15 февраля исполнится 25 лет со дня вывода Советских войск из Афганистана. В нашей республике сегодня живут 9600 «афганцев». Каждый из них не раз в своей жизни слышал вопрос: зачем и за что вы там воевали? Или даже так: какие же вы герои, если защищали не Родину, а чужбину? «Мы выполняли приказ», - отвечают «афганцы».


Так называемый ограниченный контингент Советских войск вошел в Афганистан в 1979 году. Советский Союз тогда принимал участие в военном конфликте на стороне правительственных сил ДРА. Им противостояли многочисленные вооруженные формирования афганских моджахедов, или, как их тогда называли, «душманов», которые пользовались поддержкой НАТО и исламского мира.


В 1989 году в соответствии с Женевской конвенцией СССР вывел свои войска из ДРА. Данные о погибших в афганской войне советских солдатах и офицерах впервые были опубликованы в газете «Правда» 17 августа 1989 года - 13833 человека. В дальнейшем цифра увеличилась до 15031.



Казанец Евгений Кабыш попал в Афганистан в самом начале военного конфликта, в декабре 1979-го. Ему было всего 19 лет, но к тому времени он уже успел закончить «учебку» в ТуркВО, побывать на китайской границе и перед отправкой за границу был назначен кoмaндирoм тaнкa 371-го мотопехотного гвaрдейскoгo пoлкa. В ДРА его танковый батальон дислoцирoвaлся в горной прoвинции Шендaнт.



- В армию я призывался из Казахстана, - рассказывает 54-летний Евгений. - Когда нас отправили в зону боевых действий, даже родителям ничего не сказали. Советские люди не должны были знать, что наши солдаты участвуют в войне. Моя девушка тоже не знала, и однажды я получил от нее письмо - дескать, прости, вышла замуж. Что ж, бывает. Я пожелал ей счастья.

Перед отправкой в Афганистан Кабыш и его однополчане прошли ускоренный курс политической подготовки: им рассказали об обычаях страны и традициях ислама, как себя вести, чтобы невольно не оскорбить местных жителей. Солдатам было велено блюсти честь советского человека и всячески помогать местному населению. Так что им приходилось не только воевать, но и воду носить, и огороды копать.

- Сейчас можно по-разному оценивать те события. Но я хорошо помню, как афганцы встречали нас цветами, улыбались, - рассказывает Кабыш. - А нас очень поразила их беднота. Мы как будто в прошлый век попали. Я так понимаю, мы для них были хоть и чужаки, но не чужие. И такое понятие, как дружба народов, не было тогда просто словами.

Экипаж танка, которым командовал Кабыш, тоже был интернациональный: механик - туркмен, наводчик - киргиз, заряжающий - казах. При этом 19-летний командир - самый старший в экипаже, а ответственность у него - как у бывалого офицера. Командование понимало, что мальчишки в Афгане держатся на грани своих возможностей, и старалось производить «пересменку»: солдат, которые первыми вошли в Афганистан, отправляли назад через несколько месяцев, максимум - через год.

Это сейчас все знают, что побывавший на войне человек нуждается в моральной и психологической реабилитации. А тогда об этом не положено было знать, как и о самой войне. Так что вернувшиеся из Афгана «реабилитировались», как могли.

- Я вернулся в 80-м году и тоже чуть не задурил, - вспоминает Евгений. - Такой контраст сразу: там - смерть и кровь, каждую минуту жизнь на волоске, а здесь солнышко светит, люди веселятся, в магазины ходят, в кино… И никто вокруг даже не догадывается, из какого ты ада к ним попал. Ведь рассказывать об этом было запрещено. Когда на родине «афганцев» хоронили, на памятниках ни в коем случае нельзя было писать, где погиб. Когда я становился на учет в военкомат, меня спросили, где служил. Я говорю - в Афганистане. Меня сразу на место поставили: дескать, нет там нашей воинской части. Записали, что «дембельнулся» из Туркменистана. Тогда дембелям три месяца «гулять» полагалось, ну я и гулял, и со спиртным, бывало, перебирал… А потом такая тоска взяла! Ведь я-то знал, что в Афгане наши ребята гибнут, а я тут пью-гуляю. Бросился я в военкомат, мол, хочу опять туда. Но мне сказали: остынь, солдат, ты свое отвоевал, там без тебя обойдутся. Пришлось привыкать к мирной жизни.

В том же 80-м Евгений приехал в Казань - на родину своей матери. Устроился на КАПО им. Горбунова, получил комнату в общаге, женился, стал отцом двоих сыновей. В общем, всё как у людей. Заниматься проблемами «афганцев» Евгений начал еще на заводе. После того как началась перестройка, табу с темы войны в Афганистане было снято, оказалось, что на предприятии работают больше ста человек, которые там побывали. А с 1994 года Евгений Кабыш - председатель правления Татарстанской республиканской общественной организации инвалидов войны в Афганистане.



- Конечно, мы давно ушли из Афгана, но он из нас до конца жизни не уйдет, - уверен Евгений Кабыш. - Теперь нам приходится «воевать» на другом фронте - бумажном. Ведь «афганцам» льготы полагаются, но, чтобы их получить, надо кучу документов собрать и формальностей соблюсти. Часто война против бюрократии оказывается пострашнее настоящей - люди ломаются, замыкаются. Мы советуем им, с чего начать. Иногда бывает достаточно просто поговорить с человеком, чтобы тот почувствовал: он не один такой, и ему уже легче… Вот сейчас хотим довести до ума памятник Воину-интернационалисту в Казани. Здесь должна быть аллея памяти, мемориальный комплекс, как это первоначально планировалось. Я считаю, что погибшие на той войне солдаты заслужили это.



Елена МЕЛЬНИК

 

Фото Игоря МАТВЕЕВА


Сегодня в Татарстане проживают:
 
263 семьи погибших в Афганистане солдат и офицеров;

266 инвалидов афганской войны;

536 участников военного конфликта, получивших ранения.

250 татарстанских «афганцев» награждены орденами, 1415 - медалями.