Энгель Фаттахов: «Я всегда оставался при своих принципах, остаюсь и сегодня»

3 Июня 2019

    Автор материала: Рамис Латыпов (www.intertat.tatar, перевод Алии Сабировой)
    Глава Актанышского района Энгель Фаттахов в своем интервью «Татар-информу» рассказал об осуществляемых в районе проектах и поделился мыслями о причинах осложнения ситуации с преподаванием татарского языка, с которым ему пришлось столкнуться в период работы министром образования и науки РТ.

    – Энгель Навапович, из Казани вы вернулись в родной Актанышский район на свою прежнюю работу. Как вы восприняли это возвращение?

    Хотя и проработал в Казани пять лет, в родной район вернулся с радостью, так как все это время я с ним не расставался. Каждую неделю ездил, и эти поездки заряжали меня на целую неделю.

    В Актаныше моя мама, слава Аллаху, жива-здорова, ей 94 года. Спасибо нашему Президенту Рустаму Нургалиевичу, у меня была возможность остаться в Казани, но я попросил вернуть меня обратно в родной район. Его решение было положительным, за что я ему очень благодарен.

    Планируется, что в Актаныше появится современный горнолыжный комплекс. Уже известно, где именно он будет построен? Готов ли проект и кто финансирует объект?

    Мысль о комплексе появилась давно, еще с времен, когда я работал главой района. Ее предложил сам Рустам Нургалиевич, который тогда был еще премьер-министром. «Вот эта ваша гора на северной стороне. Там есть вертолетная площадка, тут же майдан для Сабантуя. Может, сделаете такой комплекс?» – высказал мысль он тогда.

    Проекты на стадии завершения. Конечно, это не на бюджетные средства. На нашей территории работают три нефтяные компании. Надеемся, что в будущем за счет них реализуем. Актаныш – красивейший уголок природы, исконно татарский район. Одним из направлений, которые будут приоритетными для Актаныша в будущем, мы видим направление туризма.

    И, конечно, мы надеемся, что такой комплекс будет служить привлечению туристов.


    Вы в Актаныше провели несколько республиканских мероприятий. Почему? Из-за того, что сами работали на республиканском уровне? Или хотите сделать Актаныш центром культурной, спортивной, татарской жизни?

    Скорее второе. Еще до Казани я в нашем районе проводил множество мероприятий совместно с Всемирным конгрессом татар. Конгресс глав татарских сёл, Съезд татарских предпринимателей, в прошлом году – межрегиональный конкурс Альфии Авзаловой и Всероссийский фестиваль гармонистов.

    Сегодня Актанышский район – это единственный из татарских районов, где сохранилась татарская самобытность. В нашем районе дети с первого и второго классов обучаются на татарском языке.

    Конечно, родители имеют право, и мы можем открыть по их желанию и русские классы. Но на данный момент факт остается таким: 98 процентов жителей нашего района – это татары. И нам хочется сохранить наш район в виде некоего центра, где происходит по-настоящему татарская жизнь.

    В нашем районе еще до моего отъезда в Казань при помощи руководства республики были реализованы два больших проекта. Они вызывают у меня особую гордость. Первый – государственный ансамбль песни и танца “Агидель”. У нас в республике всего два таких госансамбля, один из них в Казани, второй – в Актаныше.

    Второй проект – гуманитарная татарская гимназия, она единственная в республике. В нашей гимназии обучаются дети из многих регионов России, в этой татарской среде они в совершенстве овладевают татарским языком. Таким образом, проект полилингвальных школ, который начал наш первый президент Минтимер Шарипович Шаймиев, уже несколько лет реализуется у нас. Цель нашей гимназии такая же – выпускники в совершенстве должны владеть тремя языками: татарским, русским и английским. Это одно из главных направлений, которых мы придерживаемся.

    У нас очень красивая природа. По территории Актанышского района протекают четыре реки – Белая, Кама, Сюнь и Ик, наш район расположен между этими реками. В сельском хозяйстве у нас сохранились колхозы, конечно, в измененной форме, но они работают и отвечают за сохранение, формирование социального лица деревни. С этой точки зрения мы стараемся, чтобы наши деревни были красивые, ухоженные, чистые, какими и должны быть татарские деревни, татарские хозяйства.

    Районный центр – село Актаныш – отстроен очень красиво, по проекту. Мы стремимся сделать из Актаныша всесторонне образцовый татарский район. Конечно, это касается и труда. Лучшим труженикам полей у нас присуждается звание «Актанышский хлебороб». Где хлеб, там уже и татарская борьба корэш. Турнир имении Мусы Джалиля по татарской борьбе в этом году провели здесь. Мы считаем, что именно на Актаныш в будущем должен пополнять ряды наших видных писателей, поэтов, людей искусства и творчества. И мы работаем, возлагая на себя такую ответственность.

