«Мама, меня задавил трамвай!» — в Набережных Челнах судят водителя трамвая, под колесами которого десятилетняя девочка лишилась стопы

30 Марта 2018

Прочитано: 355 раз

Фото: соцсети, Эльвира Мухаметдинова
Автор материала: Эльвира Мухаметдинова
В Набережных Челнах начался суд над женщиной-водителем трамвая, под который попала десятилетняя девочка. Родные ребенка уверены, что в случившемся виновата водитель, та, в свою очередь, вины за собой не признает. О дне, который изменил всю жизнь малышки, ИА «Татар-информ» рассказали ее мама и бабушка.

ДТП произошло 4 декабря в 16.45 в поселке ГЭС на остановке «Поликлиника», ранее ИА «Татар-информ» сообщало об этом. Трамвай наехал на школьницу, которая переходила пути по пешеходному переходу. В результате ДТП девочке отрезало левую стопу.

ДТП произошло на оживленном участке города

Суд начался, как и обычно, с выяснения, кто из участников процесса присутствует в зале. Оказалось, что кроме обвиняемой Марины Касьяновой и ее адвоката пришли мама и бабушка пострадавшей девочки — Екатерина и Альфия Кандрабаевы. А вот самой девочки и ее адвоката не оказалось.

Государственный обвинитель огласила обвинительное заключение.

Согласно документу, 4 декабря водитель трамвая № 6, следуя по маршруту «Проспект Вахитова — Сююмбике — Мусы Джалиля» в сторону Казанского проспекта, совершила наезд на 10-летнюю девочку, переходившую дорогу по пешеходному переходу.

В обвинительном заключении отмечалось, что ДТП произошло на отрезке пути с интенсивным движением, где с одной стороны располагаются поликлиника и больница, онкологический диспансер, с другой — жилые дома, школа и детсад. Автомобильная дорога в этом месте оборудована регулируемым пешеходным переходом и бетонированным посадочными площадками для посадки и выгрузки пассажиров общественного транспорта.

По мнению стороны обвинения, сложность участка требует от участников транспортного движения проявления повышенного внимания. В данном же случае, по мнению следствия, водитель трамвая проявила преступную невнимательность, что и послужило причиной ДТП.

Трамвай под управлением Марины Касьяновой начал двигаться вперед, причем, как считает следствие, водитель не убедилась в том, что перед трамваем нет пешехода.

В результате здоровью маленькой Радмилы был причинен тяжкий вред. По убеждению стороны обвинения, водитель трамвая совершила преступление по статье «Нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека».

Стоит отметить, что еще до заседания адвокат подсудимой обратилась к представителям потерпевшей стороны с вопросом: «О примирении не думали?» Те ответили, что к ним никто с таким предложением не обращался. Адвокат сказала: «Тогда подумайте». На что представитель прокуратуры заметила: «О каком примирении может идти речь, если подсудимая даже не признает своей вины».


И действительно — водитель трамвая свою вину не признала, о чем заявила в суде.

Судья переспросил ее: «Так вы, значит, не нарушали?» Женщина уточнила: «ПДД не нарушала».

Ожидалось, что в суде выступит сама пострадавшая девочка, но так как ее не было, судья принял решение отложить рассмотрение дела.

Уже после заседания родственники пострадавшей Радмилы рассказали ИА «Татар-информ» свою версию случившегося.

 «Я вжалась в землю, и мне хотелось стать маленькой и незаметной…»

«Радмила сначала позвонила мне, когда находилась в салоне трамвая, — рассказала мама девочки, Екатерина Кандрабаева. — Она ехала в бассейн «Дельфин». Она с восьми лет занимается плаванием, это ее основное увлечение. Через три минуты она мне перезванивает и говорит: ”Мама, меня задавил трамвай!” У меня все внутри оборвалось. Я работаю продавцом-консультантом. Побежала к директору магазина. Она посадила меня в машину, и мы поехали туда, где все случилось. Шел ледяной дождь. Когда мы приехали, она лежала на рельсах. Вся бледная, в шоке. Мы, правда, быстро приехали, после ДТП максимум прошло 6–7 минут. Дочь, как увидела меня, начала плакать и говорить: ”Мама, не плачь, мама, не плачь!”»

Бабушка Альфия Кандрабаева как официальный представитель своей внучки недоумевает, как такое вообще могло случиться.

