Безопасность на всех уровнях: как проект «Кабель без опасности» помогает избежать повторения в Татарстане «Зимней вишни»

22 Апреля 2019

    Фото: Елена Кривопатре
    Автор материала: Вероника Ваганова
    Проблема использования фальсифицированной кабельно-проводниковой продукции (КПП) актуальна для всех регионов России, в том числе для Татарстана. Некачественная электропроводка, главным критерием выбора которой является привлекательная цена, несет в себе потенциальную угрозу людям и бизнесу. О том, что такая угроза вполне реальна, говорят результаты первых проверок объектов бюджетного строительства Татарстана. О них в интервью ИА «Татар-информ» рассказал координатор общественного проекта «Кабель без опасности» Владимир Кашкин.

    Вы участвовали в заседании в администрации Президента РТ. Какие вопросы обсуждали?

    – Сегодня мы обнародовали результаты экспертизы образцов кабельной продукции, которые мы отбирали на строящихся бюджетных объектах в Республике Татарстан. К сожалению, они оказались отрицательными. Все образцы электропроводки показали существенные отклонения от заявленных технических характеристик. Это, конечно, всех обеспокоило, так как речь идет о школах и детсадах.

    На заседании обсуждался вопрос, как мы будем действовать дальше, по каким механизмам пойдет работа по усилению контроля качества кабельной продукции. Также сегодня присутствовал целый ряд представителей контрольно-надзорных органов, которые рассказали о своей работе в данном направлении. Обсуждали актуальные инициативы, как изменить ситуацию с засильем фальсификата на кабельном рынке на законодательном уровне.

    Были наши коллеги - представители отраслевого сообщества, целый ряд производителей кабельной продукции, представители крупнейших застройщиков Республики Татарстан, промышленные компании, которые осуществляют строительство крупных объектов, например, метро. С этим профессиональным коллективом мы обсудили целый комплекс вопросов, связанный с противодействием незаконному обороту фальсифицированной кабельно-проводниковой продукции.


    К какому-то итогу пришли?  

    – Учитывая, что проблемы значительные, есть понимание, что эта работа будет пролонгирована, будут продолжены проверки на бюджетных объектах. Сейчас изучается возможность организации входного контроля качества кабельно-проводниковой продукции на строительных объектах. Попытаемся на местном законодательном уровне найти возможности внести изменения в работу стройнадзора и стройконтроля.

    Мы предложили крупным промышленным компаниям наши услуги в качестве оператора, который за счет средств Ассоциации «Электрокабель» (на ее базе реализуется проект «Кабель без опасности») поможет проверить качество кабельной продукции до того, как она будет монтироваться на стройобъекте. 

    Как определить, что продукция фальсифицированная?

    – Необходимо обращать внимание на маркировку продукции. В обязательном порядке осуществлять документальный контроль – проверку сертификатов соответствия. Если продукция не сопровождается необходимым пакетом документов, – это первый признак. Второй – это маркировка, если она отсутствует, либо представлена не в полном объеме – это однозначный признак фальсификата, потому что если производитель боится нанести свое имя на продукцию, это уже показатель.

    Дальше начинаются сложности, потому что все остальные методы испытания данного вида продукции связаны с инструментальным контролем. Для того, чтобы убедиться в его качестве, необходимо проводить мероприятия входного контроля, с использованием специальных инструментов, которые могут замерить электрические параметры. И совсем уже глубокое испытание - на противопожарные показатели. Проверить, какого качества использован пластикат для оболочки и изоляции кабеля, в обычных условиях невозможно. Только в лаборатории. Вот тут мы и предлагаем свою помощь. Кроме того, мы предлагаем предприятиям алгоритм для организации своей службы входного контроля, которая с минимальными материальными вложениями может самостоятельно выявлять основные нарушения.


    Объясните читателям, что такое входной контроль кабельной продукции?

    – Во-первых, подбирается поставщик, изучается насколько он реальный, какая у него деловая репутация, насколько у него стабильное производство, способно ли предприятие производить стабильно качественную продукцию. Вторая часть входного контроля – это проверка инструментальная, удостоверение качества продукции, для этого используется ряд различных приборов, которые измеряют электрическое сопротивление оболочки и изоляции.

