«Легла бы вместо дочери в ее могилу сама»: мать Хании Фархи - о переживаниях, воспоминаниях и последних часах с дочерью

27 Мая 2018

Фото: Расих Фасхутдинов
Автор материала: Чулпан Шакирова (перевод, www.intertat.tatar)
Почти год прошел с того дня, как ушла из жизни Хания Фархи – татарская Примадонна, певица, которую одинаково горячо любили в Татарстане и родном Башкортостане. Все это время люди хранили в душе память о ней, как о родном человеке. Достаточно услышать ее имя – вздрагивают сердца даже тех, кто никогда не был знаком с певицей лично, а видел лишь по телевизору.

Никому по-настоящему не понять, что сейчас происходит в душе родной матери певицы, 88-летней Фании апа. Ведь смерть дочери Хании стала уже четвертым по счету тяжелым горем, обрушившимся на плечи этой маленькой женщины.

18 мая на родине Хании Фархи - в селе Татышлы проходил первый межрегиональный вокальный фестиваль, посвященный памяти певицы. Корреспондент «Татар-информа» побывала на фестивале и поговорила с Фанией апа – о ее переживаниях, воспоминаниях и последних часах, проведенных с дочерью.


– Фания апа, сегодня многие перепевают песни Хании Фархи, берут их в свой репертуар. Вам не обидно – ведь эти песни пела ваша дочь, это ее песни?

– Ну что вы, конечно нет. Пусть поют. Все время смотрю на фотографии Хании, а когда слышу ее песни – будто она сама встает передо мной. Очень тяжело. Хоть и тяжело слышать, но слушать ее песни мне хочется.

– Слушаете ее песни, вспоминаете ее?

– Слушаю, слушаю. Постоянно смотрю по телевизору. Она ведь всю жизнь пела. С детства. Начала петь в три года. Соберет соседских детей, делает для них концерт, или поставит ёлку в центре дома и устроит для них новогодний праздник. Дети вместе с ней пели, танцевали и сама она пела.


– Хания апа с детства хотела стать певицей?

– Сама хотела стать певицей. Отец попытался отговорить. Я сказала – пусть делает что хочет. А папа сказал: «Дочка, работа артиста очень тяжелая, пожалуйста, отучись просто на бухгалтера». Но она поехала в Уфу, чтобы стать певицей. Тогда ей отказали, сказали молодая еще. Она вернулась, а мы и рады.

– Хания апа часто к вам приезжала?

– Еще бы! Постоянно была у меня. Даже на море и санатории не ездила, говорила: «Лучший отдых рядом с тобой, мама» и приезжала ко мне.


– У кого ни спроси, все вспоминают о Хание апа как о сильном человеке. А вам как матери она рассказывала подробности своей жизни?

– Она не была такой. Не жаловалась, о трудностях молчала. Работу свою любила. И на жизнь не жаловалась. И зять (Габдулхай Биктагиров. – Ред.) был прекрасным человеком, от него видела только уважение и заботу. Он ведь меня называл «әни» – мамой, хотя в наших краях к теще принято обращаться «әби» – бабушка. Габдулхай с первого дня сказал, что будет ко мне обращаться не «әби», а «әни». И до сих пор так называет, родной.


– Фания апа, вы – мать-героиня, подарившая жизнь шестерым детям. Ведь нелегко было воспитать столько, поставить на ноги?

– С мужем прожили 56 лет. Ни меня не обижал, ни к детям не был суров. Богатыми мы не были, скорее бедные, но справлялись. Нелегко было растить детей, ведь их, слава Аллаху, было шестеро: Замгия, Тимергали, Хания, Нурислам, Салават, Фируза. По мере сил всем дали образование. Музыкальный талант свой Хания, видимо, получила от отца. Я не пела – наши времена были такие, что петь особо не хотелось. А папа Хании очень хорошо играл на гармони. Сам играл и пел. У нас все дети оказались музыкальными – пошли в отца. Я уже, наверное, и позабыла те времена, возраст ведь у меня большой. Их ведь было шестеро, остались вот всего двое. Иногда думаю – то ли нарочно умирают? Сегодня живы только сын Салават и дочка Фируза.


«Оберегала меня: “Если ты умрешь, свет в доме погаснет, куда мы будем приезжать, ты не умирай”»

– Фания апа, не было предчувствия, что Хания апа так внезапно и рано уйдет?

– Нет, к сожалению, не было предчувствия. Она сама переживала, что я покину их. Говорила: «Мама, если ты умрешь, нам будет очень тяжело, некому будет сказать «мама»… А вдруг окажусь на гастролях, не смогу приехать? Успею ли приехать к тебе». Всегда беспокоилась обо мне, оберегала: «Если умрешь ты, свет в доме погаснет, куда мы будем приезжать, мама, ты не умирай».

Хания была моей надежной опорой. Когда жили в Салаюа, построила для меня дом со всем хозяйством. Этот дом до сих пор возвышается горой. Когда деревня стала умирать, в 2000 году в Татышлы купила вот этот дом.

– Уже год, как Хания апа ушла, снится она вам?

– Видела всего два раза. В первый раз – как расчесывает козий пух. Говорит: «Козий пух, мам, делай пряжу тоненькой, ладно. Свяжи шаль, пусть голова не мерзнет». И вот недавно опять приснилась. Сама не показалась, я только поняла, что она готовит поесть. То ли меня ждет?


