В Казани выступила инди-группа Therr Maitz, фронтменом которой является участник проекта «Голос» Антон Беляев. Перед концертом музыкант пообщался с прессой и рассказал много интересного о телевизионных проектах, шоу-бизнесе и новой работе над мюзиклом.

 

- Снова возвращаетесь в Казань, год назад давали первый крупный концерт у нас. Как вам наш город?

- К несчастью, Казань одних из тех прекрасных городов, которые мне в общем-то не удается посетить, я почти его не видел, только из окна гостиницы.

- С какой программой сейчас гастролируете?

- Сейчас будем акустику играть. Не в упрек ни Казани, ни организаторам, но здесь нам пока не удалось найти площадку, где бы нам хотелось играть полноценный концерт. Мне, конечно, хочется сыграть электронику и посмотреть, как вы себя ведете (улыбается). В этом зале мы сможем сыграть только демоверсию электроники.

- Как вам вообще удается совмещать эти два направления?

- Therr Maitz изначально не задумывался как какой-то проект, это просто группа лиц, которая любит музыку. Сейчас поняли, что можем играть и то, и то, нашли такой рецепт, чтобы не скучать. В октябре в Москве мы представим новую программу, мы из двух этих режимов превращаемся в один общий, это уже не совсем электроника.

- Какие у вас отношения складываются с Первым каналом сейчас?

- Я не провожу карьерные параллели с Первым каналом, мы с ним подружились хорошо, отношения эти сохраняются. Когда я им нужен, они пользуются мной. Когда они мне нужны, я пытаюсь пользоваться ими, это сложно, конечно (улыбается).

- Вы можете сравнить два проекта - «Голос» и «Главная сцена»? На одном вы были участником, на другом наставником. Что ближе?

- Лично для меня это было полезно (про проект «Главная сцена»), потому что из конкурсанта я перешел в статус наставника в медиасфере. Все мы стремимся к красному креслу (проект «Голос), одному из четырех, все артисты этой страны каждое лето ждут предложения от канала, чтобы сесть в это заветное кресло. Мы прекрасно знаем людей, которые сегодня вопросы с концертами решили через это кресло, то есть просто сели, и карьера возобновилась, все этого хотят. 

- В чем сложность постоянных концертов?

- Возникают проблемы с голосом, я уже иногда применяю гормональные препараты. В Ижевске со мной случилась потрясающая ситуация, такого со мной не было никогда, я никогда не терял голос тотально. Я вышел на сцену, нормально спел первую песню, вторую... На третьей я понял, что мой и без того небольшой диапазон превращается в одну ноту. Мне было очень стыдно, но все равно все было почему-то весело.

- Какие российские музыкальные проекты вам нравятся?

- Я могу не слушать взахлеб «ДДТ», но для меня это понятная история. Также понятна история «БГ», «Сплина». То, что «Пятница» объединяется, потому что один из участников взял долларовый кредит на Украине, это непонятно. Мне нравится естественный путь, когда люди собрались, потыкались, не получилось, потом получилось.

- Над чем сейчас работаете?

- Слава богу, мы разобрались с альбомом. Много новых песен, три мы хотим запустить летом. Сейчас пишу музыку для российского мюзикла, там будут петь артисты из «Голоса» и Jazz Parking. Там будет Лондонский оркестр в составе 70 человек. Очень страшно, потому что я никогда этого не делал. Это такое новогоднее кино.

- Устраиваете ли вы встречи с поклонниками?

- Мы в каждом городе после концерта в любом состоянии выходим через 10 - 15 минут, сколько нужно обнимаемся, фотографируемся со всеми желающими. Специальные автограф-сессии где-то в торговых центрах - я не понимаю этот формат: сидеть среди бургеров и что-то подписывать.

- Как вы думаете, привлекательная внешность помогла вашему успеху?

- Наверное, в какой-то степени она помогла. Но сам я ненавижу на себя смотреть. Мне часто говорят, мол, всё хорошо, но я своей внешности стесняюсь. Думаю, что у меня неправильной формы голова и я жирный постоянно. Так что скептически отношусь ко всем комплиментам в свой адрес.