    Поэтому мы ведем речь о создании района, образцового в труде, с комфортными условиями для жизни людей и с сохранением татарской самобытности.


    Какие еще у вас планы в области национального образования в Актаныше?

    Я всегда работаю с убеждением, что будущее любой страны, республики, района определяет человеческий капитал. Не сырье, не станок, а человеческий капитал. Нам приходилось изучать опыт очень многих стран.

    Возьмем Сингапур – там нет ни грамма сырья, а она является нефтеперерабатывающей страной. Если посмотреть на уровень жизни человека, то увидим, что в его основе лежит система образования. Раньше мы говорили, что главное воспитание дает семья. Но если в детском садике ребенок не получит хорошего уровня знаний, то в школе он уже не освоит эти знания. Если в средней и основной школе не получит, то в вузе уже сложно подготовить из этого студента человека высокого профессионального уровня.

    Школу я сравниваю с жерновами. Если в них кладешь некачественные зерна, то не стоит ожидать, что мука получится высокого качества. Поэтому каждая система на своем уровне должна давать качественное образование: детский сад, средняя школа, основная школа и, конечно, высшие учебные заведения. Только так нам удастся получить людей, имеющих подготовку, отвечающую требованиям жизни.

    Поэтому мы в своем районе создали эту систему. От кого зависит качество воспитания и образования на районном уровне? Конечно, от руководителя отдела образования. И от методического центра многое зависит. Системно работаем с директорским корпусом, учителями. И, конечно, с детскими садами, со средними и основными школами. Также у нас есть ресурсный центр. Они работают как продолжение друг друга.

    Как вы думаете, ситуация, возникшая в последние годы с преподаванием татарского языка, и такой результат – это были ожидаемые события или для вас они были неожиданными?

    В 90-х годах у нас многое изменилось, было введено много новшеств. К концу советской эпохи в Казани осталась всего одна школа с преподаванием татарского языка. В 90-х годах татарские школы открывались как грибы после дождя, очень много. После этого пошел некоторой застой. Надо сказать, что в области преподавания татарского языка были недоработанные стороны. Потому что в наших учебных программах татарскому языку отводилось определенное количество часов, и над сокращением этих часов работа не велась. Не была разработана методика преподавания татарского языка для развития коммуникативных навыков у детей, главное – не велась подготовка учителей. Поэтому мы стали всю свою деятельность вести в данном направлении. Мы смогли разработать и внедрить множество новых проектов, которые служили повышению престижа татарского языка.

    Я очень радуюсь тому, что сегодня Президент Татарстана Рустам Нургалиевич Минниханов и первый Президент республики Минтимер Шарипович Шаймиев ведут работу по созданию татарских школ. Если бы я не осуществил в Актаныше то, о чем говорил ранее, причем сам являясь министром образования, то это было бы неправильно. Я в этом направлении делаю все от нас зависящее. И думаю, что надо распространить этот опыт и в другие районы республики.

    В каком случае мы смогли бы отстоять прежнюю систему обучения?

    Я не хочу возвращаться к тем скандальным событиям, если честно.

    Вы, журналисты, активно участвовали в этих обсуждениях и сами отлично знаете. В Республике Татарстан два государственных языка – русский и татарский. И если татарский язык является государственным, как же мы должны были отказаться от обязательного изучения родного татарского языка в школах? Я всегда оставался при своих принципах, остаюсь и сегодня. Свои мысли, идеи, проекты реализую в родном районе.

    Много раз было сказано, что методика преподавания татарского языка неправильная. Вы с этим согласны?

    Детей, изучающих татарский язык, надо разделить на три категории. Первая – это дети, проживающие в татарских районах, таких как Актанышский. Муслюмовский, Сармановский, Азнакаевский, Арский – здесь в деревнях сохранился татарский язык, дети хорошо владеют родным языком. Думаю, именно из этой категории детей мы можем ждать будущее поколение писателей, поэтов, творческой интеллигенции татарского народа. С такими детьми надо вести углубленное изучение татарского языка.

    Вторая категория – это дети из татарских семей, где родной язык подзабыт и ребенок плохо владеет татарским языком. Этих детей необходимо обучать по отдельной программе. И третья категория – русские дети.

    Я убежден, что ни один родитель в Татарстане не против того, чтобы его ребенок знал больше языков. Мы ведь и сами родители, поэтому только рады. Ребенок должен найти себя в жизни. Будет знать больше языков – и ему самому полезнее. Особенно в Татарстане, никто из родителей не против знания татарского языка, который в республике является государственным языком.