    Крупные компании такие, как «Росатом», верифицируют своих поставщиков. Помимо обязательных сертификатов, они будут требовать вас пройти процедуру соответствия. В обычном строительстве этого нет. У многих компаний нет своих систем добровольной сертификации. Они к этому приходят, и мы им помогаем. Говорим: «Ребята, вам надо купить вот такие приборы, вам нужно обучить человека, вот методика». У нас разработана методическая рекомендация, мы ее просто отдаем в компании, и они могут у себя организовать входной контроль.

    Но проверить материалы, из которых изготавливают изоляцию и оболочку кабеля, как я уже говорил, можно только в лаборатории.

    О каких объектах идет речь? Какие-то договоренности уже есть?

    Как я уже упоминал, было несколько объектов, которые мы проверяли. Среди них был жилой дом и объекты социального значения. Мы туда выезжали вместе с представителями администрации, отбирали кабельную продукцию, отправляли ее на испытания. Параллельно с этим проводился документальный контроль, мы анализировали сертификаты, эксплуатационные документы, которые поступили вместе с продукцией. Сегодня мы находимся на стадии согласования новых объектов.

    Бытует мнение, что на таких ответственных объектах, как детские сады или школы, есть контроль, но экспертизы показали, что он явно недостаточный. А что творится в коммерческой застройке — это все на совести коммерческих застройщиков. Поэтому мы готовы и с ними организовать совместную работу. Сегодня был некий первый шаг, когда мы презентовали им эту систему.


    Что касается Правительства, то мы ждем его решения. Как я понимаю, им нужно проанализировать полученные результаты. Мы чувствуем поддержку, поэтому я уверен, что в 2019 году эта работа будет продолжена, а параллельно мы планируем выстроить некую систему входного контроля в республике в целом.

    Но пока такой системы нет, верно?

    — Получается, что так. Органы стройнадзора и стройконтроля уполномочены проверять наличие сертификатов. Если продукция пришла и сопровождается документацией, действующим сертификатом, то проводить проверку дальше у них нет оснований и средств. Поэтому они довольствуются только проверкой сертификатов, в лучшем случае проверяют сертификат по базе Росаккредитации.

    При этом квалификации стройконтроля и стройнадзора не хватает, они не могут до конца прочесть сертификат и понять, правильно ли там указаны ГОСТы. Мы говорим о глубокой проверке сертификатов. Им, наверное, это сложно, но мы дали им в руки инструмент в виде алгоритма проверок этих документов. Мы пошагово расписали, что должно быть проверено. Надеемся, что этим алгоритмом будут пользоваться.

    Но, как я сказал, проблема кроется в конструкции изделия, а ее можно проверить только инструментальным контролем. К сожалению, на сегодняшний день такой системы по факту просто не существует.

    У вас есть уже такой опыт работы в регионах?

    — Да, мы очень активно взаимодействуем с региональными властями. В этом пилотном проекте под эгидой Госкомиссии по незаконному обороту промышленной продукции участвует 9 субъектов РФ. Сейчас по аналогичному сценарию уже третий год развивается сотрудничество в Краснодарском крае, на прошлой неделе проверяли семь объектов в Краснодаре. Буквально вчера проводили отбор в Новороссийске.

    Целый ряд областей и республик: Пермский край, Чувашия, Мордовия, Владимирская, Томская, Смоленская и Московская области, что для нас очень важно. За последние полтора года мы наработали значительный опыт, который позволяет, с одной стороны, тиражировать эти алгоритмы в другие регионы. С другой стороны, дает возможность ставить перед госорганами проблему. Мы показываем, что проблема настолько глубоко проникла в эти слои, что она требует совсем другого подхода.

    Речь идет только о школах, детских садах и больницах?

    — Мы проверяем разные объекты. На прошлой неделе Президент РФ открывал завод «Мерседес» в Московской области. В рамках пилотного проекта мы проверяли продукцию на этом заводе еще на стадии строительства. Там все нормально, завод достроили, Президент его открыл.

