Архитектор Светлана Мамлеева: Реставрация казанской горбольницы №5 прошла вразрез с проектом

21 апреля 2017 // Прочитано 460 раз

Журналистам презентовали здание бывшей 5 горбольницы Казани 1937 года постройки. Как стало известно «Событиям», реставрация объекта культурного наследия получилась не совсем по утвержденному плану. Оригинальными эскизами и планами реставрации, которые были согласованы и утверждены, но не реализованы во время ремонта, поделилась известный казанский реставратор, автор здания театра кукол «Экият» и проекта реставрация Нацмузея РТ, заслуженный архитектор РТ Светлана Мамлеева.

Во время пресс-тура для журналистов начальник Управления здравоохранения Казани Ильнур Халфиев и главный врач Медицинской клиники КГМУ Ильнур Шарафутдинов показали обновленные интерьеры палат, реанимации, операционных, манипуляционных, кабинетов осмотра. Они подчеркнули, что статус объекта культурного наследия больницы обязывал проводить капремонт в строгом соответствии с согласованным проектом реставрации, поэтому все – от цвета фасада до внутренних конструкций – максимально исторично.

IMG 6703

Для пациентов здание, теперь уже в статусе Медицинской клиники КГМУ, открылось в начале апреля

Напомним, в 1937 году больница была построена как Народный диспансер – по немецкому проекту и, как говорят старожилы, немецкими же специалистами. В январе 2015 года, когда в части здания начались ремонтные работы, строители обнаруживали в исторической обшивке даже кусочки газет на немецком языке.

0121

Первоначально контур больницы представлял собой свастику. Такие хитрости использовались немцами при строительстве в российских городах объектов, которые в перспективе с воздуха служили бы им ориентирами для нанесения авиаударов. Подобный же проект больницы удалось воплотить, например, в Автозаводском районе Нижнего Новгорода, где и по сей день размещается Детская поликлиника №1. Когда в Казани заметили подвох, концы символа при строительстве частично отсекли.

0117

Во время капитального ремонта, как рассказал главврач Медклиники КГМУ Ильнур Шарафутдинов, строителям пришлось создавать внутри здания все практически с нуля, поскольку оказалось, что целым за 80 лет больницы остался только каркас – стены здания. Но благодаря этому, в том числе, в новой клинике удалось, например, реализовать технологию пневмопочты (пересылка между этажами и помещениями проб анализов по специальным трубам – прим. Т-и).

IMG 6720

К слову, совсем недавно из-за пневмопочты архитекторы отказались от идеи разместить в квартале гостиницы Дворянского собрания Национальную библиотеку РТ и книгохранилище. Пришлось бы не только затратить несколько миллиардов, но и значительно нарушить конструкцию памятников, которыми также являются здания квартала.

По словам автора проекта реставрации больницы Светланы Мамлеевой, это далеко не самое явное отклонение от того, что должно было быть реализовано в ходе ремонта здания больницы.

«По согласованному проекту должен был быть цвет в соответствии с историческим – серо-голубой! Пластиковые окна разрешили ставить: они действительно дешевле и проще в изготовлении. Просто они должны были быть под цвет дерева, как и стеклоблоки. Но вместо стеклоблоков поставили пластиковые витражи белого цвета, и окна пластиковые тоже белые. Двери должны были быть деревянные, поставили алюминиевые. Все это только для удешевления», – утверждает архитектор.

Подлинными должны были остаться и ограждение лестницы, мраморный пол первого этажа, где сейчас уложена современная напольная плитка с тактильными элементами для плохо видящих пациентов. При этом, в феврале 2015 года, когда ремонт только начался, бывший в то время главный врач больницы Юрий Коршун подчеркивал, что пол с его изначальным рисунком, и, пусть не роскошную, но все же лепнину на потолке, а так же исторические лестницы обязательно обновят и восстановят в первоначальном виде.

«Должны были, но... У нас было задание только на проект фасадов, остальное делали смежники (специалисты смежных направлений – прим. Т-и). Мы им говорили про все это...», – печально констатировала Светлана Малеева.

Она также обратила внимание на то, что исторические витражи были выполнены из характерных для периода строительства в 1935 году «стеклоблоков» 20х20 см (на чертеже фасадов – это вертикальные окна, разбитые на маленькие квадратики). Они сами по себе являлись предметом охраны и при реставрации, по факту вылившейся в капитальный ремонт, должны были быть сохранены или заменены на такие же.

IMG 6726

В отклонениях от проекта реставратор винит два министерства, в чьих интересах и компетенции проводился капитальный ремонт медучреждения. Не понравилось – и поменяли цвет фасада и остальные детали на свое усмотрение, констатирует Светлана Мамлеева.

photo 2017-04-21 11-21-12 2

Однако глава Управления здравоохранения Казани Ильнур Халфиев на уточняющий вопрос журналиста «Событий» еще раз заверил: фасады выполнены в соответствии с требованиями проекта и охранных обязательств.

Внимательный глаз посетителя же может подметить, что в нынешнем цвете фасад здания напоминает фоновый цвет интерьера, который, в свою очередь, выполнен в единой стилистике модернизируемых в последние годы в РТ медучреждений (софрадекор или фактурная краска на основе жидкого пластика применялся также в РКБ, 7 горбольнице, онкоцентре и пр.).


photo 2017-04-21 11-21-12 3

Интересно, что с началом ремонта, когда в феврале 2015 года строители приступили к разбору полов и перекрытий, внешний облик больницы уже был обновлен. Но тогда здание было покрашено в серо-белый цвет, что, с одной стороны, ближе к проекту Мамлеевой, а с другой, свидетельствует о том, что позже, в ходе 2-летнего ремонта, цвет фасад действительно был изменен. К слову, сам проект реставрации, о котором говорит архитектор, согласован только 7 октября 2015 года – решение полностью закрыть здание как больницу и начать тотальный капремонт было принято в августе того же года.

0116

Объяснением замены исторических витражей стали эксплуатационно-хозяйственные причины.

«Исторические при новом ремонте не позволяли сохранить красивый внешний вид. И потом эти стеклоблоки сейчас не производятся. Кроме того, с ними теплопотери очень большие – холодно», – пояснил Ильнур Халфиев.

Несмотря на разногласия задуманного и реализованного, помощник Президента РТ Олеся Балтусова напоминает, что вопреки всему не снесенное, а сохраненное здание представляет собой памятник советского конструктивизма, которых в Казани остались единицы.

«Не в пример, кстати, Самаре, где сохранились блестящие образцы конструктивизма, причём много. Всех казанских ценителей этой архитектуры очень радует, что здание удалось сохранить и не методом сноса и воссоздания, а методом реставрации и реконструкции. Радостно это, тем более, что изначально, по имеющейся информации, были сомнения в возможности такого щадящего подхода, из-за плохой сохранности. Но надо отдать должное профессионалам Минстроя, они сохранили памятник», – сказала Олеся Балтусова.

Автор: Оксана Романова

Поделитесь с друзьями

Оставить комментарий