Марат Ахметов: «Обстановка располагает говорить о более благоприятном урожае, даже выше прошлогоднего»

3 Июля 2017

Прочитано: 2234 раза

Автор материала: Александр Третьяков
Министр сельского хозяйства и продовольствия РТ рассказал ИА «Татар-информ» о видах на урожай, инвестпроектах и перспективах крупных агрохолдингов.
Как прокомментируете реализацию имущества ВАМИНа? Какая позиция властей по этому вопросу? 

— Мы, начиная с 2011 года, прошли очень долгий трудный путь. Наша главная задача была сохранить производственную дееспособность первичного звена самих агрофирм, потому что за каждой их них была пашня более 400 гектаров, почти 140 голов крупного рогатого скота. Это был крупнейший холдинг в республике, и даже в стране. В него входили также более 40 предприятий заготовительной, перерабатывающей промышленности, в том числе почти 3 десятка молочных комбинатов. Большинство из них мы сохранили как производственные единицы, но ряд небольших предприятий из-за нецелесообразности были законсервированы. 

Сейчас идет массовая реализация и перерабатывающих предприятий молочных комбинатов, и агрофирм. 

По агрофирмам мы нашли достаточно серьезных и надежных потенциальных инвесторов, они уже во всю работают. Поэтому надеемся на серьезный прирост в производственных делах и показателях. Ежемесячно мониторим их состояние, практически в ручном управлении вместе с ними проводили посевную кампанию, обеспечили все. 
Я думаю, больших проблем по размещению агрофирм бывшего ВАМИНа у нас уже нет, этот этап пройден.
За последующий период у наших потенциальных инвесторов оплата уже пошла, потому что они должны выкупать в течение последующих 7 лет ежемесячными платежами рассчитываться за имущество у главного кредитора, концентрировавшего у себя все долги бывшего ВАМИНа перед банками. 

Стоимость достаточно серьезная, расчет с долгами будет зависеть от того, насколько эффективно будут работать наши инвесторы, насколько благоприятные будут климатические условия. 

Как идет работа по реализации перерабатывающих предприятий?

— По ним я хочу поблагодарить Марата Яшаровича Муратова.
Он сумел сохранить все наши перерабатывающие молочные предприятия, арендуя их и взяв в свои руки огромный имущественный комплекс, который разбросан по всей республике.
Он смог сохранить их способность принимать, заготавливать и перерабатывать продукцию, не потерять нишу на рынке молочной продукции, при этом разрабатывая свой собственный бренд. 

Когда подошел момент реализации имущества, «Просто молоко» выкупило Мамадышский молочный комбинат. Это серьезное предприятие мощностью более 300 тонн переработки молока в сутки. 

Бывший собственник ВАМИНа, Мингазов (мы просто так говорим), его фирма выкупила Балтасинский и Арский молочные комбинаты.

По Набережночелнинскому молочному комбинату изъявило желание акционерное общество «Агросила». Они имеют производство почти 280 тонн товарного молока и до сих пор продукцию реализовывали по разным заготовителям, в том числе «Просто молоку» и «Данону», но сейчас у них появилось собственное предприятие переработки. Они, в любом случае, планировали в перспективе иметь свою молочную переработку, но сейчас этого делать не нужно, ведь они будут загружать собственным сырьем и развивать мощности этого завода.

Алексеевский молочный комбинат приобрел «Красный Восток Агро», Чистопольский молкомбинат, по процедуре банкротства приобрел «Ак Барс Холдинг», он же приобрел и Буинский молочный комбинат. Все комбинаты уже работают, принимают, перерабатывают молоко.

У нас пока не определен потенциальный собственник на Нижнекамский молочный комбинат. На Азнакаевский, Бугульминский Муслюмовский, Актанышский потенциально заинтересованные покупатели есть. 
В процессе проработки вопросы по Казанскому молкомбинату. Много заинтересованных компаний, в том числе это мировая известная компания Parmalat, «Башмол».
Parmalat был еще в чем-нибудь заинтересован?

— Ранее они на Набережночелнинский комбинат нацеливались, но сейчас изучают материалы Казанского молкомбината. 

Но нам по Казанскому комбинату (это самой дорогой комбинат) нужно принять решение, не сильно затягивая время, потому что надо будет гасить долги, а лучше платить быстрее, чем долго выплачивать проценты. 
Мы в течение буквально ближайших двух недель, думаю, завершим работу по окончательному определению потенциальных покупателей, собственников на предприятия переработки.
 
Как идет работа по хлебоприемным предприятиям?

— По ним есть некоторые вопросы. По Муслюмовскому хлебоприемному предприятию, но они уже стратегически судьбу компании не решают, хотя и в процессе производственной деятельности, готовятся принимать зерно урожая этого года. 

Как будет лучше для республики: распределить активы среди небольших игроков, или усилить существующие агрохолдинги?

