Похищенные миллионы «Открытия», кража якутских бриллиантов, гастролеры, напавшие на бизнесмена в Бугульме: Павел Серов о буднях уголовного розыска Татарстана

5 Октября 2018

Фото: Михаил Захаров
Автор материала: Светлана Белова
Сегодня, 5 октября, свой профессиональный праздник отмечают сотрудники уголовного розыска России. Ровно сто лет назад – в 1918 году было принято постановление о создании Центрального управления уголовного розыска. Накануне юбилейной даты о том, что представляет собой сегодня уголовный розыск Татарстана, и о раскрытии громких преступлений ИА «Татар-информ» рассказал заместитель начальника полиции по оперативной работе Павел Серов.

– Павел Юрьевич, с какими показателями уголовный розыск Татарстана пришел к этому юбилею? 

– Уголовный розыск в Республике Татарстан всегда был на высоте – всегда был костяк, всегда работали профессионалы, это отмечало и наше республиканское руководство, и в Москве. 

Руководство МВД сначала СССР, потом России неоднократно отмечало, что мы входим в пятерку лучших уголовных розысков по стране. Это потому, что у нас работают профессионалы. 

Может быть, пафосно будет сказано, но работают те, кто со временем не считается. Потому что в уголовном розыске равнодушному человеку просто нельзя – работа и день и ночь… Если оперативник смотрит на часы и хочет уйти побыстрее, он не сможет работать. Со временем такие люди покидают нашу структуру, переходят в другие службы или увольняются. 

Здесь должен работать сотрудник-фанат, который получает удовольствие, раскрыв какое-то преступление, он должен по-хорошему болеть своей работой. 

Сколько человек работают в уголовном розыске Татарстана? Достаточное ли это количество? 

– Кадровый состав уголовного розыска Татарстана более тысячи человек. Сейчас очень серьезные требования к тем, кто приходит на работу. 

Встречаются действительно толковые и грамотные ребята, которые хотят и смогли бы работать. Разговариваешь с ними, у них глаза горят, но они отсеиваются – сейчас очень серьезные требования к здоровью. 

Молодежь по этой причине сейчас отсеивается в большом количестве. Есть некомплект – в Казани порядка десяти процентов сотрудников не хватает, в Нижнекамске – порядка двадцати процентов, но с теми задачами, что перед нами ставятся, мы и сейчас справляемся, нагрузка распределяется на всех сотрудников, операм приходится больше работать. 


– Откуда набираете сотрудников? Как можно попасть в уголовный розыск? 

– Набираем в том числе и с «гражданки». Особое внимание обращаем на парней, которые имеют высшее образование, желательно юридическое, и которые отслужили в армии. 

Ребята, которые отслужили в армии, они, как правило, более уверенные, самостоятельные, обязательные. 

– Некоторое время назад начали говорить об уходе от «палочной системы». Удалось ли уйти, и если да, то как это сказалось на результатах работы? 

– Плана как такового сейчас, конечно же, нет. Мы для себя ставим такие задачи: преступление совершено – необходимо максимально приложить силы для его раскрытия. Вот это можно считать «палочной системой» или нет? 

Процент раскрытия по основным показателям на сегодня у нас один из самых высоких за все время существования службы. Убийства раскрываются на 98 процентов, изнасилования – на 99 процентов, разбои – на 94 процента, угоны – на 93. 

– Совершать стали меньше или раскрывать лучше? 

– И совершать стали меньше – нет таких серьезных банд, как раньше, в 90-е было. Потому что в те времена была проведена серьезная большая работа – многих пересажали. 

Сейчас меньше у нас стало групповых преступлений. Если раньше были «квартирники»-гастролеры – профессионалы, которые вскрывали какие-то очень сложные замки, то сейчас их стало меньше. 

Вообще, честно говоря, бытует мнение в преступной среде, что гастролерам в Татарстан лучше не заезжать. Потому что если совершено какое-то серьезное преступление, то «эти докопаются, эти найдут все равно». 