    Ошибка была в том, что русскоязычных детей мы обучали основам грамматики, тогда как должны были им дать разговорные навыки, чтобы ребенок знал язык на уровне, необходимом для общения со сверстниками. С этой целью нами были созданы учебники и методические пособия «Салям». Стали готовить учителей, работающих по этой методике. Работа и сейчас продолжается, в будущем она даст свои плоды.

    Как вы думаете, теперь, когда татарский изучается по желанию, какие пути сохранения языка могут быть эффективными?

    Я считаю, что огромный толчок работе по сохранению языка дал наш Президент Рустам Минниханов. Замечаете ли вы, а я замечаю: у людей появляется желание изучать татарский язык. Это не только на уровне школ, но и в жизни, на улице, на различных собраниях ощущается. И это началось недавно, даже в годы моей работы в Казани до такой степени не было. Это наш Президент так поставил, и это проникает во все сферы.

    Сейчас Минтимер Шарипович работает над созданием сильных элитных школ. Из истории нашего народа мы видим, что наши медресе были знамениты на всю округу, то же самое медресе Иж-Бобья в Агрызском районе – о нем знали в европейских странах. Мне в свое время сказали: почему же такое не может быть сейчас и в Актаныше? Я ставлю перед собой цель создать в Актаныше гуманитарную татарскую гимназию, которая будет давать татарскому миру сильную элиту.

    Татарская общественность считает вас человеком, который принципиально защищал преподавание татарского языка. Вас называли чуть ли не национальным героем, вам посвящали стихи. Как вы восприняли такую поддержку?

    Конечно, это для меня были тяжелые времена. Приходишь из прокуратуры, пресса тебя ругает. И в этот момент получать поддержку людей, которые на твоей стороне, – могу сказать, что в те сложные времена они давали мне силы жить. Если бы не они рядом, то запросто можно было уйти в депрессию.

    Энгель Навапович, в годы работы министром образования вы занимались многими важными проектами, преобразованиями в системе. Какую свою работу могли бы сейчас вспомнить с особой гордостью? А что не удалось сделать?

    Да, у нас было много новых проектов. Но чтобы они давали результат, должна быть система управления. Министр образования – это управляющий, он должен управлять системой образования. Когда я пришел в министерство, методический центр относился к министерству, а отделы образования – к муниципалитетам. Мы добились того, чтобы рассмотреть этот вопрос в Совете безопасности. Рустам Нургалиевич нас поддержал. И мы можем сказать, что создали систему управления.

    С одной стороны, за качество образования отвечало Министерство образования. А с другой стороны, руководители отделов образования в районах, школы – все относились к главам районов. Так ведь не может быть. Я даже не мог спросить, как идет работа. А Президент передал эти полномочия министерству. То есть мы вместе с главами районов назначали руководителей отделов образования.

    Также мы создали систему базовых школ. В республике более 2000 школ, мы сделали более 700 базовых школ. И в этих школах мы гарантировали качество образования. То есть смогли создать систему, позволяющую увольнять и назначать директоров, назначать после подготовки и т.д. Это дает свои результаты. И, конечно, сегодня самая большая проблема в системе образования – подготовленность преподавательского и директорского корпуса.

    Надо сказать, было реализовано довольно много проектов. Разработана программа подготовки педагогов. Не все могут работать учителями. Это должно исходить из семьи. Поэтому мы начали такой проект: выбирали тех, у кого родители – учителя, кто показал себя в школе, пропуская через несколько этапов отбора, выдавали грант и зачисляли в учебное заведение. Эти студенты получают 15 тысяч рублей стипендии и после обучения едут работать в родной район.

    Был проект по сертификации учителей, выпускающихся из педагогического вуза. Помимо диплома и экзаменов они сдавали тест на готовность работать в школе. Были и отрицательные отзывы, но тем, кто получил сертификат, мы выдавали грант «Наш новый учитель». Мы их рекомендовали базовым школам. Это тоже была большая работа по повышению качества образования.

    В этом году в Казани проходит чемпионат мира по рабочим профессиям WorldSkills. Помню, как мы впервые зашли к Рустаму Нургалиевичу и рассказали ему об этом всемирном движении, предложили нам тоже присоединиться к нему. Первый чемпионат России мы провели у нас. А сейчас вот видите, достигли такого уровня.

    Первый чемпионат в 2014 году стал большим стимулом для средних специальных учебных заведений. Раньше они были связаны с Министерством социальной защиты РТ. Мы посчитали, что это неправильно, и 72 средних специальных учебных заведения вернули Министерству образования. Конечно, при помощи Президента. После ознакомления с их материально-технической базой пришли к мнению, что нельзя оставлять их в таком положении.

