Фарид Мадьяров: «Если нужен татарстанскому самбо – стану тренировать, а пока буду пчел разводить»

1 Августа 2017

Прочитано: 1064 раза

Автор материала: Дмитрий Киселев
В свой очередной визит в Татарстан спортивная легенда Фарид Мадьяров согласился на интервью ИА «Татар-информ». В беседе он дал свою оценку положению дел в самбо в Татарстане и России в целом.

Фарид Мадьяров –  легенда российского и татарстанского самбо. Родился 10 августа 1944 года в деревне Янавыл, Арского района Татарской АССР. Был тренером сборных команд РСФСР и СССР, также работал как тренер-консультант сборной команды Аргентины.  Заслуженный тренер России, мастер спорта СССР, мастер спорта России международного класса, заслуженный работник физической культуры республики Татарстан. За годы тренерской деятельности воспитал более пятидесяти мастеров спорта СССР по борьбе самбо и дзюдо. В их число входят мастера спорта международного класса. Так случилось, что он уже несколько лет проживает в Турции. Там же преподает самбо и дзюдо.

В начале разговора хотелось бы задать вопрос о вашем международном тренерском опыте. Еще в 1983 году вы были тренером-консультантом сборной команды Аргентины по дзюдо. Это было вашим решением?

Нет. Это решение было политическим и приято на самом высоком уровне. У меня согласия не спрашивали. Шел конфликт Аргентины и Америки. СССР тогда встал на сторону Аргентины. И в качестве культурной помощи из союза туда посылали артистов, режиссеров и спортивных тренеров. Честно говоря, я очень не хотел ехать. Ведь я уже был главным тренером сборной СССР, и в это время проходила Спартакиада народов. Сборная, которую я готовил, должна была выиграть на этом турнире, в этом случае я автоматически получал бы звание заслуженного тренера СССР. Эта зарубежная поездка рушила все мои планы. Но в то время отказ от нее был равен самоубийству. Меня бы убрали со сборной одним росчерком пера. Но хочу сказать, что работа со сборной Аргентины была интересной. За три с половиной месяца я подготовил им неплохую команду. Аргентинцы заняли третье место на Панамериканских играх и несколько человек стали призерами на Чемпионате мира.

Почему местом своего проживания и работы выбрали именно Турцию? А как там сейчас дела обстоят с развитием дзюдо? Какие ставите задачи перед собой?

Мой отъезд из России был связан исключительно с семейными обстоятельствами. Жене нужно было поменять климатические условия, рекомендовали Турцию. Там меня турецкие чиновники от спорта нашли и предложили возглавить сборную Турции по самбо, как только эта борьба будет включена в государственную программу развития спорта. Сейчас в этом направлении ведется усиленная работа.  В Турции самбо полюбили.  Их первым шагом была регистрация в 2013 году федерации самбо, а в 2014 я уже готовил их сборную к международному турниру, и, кстати, хорошо выступили. 5 человек заняли  4-5  места. Подготовкой я занимался только две недели, дали бы год, наверное, смог бы вывести их в призеры. Очень хорошие ребята. С хорошей мотивацией, желанием обучаться. Отличный бойцовский дух. 

Но вы же понимаете, что, по сути, готовите конкурентов российскому самбо...

Конечно. Конкуренция – это хорошо. Если еще одна страна начнет культивировать эту борьбу, самбо от этого только выиграет. 


Вы отслеживаете ситуацию с самбо и дзюдо в Татарстане? Какая она, по вашему мнению? Какие проблемы сегодня актуальны для регионального самбо?

