Владыка рассказал, зачем его отправили в Казань, почему нужно изучать в школах основы православия и ислама, а также какую мистику он увидел в рокировке митрополитов.

 

13 июля на заседании Священного Синода Русской Православной церкви было принято решение поменять митрополитов Татарстана и Ульяновской области местами. Владыка Анастасий отправлен на службу в Симбирскую епархию, Феофан в Татарстанскую. Последний сегодня провел прощальную пресс-конференцию для ульяновских журналистов. Портал sntat.ru публикует расшифровку интервью.

- Состоялось заседание Священного Синода и ваш покорный слуга переведен с Симбирской митрополии на Казанскую. Как и здесь, так и там буду возглавлять митрополию. Обычно мне задают вопрос: «А как вам? Жалко?». Вы знаете, дерево пересаживают и оно переболевает. У дерева есть это состояние, а тем более человека. У церкви нет понятия «хочу», «нравится или не нравится», «устраивает, не устраивает». Это норма, которая издревле существовала. Когда спрашивают «желаешь или нет», то мы говорим «с радостью приемлю...».

- Татарстан многоконфессиональный регион, особый. Идут споры о том надо или нет, в таком регионе изучать основы православия и ислама, пока там изучается светская этика. Как вы будете выстраивать работу с представителями других религий?

- 10 лет я был на Северном Кавказе. Когда вводили пилотный проект по изучению основ православной культуры или ислама - три из десяти регионов этого пилотного проекта, были в моей епархии. Это Ставрополье, Карачаево-Черкесия и Чечня. Это надуманные страхи, что мы многоконфессиональны, мы светское государство - эти аргументы не имеют под собой основания.

Многие годы я прослужил в разных странах, в том числе мусульманских - это и Египет и Сирия. И все становится совершенно ясно в особенности сегодня. Откуда идет понятие ИГИЛ и экстремизм, который мы видим в настоящий момент, откуда эти ряды пополняются? От невежества. Человек, не знающий истоки своей духовной культуры, как правило, попадает в недружественные отношения с носителями другой культуры. Если ты не уважаешь свою культуру, в том числе духовную, естественно, у тебя нет понимания, что надо уважать человека с иной духовной культурой. Религиозная безграмотность порождает уродливые явления, которые мешают нам жить - то тоталитарные секты, то новое страшное явление под названием ИГИЛ. Душа требует, а пищи нормальной нет. Сейчас даже для рыб, сколько обманок, приманок придумали... И нам как рыбкам кидают под видом религиозной истины приманки, от которой потом трудно сорваться с крючка и есть возможность стать карасем на сковородке. Очень важна духовная грамотность, знание своих корней. И не надо пугать и пугаться того, что мы многоконфессиональные. Что касается моей новой кафедры, где две основных религии - ислам и православие, то знание мусульманами своей религии традиционной - это возможность сохранить общество от тех вызовов, которые мы имеем сейчас, чтобы не пошли по ложному пути. И также православные должны знать свою веру, культуру и историю. Это не может быть яблоком раздора. Я приведу пример. Мы в школах изучаем языки и притом по выбору. Английский, немецкий, французский - это и культура другая, но мы не боимся, что это вызовет разделение. Это выбор, а почему здесь не должно быть выбора? Это - неправильной путь. Я считаю, что в моей новой епархии предмет Основы православной культуры должен быть, также как и Основы ислама и других традиционных религий, которые у нас есть. А коль не хочешь, то выбирай Основы светской этики или мировых религий.

Но тут тоже... Что такое светская этика? Я не понимаю этот предмет. По-сути каждый урок - это урок этики. Как учитель стоит, разговаривает - это тоже этика. Понятие «светская этика» должны присутствовать в школе красной канвой везде. Светская этика - это когда педагог не придет в юбочке на 25 сантиметров выше колен или когда педагог не придет в страшном макияже. Нет, я не против, а то скажут сейчас, что владыка дресс-коды вводит. Нет, ничего не ввожу. Но во всем должны быть мера и это тоже этика.

Второй вопрос: «А мы светское государство и этого не должно быть». Это какое-то недоразумение. Во-первых, понятие все время путают - «светское» и «атеистическое». И в понятие «светское» вкладывают «атеистическое». Но нет же у нас идеологии сейчас и нет у нас атеизма, как главной религии нашего государства.

