, чтобы тот ответил, глядя ему в глаза.

    И четвертое – это связано с моей женой. Всего одно предложение, но ответ Артура меня просто убил. Они с журналистом обсуждают, что я вышел работать с Тямаем, и журналист выдает очень странную мысль: «Наверное, деньги нужны. И жена ведь у него намного моложе его самого». Артур отвечает: «Да, именно так».

    Артур, за двадцать лет работы с тобой чего только не было. Были тяжелые времена, даже на хлеб не хватало, кусок хлеба делили… Но такую вещь ты не должен был говорить, мне кажется. Если бы спросили о его жене, я бы или похвалил ее, или сказал бы, что это не мое дело. Сказал бы – идите спросите у него самого. Артур должен был дать именно такой ответ. Моя жена, пока я был прикован к постели, ухаживала за мной целый год. Я очень ей благодарен! У меня был сломан позвоночник, ноги, даже двинуться не мог, все болело ужасно. Каково это – ухаживать за лежачим больным, знают только те, кто сам это делал.

    То, что Артур так ответил, – неправильно. Возможно, он так и не отвечал, но так вышло, якобы у Марата жена молодая, денег не хватает, поэтому, наверное, она выгнала его на работу. А кому в этой жизни денег хватает?!

    Дорогие мои журналисты, и вам денег не хватает. Да, журналистам, конечно, надо что-то писать, нужны кричащие имена, чтобы люди читали. Это ваш хлеб – понимаю, но во всем должна быть мера. Если хотите узнать, выгоняла ли человека на работу жена, это надо спросить у самого человека.

    Что касается того, почему я работаю у Тямая. Когда Артур перестал работать в дуэте, я не знал, что делать. Нас еще в ноябре позвали на «Мост дружбы», Артур сказал, что ехать не может, с работы не отпускают. Мы не стали возражать.

    Так мы с Булатом остались без денег. И после этого были разные концерты-мероприятия, звали наш дуэт. Предлагал себя одного – их не устраивает, нужен дуэт.

    Не знал, что делать. Решил позвонить Тямаю. Говорю, такая вот ситуация, мне надо работать сольно. Давай, говорю, приеду в Челны, Альметьевск, покажусь пару дней на твоих концертах, люди увидят, начнут говорить… Тямай не был против. Уехал на два-три дня в одном костюме, вот уже три месяца езжу с Тямаем, работаю.

    Спасибо Всевышнему – показал мне способ выйти на сцену. Работать с Тямаем – это для меня выход к зрителю. Записал новые песни. Потому что своих песен не было. Я ведь и не думал сольно петь, и мысли не было. Сольно я пою от безвыходности. Вот всё, что я хотел прийти и сказать здесь.


     Марат, когда распалась ваша прежняя группа, не думал петь с женой Линарой? Сейчас ведь все поют с женами…

    Этот вопрос мне не задает только ленивый. И жена говорит – давай петь. Я с женой петь не могу – мы рассоримся (смеется). Нас как-то позвали вместе выступить на концерт, где и президент был, мне кажется, хорошо выступили. Только записывать песню было тяжело – она свое говорит, а я свое. Но все равно пришли к общему мнению.

    Но если каждую песню так начнем записывать, будет тяжело. А что касается дуэта с Линарой, возможно, запишем пару песен.

    – Марат, несколько лет назад ты травмировался и довольно долго лежал в постели. Вот этот случай помог тебе понять, кто есть кто? Как тогда себя повели твои друзья, тот же Артур? Помогали, навещали?

    Наверное, будет неправильно рассказать все открыто. В тот день, когда я сорвался с крыши, со мной был Булат. Помог лечь в РКБ, Артур тоже приехал. Рядом со мной каждый день были жена и мои родители. Жена от меня даже не отходила. И прогонял, и ругал, чтобы ушла.

    Наш концертный директор Булат тоже приезжал почти каждый день. Артур тоже приходил, если скажу, что не приходил, несправедливо будет по отношению к нему. Но, говорят, чтобы понять, кто твой друг, попробуй дать человеку власть или окажись в тяжелой ситуации. Кто есть кто – сразу становится ясно.

    Я остался в очень затруднительном положении в плане денег. Деньгами никто не помог. Это не критика и не обида, у каждого своя жизнь. Кто мне протянул руку помощи, а кто нет – знаю только сам. Есть и такие, кто говорит, что мне помог, у кого-то помощь только на словах… Имена не буду называть – не хочу сплетничать.

    Слава Аллаху, моя жена днем ухаживала за мной, ночью работала администратором в ресторане. Она совершила ради меня такой героический поступок. Еще ребенок маленький – родители помогали с обеих сторон, спасибо им. У меня ведь положение было серьезное – речь шла об ампутации ноги. А я дал себе слово: захромаю – на сцену больше не выйду.

    Мне жена сказала – пой один, ты станешь популярным. А я привык работать в команде, мне нужно, чтобы рядом были люди. Что бы ни происходило в жизни, Аллах меня толкает к сцене, только хочу уйти – обратно ведет на сцену. Сначала ушел из «Казан егетлэре». С Артуром снова воссоединились, стали дуэтом. Теперь ушел Артур, дуэт распался.

    С 25-летним багажом снова ступил на эту сцену. Никогда не думал, что буду петь сольно. Но это жизнь, она нас ведет…

     Значит, начнешь выступать, как Марат Галимов?