Это еще и потому, что благодаря Президенту РТ и поддержке республики наш регион первым начал внедрять такие новшества, как видеофиксация, программа «Безопасный город» и другие. Это очень влияет на раскрытие и на общий фон. 

Повторюсь, некоторые серьезные группы стараются Казань и Татарстан в целом объезжать. 


– Кстати о гастролерах – последнее громкое нападение на предпринимателя в Бугульме. Удалось выяснить, случайным оно было или специально они приехали? 

– Они приехали не случайно. Там есть третий человек, который задержан, он житель Бугульмы. Чисто по его наводке они отработали. Они продолжительное время следили за ним, наблюдали, четко отслеживали маршрут его движения. 

– Сколько следили за ним? 

– Около месяца. Следили, наблюдали, выбирали момент, когда напасть на него. Третий сидел в машине. У них для связи была радиостанция – в прямом эфире они общались. 

– Он был идеологом нападения? 

– Пока сложно сказать, там двое убитых, и он все валит на них. Он пытается отрицать, что выполнял роль организатора, уверяет, что они просто жили у него, потом попросили подбросить куда-то. Наводчиком с большей долей вероятности будет он – он рассказал об этом коммерсанте. 

А вот самарцы – его знакомые. Он сам в прошлом житель Самарской области. Он переехал в Татарстан жить и работать. Они поддерживали связь, приехали специально. 

Решились ли бы они на убийство, сказать сложно, но преступление было дерзкое, наглое. Они применили жесткую силу. 

Деданин – спортивного телосложения. Только благодаря тому, что он проявил силу духа определенную и вырвался, он смог противостоять им и отбить нападение. 


– Что можете сказать о гибели в Нижнекамске 16-летней девушки из Удмуртии? 

– Неоднозначная ситуация. Возбуждено уголовное дело по статье «Убийство». Людей нашли, на днях второго задержали, который был в комнате в тот момент, когда она находилась там. Того, у кого она была, задержали. Они рассказывают свою версию. Сейчас следственный комитет проводит различные экспертизы, опрашивают соседей, работа ведется.

– Последнее громкое преступление – ограбление банка «Открытие». Что на данный момент известно о подозреваемом экс-управляющем? 

– Происходило все таким образом. Должна была быть плановая проверка банка. Приехали из Москвы проверяющие. 

Он (экс-управляющий Олег Палях. – Ред.) сделал все для того, чтобы эта проверка не состоялась. Он всячески мешал им провести проверку. У руководства банка возникли подозрения. 

Вместо денег, как оказалось, лежали билеты банка приколов, муляжи и прочее на 230 миллионов. И в долларах, и в евро, и в рублях. 

Сейчас мы разбираемся: это делал он один или у него были какие-то сообщники. Есть еще сотрудник, который не то чтобы помогал, но не противодействовала происходящему. 

Минимум должностное преступление у него будет однозначно. Он действовал в нарушение всех инструкций. 

Олег Палях скрылся, скорее всего, в республике его нет. Сейчас лучшие сотрудники ведут работу по его розыску. 

Дело на ежедневном контроле министра внутренних дел РТ. Его розыск – это задача номер один. Потому что деньги исчезли большие, могут же вкладчики пострадать. 

А в банке работают сотрудники Управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по РТ, изучают документацию.


– Есть ли установка вашим подчиненным работать в социальных сетях – отслеживаются ли какие-либо преступления там?

– Мы работаем в социальных сетях, естественно, мы их активно используем.

Социальные сети – это кладезь. Особенно по наркотикам, конечно, работаем, ведь соцсети сейчас используют для распространения наркотиков бесконтактным способом. 

У нас есть специальное подразделение, которое занимается углубленно социальными сетями, раскрытием преступлений в Интернете. 

Оперативники же используют социальные сети в процессе раскрытия преступлений. Что-то где-то случилось – мы начинаем искать, изучать людей. 

Вообще оперативник сегодня – это человек, который должен быть интеллектуалом. Принимая на работу, мы, конечно, смотрим, чтобы ребята были не только физически развиты, но и с интеллектом. 

