Взятки на 30 миллионов рублей, десятки раскрытых мошеннических схем и «мертвые души»: об особенностях борьбы с коррупцией в Татарстане

7 Декабря 2018

Фото: Михаил Захаров
Автор материала: Елена Кривопатре
Сколько стоит оценка? Можно ли избежать ответственности за взятку? Какие сферы жизни татарстанцев наиболее подвержены коррупции? На эти и другие вопросы накануне Международного дня борьбы с коррупцией ИА «Татар-информ» ответил начальник отдела Управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по РТ Дмитрий Козлов.

– Дмитрий Николаевич, как вы оцениваете ситуацию с коррупцией в республике на сегодняшний день?

– По итогам 10 месяцев этого года в Республике Татарстан выявлено 729 преступлений коррупционной направленности. Надо сказать, что тенденция идет к снижению – в прошлом году эта цифра была выше.

В разрезе регионов Приволжского федерального округа результаты одни из наилучших. Это говорит о том, что преступления не просто выявляются, им дается соответствующая оценка и в абсолютном большинстве дела доводятся до суда. То есть наказание для тех, кто совершил преступление, неминуемо.

За этот год к уголовной ответственности было привлечено более 200 должностных лиц. Почти половина из них за превышение и злоупотребление должностными полномочиями. Конечно же, это много, но по сравнению с прошлым годом этот показатель снизился на 9 процентов.

Действиями этих людей был нанесен ущерб более 488 миллионов рублей, и это только по оконченным следственным делам.

Большая часть таких преступлений была совершена в сфере распоряжения недвижимым госимуществом – 176 случаев. На втором месте – сфера образования, здесь было совершено 104 преступления. На третьем месте – сфера строительства и ЖКХ, 27 преступлений.

На получении взятки в Татарстане попались 137 человек, из них 40 незаконно получили более 150 тысяч рублей, что считается крупным размером.

Общий размер взяток за этот год составил более 30 млн рублей – довольно-таки значительная сумма. И надо отметить, что суммы растут.

Коррупция – это латентный вид преступления. Для его выявления и раскрытия требуется комплекс оперативно-розыскных мероприятий, тесное взаимодействие со следственными подразделениями, прокуратурой и ведомствами.

Вопрос коррупции – это не только вопрос взяточничества, но и распределения бюджетных средств, выделения и использования земельных участков. Поэтому здесь, конечно, требуется взаимодействие с контрольными органами.


– Поступают ли жалобы на коррупционеров от жителей республики?

– Не так много, как нам бы этого хотелось. Но в этом направлении ведется работа. Хотелось бы, чтобы люди не боялись и больше доверяли правоохранительным органам. Сейчас есть множество анонимных каналов связи, и «Народный контроль», и интернет-приемные.

Сейчас мы планируем запустить целый ряд видеороликов о борьбе с коррупцией. Обычно такие материалы имеют запугивающий характер, но мы решили немного разрядить обстановку. Наша главная задача – дать понять людям, что о таких фактах нужно сообщать, по-другому коррупцию не победить.

– По статистике, за дачу взятки привлекают намного меньше людей, чем за ее получение. С чем это связано?

– Здесь несколько причин. Тот, кто уже сам стал участником коррупционного преступления, то есть дал взятку, попросту боится, что пойдет под суд вместе с тем, кто эту взятку от него получил.

Но мы стараемся, чтобы люди сами обращались, доверяли правоохранительным органам, поэтому по закону предусмотрено освобождение от уголовной ответственности таких лиц. И статистика показывает, что это норма закона реально действует. К тому же степень гражданской ответственности у должностных лиц выше, поэтому на них делается основной упор.

Избежать ответственности можно в случаях, когда взятка вымогалась, когда тот, кто ее дал, добровольно сообщил об этом в полицию и активно участвовал в раскрытии преступления.

Но есть и недобросовестные граждане, которые, дав взятку, совершенно не думают о последствиях.

К примеру, сейчас в суде рассматривается крупное дело по филиалу КФУ в Набережных Челнах, где выявлены многочисленные случаи взяточничества. Здесь по уголовному делу проходят три должностных лица. Это те, кто организовал схему поборов. Вместе с ними по делу проходят и более 20 студентов филиала КФУ. Уголовное наказание неминуемо как тем, так и другим.


– Сколько и каких коррупционных преступлений было выявлено в сфере образования?

– Каждое пятое коррупционное преступление совершается в сфере образования. Значительную часть из них составляют высшие учебные заведения.

Что удивительно, суммы взяток возросли. Если раньше пятерка стоила примерно 500 рублей, то сейчас за такую оценку просят около 10–15 тысяч рублей, а чтобы купить диплом, приходится выложить 300–500 тысяч рублей.

– В настоящее время в суде рассматривается дело экс-ректора КХТИ Германа Дьяконова и его подчиненных. У них, если верить материалам дела, другие были масштабы?

