В рамках объявленного Президентом Татарстана Года парков и скверов в республике полным ходом идет реконструкция и благоустройство зеленых зон.

 

Важный момент: впервые в Татарстане в процесс «перестройки» зеленых зон вовлечены жители республики: работает интернет-портал park.tatar, на котором каждый может оставить свои предложения и комментарии. О том, как идет работа, в интервью порталу sntat.ru рассказала Помощник Президента Республики Татарстан Наталия Фишман.

- Наталия, вы появились в Казани полгода назад в качестве помощницы президента «по паркам и скверам», а вас уже все знают. Как вам удалось завоевать такую популярность в народе?

- Объем моего медийного присутствия, честно говоря, начинает меня уже пугать. Потому что еще ничего толком не сделано. А ко мне подходят люди - в аэропорту, на улице - и начинают объяснять, что они хотели бы видеть в своем парке.

- А вы?

- Я все записываю.

- Расскажите, чем вы занимались до Казани?

- Я работала в Москве, в институте медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка». Это было мое первое место работы. Там я была координатором образовательной программы. Должность для меня, наверное, специально придумали - чтобы я ее «красиво» произносила со своим грассирующим «эр» (смеется). Но мне безумно повезло - я работала с удивительно талантливыми людьми. И в какой-то момент мой любимый Сергей Александрович Капков пришел (сейчас уже бывший глава департамента культуры Москвы. - Ред.) в «Стрелку», потому что нужно было придумать, что делать с парком Горького. А я маленькая девочка из провинции, мне все интересно, мне хочется со всеми знакомиться. Я из Самары, просто училась в МГИМО, потом в Берлине. Тем не менее у меня всегда был какой-то «голод» до интересных людей. Все по-разному узнают мир, а я, наверное, его через людей узнаю. То есть я влюбляюсь в таких людей, очаровываюсь, общаюсь и начинаю смотреть на мир немножко их глазами. И я вызвалась, что называется, волонтером помогать формулировать какие-то документы для Сергея Капкова. Потом ему нужен был переводчик, когда приехал директор королевских парков Великобритании. Ну и дальше мы как-то с Капковым подружились. И когда ему предложили возглавить департамент культуры, растаскивать главный проект «Стрелки» - парк Горького было бы совсем не правильно. Они же там все подвиг совершили! Наверное, ему понадобился человек, который, с одной стороны, разделяет идеологию и может ее транслировать, и с другой стороны, забирая которого в команду, он в нем не сомневается. Вот он мне и позвонил и сказал: «Фишман, приезжайте, пожалуйста, на Неглинную, я вас жду». Я собралась, приехала и с тех пор работала с ним.

- А как вы с Рустамом Нургалиевичем Миннихановым познакомились?

- В какой-то момент меня пригласила Тина Канделаки в проект «Наследие Татарстана», поскольку я была директором-хранителем еврейского музея и хорошо понимаю, как работать с национальной идентичностью. Ну и плюс у меня был опыт в части культурного программирования и так далее... И я безумно благодарна Тине за возможность познакомиться с командой Президента Татарстана. Дальше я в какой-то момент узнала, что он будет в Москве. И я знала, что идет Год парков и скверов. Эдуард Хайруллин (замруководителя пресс-службы Президента РТ. - Ред.) мне и говорит: «А давай расскажем президенту про парк Горького и Крымскую набережную». Я говорю: «Давай». Он меня направил к Айрату Хайруллину, который сейчас глава Альметьевского района, а тогда был Помощником Президента Республики Татарстан. И мне говорят - делайте программу. Я сделала. А дальше мы очень волновались, что у Рустама Нургалиевича не будет времени все посмотреть, но он решил прилететь на день раньше. Мы ему все показали, а еще и еврейский музей, потому что, и это не будет преувеличением, это самый современный музей нашей страны и один из самых актуальных в мире. Кажется, Рустаму Нургалиевичу очень понравилось. А потом он позвонил и сказал, что он бы хотел, чтобы я с ним поработала. И я согласилась. С ним очень интересно работать. У него очень крутая команда. И мне очень нравится работать в этой команде. И у меня очень простая позиция. Я всегда работаю на репутацию. Причем она не конвертируется в деньги или во что-то еще материальное. Есть три вещи, которые мне важны. Мне важно делать вещи, которые общественно значимы. Мне важно делать вещи, которые резонансные, и мне важно работать на людей, которыми я восхищаюсь. И когда ты находишь таких людей рядом, можно жить.

- В чем конкретно заключаются ваши должностные обязанности?

- Если говорить коротко, то это гуманизация среды. И не только городской. У нас ведь не только города есть в республике. Знаете как, здесь ведь очень много зависит от того, чего захотят главы. Я очень благодарна Айдару Раисовичу (Метшину. - Ред.), потому что то, что получилось в Нижнекамске, это огромная заслуга его команды. Они фантастически умеют слушать и делать. Я уверена, что в Альметьевске будет потрясающий парк. В Верхнем Услоне хотят комплексно развивать территорию. Я, естественно, пригласила ребят, в основном международных экспертов. Приедут, посмотрят, какие-то рекомендации дадут, будем решать, как нам комплексную стратегию развития разрабатывать.

- Неужели все международные эксперты так прямо спят и видят, как бы им обустроить Верхнеуслонский район? Или пусть даже Казань?