    Мы много сотрудничаем с профессиональными компаниями такими, как «Сибур», «Роснефть», «Машпроект», «Метрострой». Они активно откликаются на такие вещи. Сейчас на стадии подписания Якутская нефтяная компания. Работаем с застройщиками, например, с компанией «Пик» в Москве, которая участвует в реновации.


    Мы видим интерес у добросовестных участников строительного рынка. Никто не хочет сталкиваться с такими последствиями использования некачественного кабеля, которые произошли в Кемерово. У нас более трети всех пожаров в стране, включая лесные, происходят по вине аварийного режима электросетей, из-за короткого замыкания. В жилом сегменте этот показатель доходит до половины всех пожаров, только представьте! Проблема колоссальная! Мы видим, что сейчас все больше и больше компаний начинают входить в этот процесс. Сначала они этим интересуются, потом пользуются как услугой, а в дальнейшем работают сами.

    Мы не перетягиваем на себя одеяло, наоборот предлагаем создать инструмент, которым компании могут пользоваться, не обращаясь к нам. Как отраслевая ассоциация, мы не можем охватить весь рынок, мы не надзорный орган, и у нас нет такого бюджета. Наша задача — просто привлечь внимание и помочь людям выстроить систему.

    Кроме пожаров, еще какие опасности могут быть?

    — Пожары — это яркая и видимая история. Еще одна особенность — колоссальный экономический ущерб, который они наносят. Вторая проблема лежит чуть глубже. Срок службы кабельных изделий - в среднем 30-40 лет.

    Например, вы покупаете квартиру, делаете дорогостоящий ремонт, а при этом даже если не происходит пожар, то проведенный кабель, с заниженной характеристикой не прослужит весь срок. У него, скорее всего, разрушится изоляция, пойдут сбои в работе, начнет ломаться техника. Кабель прячется в стену, если где-то что-то случится, то какой ремонт придется делать. Это такой экономический ущерб! Даже если на примере какой-то семьи: люди потратились, взяли квартиру в ипотеку, потратили значительные средства на ремонт и спустя 2-3 года им приходится делать ремонт повторно, им придется вынимать весь этот кабель, если он еще не сгорел, а просто перестал нормально работать, постоянно дает какие-то сбои и замыкания.

    Мы анализировали: доля кабельной продукции в стоимости дома - 3-4%. Даже если мы чуть-чуть сэкономим на проводке, процентов на 10, какого-то удешевления квадратного метра и в целом жилья это не даст.

    Ответственность, которую несет кабельная продукция, колоссальная: это все энергообеспечение, безопасность систем, система оповещения, Интернет, связь.

    Вы не планируете открывать в регионах своего рода филиалы проекта?

    – Когда мы придумывали проект «Кабель без опасности», старались не превращаться в такой тяжелый, массивный орган, который будет регулировать. У нас немного другой принцип действий. Мы разрабатываем алгоритмы, в том числе общественного контроля, привлекаем очень активно ассоциации. Наши партнеры по проекту – это ассоциация «Честная позиция», в которую входят крупнейшие российские дистрибьюторы, то есть те, кто продает эту продукцию. У них есть филиалы и в Республике Татарстан.


    Наша задача – создать атмосферу, когда за счет саморегулирования нашей отрасли, мы бы конкурировали правильными вещами: дополнительными услугами, хорошим маркетингом, правильным позиционированием, репутацией, тогда это имело бы значение на рынке. Сейчас компании начинают понимать, что их репутация, их ответственность, в том числе социальная, имеет большое значение. Они начинают играть совсем по другим правилам, и по мере того, как растет количество участников, которые соблюдают эти правила игры, на рынке достигается некий баланс.

    Вы изучали зарубежный опыт в решении проблемы фальсификата?

    – Когда начинали проект, мы изучали мировой опыт. Смотрели, как разные страны в разный период своего развития решали эту проблему.

    Мы понимаем, что государство так или иначе будет реагировать. У нас в проекте нет «прокурорского» уклона - кого-то удалять с рынка или указывать, как жить. Есть правила и есть граница, за которую не надо переходить. Есть линия качества, а в остальном - вкладывайте деньги в производство, покупайте более инновационное оборудование, обучайте персонал, автоматизация, роботизация – вот как нужно конкурировать. А принцип «Давай ты умрешь сегодня, а я – завтра» ни к чему не приведет.