– Мы сталкиваемся с такой ситуацией, что в некоторых сферах уже не имеет смысла брать взятки, если ты выстраиваешь целую линию финансирования прямиком в свой карман. Так случилось и в этом вузе.


Его сотрудники выводили колоссальные суммы под видом затрат на научные исследования, семинары и закупку различных материалов. Если поставить такие моменты на поток, то вопрос взяточничества уже становится не столь актуальным.

Ранее ИА «Татар-информ» сообщало, что экс-ректора КХТИ Германа Дьяконова и шестерых его сообщников обвиняют в хищении 64 миллионов рублейПо версии следствия, сотрудники вуза завышали стоимость проведения семинаров и стоимость оборудования и переводили деньги на счета сторонних организаций. Для прикрытия они проводили лекции с минимальными затратами и закупали товары по низким ценам, а разницу в стоимости присваивали себе. Кроме этого, фигуранты дела выписывали работникам заведения фиктивные премии.


– В чем сложность раскрытия подобных дел?

– Когда речь идет об использовании сети посредников, о подставных организациях, то отследить такие моменты гораздо сложнее. Обычно в таких делах прослеживается длительный временной интервал и большой оборот наличности. И самое сложное – доказать корыстные мотивы, а это является обязательным признаком коррупционного преступления.

На образование выделяются крупные суммы из бюджета. Если взять статьи расходов, там чего только не предусмотрено. Мы провели определенный анализ и за последние два года выявили порядка десяти различных схем вывода средства, причем только на уровне школ и детсадов.

Одна из самых старых схем – фиктивное трудоустройство, когда люди числятся в учреждении, но реально там не работают. Сейчас стало доходить до того, что на работу устраивают чуть ли не всех своих родственников.

Подобный случай произошел в Елабуге, а в Чистополе еще и учащиеся некоторых бюджетных учреждениях существовали только на бумаге. Таким образом была оформлена целая группа и на каждого ученика выплачивались бюджетные средства.

Еще одна из схем – махинации с имуществом. Муниципалитет выделяет помещения для учебных заведений, а их сдают в аренду под салоны красоты, офисы и прочее.

Сейчас в суде рассматривают уголовное дело директора Лаишевского детского дома-интерната для слабослышащих детей.

Руководитель учреждения списывала затраты на ГСМ себе в карман. Транспорт не использовался, соответственно реальных расходов не было и деньги просто обналичивались. Этого ей оказалось недостаточно, и со склада выносились продукты, а потом проводилась фиктивная калькуляция, якобы все это выдавалось детям. Также заключались фиктивные договоры на поставку товаров и продуктов. То есть человек пользовался всем чем мог.

– Какие крупные преступления были выявлены в сфере недвижимости и выделения земельных участков?

– Каждое третье коррупционное преступление приходится на сферу сделок с государственной недвижимостью и на ситуации с выделением земель.

Это и незаконное выделение земель, и нарушение определенного порядка регистрации участков, установленного государством.

По одному из последних казанских дел, по которому были задержания, стоял вопрос о нарушении границ земельных участков, самовольных захватов территории. Следствие еще продолжается, поэтому пока не могу раскрыть всех подробностей.

Хочу сказать, что в Казани такая проблема с землями не редкость – у нас же ежегодно создаются новые поселки и садовые общества. В связи с этим возникают споры с наложением земельных участков друг на друга.

То есть человек покупает участок, приходит на место и видит, что там, где должна быть его земля, стоит соседская постройка. Конечно, у нас попадаются «инициативные» люди, которые берут все в свои руки и начинают самовольно расширять территорию, но ничем хорошим это обычно не заканчивается.


– Какие преступления в этом году, по вашему мнению, были самыми громкими?

– Я бы назвал дело экс-ректора КХТИ и экс-главы Федерации профсоюзов Татарстана Татьяны Водопьяновой.

Ранее ИА «Татар-информ» сообщало, что экс-главу Федерации профсоюзов Татарстана Татьяну Водопьянову подозревали в коммерческом подкупе в особо крупном размере. Сотрудники Управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по РТ провели обыски, было возбуждено уголовное дело.

По версии следствия, Водопьянова, угрожая увольнением, заставила главврача санатория «Бакирово» Марата Ибрагимова оформить от имени учреждения договор о страховании ее жизни. В результате через год глава Федерации профсоюзов получила 430 тысяч рублей в качестве страховой премии. В июле стало известно, что СУ СК России по РТ прекратил уголовное дело в отношении к тому моменту уже бывшей главы профсоюзов, ущерб она возместила.

Еще одно нашумевшее дело – по программе «Лизинг-грант». По этой программе государство выделяло деньги на развитие предприятий, создание дополнительных рабочих мест, развитие экономики и промышленной базы.

Для отбора кандидатов на финансирование была регламентирована соответствующая процедура. И в конечном итоге выяснилось, что вся эта часть процедуры была лишь фикцией, а деньги выводились в пользу фирм-однодневок, где деньги просто обналичивались и распределялись между участниками преступной схемы.

