Такие объединения уже работают в Казани, Набережных Челнах и Пестрецах.  Сестры милосердия  ухаживают за лежачими пациентами в больницах, помогают одиноким старикам по дому. Среди добровольцев не только женщины.  Есть и братья-милосердия. Они объединились в бригады – сантехников, водителей, электриков – готовы бесплатно взяться за любую мужскую работу.

 

Юлии Дреминой  30 лет. Красивая девушка с большими карими глазами и искренней улыбкой. Она закончила Казанский энерго университет, сейчас работает на руководящей должности в сфере ЖКХ. На работе никто не знает, каким необычным делом Юля занимается в свободное время. А она сама не спешит об этом рассказывать. Девушка уверена - многие думают, что просто так помогать другим людям – это, по меньшей мере, странно.  Нет, помочь деньгами, отправить смс на короткий номер благотворительного фонда это  - нормально. Но Юля делает для чужих людей такие вещи, которыми, порой, брезгуют даже родные: меняет памперсы старикам, моет, обрабатывает пролежни. Ну и, конечно, кормит и читает Евангелие.  Юлия – сестра милосердия.

 

- Все началось год назад. У меня умерла бабушка, которую я очень любила. И я корила себя, что не додала ей ласки и тепла, - рассказывает Юлия. – Я тогда приходила в храм, молилась, просила прощения, и отец Роман дал мне подопечную. Прихожанку храма Серафима Саровского – бабушку Татьяну. Я приходила к ней домой раз в неделю, мы пили чай, разговаривали, вместе молились. Я помогала ей убираться. Потом ее парализовало, и я начала ходить к ней каждый день. Готовить, кормить, ухаживать. Она не была одинокой. У нее был сын, но видно было, что ей не хватает именно дочерней любви.  

 

В марте этого года первой подопечной Юлии не стало.  А за месяц до этого - в феврале Юлию посвятили в сестры милосердия. Вместе с ней еще 22 женщины получили благословление на бескорыстное служение другим людям. Сестра милосердия – это особая ответственность. Чин нужно заслужить добровольческой деятельностью. Добровольцев в Казани пока не много. Но они очень организованы. Поделились на три направления: медицинское, социальное и материнское. У каждого есть диспетчер, который принимает заявки на помощь и распределяет задания между добровольцами.

 

Добровольцы-медики помогают больным и старикам на дому: измерить давление, сделать укол  и просто поговорить – это по их части. Епархия даже организовала трехмесячные курсы первой медицинской помощи, педагоги медуниверситета и практикующие врачи дают основы эндокринологии и онкологии, учат ухаживать за тяжелобольными и умирающими людьми, оказывать первую помощь при инсультах, инфарктах, травмах. Выпускниц этих курсов ждут в больницах. 7 апреля в  республиканском онкологическом диспансере открылся приход, а при нем и отделение свято-никольского сестричества милосердия. Сестры возьмут на себя самую сложную заботу – о тех, кому медицина уже не в силах помочь. Летом сестричество откроется в ДРКБ, а потом в детском хосписе, который сейчас строят в Казани. 

 

Добровольцы из материнского сектора обосновались при Свято-Успенском Зилантовом женском монастыре. В двух женских консультациях открыли кабинеты – отговаривают женщин от абортов. Большинство таких пациенток утверждают, что на грех идут из-за финансовых трудностей. Тем, кого отговорили, помогают растить малышей: покупают подгузники и детское питание, лекарства, коляски, кроватки. И даже снимают две квартиры, где будущие и молодые мамы с детьми живут, пока не устроятся на работу.

 

Добровольцы социального сектора кормят бездомных и просто голодных. Каждое воскресенье в Никольском соборе, по средам и пятницам  в приходе Серафима Саровского. Среди помощников не только женщины, но и мужчины. Бригады сантехников, электриков – если нужно что-то починить. Водителей, чтобы  перевезти больного. Есть добровольцы парикмахеры, психологи и даже юристы. Возглавляет социальный отдел – проректор Казанской духовной семинарии иеромонах Роман (Модин).

 

Идея возродить движение сестер-милосердия пришла к нему пять лет назад. Даже не пришла, лежала на поверхности, надо было только подобрать.

 

- Рано утром я выхожу из дома на утреннюю службу и вижу, как на мусорке, пока никто не видит, ковыряются старики. Они не бомжи, просто не хватает им пенсии на еду, - говорит священнослужитель. -  Плакать хотелось от этого. А потом думаю, а что я могу сделать? Начал спрашивать людей, которые приходят в храм, есть ли у вас человек, в жизни которого вы участвуете? Не родственник, потому что  родственники – это часть нас самих, а  чужой человек? И 99 из 100 отвечают – нет. Ничего в жизни не делают для других, живут только для себя. Спрашиваю, а что бы могли сделать для других людей? Отвечают - не готов, не хочу, сил нет, не умею. Не умеют любить других людей просто. Это очень большая проблема.

 

К счастью нашлись те, кто готов был несколько часов в неделю посвятить не себе, а другому человеку. И это не одинокие люди, которым некому отдать избыток любви. Большинство сестер и братьев милосердия имеют семьи, детей. Им просто особенное и редкое в наше время чувство не позволяет быть счастливыми, если рядом с ними кто-то несчастен.  Помогать другим тяжело только первые два месяца, признаются добровольцы, а потом, получать начинаешь больше, чем отдаешь. И хочется дальше дарить людям любовь, хочется быть добрыми и отзывчивыми.

 

Дарья Журавлева