— Я много раз об этом говорил, почему мы пришли к привлечению крупных инвесторов. Та же угроза забрасывания миллионов гектаров пашни была в ряде регионов, и что получилось в Кировской, Нижегородской, Самарской, Оренбургской и некоторых других областях. По стране вообще, говорят, около 40 миллиона гектаров заброшенных земель, сейчас стараются вернуть их часть в оборот. Такое положение дел было и в Татарстане — сотни сельхоз предприятий потихоньку забрасывали пашню, постепенно проедали свое поголовье. Особенно, где были менее состоятельные руководители.
Но Татарстан не мог позволить себе того, что случилось с нашими соседями, и мы разными путями привлекали наших крупных инвесторов. Они были более способными к привлечению инвестиционных кредитов, оборотных ресурсов, обновлению техники, строительству животноводческих объектов. 
Многие говорят: «Вот поддержка большая холдингам, какая от них отдача»? Они спасли республику! И благодаря им Татарстан три десятых миллиона гектара пашни обрабатывает. В том числе сохраняет и развивает свое сельское хозяйство, ведь с их помощью было привлечено более 100 млрд инвестиционных кредитов на спасение и дальнейшее развитие отрасли. 

Да, есть очень успешные средние сельхозпредприятия, у кого 3, 5, 8 тысяч гектаров пашни в обработке. Вот где, с прошлого советского периода, сохранилась деятельность, остались способные ответственные менеджеры, руководители, которые на волне 90-х годов не отдались в демагогию, сохранили дисциплину, технологию, рабочие места. Я вам могу десятки, сотни таких примеров назвать, в каждом районе по 3, по 5 таких предприятий. Они развиваются, регулярно выплачивают зарплату, строят крупные молочные комплексы. Например, СХПК «Урал», СХПК им. Вахитова. Атнинский район — целый комплекс со всеми своими 12 хозяйствами — это тот тип работы, которым до 90-го жил Советский Союз. Такие и Балтасинский, Актанышский районы. 

В начале 90-х более 2000 наших смелых ребят взялись за фермерское хозяйство. Это ответственный образ жизни. 
Наше отношение к части государственной поддержки этим предприятиям очень сбалансированное. Это ежегодно около 8 миллиардов рублей. Мы стараемся регулировать, балансировать, чтобы у всех была одинаковая возможность доступа к бюджетным средствам. Часть поддержки, конечно, проходит под требованием бюджетной классификации федерального бюджета. Но у нас есть возможность регулировать их отношения ресурсами республиканского бюджета, кстати, наша республика очень выгодно отличается от всех других субъектов федерации более масштабными объемами поддержки сельского хозяйства. 

Какие ожидания от урожая? 

— В сельском хозяйстве легких годов не бывает в принципе, они очень отличаются друг от друга, но в каждом из них это проблема ресурсов. В этом году мы тоже достаточно ресурсов посевной обеспечили, даже по запасу минеральных удобрений (что тоже очень важно для урожая) сработали более успешно чем в прошлом: в 1,5 раза больше накопили минеральных удобрений — более 70 кг действующего вещества на гектар, а то в 2016 падали до 45 кг. А Татарстан не должен позволять себе такие объемы. 

Другими ресурсами, семенными, запчастями, горюче-смазочными материалами республика у нас обеспечена, схема отработана. Мы каждый год на 4-5 рублей за кг дешевле чем на рынке, доставляем дизельное топливо нашим товаропроизводителям, это ежегодно порядка 140 тысяч тонн. Это косвенная поддержка еще на 850-900 миллионов.

В основном слышатся негативные прогнозы, по вашим оценкам какие направления наиболее сложные в этом году? С чем это связано? Какие культуры больше всего пострадали от холодной погоды?

— Весна, да, холодная была. Но она нам помогла пополнить запасы продуктивной влаги в метровом слое почвы. Мы имеем хороший запас, почти 200 миллиметров, это главный фактор урожайности. Очень дружные всходы, последние теплые дни позволили посевам пойти в рост. 

Догнали многолетние травы, у нас озабоченность была, поскольку в прошлом году мы уже первого июня, практически приступали к укосу многолетних трав. В этом году приступили на 2 недели попозже, но ничего, догоним. 

Единственное, пока переживаем насколько созреет к уборке зерновая кукуруза и подсолнечник. Обычно они и так поздносозреваемые (в прошлых годах при жарких температурах к началу октября), теплолюбивые культуры. Но в то же время они высокомаржинальные, доходность и подсолнечника, и кукурузы высока. 
Я очень надеюсь на следующие более теплые дни июля и августа, еще, говорят, в этом году сентябрь будет теплый. Ожидаем, что и эти культуры тоже созреют. 
Вообще сегодня обстановка располагает говорить о более благоприятном урожае, с расчетом даже выше прошлогоднего.
Но это еще не хлеб, а только виды на урожай. Еще очень серьезная работа предстоит по уходу за посевами, проведению качественной и организованной уборки. Желательно ее сделать в августе месяце. Метеорологи прогнозируют, что август будет дождливым, поэтому тщательно готовимся и к уборочным работам. Это и готовность хлебоприемных предприятий, и всего хлебосушильного комплекса, транспортной составляющей, зерноуборочного парка. А уж о результатах мы с вами поговорим в сентябре.