В идеале наш сотрудник – это человек умный, разносторонний, смышленый, еще и психолог. 

Задача оперативника – добыть информацию о предполагаемом преступнике. Другими словами, он должен найти свидетелей, которые могли бы рассказать об этом преступлении. Люди зачастую не хотят связываться с полицией. Зачем им лишние неудобства – ходить на допросы, опознавать кого-то, а вдруг проблемы с бандитами будут? 

Оперативник должен, во-первых, найти этого свидетеля и так построить с ним беседу, чтобы максимально узнать от него нужную информацию. 

Человек, если видит, что перед ним неприятный сотрудник, неопрятный, какой-нибудь развязный, то он, естественно, замкнется и никогда ему ничего не расскажет. Поэтому сотрудник уголовного розыска должен быть и психологом, и интеллектуалом, и выглядеть соответственно. 

– Как вы прокомментируете видеозапись задержания предполагаемого преступника в одном из магазинов Казани? Многие писали с возмущением, что пистолет… посреди магазина… это все в общественном месте. 

– Во-первых, никто не оценивает поведение самого преступника. Он там оказал явное неповиновение сотруднику. Если бы он, допустим, сказал: «Все, я понял, я иду с вами, куда скажете», поднял руки, прислонил их к стене. 

Он не повиновался сотруднику полиции. Какие другие варианты? Настолько сейчас, честно говоря, социальные сети и всевозможные блогеры провоцируют сотрудников полиции на какие-то действия, потом записывают это, вырывают слова из контекста и используют их в своих целях. Чаще всего, не вдаваясь в подробности. Кто-то, возможно, делает это за деньги. 

Давайте рассмотрим: полицейский представился ему, предложил выйти. Тот не подчиняется, не выходит. 

Я считаю, что он сработал правильно и должен был так сделать. Потому что это не просто ссора в очереди, оперативник не свои личные проблемы при помощи пистолета, который, к слову, был пневматический, решал. Он установил предполагаемого правонарушителя и задерживал его. 

Когда любой заявитель приходит в полицию, он просит: «Вы должны его срочно задержать и посадить». А когда вопросы у полиции возникают к отдельно взятому человеку, он считает, что его обидели. Начинают возмущаться: «Да, какое вы имеете право? Расскажите мне такую-то статью, покажите мне вот это...» 

Я считаю, это очень неправильно, это приводит к нехорошей тенденции. Мы чрезмерным переворачиванием действий сотрудников полиции можем добиться того, что полицейский станет равнодушным. Скажет: «А зачем я побегу сейчас его задерживать?» 

Да, в нашей работе приходится и силу применять. Но я не видел еще ни одного преступника, который сразу бы сказал: «Ладно, все, я это сделал», – пришел сам и сдался. В большинстве случаев его нужно догнать, он оказывает сопротивление. А подавить сопротивление можно только физической силой. А преступник, случается, потом заявления в прокуратуру пишет: «Вот у меня здесь ссадина». Начинают подтягивать правозащитников, идет серьезное давление на полицейского. Это может привести к нехорошим итогам. 


– Не подходят ли ваши слова о провокациях против полицейских к ситуации, которая сложилась сейчас вокруг сотрудников БОП? 

– Идет целенаправленная работа со стороны ОПФ. В свое время БОП себя здорово показал. Во-первых, количество ОПГ у нас было больше, чем в других регионах. Но мы переломили эту ситуацию с оргпреступностью только благодаря тому, что это подразделение и в целом милиция работали целенаправленно. 

Понятно, участникам ОПГ это не нравится – существует сильное подразделение. Они как себя позиционируют: это были 90-е, мы там куролесили, убивали – такое время было, но теперь мы все бизнесмены, мы теперь неприкасаемые должны быть. 

А когда сотрудники БОП поднимают старые преступления конца девяностых, начала двухтысячных, вчерашние ОПГшники прекрасно понимают, что могут дойти и до них. 


– Раскрытием какого преступления в этом году вы особенно гордитесь? 

– Во-первых, хочу выделить не одно, а несколько раскрытых громких преступлений. 

