«Все, что показывают в фильмах про конкурсы красоты, – неправда»: миссис Россия International 2019 о соревнованиях красавиц и реакции семьи на участие

26 Октября 2019

    Автор материала: Вероника Ваганова
    В Ростове 19 октября завершился конкурс «Миссис Россия International 2019». Победительницей стала 36-летняя жительница Казани, мама троих детей. О том, почему она впервые решила участвовать в подобном конкурсе и что изменилось в ее жизни после победы, обладательница короны рассказала корреспонденту «Татар-информ».

    Лейсан, вы рассказывали, что прежде не участвовали в подобных конкурсах. Почему решились?

    Лейсан Шакирова: Да, это был первый опыт в моей жизни. После рождения третьего ребенка я поняла, что моя прежняя профессия (я дизайнер-архитектор) не так сильно интересна мне. Этому делу я отдала 10 лет и захотела попробовать себя в чем-то новом. Мою инициативу поддержала Изольда Генриевна, она очень помогала в подготовке к конкурсу. В итоге я поехала и выиграла.

    До этого на сцену никогда не выходила, поэтому моей подготовкой занималась организация «Мисс Татарстан». Изольда Генриевна научила меня тому, как модели ходят. Альбина Ханова, солистка группы «Ямьле», буквально за две-три недели до конкурса научила меня петь для творческого номера.

    Расскажите об особенностях конкурса «Миссис Россия International 2019».

    Изольда Сахарова, президент организации «Мисс Татарстан»: Конкурс имеет давнюю историю. У нас уже есть победительницы этого конкурса. Мы дважды побеждали. Сначала в 2011 году Алиса Тулынина, которая затем участвовала в международном конкурсе и стала финалисткой в Чикаго. Также была Эльвира Янковская, которая победила в 2013 году.

    Этот конкурс обладает лицензиями международных конкурсов. Мы с ними давно контактируем и довольно успешно – уже третий раз возвращаемся с победой.

    В этом году было 12 участниц из разных регионов России. Это уже замужние дамы, поэтому конкурс называется «Миссис». Лейсан высказала желание участвовать, поэтому мы готовились целенаправленно. Она очень инициативная, яркая, харизматичная, что и доказывает эта корона, которая приехала в Татарстан.


     

    Сначала Лейсан хотела танцевать. Она три месяца учила танец в стиле vogue. Когда я на нее посмотрела, пообщалась с ней и поняла, что за личность передо мной, поняла, что vogue – это не ее тема. Когда я узнала, что она поет, и услышала, как она это делает, то поняла – она тонко чувствует музыку и она артистична. Я настояла на том, чтобы она пела. Это была татарская песня «Каз канаты», которую она поет своим детям. Делала это чувственно, душевно, но все время сомневалась. Я сказала: «Только татарская песня, и ничего другого! Никакого vogue».

    Л. Ш.: Изольда Генриевна буквально раскрыла мой талант. Я часто пою детям колыбельные, стараюсь говорить на родном языке, чтобы татарский язык был у них первым. Русский язык они в любом случае будут знать, поэтому все колыбельные я им пела на татарском языке. 

    Расскажите, что входило в конкурсную программу.

    И. С.: Если говорить о конкурсе, то это видеовизитка о себе и своем родном крае. Дальше идет творческий номер, конечно же, выход в национальном костюме. Для чего это нужно Лейсан? Вы представьте женщину, которая родила троих детей, воспитывает их…

    Л. Ш.: Моему самому маленькому исполнился годик в тот день, когда я была на сцене.

    И. С.: ...У нее есть желание самоутвердиться как женщина. Не потеряться в своей привлекательности, интересности для детей. 

    Лейсан задается этими вопросами, потому что нужно быть не просто няней для своих детей, а интересной личностью. Это очень радует, что дамы, с которыми мы общаемся, и которые побеждают на этом конкурсе, хотят быть активными, убедительными, яркими не только в кругу своей семьи, но и в широком окружении. Разве скажешь по этой цветущей женщине, что она мама троих детей? Прекрасно, что такие женщины умудряются найти время, чтобы воспитывать себя и оставаться интересной. Лейсан уже сказала, что хочет сменить род деятельности, но это не значит, что она будет моделью. Для чего она вышла на сцену конкурса? Чтобы быть уверенной, быть примером. Теперь она поняла, что у нее есть силы, возможности достичь всего, чего захочет.

