Врачи-иностранцы выбирают Татарстан

18 ноября 2015 // Прочитано 2137 раз

Каждый год в республике приезжих медиков становится все больше. «События» разбирались, что их удерживает здесь.

Белый халат в кабинете - под запретом. Лор-врач Айман Ходер уверен, что в белой одежде принимать пациентов нельзя, ведь таких медиков особенно боятся дети. Маленькие посетители к нему приходят каждый день, поэтому кроме рабочих инструментов под рукой всегда шоколадные конфеты.

- Самые интересные пациенты - это дети, с ними разговариваешь, хитришь иногда, - смеется врач-отоларинголог Айман Ходер.

В Казань Айман приехал из Ливана 22 года назад. Он окончил школу и выбирал, где выучиться на врача. Поступать на медфакультет Ливанского университета не рискнул, так как опасался жесткого отбора. Зато можно было получить образование в Казани, к тому же это выходило значительно дешевле, чем в родной стране. В столицу Татарстана Айман приехал без знания языка - впереди был год, чтобы его выучить.

- У нас группа такая была: кто на арабском разговаривал, кто на английском, кто на немецком. Мы всегда ходили компанией человек по пятнадцать, по одному даже в магазин не выходили. Кто-то пару слов знает на русском, кто-то еще пару, так и объяснялись. На нас как на сумасшедших смотрели, - смеется врач.

В мединститут поступил сразу, да и учеба нашему герою давалась легко. Но признается, что к приезжим было особое отношение. Айман попал один из первых потоков иностранцев, поэтому им делали поблажки и домашней работой старались не загружать. После института и ординатуры работать уехал на родину.

- Обучение у нас было на высоте, мы все практику проходили, в анатомичке работали. На третьем курсе начал ассистировать на операциях в городской больнице. В Ливане, во Франции для студентов-медиков это почти нереально, им не дают руками что-то делать. Но считалось, если человек окончил российский вуз, значит, он либо получил корочку за деньги, либо потому, что иностранец. А нам в Ливане, чтобы начать работать, нужно было сдать экзамен - подтвердить образование. И к нам хуже относились, чем к американцам или французам. Задавали такие вопросы, чтобы мы не ответили! Но я с первого раза сдал, между прочим, наши казанские почти все с первого раза сдают, - хвалится лор-врач Айман Ходер.

Правда, долго на родине он не проработал, русской жене тяжело давалась новая культура, и она уговорила супруга вернуться в Казань. По возвращении работал в двух городских поликлиниках, а пять лет назад устроился в частную. Пациенты его очень любят, очередь к Айману нередко расписана на одну-две недели вперед. Причем приезжают на прием со всего Татарстана, из Марий Эл и Кировской области.

Обожают пациенты и терапевта Редаха Надера Субхи. Врач из Сирии работает в казанской поликлинике № 10. Нескромно признается, что те, кто однажды попал к нему с других участков, хотят лечиться только у него. В Казань приехал в 2002 году. Сначала были курсы русского - вспоминает, что язык давался тяжело, но все-таки это было не самым сложным.

- Погода - вот к чему пришлось привыкать долго, потому что у нас в южной стране тепло, а тут все по-другому. Летом-то, конечно, разницы, можно сказать, нет, а в остальное время очень холодно. Но привык со временем, - рассказывает врач-терапевт Редах Надер Субхи.

Поначалу он хотел вернуться домой, но еще в университете женился, и вопрос переезда отпал сам собой. Говорит, что всех одногруппников, кто остался в Казани, удержала здесь любовь. В Сирии живут родные, с которыми постоянно общается, правда, домой ездит редко. Не думает о возвращении в родной Душанбе и Пирмахмад Рахимов. Рассказывает, что в ЦРБ Высокогорского района, где он работает хирургом, его принимают за своего. Даже разговаривают на татарском.

- Пациенты по внешности вообще не различают. Я к ним подхожу, они начинают со мной на татарском говорить. Я все выслушаю, а потом говорю: «Теперь давайте на русском!» Пациенты, конечно, улыбаются. Но татарский мы вместе с моими пациентами учим. Разбираем отдельные слова, так что смысл потихоньку я уже начинаю понимать, - говорит Пирмахмад Рахимов.

Все врачи-иностранцы получили гражданство, но говорят, что за годы жизни в Казани местными стали не только по документам. К тому же в республике отмечают мусульманские праздники. Так что в Татарстане чувствуют себя как дома и возвращаться на малую родину пока не планируют.


Компетентно

Елена Кошпаева, декан факультета иностранных студентов КГМУ:

- У нас два потока иностранцев: одни - это русскоговорящие из стран СНГ, другие из дальнего зарубежья - это Индия, африканские страны. В целом в казанском мединституте учатся студенты из 52 стран. Приезжие из ближнего зарубежья и Ирака стараются жениться и получить вид на жительство. Остальные в основном возвращаются. Конечно, в первую очередь из-за зарплат - у нас медики гораздо меньше получают, чем у них на родине. Да и устроиться им здесь тяжело: студенты стараются подработать в вечернюю или ночную смены, я точно знаю, что не хватает ночных дежурантов, и все равно иностранцев не берут, в первую очередь из-за отсутствия гражданства.

Ежегодно мы выпускаем от 60 до 100 иностранных студентов, это зависит от потока. Но в этом году поступили более 300 человек. В прошлом году университет занял третье место в рейтинге медицинских вузов России. Плюс больше половины наших выпускников на Родине подтверждают диплом с первого раза - это очень высокий процент. Сарафанное радио все-таки продвигает авторитет вуза, поэтому у нас хотят учиться.


Читайте также: Фельдшеры казанской «скорой» отрабатывают навыки на «дышащих» манекенах

Авторы: Ксения Жаркова, Рамиль Гильванов

Поделитесь с друзьями

Оставить комментарий