Было задействовано более 20 человек. И суммы ущерба достаточно значительные ­– 12 миллионов рублей, которые сразу похитили, а на 17 миллионов еще были поданы документы. Это при том, что сама процедура распределения грантов не так давно была изменена, потому что те, кто до этого работал в этой программе, также были замешаны в коррупции. И те, кто был до них, также были задержаны. То есть как только ни меняли схему, мошенники все равно находили для себя лазейки.

– Вы удовлетворены приговорами по делам о взятках? Порой кажется, что приговоры выносятся достаточно мягкие.

– Боязнь должностного лица совершить преступления, боязнь наказания – своего рода профилактика коррупции. 

Конечно же, наказание должно быть суровым, чтобы те, кто еще не успел в эту колею войти, десять раз подумали, а тот, кто уже начал, чтобы вовремя остановился и одумался. Все-таки относительно мягкие приговоры не способствуют такой эффективной профилактике.

К тому же не всегда выносится решение в виде запрета занимать должность и заниматься определенной деятельностью. То есть работник медицинской сферы может где-то попасться в госучреждении, но потом спокойно пойти работать в частное учреждение.


В целом бытовая коррупция может повлечь тяжкие последствия, например, дело экс-заведующей отделением психбольницы Златы Зулкарнеевой, которая отделалась условным сроком. Хотя в суде было доказано, что она выдавала справки людям с психическими заболеваниями о том, что они могут управлять транспортным средством или занимать определенные должности. Это ведь могло привести к серьезным последствиям.

Такие люди воспринимают свою должность как источник наживы, а понимания того, что за этим следуют тяжкие последствия, видимо, нет.

В свое время ведь было дело по Набережным Челнам, когда привлекли к ответственности руководителя по линии наркологии. Он выдавал справки за деньги нарко- и алкозависимым людям, стоящим на учете.

Или еще пример – руководитель Палаты земельных и имущественных отношений Арского района РТ выводил земли через третьих лиц, потом деньги забирал себе. Решение суда – лишение права занимать должность сроком на 3 года. То есть ни штрафа, ни лишения свободы.

Ряд приговоров состоялся по незаконному распределению средств по программе переселения граждан из аварийного жилого фонда. Выяснилось, что в Мензелинском районе право на участие в этой программе получил родственник руководителя жилищной комиссии. В очередь он был включен незаконно – 753 тысячи рублей ушло на сторону. Руководитель получил 2 года условно.

В Балтасинском районе РТ была похожая ситуация с аварийным жильем, только вместо денежных средств выдавалось новое жилье. Также выяснилось, что незаконно включались в очередь граждане. Но опять-таки наказание в виде штрафа в 40 тысяч рублей. Получается, что мошенникам досталась квартира в новостройке за такую смешную сумму.

С одной стороны, по коррупционным преступлениям идет либерализация наказания. С другой – государство предпринимает массу усилий, чтобы количество подобных преступлений по максимуму снижалось. В этом направлении сделано и каждый день делается немало, и, могу с уверенностью сказать, что МВД по РТ свою работу по выявлению и пресечению коррупционных преступлений не прекратит.





Самое читаемое
Комментарии







Криминал

«Услышал щелчок выходящего из ножа лезвия и резко нажал на тормоз»: как водитель автобуса в Челнах обезвредил вооруженного безбилетника

В начале декабря в социальных сетях появилось видео, на котором водитель автобуса в Набережных Челнах обезвредил пьяного безбилетника с ножом. Видео разлетелось по пабликам. О мужественном поступке работника общественного транспорта рассказали федеральные телеграм-каналы. ИА «Татар-информ» разыскало отважного водителя и выяснило подробности происшествия.

Криминал

«Он заслуживает не меньше десяти лет за решеткой»: в Казани вынесли приговор виновному в смерти инспектора ДПС

Сегодня Верховный суд РТ вынес приговор 31-летнему Артуру Сатрутдинову, который устроил смертельные ночные гонки по Казани. Суд признал, что водитель был трезв в момент аварии, а его адвокат обвинил напарника погибшего инспектора в трагедии. Из зала суда репортаж ИА «Татар-информ».

Криминал

Самые громкие коррупционные преступления 2018 года по версии силовиков Татарстана

729 коррупционных преступлений в Татарстане – таковы результаты за 10 месяцев с начала 2018 года. Сотрудники правоохранительных ведомств уверяют – тенденция к снижению. Как сообщили на пресс-конференции эксперты, показатели раскрываемости коррупционных преступлений – лучшие в ПФО. ИА «Татар-информ» вспомнило самые громкие дела этого года.

еще больше новостей

© 2018 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Телефон +7 (843) 222-0-999
Электронная почта info@tatar-inform.ru
Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
Заместитель генерального директора,
главный редактор русскоязычной ленты
Олейник Василина Владимировна

СОБЫТИЯ
в Яндекс.Дзен
Подписаться
×