    Л. Ш.: Этот конкурс был каким-то перерождением. Он дал такой толчок, у меня столько идей и столько мыслей.



    Что вы делали на протяжении конкурсных дней?

    Л. Ш.: В первый день нас привезли в имидж-центр, и сразу же началась репетиция. После у нас был вечер знакомств. На этом мероприятии мы должны были выглядеть очень хорошо. Мы рассказывали о себе, дарили подарки – они очень понравились организаторам. Мы подарили самовар и набор для готовки шашлыка. Всем участницам я подарила чак-чак и рамки с видами Казани.

    На второй день у нас была встреча с заместителем главы Министерства культуры Ростовской области. Мы рассказали ей о своем крае, о наших целях и задачах. И снова репетиция.

    На  третий день нам провели экскурсию в Старочеркасске – очень интересная. Я была во многих городах Европы, но здесь мы настолько прониклись местной культурой, жизнью казаков, все это благодаря хорошей организации. Оттуда мы приехали вдохновленными. В тот же вечер у нас прошел выход в национальных костюмах, то есть нас уже оценивали. Также мы представляли членам жюри наши национальные блюда. Я приготовила треугольники и кыстыбый.

    На четвертый день мы гуляли по Ростову, катались на колесе обозрения. Вечером был очередной конкурс, по которому нас оценивали, – выход в вечерних платьях и демонстрация своих видеовизиток.

    На пятый день мы посетили детский дом, чьи воспитанники показали нам свои номера. Финал проходил на следующий день, перед ним была генеральная репетиция и работа со стилистами.



    И. С.: Визит в детский дом, кстати, был не простым – он носил благотворительный характер. Любой конкурс красоты связан с благотворительностью. Миссия красоты всегда связана с добротой, щедростью и другими добрыми делами. Это особая тема, которая очень важна в конкурсном движении.

    Какая была атмосфера на конкурсе? Вы волновались? Это совпадало с тем, что обычно показывают в фильмах?

    Л. Ш.: Вы знаете, я тоже насмотрелась этих фильмов и поехала туда со страхом. Но уже на второй день мы сдружились и страх пропал. На финале мы стояли на сцене, держались за руки и волновались не за себя, а друг за друга. И никакой «вражеской» атмосферы у нас там не было, подножек никто не ставил.

    Мы до сих пор все общаемся. В планах даже есть совместные встречи. Первый город встречи будет Казань, хотим сделать это в ближайшее время. То есть конкурс дал мне не только корону и звание, но и познакомил с очень хорошими подругами.

    У меня есть желание участвовать в этом и дальше. Уверена – на международных конкурсах будет такая же дружеская и теплая атмосфера.



    И. С.: Дело в том, что Лейсан получила возможность участвовать в международных конкурсах. Один из них будет проходить в Болгарии, другой – в США. Пока точные сроки проведения нам неизвестны, но это произойдет в ближайший год. Так что планы грандиозные. Лейсан мотивирована и настроена очень серьезно, чтобы представлять на соревнованиях Татарстан и Россию.

    Л. Ш.: Я всегда подчеркиваю, что представляю не просто Россию, но и Татарстан. Это дает мне эксклюзивность на фоне остальных участниц. Я использую национальные наряды, еду, пою наши песни.

    Кстати, петь на сцене было очень страшно, но потом весь зал мне аплодировал. Видимо, этой песней мне удалось проникнуть в душу всем участникам и зрителям конкурса. Потом я всем объясняла, что это татарская народная песня, которую в свое время мне пели мама и бабушка, а теперь ее я пою своим детям. Сначала у меня в планах было спеть три куплета на разных языках: на татарском, русском и английском, потом передумали и решили все три куплета петь на татарском. 