Убийство обнальщика в поселке Константиновка. Когда 58-летнего мужчину расстреляли в подъезде его дома, а потом, забрав его портфель, скрылись.

Оперативники установили, что мужчина занимался незаконной банковской деятельностью, именно это отрабатывали в качестве основного мотива преступления.

Сотрудники уголовного розыска опросили десятки знакомых и коллег погибшего, отработали всех коммерсантов, которые могли пользоваться услугами обнальщика, изучили записи и подняли все его старые связи.

Через трое суток уже удалось установить подозреваемых – участников одного из казанских ОПГ, за каждым из них был установлен круглосуточный контроль.

Операция по задержанию семерых подозреваемых прошла утром 22 марта одновременно по шести адресам. Оперативников поддерживали бойцы спецназа «Гром» и отряда СОБР Росгвардии Татарстана, а также казанские полицейские, кинологи и сотрудник экспертно-криминалистического центра МВД Татарстана.

Не могу не вспомнить раскрытое убийство нумизмата. Мужчину убили выстрелом в голову. Предполагаемых преступников удалось задержать спустя месяц в гараже, который они снимали. Там же обнаружили и альбом с монетами из квартиры убитого нумизмата. Задержанию, опять же, предшествовала колоссальная работа оперов.

Уголовный розыск хорошо по Нижнекамску сработал, когда расчлененный труп нашли. 31 мая в полицию поступило сообщение, что в гаражном кооперативе «Автомобилист» собака принесла к будке охранника человеческую руку. Действительно, полицейские, осматривая местность, нашли останки левой руки и правой ноги. 

Личность погибшего установили достаточно быстро, оказалось, это 46-летний житель Нижнекамска. Возбудили дело по статье «Убийство». Осмотрели квартиру убитого – на полу, стенах в комнатах и в ванной было много следов крови. 

В квартире находился 63-летний мужчина, ранее судимый, который жил в соседней комнате. С ним побеседовали полицейские. Он рассказал, что за неделю до случившегося они выпивали, в какой-то момент не поделили выпивку и старший из мужчин ударил второго два раза молотком по голове. 

Тело он оттащил в ванну, а спустя сутки решил избавиться от него, расчленив. Разрубил тело топором на десять частей, разложил по пакетам и положил в холодильник. Части тела потом выкинул в гаражах. 


– Расскажите, как раскрывалось убийство лыжницы из Нижнекамска? 

– Конечно, это преступление стало одним из самых резонансных. Обыватели говорили, что в этом случае полицейским граждане помогли в раскрытии. Да, это так, но ведь для того, чтобы до граждан дошла нужная информация о том, кого вообще надо искать, необходимо провести огромнейшую работу. 

Во-первых, нужно было довести до жителей города, как может выглядеть преступник, то, что на нем могут остаться следы, чтобы особенно обратили на это внимание.

Была проведена огромная работа, которая позволила установить примерную внешность преступника. Опрошено было огромное количество людей, нашли человека, который в тот же день повстречался Котеневу на лыжне. Свидетель вспомнил, что мужчина вел себя агрессивно. Был составлен и растиражирован фоторобот. 

В те дни Нижнекамск стоял на ушах – погибла молодая женщина, убита была зверски. Информацию грамотно довели до жителей, я считаю. И вот после всего этого, как говорится, пазл сложился – коллеги обратили внимание на Котенева, когда он пришел на работу расцарапанный с перевязанными руками, вел себя странно. Все сопоставили и сообщили в полицию. 

Там, конечно, была огромная работа. Весь гарнизон нижнекамской полиции трудился, сотрудники центрального аппарата МВД по РТ выезжали. Ребята-нижнекамцы – молодцы, очень хорошо, грамотно поработали. Это один из хороших примеров раскрытия преступления и взаимодействия с рядовыми гражданами.


 Украденные якутские бриллианты с выставки в Казани – расскажите подробнее? Мне казалось раньше, что такие преступления только в кино бывают. 