Мы сейчас свободны в выборе. И посмотрите там [на учебнике] что написано? «Закон Божий» что ли? Его в воскресных школах изучают. А это - основы православной культуры, куль-ту-ры. Почему же мы не должны знать свою культуру? Это очень важно это будет сближать нас. Мы будем знать свою культуру, знать, что у нас есть традиции, символы и знать, что наш сосед тоже самое имеет. Уважая себя, мы будет уважать других.

По опыту на Северном Кавказе могу сказать, там тоже пугали, что, дескать это разделит. Други мои, ничего не разделит, а наоборот! На Кавказе, который бурлил тогда в тех школах, где были введены основы ислама и православной культуры, ребята наиболее идентичными становились. Я помню, встречался с Рамзаном Кадыровым. Он говорит: «Слушай, я тебя очень прошу, у нас не много православных, но давай, чтобы они все изучали «Основы православной культуры», а мои «Ислам». Я тебе даю гарантии, что мы обязательно будем храмы строить». Так и было, мы с ним храмы построили.

Основы православной культуры, Основа ислама и основы других религий никому не мешают, кто хочет светскую этику, то, пожалуйста. Что касается «Мировых религий», то ученик 5 класса не способен подойти к основам мировых религий, это идти надо дальше после 8 класса, но это пусть работают специалисты.

- Для чего нужна была это рокировка? У вас есть свое видение?

- Я вам открытым текстом скажу - мой опыт моя ноша. Тот опыт, который я имею - церковно-дипломатический, межконфессиональный, очевидно он вновь оказывается востребованным. Вы сами говорили - Татарстан -многонациональный, многоконфессиональный регион, особый, с замечательным потенциалом развития, наверное, и опыт владыки потребовался и там в настоящий день.

- Как сами оцениваете итоги деятельности здесь?

- Мне удалось главное, мне, кажется, удалось изменить взаимоотношение церкви и общества, церкви и государственной власти, церкви и религиозных организаций.

Когда я приехал, то были очень большие проблемы с кафедральным собором. Всякие, финансовые... теперь, как говорят «приди и виждь» [Спас-Возненский кафедральный собор Ульяновска построен и функционирует]. Здесь давно приглашали Святейшего патриарха, 400 лет Патриарха не было. Я приехал, говорю: «сделаю все, чтобы приехал Патриарх». Визит Святейшего состоялся. Оценка его, когда он приехал на Симбирскую землю, была такова - «это мой лучший визит по организации, по приему, по общению с симбирянами за всю мою патриаршую жизнь».

Несмотря на то, что он усталый был, он по максимуму, как мы его просили свою патриаршую миссию исполнил здесь.

Я говорил о том, что необходимо вернуть древний Спасский монастырь, в котором в 1938 году 22 монахини было расстреляно. В нем размещалась полиция, невозможно ничего было сделать, выселить их. Мне говорили: «ничего не получится, ты не лезь...». Сегодня монастырь функционирует, спокойно подписали с милицией акт и у нас свидетельство о собственности здания.
Вы знаете здание на Льва Толстого, где я живу? Когда я ехал сюда мне говорили «мы вам гостиницу снимем», я говорю «а что там негде жить?». Мне отвечают, мол, ну что вы, там неудобно. Я говорю: «раз есть, где жить, надо жить там», поселился. Четвероногие ходили, что-то трещало, скрипело... Сегодня это без преувеличения лучшее отреставрированное здание у нас в городе.

Если новый владыка пустит, то езжайте, посмотрите.

Я говорил о том, что мы будем работать с молодежью. Вспомните прошлый год, Крещение - более тысячи человек и это в атеистическом Симбирске.

Или постоянные встречи со студентами, общественностью или совершенно новое явление - совместный православно-мусульманский лагерь молодежи. Это то, что необходимо нам. Мы живем в одном доме и задача наша - не разделить нас, а найти точки соприкосновения, открыться друг другу и сработать, а не говорить «ах, мы разные...». Хватит нам этого. Хватит. Наелись вот так, досыта, когда нас разделяли.

Мой принцип - декларировать то, что я делаю. Продекларировал - обязательно исполнять. С властями... Извините, иногда говорили, что владыка с властями... А что я с властями? Если надо говорить, то владыка твердо, не говорю жестко, но твердо отстаивал позицию. Проработано все было, чтобы здание Духовного училища было возращено церкви. Историческая справедливость должна восторжествовать. Симбирск - единственный регион в Поволжье, где нет духовного образования. И процесс этот пошел и должен завершиться. Надеюсь что владыка - мой приемник это завершит.

- А что не удалось сделать?