    И. С.: Это же не профессиональный вокальный, танцевальный конкурс. Что самое главное? Это искренность, азарт, харизматичность конкурсантки. Я сразу почувствовала, что Лейсан это близко и она настолько чувственно поет, что именно это будет интересно, зацепит зрителя и заставит его сопереживать. Ее творческое обаяние в наиболее яркой степени проявилось именно через этот номер.

    Кто поехал с вами в Ростов?

    Л. Ш.: В Ростов мы отправились с нашей подругой, которая помогает мне с детьми, и младшим ребенком. Муж приехал только на финал, потому что он остался в Казани с двумя детьми (у меня же еще двое маленьких детишек). Ему помогали его родители, он работал, не смог приехать на всю неделю.

    Как муж относится к этой теме?

    Л. Ш.: Скажу честно, сначала у него был шок. Мне кажется, он подумал: «Ну ладно, очередная мечта Лейсан, она сейчас помечтает и успокоится». Но потом, когда я начала танцевать, заниматься спортом, ходить к Изольде Генриевне, петь, отрабатывать походку, он начал понимать, что все это очень серьезно. 

    Я говорила про это каждый день: когда просыпались, когда засыпали, дома начались какие-то концерты, я постоянно танцевала, пела. Более того, наша дочь, которой сейчас исполнилось 7 лет, тоже начала ходить со мной на репетиции, тоже начала танцевать этот танец: «Я выйду с мамой на сцену, я тоже хочу». Она и песню со мной выучила, у нас даже была идея спеть ее вместе, но, к сожалению, школа, учеба – мы к этому относимся серьезно. 

    Знаете, мне кажется, муж сначала подумал, что у меня из-за конкурса будет оставаться меньше времени на него, детей, поэтому, может, он отнесся не очень хорошо, но потом он понял, что конкурс сблизил нашу семью. Сейчас все разговоры дома о международных конкурсах, каждый планирует, что он будет делать на сцене. Дочка играет на курае и на фортепиано, говорит: «Я буду играть, а ты будешь петь». Средненький у нас тоже хочет подтанцовывать. И муж сейчас позитивно настроен. Он съездил на этот конкурс, ему понравилась эта дружественная атмосфера. Он тоже насмотрелся фильмов и думал, что там подножки будут ставить и никто не будет с тобой разговаривать, – нет. Он подружился с мужем другой конкурсантки из Санкт-Петербурга, они вместе сидели на финале, за нас болели.

    Что старшая дочка сказала, когда узнала, что вы выиграли?

    Л. Ш.: Первым, что она мне сказала, было: «Когда корону привезешь? Мне надо ее померить». Я приехала в Казань вчера, она сидела в продленке и переживала, когда мама ее заберет. Я ее забрала: «Где корона?» Я говорю: «Ты по мне не соскучилась?» Она: «Где корона?» Мы сели в машину, она достала корону, и минут сорок, пока ехали до дома, ее примеряла. Яблоко от яблони недалеко падает. Вся в маму.

    Не заявила: «Мама, я тоже хочу участвовать в таких конкурсах»?

    Л. Ш.: Не заявила, но она чувствует себя принцессой. Раз мама королева, значит, она – принцесса. Про конкурсы, конечно, пока не говорит. У нас первый класс, очень сложная программа. Но в планах, конечно, есть. Может быть, летом начнем, вот есть замечательная студия «Мисс Татарстан». Хочется, чтобы дочь ходила в эту школу.

    Что в вас изменилось после участия в конкурсе?

    Л. Ш.: В процессе подготовки и на самом конкурсе, на протяжении всех 6 дней я держала осанку, старалась правильно говорить, читала умные книжки. До этого времени не находилось, а тут и время появилось. Уложу детей или во время кормления я старалась читать, аудиокниги включать. Я старалась заниматься спортом, ухаживать за собой. И внутри на меня это повлияло. Даже по-другому начала воспитывать детей. До этого как-то засиделась дома, пыталась ограничивать их, у меня был более тоталитарный режим. А сейчас я такая нежная мама, постоянно пытаюсь с ними договориться. Лучше с ребенком договориться, чем быть строгим и ставить его в какие-то рамки. 

