В Татарстане поселились 50 северных оленей. С Алтая в Арск  их привез предприниматель Ильнур Яруллин - не для  производства мяса и шкур, а ради пантов. Пантами называются молодые рога маралов, целебные свойства которых высоко ценятся в восточной медицине. Корейцы, например, за 1 кг рогов предлагают 1000 долларов. В ближайшем будущем татарстанский оленевод собирается приобрести еще 30-40 северных красавцев и создать «страну оленью» для туристов.


На «Газели» за оленями

Про таких, как Ильнур Яруллин, говорят «чудак-человек». Почти весь доход от бизнеса (производство окон и дверей) 49-летний предприниматель тратит на увлечения. Сначала бывший афганец удивил весь Арск гонками на «Запорожцах» в память о погибших в Афганистане земляках. Потом всерьез увлекся коллекционированием ретро-автомобилей. В его гараже кроме четырех «Запорожцев» стоят «ГАЗ»-67, -69,  «Москвич»-412, раритетная «Победа».


 



А в мае 2013 года Яруллин и вовсе произвел сенсацию - привез с Алтая  полсотни маралов.


- Сначала хотел взять пять оленят исключительно для души, но когда приехал в Новоталицкий оленеводческий совхоз и увидел 4 тысячи пасущихся маралов, решил - буду разводить оленей алтае-саянской породы в Татарстане, - рассказал Ильнур Интертат.ру. -  Поехал на Алтай  на своей «Газели», но на обратный путь пришлось искать скотовоз. Подходящий, 18-метровый, нашелся только в Ростове-на-Дону. Пять суток везли годовалых оленят до Арска. Конечно,  животные испытали стресс при перевозке. Первое время были очень боязливые, от каждого звука шарахались. Но когда прикормил, стали совсем ручные.

Жириновский №50

Любимцы Ильнура гуляют на 50 га рядом с его оконно-дверным цехом. У каждого оленя на ухе бирка с индивидуальным номером (под этими номерами у Яруллина хранятся родословные животных).



Завидев хозяина с полными ведрами овса, безрогие самочки ласково тянут морды к его рукам. Рогатые же самцы (их в стаде 10) горделиво, без характерной для домашних животных суеты направляются к кормушке. Первым шествует  самец Жириновский под номером 50.

- Самый наглый, потому так прозвали, - улыбается Ильнур. - У остальных кличек нет, только номера. Дети говорят, что самый ласковый олень №32. 


 



Хозяин предпочитает кормить оленей сам. Говорит, что это настолько приятное занятие, что не хочется никому его поручать. Иногда Яруллину помогают жена и трое сыновей, младшему из которых 9 лет. А наемные работники помогают заготавливать корма: сладкий клевер, луговое сено, еловые и сосновые ветки, овес.  

- Олени у меня питаются как в санатории, - гордится бизнесмен. - В дикой природе им прокормиться намного сложнее. Особенно если зима снежная.  

Без рогов - не мужик

По словам Ильнура, северными оленями он «заболел», когда после службы в Афганистане несколько лет работал лесничим - проходил, так сказать,  психологическую реабилитацию среди зверей и птиц. После того, как полсотни оленей успешно у него прижились, Яруллин собирается создать в Татарстане настоящую оленеводческую ферму - примерно на 300 голов.  Предприниматель уже нашел заброшенную ферму у леса рядом с деревней Апайкина Гарь, наладил  связи со специалистами Всероссийского научно-исследовательского института пантового оленеводства и вновь собирается на Алтай - еще за 30-40 оленями.

- Забивать маралов на мясо  не буду. Жалко животных. Красивые они очень. Пусть живут, сколько живется, -  заявляет арский оленевод.  (Кстати, казанские рестораны уже интересовались арскими оленями, предлагали по 500 рублей за кг оленины).  


Яруллин объясняет, что главную ценность у маралов представляют  неокостеневшие рога - панты. Это своего рода кожные наросты, содержимое  которых похоже на холодец или хрящ, насыщенный кровью. За сутки панты вырастают на  1,5-2 см.

- Это чудо природы! Ни один животный организм не обладают такой скоростью роста, - воодушевленно рассказывает Ильнур. - Молодые панты до такой степени мягкие, что если на них надавить, образуется вмятина. Всего панты растут два месяца, затем начинается окостенение. До отвердения их срезают и производят на их основе фармацевтические средства.  У своих маралов я уже срезал первые панты, но они не имеют особой ценности, поскольку на тот момент животные еще не достигли половой зрелости. Следующие панты будут гораздо ценнее.  Китайская медицина уже 4 тысячи лет использует  панты для лечения нервных и психических заболеваний, мужского бессилия, женских хворей. Я сам каждый день съедаю по  чайной ложке пантовой муки с мёдом. По себе могу сказать - стал спокойнее и мужская сила прибавилась. Теперь и жена снадобье принимает, и дети. Для профилактики.  Попробуете? 



В руках оленевода появляются маленькая ножовка и кусок бархатистого оленьего рога. Он натирает горсточку пантовой муки шоколадного цвета. Пробую. По вкусу немного напоминает гематоген. Но ощущение, что глотаешь пластиковую крошку.  


 - Корейские врачи рекомендуют  добавлять по 2 грамма пантовой муки в каждое блюдо, - отмечает Яруллин.   
 
Предприниматель утверждает, что когда маралам срезают панты, они не испытывают боли, но расстраиваются и обижаются. 



- Ведь большие и красивые рога самца - показатель  превосходства среди себе подобных и главный способ привлечь самку. А с обрезанными рогами олень уже не чувствует себя мужиком, -  сочувствующе замечает  Ильнур.

На маралах не прокатишься

Но не только панты привлекают в оленях Яруллина. В его планах - организовать туристический бизнес. А чтобы туристам было интереснее, Ильнур собирается разнообразить «страну оленью» зубром, пони, страусом и фазанами. По словам  предпринимателя, для детей  вход в мини-зверинец  будет свободным.  

- К моим оленям уже протоптали тропинку арские школьники. А на днях звонили из исполкома, хотят детей-инвалидов привезти. Пусть смотрят-радуются. Но кататься на санях, запряженных оленями, не разрешу. Не подходят маралы для езды. Слишком непредсказуемы. Для этого нужны другие олени. Видимо, парочку таких тоже придется купить.


Наталия ВАСИЛЬЕВА

 


Фото автора