– А когда она не могла приехать, часто общались по телефону?

– По два-три раза в день. Хоть расстояния были большие, помнила обо мне всегда, жила ради меня. Какое же это несчастье, ушла неожиданно, так скоро.

«В этот раз, уезжая, веселилась и смеялась, и никто из нас не плакал. Кто мог подумать, что она умрет?!»

– Фания апа, 27 июля – как вы прощались с Ханией апа?

– Она уезжала веселая, радостная. Мы были у Фирузы. Она ведь собиралась увезти в гости в Казань двух племянниц – дочерей Фирузы. Вышла, села в машину, торопится, будто рвется куда-то. Племянницы всё не идут из дома. Тогда и я вышла и села к ней в машину. «Что же они не идут?», говорит, меня обнимает. «Мам, тебя не станем уж отвозить домой, увезем в Казань». «Долго там не будем, надо в Уфу ехать, вернемся через пару дней». А я: «Ты что уж, родная, зачем мне ехать, что мне там делать?» Меня завезли домой. Хания в дом не стала заходить, сказала, что времени нет. Сорвала цветок перед домом. «Какой душистый, мам, до Казани буду ехать и наслаждаться». Вырвала две головки чеснока из огорода. Говорю: «Нужен чеснок – пусть выкопают, увезите». «Нет, мама, мне двух хватит». Обычно, уезжая, она долго не могла расстаться, мучилась, плакала. Перед домом собирались все мы, народу как Сабантуй, она уезжала вся заплаканная. На этот раз всё смеялась и веселилась, никто из нас не плакал. Кто же мог подумать, что умрет она? Вот я жду, когда мне сообщат, что они доехали. И часа не прошло, заходит старшая дочь Фирузы Галия. «Бабушка, Ханию апа положили в больницу». Я удивилась: не болела ведь, только что от меня ушла в прекрасном настроении. Сразу после Галии приехала Фируза. Говорит: «Мама, сестру проводили, она ушла». Я не поняла: «Как, кто-то приехал, забрал ее?» Она: «Ушла, уехала, все». Это она хотела сказать, что Хания умерла. Значит, дочка в этот раз приезжала попрощаться… Чувствовала, что это ее конец, торопилась, рвалась уехать.


– Верите, что ее больше нет, что она умерла?

– Если бы глубоко задумалась об этом, что она уже умерла, – не выдержала бы, сошла бы с ума. Утешаю себя, говорю, что она просто уехала в Казань. Зазвонит телефон – кажется, что это она. Жить одной очень тяжело. Нет ни дня, чтобы не думала о ней. Иногда громко плачу, иногда ругаю ее: «Почему ты меня оставила, наверное, нарочно умерла?!»

– Ханию апа очень любили, до сих пор любят. Фания апа, вы сами ощущаете гордость оттого, что вы мать народной артистки?

– Я же всего лишь колхозница. Себя никогда так не возвышала. Если Хания приезжала с концертом – всей семьей собирались и шли на ее концерт. Она злиться не умела, плохих слов от нее никто не слышал – только смеялась и улыбалась. Была открытой, искренней, щедрой, очень щедрой. Сердце мое забрала с собой. Плакать, говорят, нельзя, но плачу, невыносимо. Это после ее смерти мне стало вот так плохо. Пока время не придет, не уйдешь ведь… Иногда думаю – хоть бы вместо дочери самой лечь в ее могилу…

***

Народная артистка Татарстана и Башкортостана Хания Фархи скончалась 27 июля 2017 года. Причиной смерти стала остановка сердца. 31 мая певице исполнилось бы 58 лет.




Самое читаемое
Комментарии







Культура

«Если Арслан не станет артистом, переживать не буду. А сегодня я нужна сыну»: Гузель Минакова-Сибгатуллина уволилась из Камаловского театра

Актриса Гузель Минакова, мама пятилетнего Арслана Сибгатуллина, прославившегося чтением «Туган тел» и «Гамлета», сыгравшего роль Утямыша в опере «Сююмбике»,  ушла из Камаловского театра. Наш корреспондент Рузиля Мухаметова выясняет причины и на схожих примерах делает прогноз на будущее.

Культура

Михаил Бычков: «1993 год – время не самое лучшее в истории нашей страны, но тогда казалось возможным построить независимый от государства театр»

В Казанском русском драматическом театре им. В. Качалова проходит Качаловский фестиваль. Первым гостем off-программы масштабного форума стал Михаил Бычков – обладатель многих и многих статусных регалий (включая лауреатство «Золотой маски» и премий имени Станиславского и Волкова), имя, известное в театральных кругах.

Культура

Почему некоторые татарские артисты отказались сниматься в сериале «Зулейха открывает глаза»?

В Татарстане кино пока снимают мало. И качество его не всегда радует, и профессионалов немного. А артисту сниматься в кино хочется. Это естественно. Кино для московских драматических артистов и хлеб, и источник популярности. А нашим актерам драмы ни то ни другое особо не достается. Так почему же в такой ситуации некоторые татарские артисты отказались от московского проекта?

еще больше новостей

© 2018 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Телефон +7 (843) 222-0-999
Электронная почта info@tatar-inform.ru
Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
Заместитель генерального директора,
главный редактор русскоязычной ленты
Олейник Василина Владимировна

СОБЫТИЯ
в Яндекс.Дзен
Подписаться
×