    Вы как-то ощущаете поддержку государства?

    – В общем, да. У нас хорошие отношения, идет планомерная работа с контрольно-надзорными органами. Со старта проекта есть соглашения с Росстандартом. Мы постоянно чувствуем их поддержку. Они очень активно реагируют на наши обращения, выходят на проверки, привлекают к ответственности. Они как контрольно-надзорный орган видят нашу продукцию в сфере своей компетенции. С Федеральной службой по аккредитации происходит аналогичная работа. Мы очень изменили ситуацию благодаря общим стараниям на рынке сертификации. Еще в 2016 году можно было просто позвонить по объявлению в Интернете, и тебе прислали бы сертификат на продукцию в течение 1-2 дней без реальных испытаний. Сейчас это крайне сложно, в России почти невозможно.

    Мы за счет своей активности привлекли внимание государства, чтобы оно понимало, что это одна из тех проблем, которая не ждет. Поддержка есть, но есть и специфика работы с госорганами.


    Сформулируйте основную цель проекта.

    – Основная цель проста – это безопасность на всех уровнях: безопасность личности, общества и государства. Так прописано в законодательстве, мы ровно так и идем.

    Вследствие такого явления как фальсификат к крупным инфраструктурным проектам в стране есть вопрос: какого качества там продукция и сколько она прослужит. Это устойчивость и энергобезопасность страны в целом. Если брать высший уровень, то это устойчивость самой экономики.

    Кабельная продукция – это инвестиционный продукт, она всегда идет за строительством. Если в стране ничего не происходит, то наши предприятия тоже очень сильно страдают. Поэтому мы идем вдогонку. Задача нашей отрасли – разрабатывать новые виды кабелей, разрабатывать инновационные вещи, поднимать свое станкостроение. Мы не можем себя вырвать из контекста того, что происходит в стране. Мы – отрасль, которая очень сильно зависит от здоровья экономики, здоровья общества. Если люди живут достойно и получают достойную зарплату, вряд ли они будут пытаться сэкономить лишние две копейки, для того чтобы купить совсем дешевое. Это касается не только кабельной продукции.

    Наша концепция – создать цивилизованную и безопасную конфигурацию рынка, где предприятия будут развиваться, производить инновационные продукты, поддерживать инфраструктурные проекты страны, когда нам не потребуется быть импортозависимыми. На сегодняшний день наша отрасль позволяет практически в полном объеме все наши внутренние потребности закрывать.

    На правах рекламы




    Самое читаемое
    Экономика

    «Мы угадываем конфеты, которые будут покупать в 2025 году»: АО «Эссен Продакшн АГ» открыло новую очередь кондитерского производства

    14 августа 2019 года в Набережных Челнах генеральный директор АО «Эссен Продакшн АГ» Леонид Барышев разрезал красную ленту и торжественно запустил работу линии по производству жевательной карамели. Что компании и покупателю даст открытие второй очереди кондитерского производства, каким экспортным потенциалом оно обладает, и какие инвестиции вкладывает компания — в материале «Татар-информ».

    Экономика

    «Наша служба и опасна, и трудна»: как работает Татарское республиканское управление инкассации

    Российская служба инкассации 1 августа отметит свой 80-летний юбилей. В Татарстане свою деятельность в этом направлении успешно ведет Татарское республиканское управление инкассации — филиал объединения «РОСИНКАС». Какие услуги предоставляет служба? Какими качествами должен обладать профессиональный инкассатор? Выйдут ли из оборота бумажные деньги в связи с информатизацией общества? Об этом в интервью с корреспондентом ИА «Татар-информ» рассказал управляющий Татарским РУИ Васим Вахитов.

    еще больше новостей

    © 2019 «События»
    Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
    информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
    о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
    коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

    Политика о персональных данных
    Об утверждении Антикоррупционной политики АО "ТАТМЕДИА"
    Для сообщений о фактах коррупции: shamil@tatar-inform.ru

    Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
    Телефон +7 (843) 222-0-999
    Электронная почта info@tatar-inform.ru
    Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
    Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
    Заместитель генерального директора,
    главный редактор русскоязычной ленты
    Олейник Василина Владимировна