- Да. Мы конкурс делаем на Кабан, и у нас главный архитектор Барселоны Висенте Гуайярт не попал в шорт-лист. Он подался, но не попал. Потому что кроме него подались такого уровня архитекторы и консорциумы, что он им просто проиграл. Я вам скажу, почему такой конкурс. На это есть три причины. Первая - потому что это Татарстан. Потому что все слышали о Казани и все хотят сюда попасть. Хотя у нас очень небольшой призовой фонд. Вторая причина - у нас тут очень большая команда ребят занималась информированием, в кратчайшие сроки они умудрились всех охватить. Ну и, может быть, меня какие-то люди знают, доверяют. С кем-то я уже давно знакома, с кем-то работала. Я считаю, что все, что у нас получилось с конкурсом, по крайней мере на уровне заявки, - это фантастический результат! Я вообще даже не мечтала о том, что такие команды к нам придут. Семьдесят государств! При этом еще ни один не получил никаких денег, мы только билеты купили финалистам, чтобы они посмотрели Кабан. А деньги будут только победителям. Что же касается финансирования обустройства общественных пространств в этом году, то из бюджета на всю Казань - около 300 миллионов рублей. Это только на дороги, на коммуникации, а парк делают инвесторы.

- Вы часто говорите: в том, что вы делаете в парках, не должно быть навязано сверху - все должно идти от людей. Народные обсуждения каждого парка практикуете. А люди захотят только скамеечки и урны.

- Прежде всего, я хотела бы объяснить, что такое парк на постсоветском пространстве и чем он принципиально отличается от парка где бы то ни было еще. И что такое вообще парк культуры и отдыха. Первый такой парк появился, потому что была поставлена задача - формировать нового человека. И как такую задачу решали в 20 - 30-х годах XX века? Вот есть много людей. Из деревни. И из них нужно сделать городских жителей. Нового советского человека. Раньше они жили в избах. Теперь они живут в бараках. Уже их условия сильно улучшились. Но понятно, что барак - это не место, где можно проводить все время. Значит, большую часть времени они должны проводить где-то. В парке культуры из этих деревенских людей делали городских культурных людей - нового советского человека. Им читали вслух газеты, потому что сами они читать не умеют, приводили в санаторий одного дня, где стоят лежаки и рассказывают, что можно принимать солнечные ванны и как часто нужно менять носки и белье и что раз в неделю нужно ходить в баню. Ну и так далее. В общем, это была такая машина по созданию нового человека, она была на это запрограммирована. Это была созидательная культурная целенаправленная политика. Так вот, ожидания от парков нового времени - для многих это конфликт. Потому что мы все запрограммированы, мы все к этому привыкли. Даже если люди родились позже, они запрограммированы генетически. И здесь нужно очень осторожно балансировать. Должны быть четко разграниченные зоны: где есть большое количество активистики и где ее нет. Должна быть возможность по-разному провести время. Должна быть четкая настроенность под аудиторию. Нам нужны реально крутые технологии, чтобы в обсуждении проектов общественных пространств участвовали не только бабушки, которым нужны скамеечки, но и другая аудитория. Нам нужно делать СМС-рассылки, нам нужно подключать социальные сети и так далее. Мы начинаем это сейчас делать, мы начинаем это выстраивать. Нам нужно вовлекать все слои в принятие решения. Это очень сложно, потому что в нашей стране это никогда не делалось. Ведь проще самим принять решение. У нас в планах на будущее провести в Казани международную встречу-семинар, чтобы понять, какие есть технологии, как люди взаимодействуют с населением. Для того чтобы это было не просто политическим ходом в стиле «мы тут посоветовались, и я решил». Да, одни хотят лавки со спинками, а другие говорят, что на спинках будут сидеть и пачкать лавки ногами. Но ведь можно сделать такие спинки, на которых не посидишь. Разрешение конфликта - это всегда вопрос грамотного подхода и технологии коммуникации.

- На что будут программировать людей парки сегодняшнего периода?

- Для меня парк - это пространство, где люди друг другу улыбаются, где люди друг с другом здороваются, люди друг с другом танцуют. На катке люди друг друга поддерживают. Это пространство, в котором дети-инвалиды играют вместе с другими детишками и никто не посмеет предложить их выгнать. Это пространство, где есть тактильная плитка для слепых. Где нет социального расслоения. Это моя позиция, и я надеюсь, что мы сможем ее выдержать. В Казани четыре парка республиканского значения. Это парк Горького, парк «Черное озеро», Лядской сад, озеро Лебяжье и Кремлевская набережная. Я категорически настаиваю на том, что если там есть дорогой общепит, то рядом обязательно должен быть доступный общепит. И в парках не должно быть ничего такого, что ты не можешь позволить себе или своему ребенку. Там никогда не должно быть очень много дорогих вещей. Никогда.

- Как думаете сохранять всю эту парковую культуру от вандалов?

- Мне кажется, что когда люди придут в парк, где все сделано, как дома, они вряд ли будут что-то портить. Но если кто-то все же сломает скамейку... То, конечно, мы ее починим. И потом опять починим, и опять. Пока не перестанут ломать. У нас была встреча с населением в парке Химиков с главой района Дамиром Фаттаховым. И люди ему говорили, вот, мол, сломают все. А он рассказал потрясающую историю. Когда к Универсиаде начали вешать на улицах цветы, то сначала половину растащили по дачам. Их опять повесили, потом - еще раз, и еще раз. А вот сейчас к чемпионату мира повесили и вот, говорит он, смотрю: на остановке стоит бабушка и поливает их из бутылочки. Да, поломают. Да, к этому надо быть готовым. Если мы идем одной командой, и есть общее понимание. Мы пока еще сделали базовую работу, теперь надо думать о наполняемости этих пространств.

- Значит, вы надолго к нам? Уже нашли квартиру?

- Насколько долго будет нужна моя помощь, настолько и останусь. У меня маленькая однокомнатная квартира, которая окнами выходит на «Черное озеро». Поэтому, когда здесь начнутся работы, я могу все контролировать прямо с балкона (смеется).