Как развивается программа мелиорации?

— У нас очень серьезные уроки 2010 года, после чего появилась программа мелиоративного развития, и мы вкладываем в нее значительные ресурсы (каждый год в порядке 300-350 миллионов рублей). Конечно этот год, не стандартный. Такие благоприятные, влагообеспеченные годы даже в какой-то степени упрощают задачу мелиорации. 

У нас орошаемые площади в основном на овощных культурах, кормовых, на интенсивных по животноводству, и картофельных полях. Кстати, даже если мы считаем год достаточно дождливым, влажным, в июне имеем всего лишь в 1,5 раза больше, чем среднее многолетнее значение по выпавшим осадкам. А овощные культуры, картофель употребляют влагу в 5-6 раз больше чем зерновые культуры. Поэтому даже в этот год на овощных, картофельных плантациях, кормовых угодьях интенсивного хозяйства эти агрегаты будут и должны работать на формирование более высокого урожая. 

Есть президентская программа по восстановлению прудов, уже пятый год она работает, ежегодно по 100 млн руб. Здесь мы исходим не от того что каждый пруд как накопитель воды должен работать на орошение, в основном это те вложения, которые были сделаны в Советские годы, просто климатические географические нашим сельским населенным пунктам очень удачно подходят, поэтому эта программа еще дальше по согласованию с Президентом будет продолжена.

Какие республика ощутила последствия вспышки африканской чумы свиней?

— К нашему счастью, тот случай, который был у нас в республике в Нурлатском районе, произошел на окраине и в частном подворье. Хозяин, видимо, не выполнял требования ветеринарного надзора, свиньи прогуливались у него во дворе, за огородом, на лесной опушке и заражение произошло через диких кабанов.
Да, деревня пострадала, все-таки 426 голов поголовья пришлось уничтожить, но крупные промышленные предприятия, такие как «Камский бекон», Салманово, Агрызский, Авангард и ряд других работают, строго придерживаясь 4го уровня требований компартмента (такой тип требований для предприятий свиноводства и птицеводства). 
Какие последствия от ситуации с птичьим гриппом?

— В России случаи регулярно возникают, ветеринарные службы надзора на посту. Очень жаль, что по птичьему гриппу у нас лаишевская, пусть небольшая птицефабрика, но пострадала. 

Но, опять-таки, там тоже субъективная причина, заражение произошло через перелетных птиц. Я понимаю тяжело абсолютно закрыться предприятию, потому что корма, добавки, рабочий персонал, т. е. все это подвижно и очень тяжело обеспечивать идеальную закрытость.

Мы будем встречаться, обсуждать дальнейшие перспективы Лаишевской птицефабрики, но население республики, обеспеченность продукцией птицеводства, особенно яйцом, не пострадала. Товарный ресурс в республике есть и никаких проблем не возникает. 

Просто дальше, нашим крупным высокотехнологическим предприятиям еще более серьезно нужно относиться по соблюдению режима закрытости. 

Какие меры поддержки могут быть оказаны птицефабрике?

— Мы с собственником встречаемся, послушаем его, он понес определенные убытки, ущерб, это чуть более 100 млн руб, даже после завершения срока карантина потребуются оборотные ресурсы для покупки молодняка, новых кормов. Скорее всего, у них желание по истечению срока карантина возобновить производство. 

Как оцениваете ситуацию с Камским беконом?

— Акибанк в лице учредителей Камского бекона очень серьезные вложения сделал за последние годы в развитие свиноводства. Во-первых, у них две площадки в Тукаевском районе по товарному молодняку. Это 500 тыс. голов в год товарного поголовья свиней на переработку. Они построили убойный комплекс на миллион голов забоя и переработки в год. Пока они себя обеспечивают собственным сырьем наполовину. Но строят, завершают 4-ую очередь по АПК Камский. До 350 тонн в сутки готовой продукции с высокой добавленной стоимостью, что соответствует производительной мощности убойного комплекса миллион голов забоя в год.