    И. С.: Когда женщина себя чувствует женщиной, она становится добрее, нежнее, раскрывается, заражает других энергией. Сейчас уже подружки Лейсан спрашивают: «Где? Что? Я тоже хочу».

    Л. Ш.: Я настолько вдохновила некоторых людей, мне это так приятно. Моя сестренка хочет ходить в модельную школу. Ей 18 лет, дочь, некоторые родственницы, подруги замужние, которые засиделись дома с детьми, понимают, что им не хватает чего-то.

    И. С.: Тут еще личностные качества играют роль. Зрелый человек обладает определенными знаниями, навыками и опытом и может противиться замечаниям. У Лейсан этого нет. Я ей постоянно поправляла речь, какие-то обороты запрещала применять, человек это все впитывает и не обижается. Она очень открытая, отзывчивая и должным образом реагирует на критику. Это не каждому дано.


    Я тоже учусь у них – у молодых и более зрелых. Лейсан меня заражает своей энергией. У нее масса идей, проектов. Вот всегда задают вопрос: «А что важнее – семья или карьера для женщины?» Это глупость.

    Л. Ш.: Я тоже не понимаю таких вопросов. Я даже честно не знаю, что отвечать. Это не зависит от того, сколько у мамы работы, это зависит от самого человека. Если мама себе поставит цель все успевать, она успеет всё, у нее дети и муж не будут брошены, она сама будет деньги зарабатывать, в конкурсах участвовать.

    И. С.: Без труда ничего не получается. Когда Лейсан все успевает, это очень большой труд – совершенствоваться и развиваться. А совершенствование приносит плоды.

    Л. Ш.: Конкурс же мог быть только один день. Все красивые платья надели, вышли на сцену, накрасились. За один день можно было поставить всем баллы и оценить и по уму, коммуникабельности, по стилю, внешним данным. Но конкурс все-таки проводится по пять-шесть дней, потому что жюри должно оценить внутренний мир участниц. Вот это внутренние достоинства участниц можно увидеть только в течение нескольких дней.

    И. С.: Человек может быть внешне привлекательный, умный, но он не будет, например, добрым, отзывчивым. Конкурсная программа это подразумевает, жюри оценивает, видя не только шоу на сцене, а то, как они себя ведут в абсолютно разных ситуациях.

    Л. Ш.: К шестому дню я поняла, что внешность играет не первую роль. И жюри было в этот раз очень сложно, потому что все конкурсантки были достойны. Одна девочка была следователем, вторая бизнес-леди, другая модельер-дизайнер – все достойные и состоявшиеся. Мне было приятно именно с ними состязаться.






    Самое читаемое
    Комментарии







    Интервью

    «Набираем людей, как в отряд космонавтов»: Глава МВД РТ о «Казанском феномене», полицейских-антихакерах и доверии населения

    Какие критерии сегодня предъявляют будущим полицейским, почему ОПГ из 90-х уже никогда не вернутся на казанские улицы, из-за чего современные мошенники все чаще используют интернет, а также о проблеме безопасности российских школ и доверии простых людей в интервью с генеральным директором АО «ТАТМЕДИА» Андреем Кузьминым рассказал министр внутренних дел Татарстана Артем Хохорин.

    Интервью

    «Все, что показывают в фильмах про конкурсы красоты, – неправда»: миссис Россия International 2019 о соревнованиях красавиц и реакции семьи на участие

    В Ростове 19 октября завершился конкурс «Миссис Россия International 2019». Победительницей стала 36-летняя жительница Казани, мама троих детей. О том, почему она впервые решила участвовать в подобном конкурсе и что изменилось в ее жизни после победы, обладательница короны рассказала корреспонденту «Татар-информ».  

    еще больше новостей

    © 2019 «События»
    Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
    информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
    о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
    коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

    Политика о персональных данных
    Об утверждении Антикоррупционной политики АО "ТАТМЕДИА"
    Для сообщений о фактах коррупции: shamil@tatar-inform.ru

    Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
    Телефон +7 (843) 222-0-999
    Электронная почта info@tatar-inform.ru
    Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
    Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
    Заместитель генерального директора,
    главный редактор русскоязычной ленты
    Олейник Василина Владимировна