Отслеживаю, но ситуация не радует меня. И самбо и дзюдо сейчас в Татарстане на очень низком уровне. В  Татарстане была  очень сильная  школа самбо. Мы же в Союзе доминировали.  Выигрывали и Майкоп и Челябинск и Московское «Самбо – 70». Основная проблема, конечно, в тренерском составе, вернее, в его отсутствии. Специалисты-тренера ушли – кто в бизнесе, кто куда.  Те, кто сейчас преподает, преподает на уровне ниже среднего. Специалистов-тренеров сейчас негде и некому готовить. В России закрыли все школы тренеров. Нет зарплаты, нет условий для работы. В Союзе была высшая школа тренеров в Москве при Институте физкультуры по всем видам спорта. Практически все сборники-тренера проходили эту школу. Семинары были по месяцу, иногда два и приносили колоссальную пользу. Там делились опытом и с футболистами и с пловцами. Отбирали по крупицам самое лучшее от их методик, что можно было адоптировать и применить в нашем тренировочном процессе.  В семинарах участвовал Чумаков – это мозг самбо, да целая научная бригада была. Исследовали все, вплоть до биомеханики. Вычислялось, как должен оптимально двигаться борец. Особенное внимание уделялось восстановительным процессам. Но в перестроечный период ее закрыли, а в дальнейшем, видимо, посчитали не рентабельной.

А сейчас я захожу в зал, смотрю, как проводят тренировки, – это группа здоровья, а не сборная. Я вел запись условных единиц, сколько нарабатывает на тренировке в норме борец в день. И сразу было видно, когда спортсмен не доработал, сачканул, а где переработал. Как-то раз я, отчитываясь  о проделанной работе, сказал: чтобы выиграть «союз» (Всесоюзные соревнования – прим. ред.), борец на подготовке должен пролить 1853 кг пота, и это без учета утренней зарядки.  Учитывалось все.

Эту нишу сегодня пытаются заполнить спортивные ВУЗы, но это настолько низкий уровень знаний и практик, что ни о каких высших достижениях речи идти не может.

Получается, что старую систему подготовки спортсменов и тренеров сломали, а новую еще не построили. В системе спорта у нас много осталось от союза и всему этому пытаются дать капиталистическое направление. В итоге и не там и не здесь.

И как основная составляющая этой проблемы с кадрами – катастрофическая недооценка тренерского труда. Как на 15 тысяч тренерских содержать семью? Приходится совмещать, а это идет уже в ущерб качеству тренировочного процесса. Он где-то подрабатывает, а в зале отбывает время, часы. И мысли у него не о методических разработках, а как прокормить семью. Хотят решить эту проблему – надо собрать старые кадры. Поставить реальную зарплату. Организовать учебу. У нас есть талантливые ребята, которые могут и хотят тренировать. Тренер – это божий дар, но он должен быть поддержан  и реализован. 

Что, по-вашему, является главным в тренерской работе? Что лично для вас интереснее – бороться или тренировать?

Это отношение к личности ученика. Отношение ученик – учитель. Здесь долго налаживаются тонкие связи, чуть слукавил где-то и все – рвется. Я всех своих учеников помню. Кстати, тренеров я уже старался отбирать в процессе тренировок. Советовал поступать на учебу. Направлял в вуз. Не каждый чемпион может стать тренером. Бороться было проще. Тренировать гораздо сложнее. Ты любой выигрыши или поражение ученика пропускаешь через сердце. Найти подход к каждому. Только ему понятные слова. Он должен тебе поверить. Тренер – это штучный товар.

Бывают сложные ситуации в команде, которые приходиться разрешать тренеру?

Конечно. Я тренировал своих братьев.  У них в крови дополнительная мотивация к соперничеству. У всех свой характер. Накипа выгонял из зала. Был такой момент, когда Накип начал нарушать дисциплину. Идет общая разминка, а он заявляет: «Это я делать буду». Ребята на мою реакцию смотрят. Тогда я ему альтернативы не оставил – либо со всеми, либо уходи. Ушел. Походил по клубам, через неделю вернулся. Сел на скамейку. Неделю так на лавке просидел. Но извинился. А с Рафиком наоборот были сложности с переработкой. Я его из зала выгонял по другой причине.  Все говорю, хватит тренироваться. Обижался.  