Поэтому у инвестора возникла идея дальнейшего наращивания собственного товарного производства. Плюс еще селекционно-генетический центр, ведь когда ты имеешь миллион голов поголовья в год, покупка генетического материала очень затратна, селекционный генетический свой центр задумывается на 3000 голов свиноматок. 
Этот центр у инвестора было желание разместить на площадке Коноваловка Мензелинского района, поскольку там готовая инфраструктура, земля уже была в собственности, но возникли определенные разногласия с населением.
Технологически они после первого представления проекта, проделали большую работу по экологическим требованиям, и инвестор себя считает правым. Чтобы решить эту проблему, мы предложили ему другую площадку. Она расположена дальше, это приводит к значительному удорожанию проекта и ставит под сомнение окупаемость этого проекта в целом. 
Но пока окончательного решения нет, в части, где его размещать, инвестор придерживается собственного мнения и планирует отстаивать свою правоту. 

Дальше поживем, увидим, хотя я сторонник того, чтобы где-либо этот проект реализовать, поскольку уже вложены огромные средства. А товарное сырье откуда-либо издалека завозить сейчас не целесообразно, поскольку каждый промышленный производитель мяса свиней имеет свою собственную переработку, как и «Камский бекон». Я думаю, время в ближайшие полтора месяца, покажет, какое будет принято решение.

Какие инвестиционные проекты имеют наибольшее значение? Какие есть планы на этот год в этой части?

— Из самых крупных проектов я надеюсь, в этом году начнется реализация проекта «Агромир». Его стоимость порядка 17 миллиардов. Это поможет нашим сельхозтоваропроизводителям, в том числе в части решения задач по реализации своей продукции. Проект «Агромир» — логистический центр заготовки и первичной продажной подготовки, дальнейшей переработки, в том числе животноводческой продукции с последующей реализацией уже с радиусом 1000 км вокруг его дислокации. 

Еще один проект, завод глубокой переработки зерна в Елабуге. Подписано соглашение с Китайской Народной Республикой в Лаишевском районе, это тоже предприятие по глубокой переработке, но пока они ждут решения вопроса инфраструктуры.

Два десятка крупных и средних сельхозпредприятий занимаются строительством молочно-животноводческих комплексов. Республика же молочная, мы 8 процентов российского товарного молока производим. Учитывая, что Россия себя еще не обеспечивает товарным молоком (не хватает порядка 7 миллионов тонн молока) и хотя рынок очень сложный, мы продолжаем развивать молочное животноводство.
У нас проекты, начиная от 600 голов дойного стада, заканчивая 3200 голов, что поможет нам в дальнейшем довести объем производства молока до 2 млн тонн по республике. 
Есть еще ряд других проектов. Элеваторные комплексы, откормочные площадки. Ежегодно порядка 20 млрд инвестируем на развитие сельского хозяйства. 

В этом году появилась новая программа. Мы предложили очень льготные условия субсидирования для дальнейшего укрепления энерговооруженности наших сельхозпредприятий — половина стоимости приобретаемой энергонасыщенной техники. Среди требований — покупной трактор должен быть с российским паспортом (произведен или собран в России) и по мощности должен быть выше 300 лошадиных сил. Это позволит нам успешно решать сезонные задачи, в том числе работающим механизаторам выплачивать достойную зарплату.

Когда эти трактора появятся на полях?

— Уже поступают заявки. На эти цели было выделено 600 млн рублей из бюджета. Поставщики гарантируют при оперативной заявочной кампании и оплате со стороны сельхозпредприятий, до сентября месяца 200 машин поставить. 

То есть к сентябрю уже первые трактора появятся?

— Да.

Получается это будет как раз к уборке?

— Да. Такая техника очень востребована на осенней сезонной обработке почвы, так называемой «вспашке зяби». Мы поставили перед собой задачу каждый год на площади от 800 до миллиона га пашни проводить глубокую обработку почвы, ведь она позволяет увеличивать влагоемкость и сохранение влаги. Эти трактора как раз в том числе для этих целей.

Удалось ли татарстанским фермерам какие-то ниши занять с тех продуктов которые попали под санкции?

— Республика у нас самодостаточная. Мы не только самих себя кормим, вывозим часть продовольствия за пределы республики. Единственное, есть вопросы по овощной части, картофелю. Проводится значительная работа по обеспечению конкурентоспособности нашего ассортимента, поскольку очень высокие требования со стороны торговых сетей. Но не все население питается только через торговые сети. Значительная часть сельхозпродукции, продовольствия реализуется в том числе, через магазины шаговой доступности, мелких торговых точках, ярмарках, рынках. 

Мы в последние годы делали значительные вложения в развитие предпродажной подготовки, первичной переработки овощей и картофеля. Но пока масштабно завоевывать рынок России по овощам не удается. 
Лучше заниматься более глубокой переработкой нашей продукции, это касается зерна и картофеля. Также стоит уделить внимание не только замещению продовольствия, но и того, что нужно сельхозтоваропроизводителю в повседневной производственной деятельности. Это разные кормовые добавки, витамины, аминокислоты. В этой части предстоит большая работа.

Комментарии








© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+