– Мы тоже, честно говоря, были в недоумении. Сначала у нас были подозрения, что кто-то из персонала замешан. Потому что человек подходит, берет чемодан, в котором драгоценностей на сто с лишним миллионов рублей. Спокойно уходит, такой крабьей походкой. При этом спиной к нему стоит охранник, сотрудница фирмы. 

Он так боком-боком с чемоданом уходит, и все. Дальше на выходе его ждет сообщник, помогает ему тащить это, еще один сообщник. В принципе, у нас все люди установлены. Они все граждане Колумбии. 

Сам чемодан весил порядка 40 килограммов, драгоценностей там килограммов на 20 было. Остальное – коробки, упаковка. 

Очень похожее преступление было совершено именно колумбийцами в Питере. Оказывается, что они действительно ездят по выставкам, специализируются на таких кражах. Но в Питере и в Казани были разные группы. 

Причем они не знают ни русского, ни английского. Вот о чем разговор. Эти думали, что он охранник, те думали, что он охранник. 

Формы охранника не было, он просто взял бейдж. Там несколько же фирм было с драгоценностями. Когда выставка закрывается, остается куча мусора, все бросают. Он просто поднял с пола бейдж, повесил на себя, подошел к сотрудникам фирмы, терся возле них, изображая, что он тут при деле. Потом просто взял этот чемодан и вышел. 

Одного из преступников объявили в международный розыск и заочно арестовали. Теперь отслеживают, где и что теперь всплывет. 

– А на след самих бриллиантов удалось напасть? 

– Сами они вылетали самолетами. Мы проверяли, потом посмотрели те рейсы, которыми они вылетали, нашли вещи, которые они сдавали в багаж, – все же через телевизор идет, там камней не было. Просмотрели багаж всего рейса, не только их. Бриллиантов не было. 

Пока непонятно, как именно их вывезли. Может быть, они у нас в России до сих пор. Не можем пока сказать точно. 


 Когда у нас случается какое-то преступление, например, как недавнее двойное убийство на «Жилке», сразу начинают говорить: «Мы возвращаемся в 90-е!» Как вы считаете, насколько справедливы такие высказывания? 

– Нет, возврат, я думаю, невозможен. Во-первых, социально-экономическая ситуация не та. Тогда был развал страны, было полное бесправие. Никто не понимал, куда бежать, что делать. Какие-то законы не работали. Работы не было и прочее. Правовой беспредел был. 

Сейчас ситуация совершенно другая, но можно сказать, что есть попытки вернуть то время, мы отслеживаем, как раз УБОП этим занимаются. 

Где-то подсказываем сотрудникам ПДН, чтобы обратили внимание на определенные моменты. Попытки делают в некоторых школах. Было такое: пытались деньги собирать или еще что-то. Это единичные попытки, это не общая тенденция. Мы пресекаем. В первую очередь наша задача – не допустить возрождения ОПГ. 

Расслабляться нельзя. Почему мы победили в 90-е? Потому что все шли одним фронтом – прокуратура, МВД, ФСБ (следственного комитета тогда еще не было). Задача была сломать, переломить. 

Тогда ни один вопрос не решался без местного лидера. В то время, помню, для меня шоком было, когда я только пришел в УБОП, начали заниматься по одному делу – приходит заявитель-коммерсант и рассказывает, что хотел открыть бизнес в своем районе, не буду сейчас называть район. Приходит к главе, а тот ему говорит: «А ты согласуй вот с таким-то лидером». 

Тогда такому беспределу можно было противостоять не беспределом, но силой. Серьезной целенаправленной силой. 

Почему у нас сейчас нет заказных убийств? В других регионах так же стреляют, так же убивают. Заказные убийства происходят и в Москве, и в Питере до сих пор. Потому что мы провели такую работу, что криминализированные элементы понимают: «Если я сейчас «закажу» своего конкурента, не сегодня-завтра ко мне придут сотрудники полиции, раскроют это преступление и я сяду». 

Они понимают, что резонансное преступление ведет за собой особо повышенное внимание органов. Министр внутренних дел по РТ сразу ставит на контроль. Постоянно даются указания, предпринимаются все усилия для скорейшего раскрытия. 