Глядя на соревнования, наверняка, вспоминаете себя. Сравниваете, анализируете. Скажите, а спортсмены вашего поколения чем-то отличаются от нынешнего?

Сейчас борьба более интенсивная стала, динамичнее. Борцы многое умеют, но нет четкости выполнения. Борьба стала более размазанной, менее зрелищной. Мало красивых амплитудных бросков. Потому что тренера спешат в подготовке спортсмена. Форсируют события. Сложные броски нужно филигранно отрабатывать.  А здесь идет недоработка. Занимаются  той техникой, которую можно быстрее поставить.  Это говорит и о классе тренерского состава. Раньше знали  технику, пошаговую методику постановки амплитудных бросков.

Ну и сами спортсмены поменялись, точнее, их мотивация. Стало меньше патриотизма. Все связывается с зарплатой, с деньгами. Я работаю с иностранцами и могу сказать, что сейчас у многих из них патриотизма больше, чем у россиян. 

Основоположник дзюдо Дзигиро Кано разработал свод гуманистических принципов. Не потеряли ли они свою актуальность в современных реалиях спорта?  

Все размылось. Раньше очень строго соблюдали и клятву самбиста, и философию дзюдо.  Каждый случай применения силы вне ковра рассматривали очень тщательно.  Обосновано или нет.  Сейчас наоборот, процветает культ агрессии и силы. Я считаю, что эти шоу и зрелища, типа восьмиугольников ММА, откровенными кровавыми сценами. Философия «Победа любой ценой» и презрительное отношение к противнику ничего хорошего нашим пацанам дать не могут. И так насилия хватает в  современном мире. И специально культивировать его незачем.

Сейчас о много говорят о проблеме допинга в спорте. Если на чистоту, эта проблема и в СССР была актуальна?

У меня в команде было жесткое правило, узнаю, что принимает допинг  – выгоню. В то время допинг был намного проще и действовал ограниченное время. Он больше подходил циклическим видам – легкой атлетике, плаванью, где время старта и финиша было известно заранее и можно было рассчитать, когда эффективнее допинг принять.  Борцам, которые точно не знают время своего выход на ковер, сложно просчитать время приема, чтобы его действие совпало с поединком. Но принимали. Кто принимал в сборной, я знаю, но ни братья мои, ни ученики этим не занимались. Наоборот, я учил их тактически бороться с такими «химиками». Советовал 3 минуты утомлять, висеть на них. Пусть он вас по ковру таскает. Специальные передвижения разрабатывал. А через три минуты, что называется, у него «баллон начинает спускать» и вот тут в дело идет техника.  И выигрывали.  Да и были методики заменяющие действие  допинга.  Тараненко, например, на своих семинарах говорил, что применением допинга вы губите спортсмена. Вы отнимаете жизненный ресурс у людей.  Он учил по нагрузкам распределять натуральные продукты – мед, орехи, различные соки. Каждому борцу расписывалось индивидуальная карта питания. И это вполне заменяло химию.

Можно ли назвать какую-либо формулу успеха для сборных команд?

Все просто. Надо любить свой вид, любить своих учеников.  Смотреть на них как на личность, а не как на ступеньки своего карьерного роста.  И результат обязательно будет.

Есть ли у вас хобби, помимо спорта?

Сложно сказать. В бизнес идти я не захотел, да и не смог бы я там.  Вот со средним сыном Аделем пчел у него дома завели. Я и раньше ими занимался, так что опыт есть.  Сейчас занимаюсь этим с удовольствием. Посмотрим, как в Турции дела с самбо пойдут, если в течение двух-трех месяцев не включат в госпрограмму, наверное, уеду.  Честно говоря, уже на родину тянет. Есть желание переехать в Татарстан.  Правда, никаких предложений по тренерской работе от России или Татарстана не поступало. Говорю об этом с горечью. Если попросят, если я нужен татарстанскому самбо – стану тренировать, а пока буду пчел разводить.

 

Комментарии








© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+