    Появился новый проект совместно с ресурсными центрами и работниками производства. С их прямым участием стали появляться вот такие мощные ресурсные центры. Сейчас, насколько я знаю, из более тридцати. Это требование современной жизни. Мастера с золотыми руками сейчас нужны. Если область производства уже сейчас не займется подготовкой кадров, у него нет будущего. Таким образом, этот чемпионат стал большим стимулом.

    И, конечно, детские сады. Во-первых, в садиках мы должны раскрывать таланты детей, психологически готовить их к начальной школе. И, во-вторых, ребенка надо обучать русскому, татарскому, английскому языкам. Поставили такую задачу.

    Почему наши нынешние выпускники школ не до конца соответствуют требованиям конкуренции? Потому что они не могут общаться на английском. В мире ведь так много общения. Если наши ученики выпускных классов будут свободно говорить на английском, владеть IT-технологиями, то у них надежное будущее.

    Мы сейчас в Актаныше тоже ставим такую задачу. На республиканском уровне пока этот вопрос не решен. Наши ученики едут в зарубежные страны. Если мы хотим видеть конкурентоспособность наших учеников выпускных классов, они также должны знать и турецкий, арабский и китайский языки. Поэтому мы начали работу в этом направлении.

    И, конечно, по национальному образованию. На момент моего назначения в министерстве уже и отдела национального образования не осталось. Его восстановили. Постарался объездить регионы России, помогли татарам в регионах с пособиями. Начали работу по подготовке методики преподавания татарского языка, учителей, учебных пособий.

    Но многое еще не сделано. Не удалось завершить работу по созданию системы преподавания татарского языка. Работы очень много. Начали движение олимпиады. Открыли Центр олимпиады. Создали лагерь «Дуслык». Сегодня нужна направленная подготовка детей. Если у наших учеников недостаточный уровень знаний, мы должны приглашать преподавателей из Санкт-Петербурга и Москвы. Сейчас выросло число участников олимпиад. Когда-то мы были на четвертом месте, а сейчас стали равняться с Санкт-Петербургом. Москва, Санкт-Петербург, затем мы.

    Ваши дети владеют татарским. Как вы думаете, внуки будут знать татарский?

    Как же им не знать свой родной язык? Моя старшая дочь живет в Англии. Уже 12 лет как уехала. У меня три внука. Все трое говорят на татарском языке. Все же зависит от семьи. Потому что мама с ними говорит только на татарском языке. Их отец араб, с ним они общаются на арабском, а между собой на английском. Я горжусь ими.

    Все равно начало, толчок идет от семьи. Конечно, роль школы тоже очень большая. И детского садика. Но незнание родного языка, допущение забвения родного языка – это проблема семьи. Пока был министром, я не мог так говорить. Сейчас уже не боюсь это сказать. Поэтому, конечно, зависит от родителей. Как поставишь в семье, так и будет. Есть семьи, где родители татары, а дети татарского не знают. Это страшная ситуация. Уровень мышления ребенка все равно на его родном языке.

    А затем, конечно же, надо в совершенстве знать язык нашего государства – русский язык и язык мирового общения – английский. Если ребенок их не знает, то у него нет будущего. А если знает китайский, турецкий – еще лучше. Такой ребенок нигде не пропадет.




    Самое читаемое
    Комментарии







    Интервью

    Вайны на татарском языке, гастроли с Ильсией Бадретдиновой и репертуар из национальных песен: чем студента из Конго покорил Татарстан

    В чем заключается деятельность Союза африканских студентов Татарстана? Насколько сложно африканцу выучить русский язык? Как студент из Конго попал в ансамбль Ильсии Бадретдиновой? Об этом ИА «Татар-информ» рассказал руководитель САС Оливер Мукенди.

    Интервью

    Балансовые комиссии РТ: как сельских жителей республики учат вести бизнес

    Специалисты балансовой комиссии знакомят бизнесменов по всему Татарстану с новыми мерами поддержки, учат торговать на биржевой площадке, быть самозанятыми, кооперироваться. Подробнее об этом инструменте поддержки предпринимателей ИА «Татар-информ» рассказал первый заместитель министра экономики РТ Рустем Сибгатуллин.

    еще больше новостей

    © 2019 «События»
    Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
    информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
    о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
    коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

    Политика о персональных данных
    Об утверждении Антикоррупционной политики АО "ТАТМЕДИА"
    Для сообщений о фактах коррупции: shamil@tatar-inform.ru

    Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
    Телефон +7 (843) 222-0-999
    Электронная почта info@tatar-inform.ru
    Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
    Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
    Заместитель генерального директора,
    главный редактор русскоязычной ленты
    Олейник Василина Владимировна