Та работа, которая была проведена в 90-е и в начале 2000-х, та сила, которую мы проявили тогда, переломили ситуацию, и мы сейчас довольно-таки безопасный регион. 

Сейчас многие из них (лидеров и участников ОПГ. – Ред.) освобождаются, поэтому подразделение по БОП нужно. И никогда, ни в коем случае не должны мы свою хватку отпускать. Только отпусти, всё – почувствуют слабину. А некоторые не понимают этого. Если мы ослабим хватку, девяностые могут вернуться. 


– Стало ли известно хоть что-нибудь новое про «душителя бабушек»? 

– Это преступление остается на контроле у министра внутренних дел России. Создана группа, которая постоянно работает, занимается только этим. В нее входят сотрудники из Татарстана и других регионов России. Они работают только по этому преступлению. Отработано очень большое количество версий: он мог сесть за другое преступление, поэтому прекратились вот эти убийства. 

Он мог умереть или был убит. Чтобы проверить эту версию, уже сделано и делается дикое количество экспертиз ДНК. Привлекаются родственники умерших. И вот это группа постоянно, монотонно все это отрабатывает и отрабатывает. 

У нас есть его ДНК, и поэтому, если мы выйдем на его след, мы железно будем знать, что это преступник. 

Это очень кропотливая, нудная работа, но эта серия преступлений остается одной из самых контрольных и резонансных. 

– Что бы вы хотели сказать своим коллегам в честь юбилея? 

– У нас, оперативников, как и у всех полицейских, работа сложная, напряженная, нервная, но очень интересная. Очень много зависит от отношений, от понимания в семье, от того, понимает тебя супруга, ближайший человек, или не понимает. 

Поэтому я бы хотел, конечно, чтобы семьи понимали нашу работу, ценили, что ребята делают серьезное дело. Естественно, здоровья всем нашим сотрудникам, их близким, женам, детям. Потому что работе ты можешь целиком отдаться только когда дома спокойно. 

Конечно же, «оперской удачи». Понятно, если не будешь работать, то удача к тебе не придет. Если оперативник сидит за столом, не выходит из кабинета, не общается с людьми, то и результаты будут не очень. 

Удача приходит к трудоголикам. Есть у нас такое понятие, и мы за это периодически поднимаем тосты – «оперская удача» дорогого стоит!





Самое читаемое
Комментарии







Криминал

Конец «ракового картеля»: актанышским браконьерам вынесли приговор

Сегодня суд Актанышского района вынес приговор участникам «ракового картеля». В октябре прошлого года сотрудники УЭБ и ПК МВД по РТ задержали браконьеров за незаконную ловлю раков. Позже выяснилось, что среди задержанных оказался сотрудник полиции. Подробности – в репортаже ИА «Татар-информ».

Криминал

«Я не считаю приговор справедливым»: Челнинка, на дверь которой повесили гранату, считает, что обидчика наказали слишком сурово

В Набережных Челнах сегодня суд вынес приговор 29-летнему Андрею Мисько, который подвесил гранату к дверной ручке знакомой, чтобы напугать ее и заставить раскошелиться. Суд признал его виновным в покушении на убийство общеопасным способом и приговорил к шести годам колонии строгого режима.

Криминал

«Я вышел из метро, и меня избили»: в Казани взрослый мужчина напал на «особенного» подростка

Сегодня в Казани арестовали 43-летнего Рустема Газизуллина, который десять дней назад рядом со станцией метро «Яшлек» избил 17-летнего парня-инвалида. По словам близких подростка, в тот день он вышел не на той станции и просил случайных прохожих о помощи, Газизуллин утверждает, что парень вел себя агрессивно.  Все подробности случившегося в репортаже ИА «Татар-информ».

еще больше новостей

© 2018 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Телефон +7 (843) 222-0-999
Электронная почта info@tatar-inform.ru
Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
Заместитель генерального директора,
главный редактор русскоязычной ленты
Олейник Василина Владимировна

СОБЫТИЯ
в Яндекс.Дзен
Подписаться
×