- Да многое. Открыть духовную семинарию, не удалось. Суворовский монастырь по нормальному открыть - просто времени не хватило. Не удалось многое, но самое главное - не удалось окончательно мозги перевернуть. Много не удалось, но никогда не удастся все до конца. Если скажет человек: «Я все сделал», то он ошибся.

- А что вы о приемнике можете сказать?

- Замечательный человек, много лет в церкви, 25 лет окормлял ту епархию. Но у него были проблемы со здоровьем, два инфаркта, кажется, было и человек иногда устает. А так хороший архипастырь, дай Бог, чтобы ему все тут удавалось, как и в Казани. Также и я постараюсь все чего он полезного сделал не разрушать, а продолжать.

- Будет ли продолжена работа в Ульяновской области по восстановлению храмов? Вы не боитесь, что когда уйдете, все будет приостановлено?

- Не боюсь. Общецерковная линия выстроена. А где деньги брать и как? Я вам скажу - из каждого поселения, где стоит храм, вышел тот, кто сегодня стоит на ногах. Надо всем вместе и храмы будут восстановлены. Рушили то все, и государство должно участвовать и церковь и самое главное - народ, тогда все нормально. Это общецерковная программа и надеюсь, что мой приемник будет идти по этому пути. Вектор есть и его не надо терять. Жалко расставаться, но се ля ви.

- Я знаю, что вы были в Беслане, в горячих точках, вам не было страшно.

- Был какой-то период, когда я перестал бояться. Это было далеко до Беслана. С 1977-1982 я был на Святой земле и там часто теракты, взрывы, опасность. Я еще молодым все это перенес. А что касается того есть страх или нет страха? В 1992 году входил в делегацию переговорщиков. Когда встал вопрос, кто пойдет на переговоры, все решили, что должен идти я, у меня большой опыт дипломатической работы. Там я понюхал пороху в прямом смысле. А есть ли у человека страх? Есть. Это естественное состояние к жизни. Страх и смерть - это свидетельство вечности души.

Потенциально человек понимает, что он вечен и смерть - это не лопух «Базаровский» на могиле. Но есть и понимание того «кто душу свою положит за груди твоя» - это чувство ответственности, того что твоя жизнь важна, но важно спасти и других, если это потребуется.

- Вам понравился Ульяновск, с каким чувством вы покидаете?

- Мне понравился Симбирск, понравились люди, я нашел язык с высшим руководством и просто с людьми. Я, общаясь с вами, никогда не занимался «страусиной» политикой, я всегда совершенно четко и ясно отвечал. Замечательный город с хорошей историей, но которая имеет трагические моменты жизни. Город с одной стороны дал нам Карамзина, Гончарова, но и революцию...

Разрушена была страна могучая, это тоже было здесь. Город с особой судьбой, особыми корнями, город прекрасный с прекрасными людьми, в красивом месте.

Если бы меня спросили что пожелал бы владыка сейчас? Я бы ответил - не деритесь друг с другом - это самое главное. Я не хочу говорить кто лучше - тот или этот, власть или не власть. Одно хочу сказать - ни в коем случае не надо расшатывать ситуацию, особенно в непростое время. Основное - консолидация, а не противостояние. К чему приводят майданы, революции? Результат известен. Если нам что-то надо, то наш путь - эволюционный, совершенствование.

- Какие планы у вас в Казани?

- Никаких планов нет. Надо начинать с молитвы всегда, а не с планов. Ощупать осмотреться. Не прыгать в воду не зная броду. Ощупать все подводные течение, камушки, а потом начинать.

- Что бы вы пожелали симбирцам?

- Хочу обратиться ко всем симбирцам. Я вас полюбил, вы замечательные труженики, хорошие люди. Мне хочется, чтобы благословение Божье снизошло на ваши семьи, ваших детей, на нашу дорогую симбирскую землю. Я буду не далеко от вас и независимо от того сколько я пробыл здесь - 25 лет или год, мое сердце здесь.

А вот интересно что? Так Господь определил, что 50 лет назад я служил здесь в армии, а присягу принимал перед приездом сюда в Казанском Кремле. Вот вам мистика... И возвращаюсь... И побыл митрополитом Симбирским и направлен, чтобы быть митрополитом Казанским.

Храни вас Господь, мои дорогие симбиряне, всего вам доброго, у всех прощу прощения, если когда невольно чем-то обидел. А со своей стороны говорю - я вас люблю. С Богом, до свидания!