«Девочка шла по пешеходному переходу, который от места остановки трамвая находился на расстоянии двух с половиной метров. Как водитель могла не заметить девочку? Это просто ее невнимательность. По словам самой девочки, когда трамвай двинулся, водитель смотрела не прямо, а направо. Девочка увидела, что водитель отвернулась, и начала переходить дорогу. И тут трамвай быстро тронулся. От удара девочка закатилась под его корпус. А в тот день еще и наледь была на дорогах. Она просто не удержалась и оказалась под днищем. Потом она мне рассказывала о своих ощущениях: „Я прямо вжалась в землю, рюкзак мешал, а мне так хотелось стать маленькой и незаметной...“ В этот момент ей зажало ногу. Думаю, Радмилу спасло то, что ей оторвало полстопы. Ведь трамвай после столкновения не остановился. Он поехал дальше! А девочка осталась лежать на рельсах. Водитель узнала о произошедшем через двадцать минут, когда после обеда возвращалась по обратному маршруту. Представьте, что было бы с ребенком, если бы ее стопу не оторвало. Даже страшно представить. Поэтому мы благодарим Бога, что девочка осталась жива. Первое, что сделали, когда все более-менее утихомирилось, пошли в церковь и помолились Богу. Сказали спасибо, что оставил в живых нашу кровиночку», — рассказала о своих переживаниях бабушка.


После того как начался некроз ткани, девочку вертолетом отправили в Казань

По словам Екатерины, прождав 20 минут «Скорую помощь», они решили перенести Радмилу в машину.

«Только посадили ее, и тут же приехали медики, — говорит молодая женщина. — Пока ехали в „Скорой“, медики думали, куда везти — в БСМП или в КДМЦ. Решили — раз девочка в сознании, то надо ехать в КДМЦ. В Камском детском медицинском центре Радмилу сразу положили на операционный стол. Операция шла долго, больше двух часов. Когда она закончилась, выяснилось, что ребенку ампутировали больше чем полстопы», — поделилась воспоминаниями мама.

По ее словам, врачи сказали: «Там спасать нечего. Всё раздробило».

После операции у девочки начался некроз ткани. И ее в экстренном порядке на вертолете отправили в ДРКБ. В итоге она пережила пять операций. Домой после длительного пребывания в больничных стенах Радмила вернулась только в феврале.

Конечно, случившееся не могло не сказаться на ее образе жизни и состоянии.

«В учебе она всегда была крепким середнячком. Школьную программу осваивала. Теперь она еще долго не сможет посещать школу, перешла на домашнее обучение. В этой четверти у нее нет ни одной итоговой тройки, но характер у нее изменился, — считает Екатерина. — Радмила до сих пор не может отойти от шока. Иногда она смотрит мультики или сидит в Интернете, а потом вдруг резко закричит или заплачет. Ничего подобного раньше с ней не было. Сейчас с ней работает психолог».

«До происшествия она была очень живой и подвижной. Привыкла к режиму: приходит из школы, обедает и делает уроки, а затем отправляется в бассейн, где находится до семи вечера, после возвращения домой ее ждет ужин, мультики и сон. Сейчас ритм сбился. Ей постоянно приходится сидеть в четырех стенах. И эти стены на нее давят. Поэтому мы стараемся быть рядом. Утром отвожу ее к бабушке, а после работы постоянно возле нее. Даже в магазин на полчаса отлучиться бывает трудно. Она сразу же звонит и говорит: ”Мама, я не хочу оставаться одна”. А ходить ей больно, да и нельзя особо. У нее до сих пор идет заживление ран», – делится подробностями Екатерина.

Что касается будущего Радмилы — сможет ли она полноценно передвигаться, — никто из специалистов на этот вопрос ответа пока дать не может.

«Мы ездили в Казань. Там нам сказали, что протезированию нога не подлежит. Есть несколько способов установить протез, но все они связаны с еще одной ампутацией. Надо будет удалить часть ноги, чтобы подогнать под нее протез. Очень не хотелось бы этого делать. Сейчас слышим много разных советов. Кто-то говорит, что надо ехать в Курган, кто-то — в Санкт-Петербург. Но большинство утверждает, что в России не смогут помочь и „нарастить“ ножку. Для этого нужно обращаться в зарубежные клиники», — рассказала об этой стороне проблемы бабушка.

Самостоятельно оплатить операцию в зарубежной клинике Кантрабаевы вряд ли смогут, поскольку Екатерина одна растит двоих детей, младшему сыну сейчас пять лет. Сама она родом из многодетной семьи, где кроме нее еще пятеро детей.

«Девочка переходила дорогу на красный свет. Есть запись»

К сожалению, нам не удалось ознакомиться с позицией стороны защиты. Сама Марина Касьянова от комментариев отказалась. А ее адвокат лишь сказала, что ее подопечная находится на работе на хорошем счету. На предприятии за нее переживают и надеются, что ей удастся доказать свою невиновность.

Адвокат также отметила, что подсудимая сильно переживает по поводу случившегося, находится в состоянии постоянного стресса.

Также стало известно, что у стороны защиты есть свидетель, который видел, как девочка переходила дорогу на красный свет. Существует якобы даже диск с видеозаписью, которая это подтверждает.

Как будет проходить разбирательство и какое решение в итоге примет суд, станет известно уже очень скоро.

 

 

 

 

 

 

Комментарии







© 2018 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Телефон +7 (843) 222-0-999
Электронная почта info@tatar-inform.ru
Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
Заместитель генерального директора,
главный редактор русскоязычной ленты
Олейник Василина Владимировна