    А куда деваться?! Пробую петь, вроде получается, люди говорят – хорошо, давно надо было самому петь. А кто-то до сих по говорит: «Почему развалили дуэт? Хороший был дуэт». А я людям объяснял, что Артур работает на государственной работе, поэтому не может уйти.

     Артур в своем интервью сказал, что вам как исполнителям некуда больше стремиться, вы достигли пика в творчестве. Согласен?

    У каждого артиста своя вершина. Артур, возможно, уперся в свой потолок и дальше уже не захотел идти… А что касается нашего дуэта, по мне, так до потолка еще было далеко. Если речь идет о потолке татарской эстрады, то тут вообще не так. Потолка нет, надо расти всесторонне.

     У «Казан егетлэре» новый состав. Общаетесь с ними?

    Здороваемся при встрече. Так, близкого общения не было. Как-то пришлось выступать на одном концерте. Они спели очень красивый гимн. Я сказал: «Классно получилось, ребята». Когда я их похвалил, в ответ они меня тоже…

     Их можно считать вашими продолжателями?

    У них стиль поменялся. Они перешли на более ритмичные, танцевальные вещи. Мы ведь пели патриотические, народные песни, серьезные вещи. Не говорю, что они не поют серьезное, у них свое направление. Кто-то считает, что они уронили статус имени «Казан егетлэре», а кому-то кажется, что наоборот. Сколько людей – столько и мнений. Пусть идут своим путем!

    – Какие песни самого популярного периода группы «Казан егетлэре» ты считаешь лучшими? Такие, что достойны остаться в истории татарского искусства. «Миляуша»?

    Мы ведь на эстраду пришли с песней «Миляуша». Были и другие хиты – сильным получилась «Нигэ яна йорэгем». Мы там впервые использовали рэп. Записали песню «Саргайган мэхэббэт» и клип выпустили – она стала очень популярной.

    И критики нам досталось много. В Камаловском театре вышли петь «Миляушу» в трико, кроссовках. Нас сильно раскритиковали. А это мы вышли по-своему, по-молодежному. Мы были среди первых, тогда не было такой группы и таких песен. Сейчас послушаешь эти песни – аранжировки 19-летней давности исполнить никто не может, это я могу сказать точно. Песни мы записывали месяцами. А сейчас ведь за каждый поход в студию надо платить. А мы приходили, слушали аранжировку, изменяли ее, заново записывали вокал…

    Почему-то «Казан егетлэре» не смогли выдать такую песню, чтобы она стала гимном Казани…

    Такую песню мы пробовали записать. Писали также с Айдаром Галимовым песню «Казань – Уфа», чтобы объединить башкир и татар, – она как-то не пошла. Или ротации не хватило? А во времена нашей «Казан егетлэре» исполненного нами такого гимна не было. А возможно, если бы мы сейчас работали, он появился бы, ведь с возрастом смотришь на вещи и на людей по-другому. Написали бы.

     А сейчас как Марат Галимов – не хотел бы написать песню, которая станет гимном Казани? Ты ведь, что ни говори, остаешься одним из «Казан егетлэре».

    Об этом еще не думал, если честно. Надо будет подумать.

     Марат, извини, но вернусь к теме жен. Лучше у тебя спрошу, чем у кого-то: с первой женой общаетесь?

    У меня ведь двое детей от первой жены. Слава Аллаху, они уже большие. Ралине семнадцать, сыну Сулейману скоро тринадцать. Рвать отношения с матерью своих детей – это было бы неправильно. Я помогаю им по мере своих возможностей. Линара любит моих детей. Когда я дома, в выходные стараюсь приводить их к нам в гости. И дочка Камелия очень любит Ралину и Сулеймана. Поэтому мы с женой общаемся, созваниваемся, стараюсь помогать. Возможно, не настолько хорошо, как надо. По мере возможности. Со стороны семьи, детей все хорошо, слава богу.

     А с Артуром, значит, даже не созваниваетесь?

    С Артуром не созваниваемся – он это и в интервью сказал. Но я его поздравил с днем рождения 30 марта… А через два-три дня вышло его интервью. Если бы интервью вышло до дня его рождения, я бы не стал его поздравлять – говорю откровенно. Он теперь добился того, чего хотел: поет один, сбылась его мечта. А мое сольное пение – так получилось…





    Самое читаемое
    Комментарии







    Культура

    Как развивается стендап-движение в Казани: международный стендап-фестиваль в Казани будет бесплатным для зрителей благодаря гранту «Тавриды — АРТ»

    В крымском Судаке завершился фестиваль творческих сообществ «Таврида — АРТ». Участник из Татарстана Артур Шамгунов стал обладателем гранта более чем на 1,5 млн рублей на организацию международного стендап-фестиваля в Казани. Как студенты смогут пошутить на одной сцене со знаменитыми комиками? Кто с помощью стендап-клуба в Казани попал на ТНТ? Об этом Артур рассказал в интервью корреспонденту ИА «Татар-информ».

    еще больше новостей

    © 2019 «События»
    Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
    информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
    о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
    коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

    Политика о персональных данных
    Об утверждении Антикоррупционной политики АО "ТАТМЕДИА"
    Для сообщений о фактах коррупции: shamil@tatar-inform.ru

    Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
    Телефон +7 (843) 222-0-999
    Электронная почта info@tatar-inform.ru
    Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
    Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
    Заместитель генерального директора,
    главный редактор русскоязычной ленты
    Олейник Василина Владимировна